Поиск

Пролог

Лампы, освещавшие коридор, моргнули и погасли. Похоже, они вырубили электричество. Вопрос: зачем? Неужели они всерьёз полагают, что отсутствие освещения помешает ему найти их? Или они полагают, что в темноте у них будет какое-то преимущество перед ним?
Он никогда не думал, что они могут быть настолько наивны. Они ведь прекрасно знают, кто он и на что он способен. Он всегда был охотником, и от типа добычи зависело лишь то, насколько долго ей удастся продержаться против него.
- Вы ведь понимаете, что у меня нет другого выхода! – прокричал мужчина, тихо скользя к очередной двери.
Помещение, в котором он оказался заперт вместе со своими будущими жертвами, было огромным, и прятаться в нём можно было очень долго. К сожалению, во времени он ограничен. Равно, как и жертвы, впрочем. Только для них это уже не важно, а для него вопрос жизни и смерти.
- Я убью вас быстро! Вы даже не почувствуете боли! – произнёс он, рывком открывая дверь и в прыжке запрыгивая в комнату.
Опять пусто! Мужчина тихо выматерился, что случалось с ним довольно редко. Но сегодня особая ситуация, и его нервы, крепости которых завидовали все знающие его люди, были на пределе.
- Ну, хватит прятаться! – вновь выходя в коридор, прокричал мужчина. – Вы ведь всё равно обречены. Так облегчите мне мою работу!
Ответом, как и много раз до этого, ему послужило лишь громкое эхо, возвращавшее ему его собственный голос, отражённый от стен, пола и потолка.
Мужчина на секунду прикрыл глаза, глубоко вздохнул и пошел дальше по коридору, продолжая свой поиск.
 Он осматривал комнату за комнатой, оставляя в некоторых из них (тех, в которых он сам бы скрывался от себя) мины-ловушки, но пока так и не приблизился к своей цели.
И вот ещё одна дверь. Мужчина схватился за небольшую и, кажется, серебряную ручку и уже поворачивал её, когда почувствовал, вернее даже, ощутил, что за дверью притаилась угроза.
Он так же не спеша довернул ручку, а затем резко распахнул дверь и влетел в открывшийся проём, одновременно разворачивая своё тело и нажимая на спусковой крючок.
Мимо его лица пронеслось лезвие пожарного топорика, которое неминуемо воткнулось бы в его череп, если бы он не прыгнул, а в обратном направлении проследовала пуля, выпущенная из его служебного пистолета.
Нападавший  коротко  хрюкнул, упал на колени, а затем на бок, и из дальнего угла донеслось:
- Ты убил его! За что?! Какой бес в тебя вселился?!
Мужчина поднялся на ноги, присмотрелся и различил немолодую, но ещё привлекательную женщину слегка за пятьдесят, взиравшую на него со смесью ужаса, жалости и непонимания.
- Вы не можете адекватно оценить ситуацию, - спокойно ответил ей мужчина. – Причины я вам уже излагал. Я обязан вас ликвидировать. Это единственная причина.
- Ты сошёл с ума! Не делай этого! – закричала женщина.
- Это моя работа! – мужчина вскинул руку и нажал на курок.
Через мгновение кровь и мозговое вещество женщины забрызгали стену позади неё, но мужчина не стал дожидаться результата своих действий. В таких ситуациях он не промахивался.
Мужчина перешагнул через труп у двери, лишь мельком взглянув на него и отметив начавшие проявляться на затылке жертвы залысины, вновь оказался в коридоре и зашагал прочь.
«Двое готовы!» - отметил он мысленно. – «Осталось ещё трое. С ними надо быть осторожнее».
Ещё около часа мужчина блуждал по погрузившимся во тьму коридорам. Даже с его феноменальной памятью невозможно было пройти этот лабиринт, не пройдясь по некоторым местам дважды.
Впрочем, это даже было ему на руку: он получал еще одну возможность проверить надежность своих мин-ловушек. Это было его личное усовершенствование последней военной разработки, и никто, кроме него, не должен был уметь их разминировать.
Наконец, у двести тридцать второй двери (да, он их считал!), попавшейся ему, мужчина вновь ощутил, что его поиск увенчался успехом. В этой комнате, несомненно, кто-то был, и, судя по дыханию, звуки которого уловило чуткое ухо мужчины, в комнате было трое людей.
Один из них, скорее всего, мужчина, застыл напротив двери. Вероятно, в его руках нечто, обладающее высокой убойной силой. Хотя с такой дистанции любое оружие может нанести смертельное ранение.
Одна из женщин расположилась над дверным косяком. Возможно, она воспользовалась наноперчатками, позволявшими человеку, как, какому-нибудь, жуку бродить вниз головой.
Другая женщина спряталась в углу. Она опасности не представляла.
На несколько секунд мужчина замер у двери, выбирая наилучший из всех вариантов, роившихся у него в голове. Сосредоточиться на поиске оптимального решения ему мешало практически физическое ощущение страха, который испытывали его жертвы.
«Чем дольше я думаю, тем больше они боятся», - усмехнулся мужчина, живо представив себе капельки пота, стекающие по лбу вцепившейся в потолок женщины.
«Что ж, сыграем», - решился, наконец, мужчина и распахнул дверь.
Грянул выстрел, что-то с огромной силой толкнуло его в грудь, он пролетел несколько метров, ударился спиной о пол и замер, как собака, прикинувшаяся мертвой. По его чёрной майке сочилась алая жидкость, но в отсутствии освещения она сливалась с его одеждой.
- Он мёртв? – донёсся до мужчины голос второй из женщин.
- Не знаю! – ответил стрелявший в него, очень медленно двигаясь вперёд, к «бездыханному» телу.
Его напарница спрыгнула с потолка и скользнула за ним. Её кошачья пластика всегда была предметом для восхищения и зависти, но, в отличие от кошек, у неё была всего одна жизнь, и отмеренное ей судьбой время уже истекло.
Двигая только кистью, мужчина вскинул свой пистолет и дважды, с миллисекундной заминкой на поворот дула, нажал на курок.
Два тела ещё падали на пол, а он уже стоял на ногах. Когда трупы рухнули на пол, мужчина уже стоял на пороге комнаты.
- У меня же дочь! – прошептала сжавшаяся в комок женщина. – Ей всего полгода. Прошу, пощади меня!
- Я уже говорил другим: я всего лишь выполняю свою работу! – покачал головой мужчина. – Вы, конечно, ни в чем не виноваты, но это уже не имеет значения. Прощай!
Последний выстрел – и последняя из жертв отправилась в лучший из миров.
«Это ещё не всё!» - напомнил себе мужчина, чувствуя, как с кровью его покидают остатки сознания. – «У тебя осталось ещё одно дело, и ты должен довести его до конца».
Он шагнул вперед, и тут же потерял сознание.


Глава 1

- Мне нужны гарантии, обеспечивающие сохранность моих инвестиций, генерал! – Томас Эллисон, богатейший человек в мире, впился взглядом в своего собеседника. – Если вы не готовы пойти на мои условия, я откажусь от сделки!
Чернокожий Дэниел Рейнолдс, генерал армии США, дёрнул воротник и пустил в дело последний имевшийся у него на руках козырь.
- За этим проектом, мистер Эллисон, стоят четыре крупнейших державы мира. Неужели вы хотите осложнить отношения сразу со всеми?
Томас внутренне расхохотался. Этот жалкий генералишка пытается ему угрожать! Да один щелчок пальцев мистера Эллисона выкинет его на такую помойку, что вылезти из неё не смогут даже потомки этого генерала в четвертом поколении.
- Думаю, прежде чем угрожать мне, уважаемый генерал, - ответил Рейнолдсу Томас, - вам следует вначале переговорить с вашим правительством: готовы ли они обострять отношения со мной?
Лицо генерала осталось каменным, но в глубине его глаз Эллисон уже заметил тень поражения.
- Хорошо, мистер Эллисон, я так и поступлю! – поднялся из своего кресла генерал. – До скорой встречи. Провожать меня не надо!
Едва Рейнолдс захлопнул за собой дверь, сделав это нарочито громко, словно степень звукового эффекта, произведённого им, могла как-то повлиять на итог проваленных переговоров, Томас нажал на кнопку, спрятанную под столешницей.
Тут же стена за его спиной отъехала в сторону, и в кабинет вошёл молодой сухощавый парень в очках с толстыми стеклами и дорогущем костюме, который, по всей видимости, должен был подчеркнуть его значимость.
«Сопляк ещё», - мысленно ухмыльнулся Томас. Уж он-то знал, что ничто не подчеркивает твоего величия более, чем приход на встречу с президентом в гавайской рубахе и шортах.
- Какие будут распоряжения, мистер Эллисон? – замер по левую руку от босса парень.
- Мне нужна группа наёмников для выполнения сложной и опасной операции, Брайан, - бросил через плечо Томас. – И они должны быть лучшими из лучших.
- Простите мне мою дерзость, мистер Эллисон, - голос парня слегка дрогнул: все знали, что богатейший человек мира не любил возражений, тем более, когда ему их высказывали его собственные подчинённые, - но вы уверены, что США, Россия, Китай и Европейский Союз пойдут на ваши условия?
- У них нет другого выхода, - хмыкнул Томас. – Если они, конечно, действительно хотят снарядить вторую экспедицию. Если же нет, - он погладил себя по окладистой бороде, - то этим проектом заинтересуется Арабский Халифат. Но мне, Брайан, в любом случае нужны наёмники, - слегка добавил металла в голос Томас.
Помощник Эллисона нервно сглотнул, но ответил достаточно уверенно:
- Если вам действительно нужен лучший специалист в данной области, то я бы порекомендовал Ивана Петрова. Он – настоящий ас. Говорят, что во время второй корейской войны ЦРУ прибегло именно к его помощи, чтобы добраться до ядерного арсенала КНДР.
- Ты, я вижу, подготовился! – обернулся к Брайану Томас. – Откуда ты знал, что мне понадобятся наёмники?
- Я знал, что вы захотите защитить свои инвестиции, - слегка улыбнулся парень. – И немного поразмыслив, пришёл к выводу, что только отряд профессионалов, обученных убивать, может обеспечить сохранность ваших денег в нынешней ситуации.
- Вижу, я не ошибся, когда выбрал тебя из тысячи других претендентов! -  сощурил один глаз Томас. – Ты быстро научился читать ход моих мыслей.
- Я рад, что вы высоко цените меня, мистер Эллисон, - слегка поклонился Брайан, - но уверен, что ещё очень нескоро смогу предугадывать ваши гениальные действия.
«Хорош, очень хорош», - роились мысли в голове у Томаса. – «Возможно, даже слишком хорош. Умён и осторожен. Такие долго преданно служат, но и к предательству готовятся тщательно. Так чтоб наверняка. После окончания операции стоит от него избавиться».
А Брайан, не ведающий о том, насколько опасен стал в глазах босса, тем временем продолжил:
- Возвращаясь же к вашему поручению, должен отметить, что с приглашением Петрова могут возникнуть проблемы.
- Даже «неподкупные» имеют свою цену, - перебил помощника Эллисон. – А он – наёмник, стало быть, он всегда готов назвать цену, за которую продаётся. Деньги, как ты понимаешь, не проблема, - Томас встал с кресла и направился к минибару. – Соглашайся на любые условия!
- В этом-то и проблема, сэр, - под звуки льющегося в стакан бренди произнёс Брайан. – Иван Петров, также известный как Стальной Гигант, всегда знал себе цену. Его гонорары не опускались ниже отметки в восьмизначную цифру. А отсутствие неудач позволило ему быстро заработать себе на старость. Вот уже три года как он отошел от дел и не принимает никаких предложений.
- Запомни, Брайан, нет таких богачей, которые не хотели бы стать ещё богаче! – с усмешкой произнёс Томас и влил в себя содержимое стакана. – Пусть назовёт сумму, за которую согласится работать, и я заплачу ему. Как я уже сказал, мне нужны лучшие, так что можешь не возвращаться, пока не уговоришь этого наёмника взяться за задание!
- Слушаюсь, сэр! – Брайан коротко кивнул головой и бесшумно удалился, не забыв вернуть стену в её нормальное положение.
Томас Эллисон же подошел к окну и взглянул на ночной Нью-Йорк. Несмотря на заход солнца, город был освещён как днём из-за обилия искусственного освещения, а ярче всех горела башня медиахолдинга NATV, созданного и полностью принадлежащего Томасу Эллисону.
«Сейчас меня называют богатейшим человеком мира, а скоро будет величать Властелином», - улыбнулся Томас, долил ещё бренди в бокал, чокнулся с отражением:
- За тебя! – и, на этот раз, смакуя вкус напитка, в несколько глотков опустошил стакан.

Сразу же после неудачных переговоров с Эллисоном генерал Рейнолдс направился в Белый Дом. Персональный вертолёт, выделенный ему указом президента как координатору проекта «Седьмая вершина» от США, за считанные минуты домчал его до Вашингтона и совершил посадку прямо на лужайке перед одним из главных символов Америки.
- Что сказал Эллисон? – пытаясь заглушить рёв ещё не остановившихся лопастей, спросила госсекретарь Грэйс Дин, встречавшая генерала.
- Он настаивает на включении в группу своих людей! – выпрыгнув из вертолёта, ответил Рейнолдс. – В противном случае угрожает отозвать своих учёных и разобрать Врата!
- Он настолько уверен в себе? – нахмурилась Грэйс.
- Более чем!
- Этого-то мы и боялись! – вздохнула госсекретарь. – Идёмте за мной, генерал. Президент хочет лично поговорить с вами!
Дин уверенно зашагала вперёд, а Рейнолдс последовал за ней. Его взгляд то и дело опускался на ягодицы госсекретаря, которые выглядели как ягодицы молоденькой студентки, а вовсе не женщины, которой через неделю исполняется шестьдесят пять.
«Это хорошие гены?» - задал сам себе вопрос генерал и тут же ответил: «Сомневаюсь. Вероятнее, дело в последнем достижении пластической хирургии, которое, как ни странно, получено благодаря усилиям учёных, чьим работодателем де-факто является Эллисон».
Если память не подводила Рейнолдса, то «инъекции молодости» давали потрясающий по эффекту результат, но для его поддержания должны были повторяться каждые три года. К тому же, «инъекции» на весь организм не существовало, был лишь набор для самых популярных частей тела: лицо, грудь, ягодицы, живот, бедра, сердце, глаза, печень. С каждым годом ассортимент расширялся, но при этом «инъекции» становились всё более узкоспециализированными.
«Вот как Эллисону удается держать на крючке большинство политиков», - размышлял генерал, шагая по коридорам Белого Дома. – «Неудивительно, что он так уверен в себе».
Наконец Дин и Рейнолдс оказались у дверей президентского кабинета, и их остановили двое охранников в штатском.
- Прошу вас, мэм! – обратился к госсекретарю старший из них, указывая рукой на серый круг слева от них.
Дин встала на него, а второй из охранников, стремительно пробежавшись пальцами по своему наладоннику, запустил систему сканирования. Ярко-зелёные лучи, единственное назначение которых заключалось в предупреждении об опасности, тут же окутали женщину с головы до ног.
Наблюдая за сканированием госсекретаря, генерал Рейнолдс невольно вспомнил о причинах введения столь строгих правил безопасности.
Полтора года назад, всего через три месяца после избрания на пост президента Роналда Андерсона, тогдашний министр обороны Дэниел Франклин пронес внутри себя бомбу, которая камня на камне не оставила бы от всего Белого Дома.
К счастью, агенты ЦРУ за шесть недель до покушения смогли установить факт похищения старшей дочери Франклина экстремистами из группы «Священный джихад», и покушение удалось предотвратить.
Но с тех пор любой человек, контактирующий с президентом, обязательно проходил сканирование, которое показывало, не имеется ли внутри его организма чужеродных деталей. Если прибор подавал сигнал об опасности, охранник (или автоматическая система распознавания) тут же должен был нажать на кнопку ликвидации, и гамма-излучение высокой интенсивности тут же  убило бы террориста.
Правда, в связи с несовершенством аппарата любое движение внутри или вблизи от него могло дестабилизировать его работу и включить систему уничтожения. Так что проверяемым приходилось превращаться в статую на время сканирования.
Наконец охранник удовлетворённо кивнул и выключил сканер. Дин сошла с круга и уступила место Рейнолдсу.
Зелёные лучи засверкали перед носом у генерала, напоминая ему светлячков в лунную ночь. Нестерпимо захотелось протянуть руку и попробовать поймать один из них, но усилием воли генерал сдержал себя.
- Всё в порядке! – огласил вердикт системы охранник. – Можете проходить!
Старший  смены  распахнул  перед  госсекретарем дверь, и Дин, а вслед за ней и Рейнолдс, вошли в кабинет.
Президент стоял у окна, спиной к вошедшим, и держал в руке бокал красного вина. Также в кабинете чувствовался запах сигарет, и, хотя пепельницы нигде не было видно, генерал понял, что его старый друг вновь вернулся к своей пагубной привычке.
- Вы можете идти, Грэйс! – обернувшись, произнёс президент. – Я хочу поговорить с генералом наедине!
- Хорошо, господин президент! – кивнула Дин и вышла, тихо затворив за собой дверь.
- Ты вновь закурил? – спросил Рейнолдс, пересекая комнату и опускаясь в одно из кресел.
Роналд поставил бокал на подоконник и устало потёр глаза. Когда он только баллотировался в президенты, он выглядел моложавым и подтянутым, а сейчас всё его лицо было изборождено глубокими морщинами, а мешки под глазами свидетельствовали о хронической бессоннице.
- Только никотин помогает мне справиться со своими нервами! – грустно улыбнулся Андерсон. – Если бы не сигареты, я бы, наверное, уже отчебучил бы чего-нибудь. Боюсь даже подумать, что конкретно!
- Всё так плохо? – нахмурился Рейнолдс.
Конечно, генерал знал, что нынешняя политическая обстановка оставляет желать лучшего, но чтобы его старый боевой товарищ погрузился в такое уныние, должно было случиться нечто очень страшное.
- «Священный джихад» казнил всех заложников, - тяжело вздохнул президент, - и послал головы всех убитых школьников их родителям.
- Сволочи! – ладони генерала сами собой сжались в кулаки.
Если бы он сейчас оказался в толпе этих ублюдков, он бы порвал их голыми руками.
- Министр обороны предлагает нанести ядерный удар по Каиру, - продолжал тем временем президент. – Вице-президент и госсекретарь его поддерживают. Большинство электората будет на их стороне.
- А ты не можешь отдать такой приказ, потому что знаешь об украденном разведкой Халифата бактериологическом оружии, - закончил за друга Рейнолдс.
- Верно, - кивнул президент. – Именно поэтому для нас так важно, чтобы совместная миссия увенчалась успехом. Как там, кстати, переговоры с Эллисоном?
- Ему нужны гарантии его инвестиций, - скривив губы, ответил генерал. – Он требует участия в операции его собственного отряда, сформированного из наёмников. В противном случае он отзовет своих учёных. Я пытался на него надавить, но безуспешно!
- Ещё бы! – горько рассмеялся Андерсон. – У Эллисона половина политиков мира в кармане!
- К примеру, Дин? – спросил в лоб Рейнолдс.
- И она тоже! – махнул рукой президент. – Но не это главное! – он повернулся вместе с креслом к окну. – «Инъекции молодости» Эллисона вызвали фурор на рынке косметологии. Практически любой человек может вернуть себя двадцатилетнего, были бы деньги! А теперь представь, что случится, если Эллисон объявит о сворачивании этой программы, намекнув, что вина за это целиком лежит на правительстве США.
Рейнолдс на секунду задумался. Десятки, а то и сотни тысяч разъярённых граждан, принадлежащих к бизнес- и другой элите, и примкнувший к ним средний класс, вернее, его верхушка, внезапно лишившиеся возможности вернуть молодость, немедленно потребуют отставки президента. Даже если того поддержат низы, для которых он многое сделал за время своего правления, их влияния недостаточно, чтобы избежать импичмента.
- Значит, у нас нет иного выхода, как согласиться? – скрипнул зубами генерал.
- Выходит, что нет! – развел руками президент. – Скажи Эллисону, что мы согласны. А я пока предупрежу наших остальных партнёров. Если, конечно, этот проходимец уже не поставил их в известность!
Видимо, нервы Андерсона действительно были на пределе. Он схватил стакан и бросил его через всю комнату. Стекло звонко разбилось о стенку, и осколки посыпались на ковёр.
- Обещай мне, Дэниел, что твои парни добудут оружие, и мы разделаемся с нашими врагами: и внешними, и внутренними! – вперился взглядом в друга президент.
- Так и будет, Роналд, так и будет! – тихо произнёс Рейнолдс, а сам подумал: «Кого бы ни нашёл Эллисон, мои парни всё равно будут лучшими».

 Противник Ивана сосредоточенно смотрел в свои карты, словно одного его взгляда было достаточно, чтобы в его руках оказалась выигрышная комбинация. От охватившего его напряжения этот «ковбой» (так окрестил его Иван, не удосужившись запомнить имя) весь вспотел, несмотря на то, что мощные кондиционеры казино нагоняли в зал прохладу, невыносимо приятную после той жары, что царила на улице.
- Поднимаю! – произнёс наконец «ковбой», решив, видимо, что ситуация благоприятна для такого риска.
- Отвечаю! – не глядя на свои карты, бросил Иван.
Сидевшая у него на коленях блондинка по имени Иванна, работница небезызвестного в узких кругах заведения мадам Лефевр, нагнулась, чтобы подвинуть фишки, и рука Ивана скользнула под её коротенькое платьице.
Как мужчина и предполагал, эта привлекательная и страстная шлюха не надела под платье белья, и теперь опытные пальцы Ивана исследовали промежность девушки.
Иванна, подвинув фишки, вновь прижалась всем телом к клиенту, промурлыкала ему на ухо:
- Ах ты, шалунишка! – и, расстегнув ширинку на его джинсах, проникла своими тонкими пальчиками в его трусы.
Такое расслабленное поведение Ивана ещё больше нервировало его оппонента. «Ковбой» уже проиграл два миллиона долларов, при том, что был полностью сконцентрирован на игре, в то время как Иван лишь мельком смотрел на свои карты после раздачи.
Впрочем, с некоторых пор «ковбой» всё меньше интересовал бывшего наёмника. Иван даже не переживал по поводу того, что может всё-таки и проиграть. Денег у него всё равно достаточно, вот только врагов ещё больше.
И те пятеро, что неотрывно наблюдали за ним в течение последнего получаса, явно были из их числа.
Двое качков у барной стойки потягивали пиво, стараясь выглядеть приехавшими развеяться вдали от пристального взгляда жён приятелями, но их напряжённые мускулы свидетельствовали о том, что они в любую минуту готовы сорваться в драку. К тому же в нагрудных карманах их рубашек виднелись авторучки. То есть, это для простого обывателя они были «авторучками», а вот Иван даже с такого расстояния опознал в них семизарядные «Кондоры», пистолеты, не обладавшие большой убойной силой, зато очень скорострельные и с высокой точностью стрельбы.
Если первая парочка амбалов перекрывала Ивану путь к отступлению через главный вход, то расположившиеся в кафетерии парни контролировали запасной выход и тот коридор, что вёл в подсобные помещения. У них оружия Иван не приметил, но, опираясь на манеру передвигаться, можно было смело утверждать, что, по крайней мере, один из них являлся мастером джиу-джитсу.
Наконец, пятый мужчина, присоединившийся к  компании, игравшей в рулетку, был, видимо, боссом. Во всяком случае, его худощавое телосложение, очки с толстыми линзами и отсутствие какого-либо оружия наводило на мысль о том, что к бойцам он не принадлежит.
Впрочем, за свою жизнь Иван поведал многое, и поэтому сбрасывать парня со счетов не собирался.
«Надо уходить», - подумал наёмник. – «Здесь, даже если я атакую первым, у них будет преимущество».
Он бросил карты на стол и увидел, как резко помрачнел «ковбой».
- Ты снова выиграл, дорогой! – пропела Иванна, когда «ковбой» в сердцах швырнул карты на стол, вскочил со стула и направился прямиком к барной стойке.
- А ты во мне сомневалась, малышка? – Иван поцеловал девушку в губы, одновременно взмахом руки подзывая работника казино.
- Что вам угодно, мистер Петрофф? – подскочил к ним невысокий латиноамериканец в фирменном зелёном костюме.
- Обналичьте фишки и переведите деньги на мой счёт! – велел ему Иван, ставя на ноги Иванну и поднимаясь с кресла сам. – И передайте персоналу, чтобы до ужина меня не беспокоили!
- Будет исполнено, сэр! – кивнул латиноамериканец и принялся сгребать фишки.
Иван же приобнял свою тёзку за талию и повел к лифтам.
- И чем же ты будешь занят до ужина, дорогой? – горячий шёпот Иванны пощекотал наёмнику ухо. – Надеюсь, я в этих планах как-нибудь фигурирую?
- О, ты занимаешь в них центральное место! – улыбнулся Иван, а его рука скользнула вниз и слегка сжала ягодицу девушки.
Тем временем выслеживавшие его парни зашевелились. Очкарик снял с носа очки, подышал на стекла, протёр их краем рубашки и вновь водрузил на место.
Сразу после этого те двое, что сидели в кафетерии, подозвали официантку и попросили  счёт. А их приятели за барной стойкой кинули банкноты, поднялись со стульев и направились к лестнице.
«Стало быть, уже знаете, в каком номере я остановился», - мысленно произнёс Иван. – «Ну-ну!»
Вскоре кабина одного из лифтов остановилась на первом этаже, и наёмник в сопровождении Иванны вошёл внутрь.
Направлявшиеся следом парни из кафетерия не торопились, похоже, собираясь подняться на следующем лифте и соединиться со второй парой.
«Ну и чёрт с вами!» - подумал наёмник и нажал кнопку двадцать седьмого этажа.
Двери лифта бесшумно закрылись, и кабина рванула вверх. Иванна, воспользовавшаяся тем, что они остались наедине, развернулась лицом к мужчине и, кокетливо улыбаясь, приподняла платье, демонстрируя загорелые бедра и бритый лобок.
«Горячая штучка!» - мелькнуло в голове у Ивана, в то время как его тело само рвануло к девушке, сорвало бретельки платья с её плеч и сильно сжало её груди.
Изо рта Иванны вырвался стон наслаждения. За те два дня, что она обслуживала его, Иван уже понял, что соски – одна из двух её главных эрогенных зон.
Поэтому он наклонился, обхватил губами ярко-розовый сосок и принялся ласкать его языком, одновременно руками поглаживая внутреннюю поверхность бёдер девушки.
- Да чего же ты медлишь! – простонала возбуждённая Иванна.
- Я хочу поиграть! – Иван и сам не прочь был овладеть шлюхой прямо в лифте, но об опасности забывать не следовало. – Сейчас мы зайдём в номер, ты пройдёшь в спальню, снимешь платье …
- Оно и так уже почти снято! – тихо рассмеялась Иванна.
Действительно, единственным участком тела девушки, который был прикрыт одеждой, была талия, ведь платье повисло на ней на манер пояса.
- Ляжешь на кровать, завяжешь себе чем-нибудь глаза и будешь ждать меня! – продолжил мужчина, словно его и не перебивали.
- О-о! – протянула Иванна. – Это что-то новенькое. Ладно-ладно! – подняла она вверх руки, разглядев появившийся в глазах клиента проблеск стали.
Как раз в этот момент кабина остановилась, и двери лифта разошлись в стороны, приглашая находившихся внутри людей выйти на двадцать седьмом этаже.
Номер, который снял Иван, находился всего в двух шагах от лифта, так что уже через пару секунд он открыл ключом дверь, пропустил вперед Иванну, не удержался и шлёпнул её по ягодице, а затем кивком указал на дверь спальни.
- Я жду тебя, дорогой! – пропела девушка и, призывно покачивая бедрами, удалилась.
Иван тряхнул головой, чтобы сексуальное влечение не затуманило разум, затем быстро пересёк гостиную и повернул один из настенных светильников на девяносто градусов.
В ту же секунду часть стены бесшумно отъехала в сторону, наёмник прошмыгнул в образовавшийся проем, и, оказавшись в точно таком же номере, как и его собственный, повернул другой светильник на тот же угол, закрывая проход.
Далее Иван взял с одной из полок книгу, раскрыл её и извлёк спрятанный в вырезанных страницах электрошокер. Можно было, конечно, захватить и пистолет, но, во-первых, выстрелы привлекут внимание, а во-вторых, времени было в обрез. Кто знает, что эти мордовороты сделают с Иванной?
Наёмник приоткрыл дверь номера, выскользнул в коридор и толкнул дверь обратно. Та тихо захлопнулась, а мужчина уже юркнул в соседний, то есть его собственный, номер.
Похоже, парни из-за барной стойки, в отличие от своих товарищей, решили, что справятся и вдвоём. Они вошли в номер и, не увидев никого в гостиной, направились в спальню.
Как и рассчитывал Иван, там они увидели лежащую на кровати Иванну и в первое мгновение остановились, с аппетитом изучая её прелести.
Этого времени наёмнику как раз хватило для того, чтобы незаметно подойти к ним и вырубить первого ударом электрошокера, а второго, успевшего заметить за своей спиной движение, мощным хуком слева отправить в нокаут.
Два мощных тела с грохотом рухнули на пол, и перепугавшаяся девушка сорвала с глаз повязку.
«Из занавески она её, что ли, сделала?» - не к месту подумалось Ивану.
- Не шуми! – одними губами прошептал он девушке, вытащил из кармана одного из оглушённых парней «Кондор», и, вернувшись в гостиную, замер у двери.
Из коридора донеслись торопливые шаги. Похоже, шагали те парни из кафетерия.
Иван провернул «авторучку» вокруг оси, снимая с предохранителя, и приготовился стрелять.
«Хорошо бы, первым вошёл джиу-джитсовец», - размышлял Иван. – «Тогда шуму будет меньше».
Шаги все приближались, и вот уже парни подошли к двери. Кто-то из них положил руку на ручку двери и стал поворачивать её.
Одновременно с этим, руша все планы Ивана, из спальни выпорхнула Иванна. Наёмник жестом попытался отогнать её прочь, но девушка лишь приложила палец к губам, а затем, резко распахнув дверь, впилась губами в губы одного из парней и потащила его в номер.
Все трое мужчин оказались ошеломлены происходящим, но Иван, тренированное тело которого привыкло действовать на автомате, не дожидаясь команды от мозга, оказался более готов к неожиданностям.
Мгновенно выскочив в проём, освобождённый затащенным в номер парнем, наёмник выстрелил из «Кондора» в плечо мастера джиу-джитсу, а когда тот рефлекторно схватился за рану другой рукой, нанёс  мощнейший удар в печень, дополнив его контрольным в голову.
Тело парня ещё не рухнуло на пол, а Иван уже обернулся на звук битого стекла, раздавшегося у него за спиной.
Но драться было уже не с кем. Последний из его противников лежал лицом в пол, а на бритом затылке кровоточила свежая рана.
Иванна стояла над мужчиной, сжимая в руках то, что осталось от стеклянного графина, и неуверенно переминалась с ноги на ногу.
- Я всё правильно сделала? – посмотрела девушка на Ивана своими голубыми глазами.
- Ты – умница! – похвалил её наёмник. – А сейчас держи ключ от соседнего номера, - он кинул ей пластиковую карточку, - спрячься в нём и жди моего возвращения. Поняла?
Иванна кивнула и, не дожидаясь повторного приглашения, шмыгнула в соседнюю дверь.
Наёмник же схватил мастера джиу-джитсу за ноги и потащил в свой номер.
Он уже закрывал за собой дверь, размышляя о том, с кого из парней начать допрос, когда кабина лифта вновь остановилась на двадцать седьмом этаже, и из неё вышел «очкарик».
Он огляделся по сторонам и наткнулся взглядом на «Кондор» в руках Ивана. «Очкарик» тут же поднял вверх руки и, тщетно пытаясь скрыть страх, произнёс:
- Должно быть, произошло недоразумение, мистер Петров! Моим людям было всего лишь приказано предложить вам встретиться. Я надеюсь, они не слишком пострадали?
- А если и слишком, то что вы собираетесь делать? – хмыкнул Иван, настороженно косясь одним глазом в сторону спальни: судя по доносившимся оттуда звукам, кто-то из парней приходил в сознание.
- Придётся выплатить их семьям страховку! – ответил на вопрос «очкарик». – Так вы впустите меня, чтобы мы могли поговорить или нет?
Иван смерил «очкарика» подозрительным взглядом, не обнаружил ничего, что могло бы представлять для него опасность, опустил руку, сжимавшую «Кондор» и мотнул головой:
- Ну, заходите!
Он перешагнул через лежащие на полу тела и прошёл к креслу, стоявшему рядом с потайной дверью. В случае чего он сможет быстро смыться.
«Очкарик» вошёл в номер вслед за наемником, поморщился, глядя на своих парней, аккуратно обогнул их и устроился во втором кресле.
- Кажется, вы прострелили Карлу плечо.
- В следующий раз, когда захотите поговорить, не посылайте мордоворотов, у которых мозгов хватает только на то, чтобы намять кому-нибудь бока, мистер …, - Иван выжидающе посмотрел на своего собеседника.
- Фелпс, - подсказал «очкарик». – Брайан Фелпс. Вы правы, я учту свою ошибку, если захочу встретиться с вами ещё  раз.
- О чём хотели поговорить? – прервал Фелпса наёмник.
- Сразу к делу? – поправил Брайан очки на своём носу. – Хорошо. Мистер Эллисон хочет предложить вам работу.
- Я отошёл от дел! – Иван смотрел не на Фелпса, а на проём, ведущий в спальню, в котором появился нокаутированный хуком парень.
Мистер Фелпс покосился назад и с легким пренебрежением в голосе бросил:
- Всё в порядке, Винсент! Проверь, как там остальные, - и, повернувшись к Ивану, продолжил: - Мистер Эллисон знает об этом, но он готов заплатить любую сумму, лишь бы вы взялись за работу!
Иван задумчиво потёр подбородок. Будучи, скажем без лишней скромности, лучшим в своём деле, он давно обеспечил себе безбедную старость и три года назад решил, что пора прекратить заглядывать смерти под капюшон.
С другой стороны, много денег, как известно, не бывает. Томас Эллисон – богач, его можно растрясти на солидную сумму. Вот только главное, не прогадать: гонорар должен оправдывать возможный риск.
- И что же представляет собой дело, за которое господин Эллисон готов платить столь большие деньги! – Иван интонацией подчеркнул, что его устроит только солидный куш.
- К сожалению, я не уполномочен посвящать вас в детали, мистер Петров! – с сожалением развел руки в стороны «очкарик». – Мистер Эллисон хочет лично переговорить с вами. Если вы согласны встретиться, то один из личных самолетов мистера Эллисона ждёт нас в аэропорту!
- Спасибо, но не стоит! – холодно улыбнулся Иван. – Я предпочту добраться самостоятельно.
Тем временем вырубленные наёмником парни постепенно приходили в себя, и их недовольные взгляды не предвещали ничего хорошего.
- Но вы же не знаете, где находится мистер Эллисон! – всплеснул руками мистер Фелпс. – Он мотается по миру, встречаясь с иностранными партнёрами. Наш чартер в любую минуту готов изменить курс, чего вы не сможете сделать, полетев обычным рейсом!
- Вы правы, но, к счастью для меня, последние три месяца мистер Эллисон предпочитает ночевать в башне NATV в компании двух сексапильных сестёр, известных легкоатлеток Дороти и Джуэл Букер! – ответил ему Иван.
Брайан Фелпс дёрнул подбородком, словно ему стал тесен воротник его дорогой рубашки, но более ничем не выдал удивления осведомлённостью наёмника о личной жизни Томаса Эллисона, затворника, о котором папарацци не удалось узнать ни одного жареного факта.
- Что ж, тогда договорились, мистер Петров! – поднялся Фелпс из своего кресла. – Я сообщу охране NATV о вашем предстоящем визите. Пропуск получите, назвав администратору свою фамилию. Уходим! – бросил он своим парня, и вся пятерка покинула номер.
Иван бросил «Кондор» на диван, поднялся из кресла и подошёл к зеркалу.
- Ох, и опасную игру ты затеял, приятель! – сказал он своему отражению. – Впрочем, где наша не пропадала! – он подмигнул сам себе. – А теперь проверим, как там наша красотка!
Иванна, даже не подумавшая одеться (вот умница!), лежала на кровати и листала какой-то рекламный журнал.
- Это тоже твой номер, дорогой? – обернулась девушка, когда мужчина зашёл в спальню. – А как ты зашёл? Я не слышала, чтобы дверь открывалась!
- Владелец этого заведения кое-чем мне обязан, - ответил Иван. – И оборудовал эти два номера в соответствии с моими потребностями!
- В частности, очень мягкими и просто огромными кроватями? – в глазах Иванны мелькнула искорка. – И это преступление, что они простаивают без дела!
- Ты права, красавица! – ухмыльнулся Иван и стал раздеваться.

В Нью-Йорк Иван прилетел на следующий день после встречи с мистером Фелпсом. Его самолет приземлился в девять утра, но, к счастью, наёмнику было с кем скоротать время до вечера.
Этим «кто-то» была Кэтрин, стюардесса, с которой он познакомился во время полёта. Само знакомство ещё в воздухе перешло в интимную часть, когда они уединились в туалете, и девушка получила такие сильные впечатления, что предложила продолжить у неё дома.
Быстро домчавшись на такси до квартиры Кэтрин, они завалились в кровать и занимались любовью вплоть до обеда.
- Это было великолепно! – прошептала девушка, раскинувшись на кровати. – Ты просто зверь. В хорошем, разумеется, смысле! – рассмеялась она.
- Ты тоже хороша! – улыбнулся в ответ Иван и поцеловал девушку в плечо. – Но мне, к сожалению, пора! – взглянул он на часы на прикроватной тумбочке.
- Так быстро уходишь? – надула свои и без того пухлые губки стюардесса. – Может, хотя бы на обед останешься?
- На обед? – переспросил Иван. – На обед – можно.
- Тогда пойду что-нибудь приготовлю! – вскочила девушка с постели. – Только приму быстренько душ. Ты не хочешь? – с намёком посмотрела она на наёмника.
- Позже! Можно воспользоваться телефоном?
- Да, - не сумела скрыть разочарования Кэтрин. – Он на кухне!
Иван кивнул и вышел из спальни. Дождавшись, когда дверь ванной закроется, он взял в руку трубку и набрал номер, который хранил в памяти последние пять лет.
- Это я! – произнёс он, когда ему ответили. – Приеду через три дня. Есть новости. Жди! – и, не прощаясь, нажал кнопку отбоя.

«Да, кухарка из неё явно хуже, чем любовница», - думал Иван о Кэтрин, едя в такси к зданию NATV.
Он не знал, что можно было сделать с простой яичницей, но после стряпни стюардессы его живот вот уже два часа по-всякому крутило и вертело. И, похоже, единственной причиной, по которой он ещё не обнимается с унитазом, это врожденная способность его желудка переварить всё что угодно.
«Хотя даже протухшее мясо в Сомали не обладало такой убойной силой», - подумалось Ивану после очередного приступа боли.
- Приехали! – объявил вскоре водитель. – С вас сорок два доллара!
- Держи! – Иван сунул в руку таксиста несколько смятых банкнот и вылез из автомобиля.
Башня NATV возвышалась прямо перед ним, и из стеклянных дверей, что располагались наверху лестницы из ста трех ступенек, выходили отработавшие свою смену режиссёры, операторы, ведущие и прочие работники телевидения, а им навстречу нёсся поток из их коллег, только заступающих на работу.
Задрав голову, Иван посмотрел наверх. Там, на самом верху башни, располагались кабинет и апартаменты Томаса Эллисона, человека, о котором говорили, что он никогда не слышал слова «нет».
- Интересно, для чего ему понадобился я? – пробормотал себе под нос наёмник и встроился в поток людей, рвущихся в башню.
Возле стеклянных дверей посетителей здания встречал первый пост охраны. Службу на нем несли четыре человека, и, как понял Иван, их единственной задачей было следить за показаниями наносканеров, которые обследовали входящих на предмет оружия или наркотиков.
«Любопытно, а что они будут делать, если я, к примеру, притащу сюда пистолет», - подумал наёмник. – «Я ведь завалю этих разжиревших боровов за две секунды».
Впрочем, это было не его дело, и поэтому Иван спокойно прошёл через все детекторы и направился прямиком к стойке администратора, где людям, не являвшимся сотрудниками NATV, подсказывали, к кому им обратиться по интересующему их вопросу.
- Добрый день! – поприветствовала Ивана милая мулаточка, одна из работавших администраторов. – Чем я могу вам помочь?
- Ну, вы много чем можете мне помочь, - наёмник скользнул взглядом в вырез блузки девушки, которая, перехватив взгляд, тут же застегнула одну из пуговиц. – Но в данный момент меня интересует мистер Эллисон. У меня с ним встреча.
- Вам назначено? – мулатка пробежалась пальцами по клавиатуре и уставилась в монитор, искоса поглядывая на мужчину оценивающим взглядом.
- Да, я – мистер Петров!
- О-о! – несколько изумлённо протянула администратор, а потом протянула Ивану пластиковую карту: - Вот ваш пропуск, мистер Петров. Он же поможет вам подняться на нужный этаж.
- Спасибо, милашка! – подмигнул девушке наёмник, схватил пластик и направился ко второму посту охраны.
«Блин, а я уж думал, что и здесь будет четверо бездельников», - подумал наёмник, прикладывая выданный пропуск к считывателю.
Функционал охранников на этом посту был предельно прост: не позволить тому, у кого нет пропуска, пройти через турникеты. Правда, учитывая, что их на пути было целых пять штук, человеку и так было бы непросто прорваться внутрь, так что особого смысла в охране Иван не находил.
- Вам к тому лифту, мистер Петров! – произнёс один из охранников, когда наёмник миновал турникеты.
Иван посмотрел в ту сторону, куда указывала рука охранника. Один из лифтов был расположен чуть в стороне от своих собратьев, и перед ним никто не стоял, хотя очередь наверх была не такой уж и маленькой.
«Очевидно, это отдельный лифт для посетителей мистера Эллисона», - решил Иван и направился в указанном ему направлении.
Подойдя ближе, Иван обнаружил ещё одно отличие этого лифта от остальных. В то время как у обычных лифтов были стандартные кнопки для вызова, этот имел считыватель, к которому нужно было приложить пропуск.
Наёмник так и сделал и вскоре уловил звук приближающейся кабины. Её двери ещё не полностью разошлись, а мужчина уже вошёл внутрь и приложил пропуск к очередному считывателю. Лифт тут же резво поехал наверх.
Из кабины Иван попал прямиком в приёмную. Слева от него стоял стол, за которым сидела пепельная блондинка лет пятидесяти в очках с роговой оправой.
- Добрый день, мистер Петров! – подняла голову секретарь. – Мистер Эллисон приносит свои извинения за то, что вам придется немного подождать. Присаживайтесь! – указала она рукой на длинный ряд пустых кресел. – Желаете чаю, сока, воды, водки?
- Нет, спасибо! – поблагодарил женщину Иван.
«Интересно, у Эллисона действительно какие-то дела или он просто хочет показать, кто тут главный?» - подумал наёмник, откинувшись в кресле и смежив веки.
Подремать ему, правда, не удалось. Дверь кабинета открылась, и в приёмную вышел старый знакомый Ивана, и, судя по его лицу, встрече он был не рад.
- Генерал Рейнолдс! – поднялся из кресла наёмник. – Не ожидал вас здесь увидеть!
- Равно как и я вас, мистер Петров! – отозвался генерал. – Не знал, что у вас с мистером Эллисоном есть совместные дела!
- Я до вчерашнего дня тоже! – хмыкнул Иван. – Жаль нет времени с вами поболтать. Мистер Эллисон уже заждался! – и с этими словами наёмник зашёл в кабинет и захлопнул за собой дверь.
Томас Эллисон, этот высокий и немного толстый мужчина с маленькими чёрными глазками и мясистыми губами, сидел за своим рабочим столом и внимательно изучал вошедшего.
- Присаживайтесь, мистер Петров! – произнёс богач спустя полминуты, указывая на кресло, в котором минутами ранее сидел генерал. – Я рад, что вы согласились встретиться!
- Вы предложили любую сумму, и это меня заинтриговало! – признался Иван. – Любопытно, что это за задание, за которое вы готовы заплатить такую цену!
- Тогда перехожу сразу к сути. Прошу внимание на экран! – ткнул пальцем за спину Ивану Эллисон и дотронулся до пульта, лежавшего на столе.
Кабинет тут же погрузился во мрак, а стена за спиной Ивана замерцала, постепенно являя людям изображение какой-то лаборатории.
Большую часть этой лаборатории занимало нечто по виду металлическое, имевшее форму полудуги, высшая точка которой возвышалась над полом метров этак на десять. К этой арке были подведены различной толщины и цвета кабели, тянувшиеся к многочисленным приборам, разбросанным по остальному пространству лаборатории. Вокруг этих приборов суетились люди в белых халатах, дергая за рычажки, нажимая кнопки, вводя команды с клавиатуры. Периодически после таких действий воздух внутри арки прорезали яркие синие вспышки.
- Около десяти лет назад группа учёных, работавших на меня, - произнёс Эллисон, - установили, что мифы о параллельных мирах вовсе не мифы и проникнуть возможно в любой из них. Надо лишь создать ключ от незримой двери, что отделяет миры друг от друга.
- И эта арка – ключ? – догадался Иван.
- Верно, - кивнул Эллисон. – В соответствии с введёнными в неё настройками арка откроет проход в один из других миров. К сожалению, создание даже одной такой арки оказалось делом весьма затратным. Поэтому я обратился за помощью к правительствам Альянса.
- Почему не Халифата? – скосил глаза на собеседника Иван.
- В Халифате есть умные люди, но в большинстве своём там живут средневековые дикари, - фыркнул Эллисон. – Американцы, европейцы, китайцы и русские могли дать мне намного больше.
- Понятно, - коротко кивнул Иван. – И что же было дальше?
- Совместными усилиями мы построили арку и решили отправить в неизведанный мир экспедицию. С моей стороны в её состав вошли ведущие ученые, а Альянс предоставил спецназ для их охраны.
- Сейчас вы, видимо, скажете, что никто из них не вернулся, - вновь посмотрел на собеседника наёмник.
- Если бы дело обошлось только этим, - хмыкнул Эллисон. – Вместо них из прохода выскочила эта девица, настроенная весьма решительно!
Он ещё раз щелкнул пультом, и теперь на экран выводилось видео. На нём из арки вдруг появилась высокая блондинка, одетая в металлические доспехи, закрывавшие её грудь и бёдра. Выглядела она, надо признать, весьма сексуально, а копьё в её правой руке отчего-то напомнило Ивану шест стриптизёрши.
Охрана лаборатории среагировало на появление незнакомки неожиданно резко. В блондинку полетели пули, и одна из них прошила доспехи насквозь, поразив воительницу в самое сердце. Но перед смертью та успела метнуть в противников своё копьё.
Дальнейшего Иван не увидел, так как изображение вздрогнуло, а затем сменилось помехами.
- Весьма удачный бросок! – прокомментировал действия пришелицы из другого мира Эллисон. – Копьё угодило прямиком в один из энергоблоков, питавших арку. Цепи пришли в состояние повышенной нестабильности, и весь научный комплекс  взлетел на воздух.
- Да, неприятно! – согласился с ним Иван. – И как давно это произошло?
- Пять лет назад, - ответил Эллисон. – Из-за потери многих ведущих специалистов на восстановление комплекса ушло так много времени. Но теперь арка вновь функционирует, и мы собираемся отправить новую экспедицию. Официально: для поиска пропавших пять лет назад.
- А неофициально? – Иван понял, что они приближаются к тому, ради чего его сюда пригласили.
- Незадолго до появления этой воительницы мы получили слабый сигнал, который представлял собой сообщение от одного из членов группы. Полностью расшифровать его не получилось: слишком сильны были помехи. Но общий смысл таков: группа обнаружила документ, в котором упоминалось оружие, обладателю которого не страшны ни миллиардные армии, ни баллистические ракеты с ядерными боеголовками, ни штаммы искусственно созданных смертоносных вирусов.
- В общем, супероружие, - подытожил Иван. – Вы хотите заполучить его и стать властелином этого мира. Так, я полагаю?
- Я просто хочу окупить свои вложения в этот проект, - улыбнувшись, ответил Эллисон. – Возможно, вы обнаружите что-нибудь другое, не менее ценное. Но на данный момент нам известно лишь об этом оружии!
Иван мысленно ухмыльнулся. Эллисон грамотно ушёл от провокационного вопроса. С одной стороны, он не отрицал своего интереса к этому оружию. С другой, делал вид, что его устроит и что-либо другое. Если бы Иван записывал их разговор, то обвинить Эллисона в подготовке переворота было бы затруднительно.
- Что ж, мне нужно уточнить пару моментов, прежде чем я решу, браться за задание или нет, - произнёс Иван.
- Нет проблем, - ответил Эллисон. – Я предоставлю вам все ответы.
- Тогда вопрос первый: военные тоже отправятся за этим оружием?
- Полагаю, да, - ответил Эллисон и после паузы добавил: - Не знаю лишь, будет ли Альянс действовать сообща или каждая держава решит урвать куш в одиночку.
- Вопрос второй: что если это всего лишь пустышка?
- Я оплачу вам операцию и в этом случае, мистер Петров. Но только в том случае, если вы вернётесь с этим устройством, и мои учёные установят, что это пустышка. Просто вернуться и сказать, что всё было зря, а после получить деньги – не получится! – глаза Эллисона так и буравили Ивана.
- Не судите других по себе, мистер Эллисон! – парировал Иван. – Если я заключаю сделку, то я всегда соблюдаю её условия.
- Стало быть, вы согласны? – расслабился Эллисон.
- Если мы принесём пустышку, то вы заплатите сто миллиардов долларов. Если же это действительно супероружие, то один триллион.
- Сколько?! – от наглости наёмника у Эллисона глаза на лоб полезли. – Вы, случайно, умом не тронулись?!
- Вы хотите завладеть миром. Один триллион – не такая уж большая цена за это! – ответил ему Иван.
- Согласен, но платить за пустышку сто миллиардов я не собираюсь! – отрезал Эллисон. – В конце концов, моё состояние всего сто двадцать один миллиард!
- Это если не считать множества фирм, которыми вы владеете тайно через сеть подставных компаний и лиц! – ответил ему Иван. – Если же их учесть, то ваше состояние почти полтриллиона!
В отличие от своего помощника Фелпса, Эллисон даже не вздрогнул, хотя такой осведомлённости никак не мог ожидать.
- Что ж, Брайан говорил мне, что вы весьма хорошо информированы! – произнёс после небольшой паузы Эллисон. – Пожалуй, я соглашусь на ваши условия. Только скажите, скольких людей вы собираетесь привлечь?
- Пятерых, если считать меня, - этот вопрос Иван уже успел обдумать.
- Символично, - заметил Эллисон. – Ведь от каждой страны Альянса тоже отправятся пятеро. Да и учёных на этот раз будет пятеро!
- Хм, будем надеяться, магия чисел поможет нам вернуться живыми и с трофеями, - отреагировал на это Иван. – До встречи, мистер Эллисон!
- До встречи, мистер Петров!
Наёмник поднялся из кресла и быстрым шагом достиг двери, но уже на пороге остановился и, обернувшись, произнёс:
- И ещё одно, мистер Эллисон!
- Да? – внимательно посмотрел на наёмника его новый работодатель.
- Не пытайтесь меня обмануть. Если такое произойдет, то никакое супероружие вам не поможет. Я найду вас, перережу вам горло и умоюсь вашей кровью, - и, улыбнувшись напоследок, Иван захлопнул за собой дверь.


Глава 2

Прохладные струи воды, лившиеся из душевого рожка, заглушали звуки, доносившиеся снаружи, но Тинг своим шестым чувством, которому она доверяла абсолютно, почувствовала, что в комнату кто-то зашёл. Кто-то, кто не хотел, чтобы его услышали, кто-то, кто хотел застать её врасплох.
Тинг бесшумно вылезла из ванны и, оставляя на полу небольшие лужицы, подошла к шкафчику. У обычной девушки там хранились бы всякие крема, гели, шампуни, лосьоны и так далее.
Но Тинг не была обычной девушкой. То есть, конечно, она следила за собой, и средства по уходу за телом в её шкафу тоже были. Но основное место в нем занимал метательный нож, положенный сюда как раз для такого случая, как сегодняшний.
Девушка схватила оружие, бесшумно (впрочем, льющаяся вода всё равно заглушала все звуки) проскользнула к двери и резко распахнула её.
На кресле, специально передвинутом так, чтобы наблюдать за ванной, сидел плотного телосложения брюнет. Всего одно мгновение девушка глазела на него, а затем метнула нож.
Оружие вошло в кресло всего в миллиметре от виска незваного гостя, но тот даже не шелохнулся.
- У тебя стальные нервы! – стараясь скрыть восхищение, хмыкнула Тинг. – Если ты, конечно, не обделался!
- Ты узнала меня, Тинг! – ответил ей мужчина. – Потому и изменила слегка направление броска. Я знал, что твоя реакция не подведёт нас обоих. Впрочем, я бы успел отпрыгнуть в любом случае.
Некоторое время они молча разглядывали друг друга, словно пытались обнаружить изменения друг в друге, произошедшие после их последней встречи.
- Так и будешь глазеть? – первой нарушила молчание Тинг. – Здесь, между прочим, не жарко!
- Сегодня я предпочту отдать инициативу тебе. Тем более что ты столько раз просила об этом! – с улыбкой ответил ей мужчина.
Девушка склонила голову набок, раздумывая о том, стоит ли идти на поводу у своих желаний, решила, что в этом случае стоит, и, покачивая бёдрами, решительно направилась к мужчине.
Сев на него верхом, Тинг притянула голову мужчины к своей и страстно поцеловала его в губы. В то же время её рука расстёгивала ремень на его брюках.
Мужчина попытался было обнять Тинг, но она, разорвав поцелуй, решительно заявила ему:
- Ты сам сказал: инициатива сегодня у меня. Так что сиди и ничего не делай, пока я не скажу, Иван!
Мужчина хлопнул глазами, принимая такие условия, и Тинг перешла к активным действиям.

Электронные часы сменили значение с «11.59» на «12.00», и ровно в этот момент селектор генерала Рейнолдса ожил и доложил голосом дежурного:
- Господин генерал, к вам капитаны Далтоны. Впустить их?
- Да, сержант! – ответил генерал и покачал головой.
Только Ральф и Айлин Далтоны могли прийти на встречу с начальством минута в минуты и ни секундой раньше. Как-то генерал спросил, не бояться ли они, однажды опоздать и нарваться на неприятности, брат и сестра хором ответили, что предпочтут провести на минуту больше в спортзале или тире, отрабатывая свои навыки, чем потратят её впустую на ожидания.
- Разрешите, генерал! – возникли на пороге кабинета две фигуры в форме.
- Проходите, Ральф, Айлин! – генерал жестом указал близнецам на два кресла. – Долго запрягать не буду! – произнёс он, когда брат с сестрой сели. – Я выбрал вас для осуществления особо важной и особо опасной операции, от исхода которой зависит не просто благополучие, а само существование нашего государства.
После столь пафосных слов близнецы, до этого сидевшие расслабленно, внутренне подобрались, словно были готовы вступить в бой прямо сейчас.
Генерал Рейнолдс открыл один из ящиков своего рабочего стола, изъял из него две флэшки и протянул их капитанам.
- Держите! – произнёс он. – Здесь записана вся информация, которая может вам потребоваться. Вкратце же, вы с группой учёных, работающих на Томаса Эллисона, должны отправиться в параллельный мир, и найти там некое супероружие.
- Параллельный мир? Супероружие? – улыбнулся Ральф. – Это шутка, генерал?
Парень посмотрел на свою сестру, которая с недоумением взирала на генерала.
- Нет, это не шутка! – развеял сомнения подчинённых генерал. – Не буду углубляться в научные и технические детали, тем более что там столько специфических терминов, что сам чёрт ногу сломит. Пока вам важно знать следующее: существует устройство, способное открывать порталы в другие миры. Его называют Аркой. Пять лет назад Альянс уже отправлял экспедицию на изучение одного из таких миров. К сожалению, никто не вернулся.
Генерал прикрыл глаза, сдерживая рвущиеся на волю слезы, и замолчал. Боль от давней потери до сих пор не утихла. В составе той экспедиции был и его сын, Роберт, как и все, не вернувшийся домой.
Ральф и Айлин терпеливо ждали продолжения. В их глазах уже не было ни капли скепсиса. Они уже очень давно привыкли не рассуждать, а молча выполнять задание, каким бы трудным оно не было.
- Единственным, что мы получили от первой экспедиции, было сообщение о находке документа, в котором упоминалось некое сверхоружие, - справившись с эмоциями, продолжил генерал. – Ряд обстоятельств, с которыми вы ознакомитесь позже, привёл к тому, что подготовка к повторной экспедиции затянулась. Она стартует через пять недель. Но, - подчеркнул генерал, - задачи её будут несколько иными. Первый отряд должен был исследовать другой мир. Второй, ваш, - должен найти это супероружие. Уверен, что командиры подразделений других стран Альянса, участвующих в миссии, также будут осведомлены об этом. А вот учёные, что работают на Эллисона, вполне искренне могут  считать, что их миссия найти первую экспедицию и собрать сведения о другом мире. Вопросы? – генерал испытующе посмотрел на своих подчинённых.
Брат и сестра переглянулись, словно мысленно обменивались мнениями о задании, а затем Ральф обернулся к генералу и спросил:
- Сколько человек входит в каждую группу? И можем ли мы доверять другим группам?
- По договорённости стран Альянса, - ответил Рейнолдс, - каждая группа состоит из пяти человек. Я сформировал список возможных кандидатов. Выберите из них троих по своему вкусу. Что касается доверия, то сотрудничать с нашими союзниками вам даже рекомендуется, а вот доверять им не следует. Не исключено, что каждая из стран хочет заполучить монополию на это оружие. А вот с кем вам точно сотрудничать не стоит, так это с наёмниками Эллисона.
- Эллисон нанимает отряд, чтобы отправить его в другой мир? – удивилась Айлин.
- Он тоже хочет завладеть этим оружием, - горько усмехнулся генерал. – Хотя формально обоснование другое: он потерял многих сотрудников пять лет назад и хочет обезопасить своих людей в этот раз.
- Да плевать, какое он обоснование выдумал! – махнул рукой Ральф. – Да и на самих наёмников плевать. В случае чего – мы их сделаем!
Еще вчера генерал Рейнолдс излучал такую же уверенность. Он знал, насколько хороши Далтоны, и не сомневался, что они справятся с любым наёмником Эллисона.
Но всё это было до того, как генерал встретил в башне NATV Ивана Петрова, более известного как Стальной Гигант. Это прозвище наёмнику дали после одной его операции в Дамаске, когда его просто изрешетили очередью из пулемёта, но это не остановило Ивана, и он-таки вытащил пятерых заложников из лап религиозных фанатиков. Позже врачи извлекли из тела наёмника сорок пять пуль, и в частных беседах высказывали мысль, что с такими ранениями он просто не мог остаться в живых.
Рейнолдс  лично видел Стального Гиганта в деле и с некоторой досадой признавал, что он вполне способен дать фору любому солдату армии США. Но согласно слухам, Петров отошёл от дел, а никто другой, по мнению генерала, не способен превзойти его ребят.
Именно поэтому встреча с наёмником в приёмной Эллисона стала для генерала небольшим потрясением. Конечно, оставался ещё маленький шанс, что они не смогут договориться, но шанс этот был призрачным.
- Сделать их будет трудно, Ральф! – покачал головой генерал. – По крайней мере, одного из них. По имеющейся у меня информации, возглавит эту группу наёмников Иван Петров, по прозвищу Стальной Гигант.
- И что? – Ральф искренне недоумевал, где генерал увидел проблему.
- Тот самый Стальной Гигант? – нахмурилась Айлин, не разделявшая, похоже, мнение брата. – Легендарный наёмник, что даёт стопроцентную гарантию выполнения задания?
- Стопроцентную гарантию может дать лишь самоуверенный придурок, Айлин! – оборвал девушку брат. – К тому же я ничего о нём не слышал, так что он не может быть так уж крут!
- Ты не слышал о нём, так как тебя не интересует ничего, кроме пива и девочек! – взъерепенилась Айлин. – Да и они являются лишь приложением к твоей блестящей личности! – ядовито бросила она.
Генерал Рейнолдс от неожиданности захлопал глазами. Он был приятелем отца близнецов и знал их самих практически с пелёнок. За всё это время он ни разу не стал свидетелем их ссоры. Казалось, брат и сестра идеально понимают друг друга.
- Айлин права! – не дал разгореться скандалу генерал. – В смысле, что Петров – легенда! – поспешно добавил он. – Насчёт пива и девочек я судить не могу.
Ральф бросил на сестру недовольный взгляд и, повернувшись к генералу, спросил:
- И что же в нём такого легендарного, в этом Стальном Гиганте?
- Ну, хотя бы то, что АНБ четырежды уговаривало его перейти к ним на постоянной основе, - ответил Рейнолдс. – При этом ему предлагалась практически неограниченная свобода действий. Он был бы подотчётен только директору АНБ.
- Но Гигант не согласился, - задумчиво произнесла Айлин. – Почему?
- Кто ж его знает, - хмыкнул Рейнолдс. – Говорят, что превыше всего он ценит свободу. А подчиняться кому бы то ни было – значит потерять эту свободу!
В кабинете воцарилась тишина. По лицу Ральфа читалось, что слова сестры и генерала его не убедили, и Рейнолдса это несколько беспокоило. Уж он-то знал, насколько может быть опасен Гигант.
- Прошу тебя, Ральф, - обратился к капитану генерал, - отнесись к этому предупреждению серьёзно. Я видел Гиганта в деле: он великолепен!
- Разумеется, генерал! – ответил Ральф, но в глазах его виделось пренебрежение.
Рейнолдс перевёл взгляд на Айлин. Девушка повела плечом, словно говоря: «Его не переубедить», и генерал сдался.
«Что ж, по крайней мере, Айлин будет начеку», - успокаивал сам себя генерал.
- Ладно, можете быть свободны! – махнул он рукой в сторону двери. – Подберите команду и приступайте к подготовке. Раз в день будете докладывать лично мне!
- Есть, генерал! – вскочили близнецы со своих мест, потом развернулись и строевым шагом покинули кабинет.

Тинг лежала, положив голову на мощное плечо Ивана, и водила пальцем по его мускулистой груди, постепенно уводя его ниже, к мощному прессу.
- А теперь скажи мне, зачем ты пришел? – спросила девушка, гладя пупок наёмника.
- Просто соскучился, - последовал короткий ответ.
- Соскучился, значит, - пробормотала Тинг, а затем резко схватила любовника за мошонку, так что её ногти впились в нежную кожу. – А если по правде?
Девушка приподнялась на локте и взглянула в лицо Ивана. Давила она, конечно, несильно, но неприятные ощущения появиться должны были. Однако на лице мужчины не дрогнул ни один мускул.
- Ты считаешь, что я не мог соскучиться по этим замечательным маленьким грудкам, - наёмник дотронулся пальцами до груди Тинг, а затем спустился вниз, - по этому восхитительному плоскому животику, по бархатистой коже твоих бёдер, по страстным губам, небольшому носику и бездонным карим глазам?
Тинг почувствовала, что смущается. Она давно была знакома с Иваном и знала о том, что все его связи с женщинами весьма мимолетны. И, тем не менее, где-то в глубине души она надеялась, что сможет стать для него единственной и неповторимой.
И вот сейчас Иван говорит, как влюблённый, и это радует девушку. Но есть ли за этими словами чувство или он попросту играет с ней?
Чтобы взять паузу и немного прийти в себя, Тинг вскочила с кровати и отошла к окну, за которым виднелись огни ночного Пекина.
- Ты мне не веришь, да? – донёсся до неё голос Ивана. – Что ж, формально ты права: я пришёл не потому, что соскучился. Хотя я соскучился, и сильно.
- Тогда зачем ты пришёл? – не оборачиваясь, спросила девушка.
- Давай сначала поговорим о нас, - крепкие руки обняли Тинг за плечи и прижали к сильной груди.
Странно, а она ведь даже не услышала, как он встал. Раньше с ней такого не случалось. Неужели она так сильно в него втрескалась?
- Никаких нас не существует, - твёрдо произнесла Тинг, выскальзывая из объятий и оборачиваясь к Ивану. – Ты дал мне это чётко понять три года назад, когда исчез, не сказав ни слова.
- Ты и сама тогда не хотела меня видеть, Тинг! – мужчина погладил девушку по щеке. – После того, как застала в постели с той немкой, не помню, как её звали …
Вот тут он однозначно был прав. Тинг до сих пор отчётливо помнила, как выбежала из собственной квартиры, не разбирая дороги из-за застилавших глаза слёз и закусив губу, чтобы не разреветься.
- Я должен был исчезнуть, Тинг! – продолжал говорить Иван. – Чтобы мы оба подумали и осознали, стоит ли строить совместное будущее.
- И?.. – Тинг настороженно, и в то же время с надеждой, вглядывалась в лицо наёмника.
- Я не смогу быть верным мужем, - опустив глаза, медленно и виновато произнёс мужчина. – Я уже объяснял почему, но тогда ты не приняла мои слова всерьёз. И всё же я рассчитываю на то, что мы будем идти по жизни вместе, а не по отдельности, - и он поднял свой взгляд на лицо девушки, ожидая её реакции.
«Он просто играет твоими чувствами, Тинг!» - твердил девушке её рассудок. – «Ты ему надоешь, и он тебя выбросит, как устаревшую модель».
«Да зачем ему это?» - возражало рассудку сердце Тинг. – «Он открыто признал, что будет изменять, а выгоды от брака со мной у него точно не будет. Разве только прибавится количество врагов!»
- У меня два условия! – тихо прошептала Тинг.
- Какие? – также тихо спросил Иван, подходя к ней ближе.
- Первое: никаких официальных церемоний. Раз ты не можешь быть верным мужем, то я не хочу зваться твоей женой!
- Справедливо! – кивнул мужчина. – А каково второе условие?
- Когда ты захочешь переспать с другой женщиной, ты сообщишь об этом мне, - произнесла девушка.
- Хорошо, - согласился с ней Иван. – Тогда перехожу к делу!
- Нетушки! – Тинг ткнула острым ногтем его в грудь. – Сначала мы закажем ужин в самом крутом ресторане с доставкой на дом и устроим небольшой праздник. Это мой первый каприз как твоей «не-жены»!
С минуту Иван ошарашенно смотрел на девушку, а потом громко расхохотался.
- Как скажешь, «не-жена»! – сквозь смех произнёс он.

Иван лежал на кровати, а Тинг оседлала его, как наездница, и ритмично двигалась вверх-вниз. Можно было сказать, что они занимаются любовью, но только в очень замедленном темпе, как если бы жизнь была фильмом, и при перемотке кто-то выбрал пониженную скорость просмотра.
- Так что там за дело, ради которого ты меня искал? – спросила Тинг, проводя руками по груди мужчины.
- Мне предложили работу, и я формирую команду, - ответил Иван, в свою очередь поглаживая бёдра любовницы.
- А я слышала, что ты завязал! – удивлённо посмотрела на мужчину Тинг.
- Когда предлагают такой куш, глупо отказываться! – усмехнулся в ответ наёмник.
- И сколько же тебе предложили?
- Задание несколько расплывчато, и потому гонорар тоже немного плавает. Но минимум составляет сто миллиардов.
- Сколько?! – от удивления Тинг едва не подавилась собственной слюной. – Сколько же тогда максимум?!
- Один триллион, - небрежно повёл плечом Иван. – Но риск, которому мы подвергнем себя при выполнении этой операции, вполне соответствует заявленной сумме.
Один триллион?! От столь фантастической суммы у Тинг даже перехватило дыхание. Каким бы ни был риск, всё же это невероятная сумма.
- И на скольких человек ты собираешься разделить этот риск? – спросила девушка.
- Я считаю, что пять человек – это оптимальное количество, - ответил ей Иван. – Так что, если ты согласна…
- Что значит «если»? – упёрла руки в бока Тинг. – Конечно же, я отправлюсь с тобой. В конце концов, я теперь твоя «не-жена».
Этот выдуманный ею самой термин явно пришёлся девушке по душе. Во время ужина она повторила его несколько раз, да и сейчас смаковала его с удовольствием.
- Что ж, в таком случае, нам необходимо уговорить троих отобранных мной кандидатов принять участие в операции, - произнёс Иван. – Хочешь ознакомиться со списком?
- Утром! – промурлыкала в ответ Тинг. – Утром ты мне назовёшь имена и выложишь все подробности, а сейчас …, - она наклонилась и поцеловала его в губы.

- Как насчет этого? – Айлин щёлкнула по клавиатуре, и на проекционный экран вывелось очередное досье.
Ральф поднял глаза и посмотрел на кандидата. Короткая стрижка, волевой подбородок, холодные синие глаза, шрам, пересекающий правую щёку, жестокий взгляд – короче, этот парень вполне может играть злодеев в голливудских фильмах.
- Гарри Букер, - произнесла вслух имя кандидата Айлин. – Основная специализация – сапёр, но снайперская подготовка также превосходна. Участвовал в операциях ЦРУ в Кабуле, Каире, Триполи и Тегеране. Значит, умеет работать и в тылу противника в составе небольшой диверсионной группы. Взысканий не было. Поощрений, правда, тоже, - с долей досады констатировала девушка. – Но психологическая устойчивость просто феноменальна. Эксперты не скрывают своего восхищения подготовленностью агента в данном компоненте.
Ральф почесал подбородок. Сестра уже два часа предлагала различные кандидатуры, а он отвергал их одну за другой, причём в большинстве случаев, скорее, из-за обиды на Айлин. Хотя формальный повод всегда находился.
Однако Букер, кажется, вполне подходил им. Так что Ральф кивнул:
- Берём, - и, отвернувшись, вновь углубился в изучение деталей устройства Арки.

- Похоже, это наши клиенты! – Тинг кивком головы указала на двух мужчин в одинаковых серых костюмах, переходивших дорогу.
Иван, жевавший бутерброд с колбасой, приготовленный заботливой «не-женой» (единственное, что умела готовить девушка), поднял голову и проводил мужчин взглядами.
- Работаем! – проглатывая кусок, произнёс он и выскочил из машины.
Тинг последовала за ним. Мужчины, за которыми они следили, ни разу не оглянулись, так что прятаться в толпе не было необходимости, и вскоре исчезли в подъезде пятиэтажного кирпичного дома.
- Ты уверен, что он нам нужен? – шепотом спросила Тинг у замершего возле двери Ивана.
- Уверен! – коротко ответил наёмник, а затем тенью скользнул внутрь.
Девушка выждала секунда, после чего вошла следом.
В подъезде было темно хоть глаз выколи. Единственная работавшая лампочка по чьей-то глупой насмешке горела на верхнем, пятом, этаже, куда и так проникали лучи солнца.
Вглядевшись в окружавший её полумрак, Тинг увидела мужчин на площадке третьего этажа. Похоже, они вскрывали дверь и старались сделать это как можно тише.
Иван замер этажом ниже, вжавшись в стену настолько, что даже проходя мимо, заметить его было бы трудно.
Тинг слегка дернула правой рукой, и нож, доселе прятавшийся под рукавом рубашки, сам скользнул в её ладонь. Обхватив рукоятку указательным и средним пальцем, девушка бесшумно ступила на лестницу.
Когда она добралась до второго этажа, мужчины уже справились с дверью и вошли в квартиру. Иван жестами показал, что он входит первым, а Тинг должна его прикрывать. Девушка кивнула, соглашаясь с планом, и они оба стремительными молниями взлетели наверх.
Ухо девушки уловило мужской голос, с неприкрытой угрозой говоривший кому-то:
- Где деньги господина Рихтера? Отвечай или я прострелю тебе колено! – и в этот момент ворвавшийся секундой ранее в квартиру Иван нажал на курок.
Пуля ещё находилась в воздухе, когда Тинг прыгнула вперед, в полёте разворачиваясь на бок, увидела на маленькой кухоньке двоих мужчин, за которыми они следили, и лежащего на полу парня с окровавленным лицом, и метнула нож, метя одному из мужчин в левый глаз.
Клинок вошел точно в цель, и безжизненное тело рухнуло на пол. За мгновение до этого там же оказалось тело его напарника, сражённого пулей Ивана.
- Ты выстрелил только один раз. Почему? – поднимаясь на ноги, спросила Тинг. – Я ведь тебя знаю: твоих навыков было достаточно, чтобы убить обоих.
- Не хотел, чтобы ты решила, что я в тебе сомневаюсь! – ответил ей Иван. – Кроме того, зачем тратить пули, когда можно обойтись ножом?
Он шагнул к убитому Тинг мужчине, выдернул нож из глазницы, протёр его платком и вернул девушке. Затем наёмник повернулся к парню, продолжавшему зажимать разбитый нос и со страхом смотревшего на своих спасителей.
- Ну, а чего ты хотел, Вилли? – опустился на корточки Иван. – Снять со счёта мистера Рихтера десять лимонов и надеяться, что он забудет такое оскорбление?
- Кто вы такие? – парень перевёл взгляд с наёмника на Тинг, которая, видимо, выглядела в его глазах менее опасной. – Вы ведь не из полиции?
- Верно, малыш! – улыбнулась ему девушка. Она была старше Вилли всего на восемь лет, но смотрела на него как на нашкодившего ребенка. – Меня зовут Тинг, а моего друга – Иван. Мы пришли, чтобы предложить тебе работу!
- И защиту! – добавил наёмник. – А в ней ты явно нуждаешься. Согласен?
Он красноречиво обвёл взглядом кухню, и семнадцатилетний мальчишка сделал то же самое. Внезапно его лицо позеленело, он схватился за горло, а затем его вырвало.
- О, Боже! – закатил глаза Иван. – Только этого мне не хватало. Бери его за руку, Тинг. Во все детали посвятим его, когда сядем в тачку!
Они подхватили парня с двух сторон, помогли подняться на ноги, а затем буквально потащили на улицу. Вилли не сопротивлялся. Судя по глазам, он просто впал в ступор.
- Кто ж знал, что он такой чувствительный? – перехватил укоряющий взгляд Тинг Иван. – Но к крови быстро привыкают, а хакер он непревзойдённый.
- Если он так хорош, то, как его нашли? – хмыкнула девушка, рывком ставя мальчишку на ноги.
Иван открыл заднюю дверь машины и, повернувшись, ответил:
- Славы ему хотелось и восхищения. Вот и разболтал дружку, а тот его сдал.
- Харальд меня сдал? – слабым голосом спросил Вилли.
- А то, как же, - хмыкнул в ответ Иван, на пару с Тинг заталкивая парня в машину. – Ты украл десять миллионов и стал богатым, а дружок твой так и остался на дне. Естественно, что он захотел получить двести тысяч, назначенные за твою голову.
Тинг захлопнула дверь, и они с Иваном заняли свои места. Взявшись за руль, наёмник оглянулся на хакера и произнёс:
- И пока хватит вопросов. Все ответы получишь в безопасном месте.

- Ну, а как тебе эта?
Голос Айлин вновь вернул Ральфа в реальность. Он уже успел задремать, и ему снились грозные воительницы из другого мира, то пытающиеся его убить, то старавшиеся его ублажить, а иногда то и другое одновременно.
Сестра же, по-видимому, не прекращала разбираться в кипе личных досье, выискивая подходящих кандидатов, и сейчас выжидающе смотрела на него.
Ральф перевёл слипающиеся глаза на экран и увидел на нём фотографию длинноволосой брюнетки с пухлыми губами и слегка вздёрнутым носиком.
- На личико миленькая, - вынес вердикт Ральф. – Но нужно увидеть тело. В смысле, дело, - быстро поправился он.
Айлин с подозрением посмотрела на брата, но либо решила, что ослышалась, либо просто решила не замечать оговорку, и продолжила:
- Арлин Холмс, - назвала она имя кандидата. – Основная специальность – медик, но со снайперской винтовкой обращается не хуже, чем со скальпелем и бинтами. Участвовала в спецоперациях в Венесуэле, Либерии и Китае. После каждого задания получала поощрения и внеочередное звание, а за Китай удостоилась ещё и Бронзовой звезды. Что касается тела, - с небольшой долей язвительности, добавила Айлин, - то её параметры 95-62-93.
- Отлично! – сорвалось с языка Ральфа, и он тут же спохватился: - В смысле, она хороша, раз получила Бронзовую звезду. Хотя фигура у неё тоже неплоха. Думаю, надо брать!
- Согласна! – кивнула Айлин. – Тогда осталась всего одна вакансия!

Тинг смотрела на фотографию и чувствовала, как в ней просыпается ревность. На снимке была запечатлена рыжеволосая девица, загорающая топ-лесс на каком-то диком пляже.
- Я надеюсь, ты берёшь её не за её выдающиеся формы? – как можно небрежнее произнесла девушка.
Иван покосился на стоявшую за его спиной «не-жену» и улыбнулся.
- Можешь не беспокоиться, я не в её вкусе!
- Серьёзно? – губы девушки расплылись в недоверчивой ухмылке. – Неужели появилась на свете женщина, которая устоит перед твоими чарами?
- А чего б ей не устоять?- хмыкнул в ответ наёмник. – Вот ты бы её заинтересовала. А к мужчинам Алина абсолютно равнодушна.
- Она – лесбиянка? – догадалась Тинг. – С таким красивым телом она разбила сердца многим мужчинам, выбрав гомосексуальную ориентацию.
- А ещё некоторых из них она соблазнила и умертвила ядом собственного приготовления! – в голосе Ивана слышалось восхищение. – В общем, прекрасна и опасна. А как там Вилли? – сменил он тему.
Тинг тяжело вздохнула и, отойдя от наёмника, села на стул.
- Я вколола ему успокоительное и уложила в кровать! – ответила она. – Ты по-прежнему считаешь, что он нам нужен? – покусывая ноготь, спросила девушка.
Иван откинулся в своём кресле и потёр глаза. Он и сам не понимал, почему остановил свой выбор именно на этом парне. Вилли, конечно, был хорош, но он никогда не участвовал в столь опасных мероприятиях, и, наверное, разумнее было поискать кого-нибудь другого.
- Что-то подсказывает мне, что он – то, что нам нужно! – после минутной паузы произнёс Иван. – Возможно, поначалу он будет балластом, но из всех кандидатур он нравится моей интуиции больше всего.
- Интуиции? – Тинг невольно улыбнулась. – А я-то всегда считала, что ты полагаешься только на свой разум.
- Я использую всё, что можно, чтобы выжить. И интуицию тоже!
Звонок в дверь прервал разговор любовников. Иван вскочил с кресла и отправился к двери. Тинг последовала за ним.
- Алина? – донёсся до девушки удивлённый возглас наёмника. – Я думал, что ты будешь только после обеда.
- Удалось вырваться пораньше, - ответил ему смеющийся голос. – Тем более, что твоё сообщение меня весьма заинтриговало. Впустишь?
- Проходи! – Иван посторонился, пропуская гостью, и Тинг получила возможность её рассмотреть.
Перед ней стояла высокая, не меньше метра восьмидесяти пяти, девушка лет тридцати, одетая в белую, слегка просвечивающуюся на свету, блузку, чёрную кожаную мини-юбку, чёрные сетчатые чулки и высокие, по колено, сапоги.
- Алина Пинто! – протянула гостья руку Тинг.
- Тинг Дуань! – ответила ей Тинг, протягивая руку в ответ.
Алина схватила Тинг за ладонь и резким движением, которого китаянка никак не ожидала, рванула на себя. Лицо Тинг уткнулось в пышный бюст Алины, а руки отравительницы по-хозяйски облапали ягодицы девушки.
- Хороша задница! – вынесла Алина вердикт и вскрикнула от боли.
Тинг, наступившая ей на ногу, вырвалась из объятий лесбиянки, отскочила в сторону и процедила:
- Ещё раз так сделаешь, и я тебе всю смазливую мордашку расцарапаю!
- А может, лучше отшлёпаешь? – подмигнула в ответ Алина.
Крылья носа Тинг грозно зашевелились, сигнализируя о грядущей буре, и Иван счёл за лучшее вмешаться.
- Девочки, давайте не будем ссориться! – примиряюще сказал он. – Алина, не смущай и не провоцируй Тинг. Тинг, а ты постарайся быть чуточку терпимее!
- Постойте-ка! – прервала его Алина. – Так ты с ней …? – заканчивать свою фразу она не стала. – Ой, тогда простите, что встала между двумя голубками. Я не хотела. Честно! – она сделала такие виноватые глаза, что Иван не выдержал и захохотал, а вслед за ним рассмеялась и Тинг.
Алина дождалась, когда хозяева отсмеются, а затем, улыбаясь, спросила:
- А где у вас ванная комната? Я хотела бы принять душ, прежде чем приступать к разговору о деле.
- Прямо по коридору, а потом направо! – ответила ей Тинг.
Алина задорно подмигнула ей, повернулась к ним спиной и двинулась в указанном направлении, одновременно расстёгивая пуговицы на блузке. Через пару шагов блузка упала на пол, обнажая красивую спину, а лесбиянка дёрнула молнию на своей юбке. Кожаная ткань плавно соскользнула вниз, и Иван восхищенно присвистнул.
И было отчего: столь совершенных ягодиц и бёдер Тинг до этого никогда не видела, а тонюсенькая полосочка чёрных трусиков, разделявших два полушария, лишь дразнила воображение.
Впрочем, Алина не собиралась останавливаться на достигнутом эффекте. Уже дойдя до поворота, она остановилась, покрутила своей попкой, а затем сняла трусики и блестящим броском ноги отправила их прямиком в лицо Ивану.
- Ну, ты и шалунья, Алина! – ловя интимный предмет одежды в воздухе, усмехнулся наёмник.
- Да, я такая! – кокетливо дёрнула плечом лесбиянка и скрылась из поля зрения.
Дождавшись, когда хлопнет дверь в ванную и из-за неё донесётся шум воды, Тинг повернулась к Ивану и, уперев руки в бока, бросила на него грозный взгляд.
- Ничего не хочешь мне сказать? – спросила она.
- Пожалуй, я понимаю мужчин, которых она свела с ума, - дёрнул уголком рта наёмник. – Но, в отличие от них, я знаю её ориентацию, так что даже не думаю о том, чтобы затащить её в постель. Тем более, что весь этот спектакль был предназначен не для меня, а для тебя!
- Для меня? – Тинг вскинула одну бровь. – По-моему, я ясно дала понять, что на меня в этом плане можно не рассчитывать!
- Только Алину это не остановит! – хмыкнул посерьёзневший внезапно Иван. – И это может вылиться в проблему, если ты не научишься переводить все её домогательства в шутку! – он убрал трусики в карман своих брюк и пошёл мимо Тинг в гостиную.
- Не поняла! – девушка последовала за наёмником и, схватив его за плечо, развернула к себе. – Объясни!
Иван вздохнул, пододвинул стоявший неподалеку стул и опустился на него, увлекая за собой Тинг.
- Дело в том, - наёмник взглянул прямо в глаза сидящей у него на коленях девушки, - что Алина принадлежит к тем, кого я назвал бы «воинствующими лесбиянками». Эти дамы убеждены, что нет абсолютно гетеросексуальных женщин, а есть только женщины, которые по недоразумению не пробовали заниматься однополой любовью и, в силу этого, не смогли понять, что мужчинам в этом мире не место. Их риторику, кстати, весьма поддерживает заявление ученых о вымирании мужской хромосомы. «Если вскоре мужчин не станет, то почему мы должны заниматься с ними любовью. Не лучше ли сразу перейти к сексу с близкой к тебе по физиологии и духу особи, ведь рано или поздно мы всё равно придём к этому?». Так они говорят! – Иван шумно выдохнул и погладил бедро Тинг. – А ты, моя радость, к несчастью, по-видимому, приглянулась  Алине, и теперь она не оставит попыток затащить тебя в постель.
- Стало быть, я в её вкусе? – оглянулась назад Тинг, словно могла через стену разглядеть лесбиянку.
- Это меня и смущает! – признался Иван. – Зная о наклонностях Алины, я изучил всех её бывших пассий. Большинство из них были высокими, плотно сложенными  негритянками с большими сиськами, оставшиеся – европейками с не менее выдающимися бюстами. Но азиаток среди них не было. Как и девушек с небольшой грудью! – он наклонился и поцеловал через ткань грудь Тинг. – Я рассчитывал, что она тобой не заинтересуется, и нам удастся избежать хотя бы этого острого угла.
Тинг вновь повернулась к Ивану, провела рукой по его волосам и улыбнулась.
- Ничего, я справлюсь! – заверила она его.

Ральф потер глаза и потянулся. Похоже, он в очередной раз задремал, изучая подробности другого мира. Он упорно ковырялся в тех крохах сведений, что у них были, пытаясь предугадать ждущие их опасности.
В перерывах между просмотрами материалов Айлин вытаскивала брата на встречи с кандидатами на оставшуюся вакансию. Учёные, что работали на Эллисона, создали симулятор различных боевых ситуаций, и Ральф, Айлин, Гарри Букер и Арлин Холмс вместе с очередным офицером отрабатывали командные взаимодействия.
Результаты очередного теста, обработанные системой искусственного интеллекта «Грифон», анализировала Айлин, после чего совместно с генералом Рейнолдсом определялось будущее очередного кандидата.
Дверь позади Ральфа скрипнула, он обернулся и увидел входящую в кабинет сестру.
- Очередной провал? – мотнул парень головой в сторону бумаг, зажатых Айлин в левой руке. – У нас осталось мало времени на комплектование команды.
- Знаю! – хмуро кивнула девушка. – Именно поэтому я убедила генерала согласовать кандидатуру Николсона.
- Он же «погиб» при исполнении и погубил половину группы! – Ральф был поражён решением сестры.
- Да, - согласилась с ним Айлин, - он всё время тянет одеяло на себя, что не всегда благоприятно сказывается на общекомандных взаимодействиях. Но у него наилучшая подготовка, а работать в команде он научится!
- Уверена? – не скрывая скепсиса, произнёс Ральф.
Айлин подошла к брату, посмотрела ему прямо в глаза, а затем, наклонившись, прошептала на ухо:
- Я предупредила его, что если будет иначе, то я лично отрежу ему яйца!

Иван внимательно изучал сидящего напротив собеседника. Мужчина, являвшийся начальником одной из самых страшных тюрем в мире, был невысокого роста, с изрядным брюшком и огромной проплешиной на голове, зато с роскошными чёрными усами, которые он беспрестанно поглаживал, заглядываясь на бёдра Алины, обтянутые кожаной мини-юбкой.
Лесбиянка, прекрасно понимавшая, куда направлен взор их с Иваном собеседника, время от времени одёргивала юбку, отчего та, по странному стечению обстоятельств, поднималась ещё выше, заставляя начальника тюрьмы шумно сглатывать слюну.
- Итак, мистер Эскобар, – произнёс Иван, привлекая внимание к себе, - я предлагаю вам десять миллионов за одного заключённого, которого и искать-то никто не будет. Так что же вас не устраивает?
- Вы правы, искать его никто не будет, - согласился с наёмником начальник тюрьмы, продолжая коситься на девушку. – Но этот ублюдок убил двух моих друзей, и так просто уйти я ему не дам. Двадцать миллионов – вот моя цена!
- Друзей? – брови Ивана поползли вверх. – Если мои информаторы не врут, то одного из этих «друзей» вы и сами хотели устранить. Разве не так?
- Это не имеет значения! – Эскобар подмигнул Алине и облизнул свои мясистые губы. – Он перешёл мне дорогу и должен ответить за это. Двадцать миллионов – и ни центом меньше!
Иван почесал подбородок и взглянул на свою спутницу. Ему не хотелось прибегать к плану Б, но двадцать миллионов были слишком большой суммой.
Алина вопросительно моргнула веками, и Иван с секундной задержкой мигнул в ответ. План Б был активирован.
Девушка поднялась со своего места и, покачивая бёдрами, направилась к мистеру Эскобару. Обогнув стол, она схватила кресло начальника тюрьмы, развернула его к себе, наклонилась и поцеловала его в губы.
Ткань её юбки при этом неумолимо поползла вверх, обнажая ягодицы, и двое молодых парней, охранявших Эскобара, невольно засмотрелись на это зрелище. Что и стоило им жизни.
Иван, вылетев из кресла подобно разжатой пружине, двумя короткими рубящими ударами перебил трахеи охранников и, придержав тела, позволил им бесшумно опуститься на пол.
Начальник тюрьмы ещё не успел заметить гибели своих подчинённых, как Алина, сорвав приклеенный куском скотча к внутренней стороне бедра шприц, вогнала иглу в сонную артерию Эскобара.
- А-а! – взревел начальник тюрьмы, сгребая руками воздух перед собой, но тщетно: с быстротой молнии Алина покинула опасное для неё пространство и вновь очутилась в своём кресле.
- Что ты мне вколола, сука?! – кричал Эскобар, выдёргивая из своей шеи шприц.
На вопли патрона в кабинет влетели ещё двое охранников, но они мгновенно замерли на пороге, столкнувшись с направленными в их сторону автоматами коллег, уже перешедшими под контроль Ивана.
- Это синтетический яд, - спокойно ответила на вопрос Алина, доставая из сумочки маленькое зеркальце и помаду. – Его химическую формулу я называть не буду. Все равно она слишком сложна для твоего маленького мозга, - девушка провела помадой по губам, осмотрела себя в зеркале и, оставшись довольна результатом, спрятала их обратно в сумочку. – Всё, что тебе стоит знать: ты умрёшь через полчаса, если не получишь противоядия. А его ты получишь, когда мы вчетвером, включая Альфонса Гомона, выйдем за пределы тюрьмы. Всё понятно?
Слушавший Алину затаив дыхание, Эскобар кивнул и потянулся к селектору, но выпрыгнувшая из кресла подобно пантере девушка перехватила его мясистую руку:
- А если ты, ублюдок, ещё раз назовёшь меня сукой, то подыхать будешь долго и очень мучительно! – прошипела она словно ядовитая кобра.
Начальник тюрьмы громко сглотнул и ожил лишь после того, как Алина, вернувшаяся в кресло, небрежным тоном велела ему:
- А вот теперь звони!
Эскобар снял трубку и рявкнул в неё несколькими короткими, гневными и преисполненными страха распоряжениями.
По всей видимости, команды начальника тюрьмы привыкли исполнять очень быстро. Уже через десять минут Альфонс Гомон в сопровождении двух надзирателей был препровождён в кабинет Эскобара.
Иван коротко кивнул ему в знак приветствия, Альфонс ответил ему тем  же, затем скользнул взглядом по Эскобару и остановился на Алине. Девушка подмигнула ему, а затем, развернувшись к начальнику тюрьмы, бросила:
- А теперь идём к нашей машине. И предупреди своих людей, чтобы не смели открывать огонь. Где находится антидот и как его правильно вводить, знаю только я. Так что убьёшь меня, убьёшь и себя!
Страх за свою жизнь явно придал Эскобару сил. Ну кто мог подумать, что этот тучный мужчина на коротеньких ножках может передвигаться столь быстро, что Алина, Иван и Альфонс будут еле за ним поспевать!
Провожаемые удивлёнными взглядами сотрудников тюрьмы, многие из которых смотрели на них через прицелы своего табельного оружия Эскобар, Алина, Иван и Альфонс пересекли тюремный двор, прошли через открытые для них ворота и подошли к чёрному внедорожнику, за рулём которого находилась Тинг.
- Не всё прошло гладко? – опустила китаянка стекло.
- А когда было иначе? – пожал плечами в ответ Иван и, открыв заднюю дверь, произнёс: - Вилли, двигайся! – а потом обернулся к Альфонсу: - Садись!
- Оно того стоит? – оглянулся назад Альфонс.
- Если дело выгорит – ты сможешь купить эту тюрьму со всеми её надзирателями! – ответил ему Иван.
- Значит, стоит! – хмыкнул Альфонс и забрался в машину.
Пока мужчины разговаривали, Алина вынула изо рта, проглоченную заранее ампулу, и протянула её Эскобару.
- Вот антидот! – произнесла она. – Просто проглоти – и ты здоров!
Начальник тюрьмы жадно схватил ампулу с ладони девушки, закинул её в рот, развернулся и побежал к воротам, одновременно отдавая какие-то распоряжения по-испански.
- Шеф, - выглянул из машины Вилли, - управление автоматической системой наведения огня перехвачено. Камеры открывать?
- Открывай! – кивнул ему Иван. – Пусть знает, что я делаю предложение лишь один раз. Потом я забираю своё силой.
Он и Алина сели в машину, и Тинг завела двигатель. Когда машина тронулась, до них донеслись звуки стрельбы и удивлённые возгласы, быстро сменявшиеся воплями боли.
Иван оглянулся назад и увидел, как установленные на сторожевых вышках турели, подконтрольные взломавшему систему безопасности Вилли, развернули свои орудия в сторону тюремщиков и весело поливают их огнём.
- Похоже, всех надзирателей мне уже не купить! – произнёс Альфонс.
- Не всё коту – масленица! – ответил ему Иван и велел Тинг: - Поехали!
Внедорожник быстро набрал скорость и умчался в клубах пыли.


Глава 3

Анна Буавер осторожно припарковалась и взглянула на своё отражение в зеркале заднего вида. Все сомнения, терзавшие её, и уговоры родных и знакомых, которые она игнорировала последние несколько месяцев, внезапно разом навалились на неё.
- Может, я действительно поторопилась? – спросила женщина у своего отражения.
Разумеется, зеркальный двойник ей ничего не ответил.
Шумно втянув воздух ноздрями, Анна провела рукой по своим длинным, до плеч, светлым волосам, несколько раз глубоко вдохнула и выдохнула, стукнула кулаком по рулю и, решительно тряхнув головой, вышла из машины.
«В конце концов, глупо отступать, проделав такой большой путь», - уговаривала сама себя женщина, двигаясь по выложенной из плитки аллее к длинному двухэтажному зданию, видневшемуся вдалеке.
«К тому же», - продолжала Анна мысленно общаться сама с собой, - «от твоего решения зависит судьба ещё одного человека, и бросать его на произвол судьбы ты не смеешь».
«А что, если ты, таким образом, только испортишь жизнь и ему, и себе?» - отвечал женщине её внутренний голос. – «Что если ты не справишься? Как этот человек будет чувствовать себя, когда ты от него откажешься?»
Ответа на этот вопрос Анна не знала и могла лишь покрепче сжать кулаки да быстрее идти по аллее, чтобы не дать себе времени передумать.
Вскоре женщина подошла к крыльцу здания и, чувствуя, как в горле от волнения становится сухо, взбежала вверх по ступенькам.
В дверях она столкнулась с дородной женщиной, тащившей за руку пятилетнего мальчугана. Мальчишка упирался всеми силами, не желая покидать здание, но силы были не равны.
- Здравствуйте, мадам Лавуа! – поздоровалась с женщиной Анна. – Что случилось? – взглянула она на мальчугана, пытавшегося вырваться из цепкой хватки державшей его женщины.
- Жан-Мари отобрал у Мари-Лор её любимую заколку и собирается вернуть её, а заодно извиниться за своё поведение. Так, Жан-Мари? – наклонилась к ребёнку мадам Лавуа.
Мальчик ничего не ответил, лишь ещё больше насупился  и изо всех сил потянул женщину обратно в здание.
- Молчит, - констатировала мадам Лавуа, наблюдая за тщетными попытками мальчугана. – Но ничего, когда придёт время извиняться, - заговорит. А вы к мадам Мерсье? – Анна кивнула. – Она у себя. Ждет вас.
- Спасибо! – поблагодарила мадам Лавуа Анна и вошла в здание.
Остановившись у одной из колонн перед входом, Анна ещё раз провела ладонью по волосам, потом похлопала себя по щекам и решительно направилась к лестнице справа от неё.
Поднявшись на второй этаж, Анна подошла к белой двери, расположенной прямо у лестницы, постучала в неё и, дождавшись разрешения, вошла внутрь.
Мадам Мерсье, полногрудая женщина лет пятидесяти, сидела в своём огромном кресле и изучала кипу бумаг, нацепив на кончик своего носа старомодные очки.
Анна негромко откашлялась, привлекая к себе внимание, и шагнула вперёд.
- Мадмуазель Буавер, - поднялась ей навстречу мадам Мерсье, - а я как раз вас ждала. Присаживайтесь, пожалуйста! – указала она на единственный свободный стул, все остальные были заняты разложенными на них бумагами. – Я хотела вас поблагодарить, Анна, - продолжила мадам Мерсье, после того, как Анна села на предложенный ей стул. – Вы подаёте отличный пример другим приёмным родителям. Большинство предпочитает усыновлять детей в возрасте до пяти, максимум семи лет, а вы удочеряете шестнадцатилетнюю, уже почти взрослую девушку. – Наверное, в этот момент на лице Анны отразились все терзавшие её сомнения, потому что мадам Мерсье внезапно с тревогой спросила: - Вы ведь не передумали?
Анна вздрогнула, словно от удара, и поспешно, не давая себе времени обдумать вопрос, ответила:
- Нет, конечно, нет!
- Это хорошо! – успокоилась мадам Мерсье и спросила: - Вы оформили все бумаги?
- Да, - кивнула Анна, расстегнула молнию на своей сумке и извлекла из неё папку с документами: - Вот они!
Мадам Мерсье приняла папку в свои руки и, раскрыв её, принялась изучать документы.
Потянулись мучительные минуты тишины, в которой Анна все отчётливее слышала громко звучавшие в её голове протесты против её же решения.
Чтобы хоть как-то отвлечься, женщина повернулась к стенду, висевшему за её спиной, и принялась изучать фотографии детей, представленные на нём.
Практически сразу её взгляд упал на маленький снимок в самом низу стенда. На нём была запечатлена девочка-подросток с вьющимися тёмными волосами, грустно смотревшая своими карими глазами на ночное небо за окном.
«Нет, я тебя не брошу», - решительно подумала Анна, глядя на этот снимок, и все сомнения, мучившие её, рассеялись как дурной сон.
- Что ж, все документы в порядке, - захлопнула папку мадам Мерсье. – Если хотите, можете забрать девочку прямо сейчас. Попросить привести её?
- Да, спасибо, - улыбнулась в ответ Анна.
Мадам Мерсье потянулась к стоявшему на её столе телефону, сняла трубку и попросила кого-то привести к ней Анастасию.
«Анастасия Буавер», - мысленно произнесла Анна имя своей уже не будущей, а самой что ни на есть настоящей приёмной дочери. – «Красиво звучит».
Несколько минут женщина мысленно повторяла это имя, убивая время до долгожданной встречи с воспитанницей детского дома  уже в новом для них обоих качестве, а потом дверь скрипнула, и в кабинет в сопровождении воспитательницы вошла шестнадцатилетняя Анастасия.
- Здравствуй, Настя! – Анна поднялась из кресла и заключила приёмную дочь в объятия.
- Здравствуйте, Анна! – тихо ответила девушка, замерев по стойке «смирно».
Анна отпустила её и отступила на шаг. Настин взгляд был устремлён на неё, и пусть в нём не было любви (ещё не было), но всё же в нём не было ни безразличия, ни ненависти. Только уважение.
- Настя, - обратилась к девушке мадам Мерсье, - я хочу тебя поздравить. С этого момента у тебя снова есть мама, и …
- Я, что, должна звать вас мамой? – перебила директора интерната Настя, и в её глазах промелькнула молния.
- Только если ты сама этого захочешь, - поторопилась успокоить её Анна. – Я буду вполне довольна, если ты будешь звать меня Анной.
- А-а, тогда порядок, - девушка обвела кабинет взглядом. – Ну, раз я больше не являюсь воспитанницей интерната, то поехали домой. Давайте скорее, Анна, я хочу увидеть дом, в котором буду жить! – поторопила она Анну, немного растерявшуюся от такого напора.
- Да-да, конечно! – спохватилась женщина, хватая свою сумку. – Поехали!
Приёмные мать и дочь уже шагнули к двери, когда та открылась сама, и внутрь заглянула ещё одна воспитательница.
- Прошу прощения, мадам Мерсье, - извинилась она, - но к Анастасии приехал её дядя. Проводить её?
Женщина ещё не успела договорить, как Настя проскочила мимо неё в дверь и бешеным галопом помчалась по коридору.
- Дядя? – оглянулась назад Анна.

Настя бежала по коридору, с трудом разбирая дорогу, и звонко шлепала босыми ногами по полу. Туфли она потеряла ещё на лестнице: вернее, одна слетела с неё сама, а вторую девушка скинула.
- Осторожнее! – раздался грозный окрик воспитательницы, которую Настя чуть не сшибла с ног, но слова уже летели девушке в спину.
Перемахнув через перила ещё одной лестницы, девушка скользнула по только что вымытому полу и, с трудом затормозив у очередной двери, влетела в комнату для свиданий.
Комната была заполнена кучей ребятни и пришедшими с ними повидаться или познакомиться взрослыми. Повсюду царил гвалт и гомон, и лишь одна фигура в дальнем углу застыла как статуя, молчаливо и неподвижно.
- Дядя Иван! – кинулась к ней Настя.
Мужчина встал, девушка кинулась ему на шею и повисла на ней, а он обнял её за талию и несколько раз крутанул в воздухе.
- Ну, хватит! – произнёс Иван через минуту и поставил Настю на пол. – А то на нас уже смотрят!
Девушка обернулась и перехватила несколько удивлённых взглядов, однако она не стала бы утверждать, что на них все пялились. Но спорить с дядей было себе дороже, и поэтому девушка тихо опустилась на стул.
- Что бы ты обо мне не думала, но о твоём дне рождения я не забыл! – произнося эти слова, дядя вытащил из-за своей спины небольшой пакет. – Правда, я не знаю, что дарят девушкам на шестнадцатилетие …
Настя вырвала пакет из его рук, открыла и, негромко фыркнув, закончила дядину мысль за него:
- И поэтому подарил мне то, с чем у тебя ассоциируются женщины, - она принялась перебирать подарки руками. - Сексуальное нижнее бельё, дорогущие духи и …, - Настя достала неприметную серую упаковку, умещавшуюся в её ладонь, и, понизив голос, произнесла: - пачку презервативов.
- Только не говори, что они тебе не нужны! – усмехнулся Иван.
- Вообще-то я ещё девственница, - улыбнулась в ответ девушка.
- Понял, их нужно было подарить на семнадцатилетие! – кивнул мужчина. – А остальные подарки-то понравились?
Настя ещё раз заглянула в пакет и внимательно осмотрела его содержимое.
- Бельё мне нравится, - после некоторого раздумья произнесла она. – Хотя пока не ясно, для кого мне его надевать. Да и примерить мне его негде. Впрочем, с размером ты, кажется, не промахнулся.
- Без «кажется», - поправил девушку дядя. – В чём-чём, а в этом я никогда не ошибаюсь.
- Ну да, я помню, у тебя большой опыт, - с притворным неодобрением проворчала Настя. – Что касается духов …
Она извлекла из пакета небольшой флакончик, поднесла его к глазам и несколько раз про себя прочитала название. Затем открутила крышку и прыснула себе на запястье, после чего втянула аромат ноздрями.
- Духи – великолепны! – вынесла свой вердикт Настя. -  Как и следовало ожидать от фирмы «Диор». Но, насколько я слышала, эта модель выпущена ограниченным тиражом, и цена флакона колеблется в районе миллиона долларов.
- Деньги  для меня не проблема, ты же знаешь, - перебил девушку дядя.
- Знаю, - кивнула Настя и спрятала флакончик обратно в пакет.
Дядя, как всегда, выбрал возможно не совсем подходящие по возрасту, но все же замечательные подарки. За это Настя его и обожала. И все же его визиты приносили не только радость, но и много грусти.
- Если хочешь, я могу взять тебя на пару дней с собой, - предложил ей дядя, словно прочитав Настины мысли. – Отдохнёшь от интерната, развеешься, сходишь на дискотеку, познакомишься с парнем, а там, глядишь, и третий мой подарок пригодится, - подмигнул мужчина девушке.
- Меня удочерили! – подняла на него глаза Настя.
- Так быстро? – Иван был слегка удивлён, но сказать, что он был расстроен, было невозможно.
- Да, так быстро! – копившееся несколько лет раздражение внезапно вырвалось из Насти на свободу. – Этой женщине потребовалось всего восемь месяцев, чтобы принять решение жить со мной под одной крышей. А ты, мой родной дядя, за пять лет так и не предпринял ни одной попытки забрать меня из детдома!
- Мы это уже обсуждали, Настя! – посерьёзнел Иван. – Во-первых, я – одинокий мужчина, ведущий далеко не праведный образ жизни, что явно не соответствует параметрам образцового отца. Тем более, отца юной девушки.
- Ты только что говорил, что деньги для тебя не проблема. А за деньги можно получить любое разрешение. Особенно за большие деньги, - перебила дядю Настя.
- А во-вторых, - мужчина словно и не заметил её слов, - твой отец никогда не позволил бы тебе жить у меня.
- Мой отец мёртв уже пять лет, и единственный мой живой родственник – это ты! – Настя была возбуждена, но продолжала говорить шёпотом, чтобы их не услышали.
- Твой отец пропал пять лет назад, но он не мёртв.
- Откуда ты знаешь?
- Я знаю твоего отца: он умеет выживать. А я наконец-таки подобрался к разгадке его исчезновения. Ещё пара месяцев, и я найду его.
- Лучше б ты заботился обо мне, чем тратить время на бесплодные поиски! – прошипела Настя.
- Ты и в одиннадцать лет была самостоятельной девочкой, - терпеливо ответил ей Иван. – И вполне смогла бы позаботиться о себе, даже оставшись одна. К тому же я никогда не прекращал опекать тебя. Анна Буавер – достойная женщина, которой я смело могу доверить воспитание своей племянницы.
- Ты следил за ней? – наклонилась вперед Настя.
- Разумеется. И я буду продолжать наблюдать за вами, хочешь ты того или нет.
- Значит, следить за мной у тебя время есть, а воспитывать – нет? – процедила девушка. – Что ж, пожалуй, ты прав: мне будет гораздо лучше с Анной, чем с родным дядей. По крайней мере, она меня по-настоящему любит. – Она вскочила со стула, схватила пакет и, отвесив шутовской поклон: - Спасибо за подарки, дядя! – выбежала из комнаты.

- Разумеется, я должна была рассказать вам о Настином дяде, - сокрушённо качала головой мадам Мерсье. – Но я боялась, что это отпугнёт вас, а девочке очень нужен дом.
- А как же её дядя? – поразилась Анна. – Разве он не способен дать ей дом?
Мадам Мерсье вздохнула, сняла свои очки, протерла их тряпочкой, затем водрузила обратно на нос и лишь после этого ответила:
- Настя попала в наш интернат через два месяца после того, как пропал её отец. Про мать я уже вам говорила: она умерла вскоре после рождения девочки. Никто из знакомых или друзей её семьи не знал о других живых родственниках, поэтому Настю и определили сюда. А потом, неожиданно для всех нас, включая и саму Настю, к нам приехал этот мужчина и назвался её дядей. Вначале мы ему не поверили, но он предоставил все документы, подтверждающие их родство, включая анализ ДНК. Дядя попросил отпустить Настю с ним на пару недель, и мы, разумеется, пошли ему навстречу.
- Он, что, обидел её? Избил или что-то похуже? – осенила догадка Анну.
- Нет, вовсе нет, - покачала головой мадам Мерсье. – Наоборот, после этих двух недель девочка ожила: стала более общительной и даже изредка играла с другими детьми. А ведь до этого она семь недель сидела, уткнувшись в окно, и не произнесла ни одного слова. Естественно, что в такой ситуации, я предложила дяде забрать Настю с собой. К тому же в таком случае ему не нужно было бы даже проходить через процедуру усыновления, ведь он близкий родственник.
- И что же он ответил?
- Сказал, что его брат, то есть отец Насти, никогда не позволит ему воспитывать девочку, и поэтому о совместном проживании и речи быть не может, - директор интерната развела руки в стороны, не в силах найти объяснения этим словам. – Он приезжал каждые три-четыре месяца, забирал Настю с собой на срок от трёх до восемнадцати дней, а потом привозил её обратно. И ни разу даже и не заикнулся  о том, чтобы забрать девочку к себе домой.
- Бедная девочка, - прижала руки ко рту Анна. – Наверное, это ещё больнее, чем просто остаться сиротой: знать, что единственный твой родственник не желает забрать тебя из интерната, прикрываясь какими-то глупыми отговорками.
Женщина представила себя на месте приёмной дочери, когда после очередного свидания с дядей ей вновь нужно вернуться в детский дом, и ощутила огромный прилив нежности и жалости и желание заботиться об этом несчастном ребёнке так, чтобы он больше никогда не вспомнил о своём никчемном дяде.
Дверь в кабинет распахнулась, и на пороге появилась Настя, сжимавшая в руке какой-то пакет.
- Поехали домой, мама! – обратилась она к Анне.


1 мая 2013 года.


Рецензии
На это произведение написано 5 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.