Надразон. Гл. 22. Китай. Провинция Юньнань

     Китай. Провинция Юньнань.

     Огромные горы, пронизывающие своими могучими седыми вершинами перистые облака, тысячелетиями безмолвно спали. Дикие ветра ласкали и укутывали их, распевая баюкающие песни, но... сегодня их покой и сон был прерван тем древним рёвом, который, казалось бы, покинул этот мир навсегда.

     г. Куньмин. Офис компании Unnan Tradе Industrial Company (UTIC). Сентябрьское утро.
 
     - Господин Юн. Ваш любимый чай пуэр с ароматом лотоса, - вежливо произнесла невысокая миловидная секретарша средних лет в белой блузке и аккуратно поставила на стол шефа поднос с маленьким белым заварником и кружкой. - Что-нибудь ещё принести? Конфеты, печенье, сухофрукты?
     - Нет, спасибо Мейли... - задумчиво ответил седоватый мужчина среднего роста и телосложения лет 45 в удобном льняном летнем костюме, глядя сквозь большое тонированное панорамное окно на утренний шикарный вид делового квартала Куньмина с высоты 12 этажа.
     В тишине и прохладе современного офиса не было слышно, как в городе-мегаполисе, в котором население уже перевалило за 7 миллионную отметку, вовсю кипела жизнь, нарастала духота и городской смог.
     - Напомни мне, во сколько прилетают наши гости из Гонконга? - спросил хозяин компании, вспомнив о сегодняшней встрече с деловыми партнёрами по аллюминию.
     - В 14-30, господин Юн, - ответила секретарша, которая преданно служила своему шефу уже более 10 лет. - Вы не переживайте, ваш заместитель, Нин Ханг, их встретит и привезёт сюда, как и договаривались. Вам заказать кабинку в ресторане?
     - Мейли, ты читаешь мои мысли! - улыбнулся своей секретарше шеф. - И не только заказать кабинку, но и составить нам приличное меню... Я тебе доверяю... Да... и после обеда скажи, чтобы держали вертолёт наготове, вдруг гости захотят осмотреть наши объекты, - добавил он.
     - Я вас поняла, господин Юн, - улыбнулась Мэйли и вышла из просторного кабинета.
     Юн Донгей снова вернулся к своим мыслям о непослушной дочери Мингю. Единственная дочь, которая никогда ни в чём не нуждалась, на удивление отца захотела учиться в обычном бюджетном университете! И на кого?.. На "бедного учителя по истории"!
     "С моими-то связями и возможностями ей открыты двери в любой Пекинский университет! Могу и за границу отправить, в Европу, например. Неужели она не понимает, что мне нужна помощница, нужен свой человек в моём непростом бизнесе! Ей надо в экономику, в менеджмент двигать, а она глупышка по стопам матери идёт, в культуру," - мысленно возмущался Юн Донгей, наливая себе чай. - "Был бы у меня сын, такой ерундой точно не занимался бы, а дочь... упёртая, как мать и отговаривать бесполезно! Ну ничего, "пообщается" с нищими студентами и поймёт, что она - "птица другого полёта". Ничего! Я ждать умею! Впрочем, винить тут надо не столько дочку, сколько "культурную" жену. Угораздило же меня жениться на историке-искусствоведе. Н-да! Небойсь наговорила моей Мингю всяких "культурных глупостей"... Ох уж эта "интеллигенция"! Когда "они" уже поймут, что Китай великим сделали мы - бизнесмены и предприниматели! Мне и так уже эти экологи, комиссии и проверки все нервы поистрепали. Нам срочно надо новую угольную шахту разрабатывать, а они мне про какую-то "историческую ценность" обычной горы рассказывают! А то, что с открытием штольни я создам сразу массу рабочих мест, это до них не доходит?! Да в Юньнани и без этой маленькой горы достопримечательностей хватает! Вам что, туристов мало что-ли? Итак уже инвесторы недовольны постоянными отсрочками!" - опять начал нервничать теперь уже по работе господин Юн. - "Ну вот, опять от нервов шею повело! Надо бы на массаж записаться... Или может прямо сюда в кабинет попросить?.. Точно! Надо сюда попросить, а то специально для массажа времени как всегда нет. Хотя бы чтоб шею размяли, пока опять давление не подскочило. В прошлый раз врач вообще посоветовал после обеда полчаса лежать на специальной кушетке и каждый день ходить пешком по 20-30 минут, но откуда у меня эти 20-30 минут? Откуда?" - риторически спросил себя "рядовой хондрозник", заметив, что чай совсем остыл. - "Наверное, пора уже напроситься в гости к губернатору и прокурору нашей провинции. Точно! У нас как раз готова хорошая партия пуэра! От чая у меня ещё никто не отказывался," - уже более радостно подумал хозяин крупнейшей торгово-промышленной компании Юньнани.
     Глотнув остывший чай, Юн Донгей продолжил просматривать на рабочем компьютере проект и документацию по сотрудничеству с гонконгскими парнями, которые предлагали взаимовыгодные бартерные расчёты за свой аллюминий углём и чаем компании.
     "А что? По-моему это намного выгоднее, чем пользоваться услугами биржи и других посредников. Не надо никому отстёгивать комиссии. Тем более, что юань в последнее время немного лихорадит. Да, наверное, так будет лучше для всех... Молодцы, что сами вышли на меня! Вроде ребята серьёзные, нигде не засвечены, но... всё-таки не мешает пробить их ещё и через федеральную службу безопасности... А самое лучшее - это всё-таки посидеть с ними за столом, поговорить, послушать, попить бай тиё (водки) и посмотреть им в глаза..." - подумал опытный бизнесмен, у которого был нюх на проходимцев.
     - Мейли, дорогая! - обратился Донгей к своей секретарше по коммутаторной связи, - Будь так добра, вызови ко мне начальника службы безопасности и нашего юриста. И где там мой зам. бродит? Опять в пробке застрял? Отчитай Ханга за меня! Уже 10 часов, а мы ещё к нашей встрече не подготовились! Давай, поторопи там всех! - скомандовал шеф и отключился.
     "И чтобы я без неё делал?" - справедливо заметил Юн Донгей. - "Всё-таки Мейли у меня молодец! Хоть кто-то в моей жизни всё делает так, как я хочу... А кстати, у неё же, по-моему, в сентябре день рождения?!" - вдруг вспомнил благодарный шеф и, открыв свой блокнот на мониторе компьютера, принялся его просматривать. - "Так, так, так... Ну да, 21 числа! Надо не забыть. Что же ей подарить, что подарить?.." - опять "пригрузился" господин Юн, уже позабыв о своей непослушной дочери.

     А тем временем, в Куньминском Педагогическом Университете на историческом факультете у студентов первокурсников началась очередная перемена.
     В понедельник на переменах все сидящие студенты делятся на три категории: одни болтают друг с другом; другие, те, кто не выспался, зевают и пробуют немного прикорнуть на парте; но большинство "улетает" в свои смартфоны. Те, кто "зависают" в своих гаджетах тоже делятся на три категории: одни слушают музыку в наушниках, другие смотрят всевозможное видео, а третьи сидят в соц. сетях.
     Но одна из первокурсниц, также сидящая со своим смартфоном не относилась ни к одной из вышеперечисленных категорий. На первый взгляд, она мало чем отличалась от других девушек: в бежевых брючках и светлой кофточке; невысокого роста; стройная; с обычной причёской тёмных, чуть ниже плеч, волос; с еле заметными следами неброской косметики на миловидном лице. Так что же отличало её от других? Помимо скромного и сдержанного поведения, мечтательного взгляда на серьёзном и вдумчивом лице, конечно... её внутренний мир!
     Юн Мингю всегда больше привлекала история, мифология, фэнтэзи, а также всё мистическое и непознанное. Зато девичьи сплетни, мода и вся молодёжная поп-культура её никогда особо не интересовали. Просматривая последние новости про сенсационные появления разных "мифических существ" по всему миру, она с удивлением оглядывалась на окружающих студентов: "Неужели их всех это никак не беспокоит? Неужели все их пустые разговоры и увлечения важнее? Наверное они думают, что наша провинция - это такое место в мире, где ничего не может произойти? А я то подумала, что в простом универе молодёжь более интересная! Наверное я ошибалась..." - разочарованно вздохнула "продвинутая" особа. - "Молодёжь сейчас везде одинаковая, независимо от благосостояния родителей: все с дорогими смартфонами, модными прикидами и пустыми разговорами... Эх, мне бы сейчас полететь в какой-нибудь другой мир или измерение! Вот было бы классно!.. Или хотя бы поговорить с кем-нибудь умным и интересным..." - подумала студентка, начиная понимать, что несправедливо сравнивает юных первокурсников со своей взрослой мамой-историком.
     Рассматривая романтичный облик единорога над очередной статьёй, раздосадованная скучной реальностью девушка опять задумалась: "И чего это я размечталась? По-моему я ошиблась факультетом. Мне надо было на факультет "сказочников или волшебников" идти... Ах-да! Это же в Хогвартс надо, а там у папы связей нет! А жаль..." - вздохнула юная мечтательница и вдруг увидела, как одновременно с прозвеневшим звонком в аудиторию заскочил запыхавшийся парень и уселся в соседнем ряду, чуть позади неё.
     Мингю невольно оглянулась на новенького. Что-то отличало его от всех остальных. Но что? Парень с немного растрёпанной и совсем не стильной причёской наклонился над своей папкой, ища необходимую тетрадь и ручку. Пока он был занят, девушка заметила, что одет он был в обычную тенниску, джинсы, но вот кроссовки... желали лучшего. "Он что, грузчиком работает что-ли?" - невольно подумалось ей, но тут же она вспомнила совет мамы, "не судить о человеке по одёжке" и ей стало стыдно. "Ну и что, что он в старых кроссовках? Мало ли, какая у него была причина? Может он опаздывал и не успел переобуться, ведь не это же главное в человеке!" - осекла себя Мингю и вдруг... встретилась с этим "растрёпанным чудом" глазами!.. На несколько длинных секунд она, неожиданно для себя, утонула в безумно добрых и искренних глазах этого парня и... тут же смущённо отвела свой взгляд.
     "Ну и дура же я! Чего уставилась на новенького? Вот что он теперь про меня подумает? А если он заметил, что я рассматривала его старые кроссовки?.. Стыд и позор мне тогда!" - в ужасе подумала Мингю, которая одевалась неброско, но... всё же в дорогих бутиках.
     А очередной урок уже начался и учитель Ли Бингвен продолжил Историю Древнего Китая:
     - Тема сегодняшнего урока: "Государство Шань-Инь, династии Шань, как первое государственное образование бронзового века"... - медленно и с расстановкой начал невысокий сухощавый преподаватель в очках лет сорока. - Ещё на заре 17 века до нашей эры в среднем течении реки Хуанхэ появились крупные поселения с регулярной армией...
     За весь урок Мингю больше ни разу не повернулась к необычному парню, но... боковым зрением периодически чувствовала на себе его взгляд.
     На следующей большой перемене, когда надо было переходить в другую аудиторию молодой человек, как бы невзначай, подошёл к Мингю и произнёс:
     - Привет! Ты не подскажешь, где у нас сегодня будет Культурология, а то я расписание не успел переписать.
     - Привет! - немного растерялась девушка, не ожидая, что новенький так просто обратится к ней. - Ну, это... во втором корпусе, на первом этаже! Номер аудитории... сейчас гляну... - от волнения Мингю аж забыла номер аудитории и вытащила свой телефон, на котором было сфотографировано расписание занятий.
     - О, спасибо! Можно я перепишу расписание? А то мой смартфон "устроил мне забастовку", - просто и весело произнёс парень, доставая блокнот и ручку, отходя к ближайшему подоконнику.
     Мингю с протянутым телефоном также пошла в сторону окна и положила его перед одногруппником. Переписав расписание и протягивая девушке её сотовый, парень улыбнулся и представился:
     - Фа Юншен! Или просто Юншен. Спасибо за расписание!
     - Да не за что... Мингю, Юн Мингю... - скромно ответила девушка, принимая свой телефон. - А почему ты появился только на второй неделе? - неожиданно для самой себя спросила Мингю.
     - Да дурак потому-что, - откровенно ответил Юншен. - Нет, чтобы сразу на исторический поступать, так послушал тётю и поступил сначала на экономфак. Предал, как говорится, свою мечту. У меня тут отец 18 лет проработал на историческом, а пять лет назад ушёл на пенсию по инвалидности... А тётя Джу нам помогает материально, вот и прочитала мне "лекцию" о том, что сейчас надо зарабатывать, а не в облаках летать. Дело в том, что я всегда мечтал стать археологом... - разоткровенничался юноша.
     - Юншен, - извиняющимся тоном перебила его Мингю, - давай потом с тобой поболтаем, а то нам надо на пару бежать...
     - Ах да, извини! Просто ты первая и пока единственная, кого я уже знаю из нашей группы, - на ходу произнёс Юншен. - А пришёл я не сразу, потому-что мне надо было срочно сдавать экзамен по истории. Ну ты понимаешь... чтобы перевестись с Экономики. Ты не представляешь, как я умолял приёмную комиссию и если бы не их память об отце...
     С этого момента молодые люди всё время думали друг о друге. Юншен на лекциях то и дело, что поглядывал на Мингю. Девушка же старалась быть более сдержанной. На переменах они под любым предлогом выходили в коридор, подальше от ненужных глаз и ушей, чтобы побольше узнать друг о друге. Естесственно, более активным и общительным был Юншен, а Мингю лишь поддерживала разговор, ничего конкретно про себя не рассказывая. Ей вовсе не хотелось, чтобы простой куньминский парень, который имеет отца инвалида, маленькую сестренку и братика, рано потерявший свою мать и всё время занятый подработками, начал комплексовать от того, что его новая знакомая является единственной дочкой одного из самых богатых и влиятельных бизнесменов Куньмина и всего Юньнаня! Ещё бы! Несколько крупных плантаций знаменитого чая пуэр, гравийные карьеры, угольные штольни, торговля металлами, деревом, стройматериалами и даже сеть минимаркетов - это лишь то, о чём знает Мингю. Она конечно уважает своего отца за такие деловые таланты, но вот воспитанием её занималась исключительно любимая мама Лиджуан.
     В детстве для маленькой Мингю мама была не просто историком-искусствоведом, а сказочной феей, поскольку Лиджуан знала огромное количество сказок и легенд, а главное, умела их рассказывать! В своём незабываемом детстве, под загадочным светом ажурного ночника, "мама Ли-Ли" (как называла её маленькая Мингю) рассказывала такие сказки и истории, что дочке и не нужен был телевизор или её планшет. А когда ей на День Рождения папа подарил большого говорящего плюшевого зелёного дракона с жёлтым животиком и крылышками, то восторга пятилетней девочки не было предела! И с этого момента маленькая Мингю слушала мамины сказки в обнимку со своим любимым драконом Лонгвеем.
 
     А Юншен теперь с удвоенной энергией взялся за подработки, ведь теперь надо было думать не только о том, как прокормить свою семью (с коммунальными платежами, а иногда и продуктами им помогала тётя Джу), но и о том, чтобы позволить себе сходить на свидание с Мингю... да и кроссовки пора уже новые себе купить. Помимо стабильной подработки в кафе на доставках еды, Юншен нашёл себе ещё и работу грузчика на железной дороге в 11 часов ночи. Работы всего на часок, но платят нормально и сразу.
     В результате, уже через три дня Юншен пригласил Мингю в одно небольшое кафе "просто перекусить после уроков". Девушка, конечно, с радостью согласилась, хотя внешне вела себя очень сдержанно. После всех своих предыдущих ухажёров (которые вели себя то как "важные павлины", то как натуральные "нарциссы", то как откровенные подхалимы, зная, чья она дочь), с этим простым парнем Мингю теперь просто морально и эмоционально отдыхала. А особенно ей нравились его простота, искренность, непринуждённость и, конечно, глубокие, добрые глаза. Прощаясь в тот день, Юншен нерешительно взял её руки в свои, а она не выдержала и поцеловала его в щёчку.

     Прийдя домой в прекрасном настроении, Мингю сразу "потухла", услышав, как расстроенная мама, сидя на кухне, выслушивала по телефону гневные нотации мужа по поводу дочери.
     - Смотри до чего нашу дочь все твои "культурные сказки" довели! Поступить и учиться в обычной бюджетной конторе, как будто её отец нищий!!! Я для кого по-твоему работаю? Это что, мне что-ли нужны все эти деньги? Об этом я что ли мечтал, когда ночами вкалывал? Забыла, как тяжело я поднимался?.. - услышала Мингю, проходя мимо кухни, пока мама в спешке не выключила громкую связь.

     Сколько раз "единственная дочь" пыталась объяснить своему деловому папе, что чем богаче он становиться, тем несчастнее становится она и мама. В детстве любимый папочка ещё находил время, чтобы погулять с семьёй просто в парке, просто в кино или кафе, а теперь... А теперь без охранника-водителя и своего вечно-звонящего телефона он вообще никуда не выходит! А дома... дома они толком и не видятся, потому-что у "господина Юн" всё время звонки, переговоры, дела, встречи...
     "Доченька! Выбери себе пожалуйста в подарок машину в автосалоне... или что?.. Что ты хочешь?" - спросил папа Донгей свою любимую Мингю этим летом, когда ей исполнилось 18 лет. "Не знаю, папа, я подумаю... Пока ничего не покупай," - ответила тогда дальновидная дочь, потому-что теперь-то она знала, что хочет...

     А всё началось с одного разговора учителя по Истории в универе.
     - Дорогие студенты, - произнёс на днях учитель Ли Бингвен. - У нас тут такая ситуация... Из Министерства Образования специально для первокурсников-историков выделили небольшую сумму денег на изучение исторических достопримечательностей нашей провинции. То есть, можно будет поехать по самым интересным местам нашего края, но... вы уже поняли, что на всех денег не хватает. И поэтому мы решили выставить на голосование следующие пункты: либо едут все желающие из всех трёх групп, но с доплатой в 85-90 %; либо бесплатно, но только небольшая группа из 10-11 человек; либо не едет никто и деньги пойдут на развитие нашего исторического факультета. Я вам сейчас раздам анкеты для голосования, а завтра вы мне их принесёте. Договорились?
     В этот день сразу после занятий Мингю позвонила своему отцу и напомнила про его обещанный "подарок".
     - Папа, здравствуй! Ты занят, как всегда? Я много времени не отниму. Помнишь, ты обещал мне подарок?.. Да нет, не надо мне никакую машину! Я же говорю, что пока боюсь ездить по городу. У меня другая просьба: я хочу поехать в горы, но только... со всей своей группой... Сможешь устроить? Только деньги надо будет перечислить универу анонимно. Ну ты понял? Чтобы никто не узнал, что это от тебя, как моего папы, - произнесла с волнением Мингю, думая в это время о Юншене.
     - Чего это?.. Меня стесняешься? - попробовал было обидеться "господин Юн".
     - Папа, папуля, ну пожалуйста! Сделай это для меня, пожалуйста! Я же не часто прошу?.. - чуть ли не молила сейчас Судьбу юная девушка.
     - Ну как скажешь... подарок твой... - равнодушно ответил Юн Донгей, но тут же с азартом добавил, - А я бы на твоём месте нормальную тачку взял! Эх, видела бы ты сейчас, какая в автосалоне новая AUDI стоит! Родстер! Красавец! Триста лошадей! Откидной верх, говорящий компьютер, голографический навигатор, встроенный сабвуфер! Хочешь красный цвет, хочешь "металлик", а хочешь "багамская ночь"! Да тебе же вся молодёжь обзавидуется! Эх дочка и чего ты не пацан?..
     - Ну извини пап, что я не пацан. Ну так чего? По рукам?.. - решительно спросила Мингю.
     - Ладно... замётано, - грустно ответил отец, не понимая, как можно променять крутое авто на какую-то поездку в своей же провинции и уже отключившись, вдруг подумал: "А что? Может это и неплохо, что она умеет добиваться своего! Хватка вроде есть. Значит моя кровь!.. Эх-х! Может ещё не всё потеряно?"

     На самом деле, крутой и солидный Юн Донгей - это тот самый непослушный пацан, который сбежал когда-то из школы-интерната; тот самый Дерзкий-Дон, который в 15 лет уже заправлял небольшой бандой в своём квартале, а затем отсидел год по малолетке; тот самый "Ромео", который целый год ухаживал за красавицей-экскурсоводом Лиджуан и по её условию пошёл работать торговым агентом и в результате уже к 25 годам открыл свою торговую фирму; тот самый бизнесмен, на которого трижды покушались конкуренты и просто бандиты; тот самый отец, который всегда мечтал о сыне, но увидев свою новорожденную дочь поклялся жить теперь для неё; в этот момент даже не подозревал, что потом будет целую вечность винить себя за то, что выполнил эту простую просьбу единственной и любимой дочери.


Рецензии