Надразон. Гл. 23. Юншен и Мингю

     - Привет пап! Как дела с фрилансом? Свой пояс одел? Не забывай вовремя отдыхать, ты и так много сидишь, - заботливо произнёс Юншен, зайдя домой после учёбы с продуктовыми пакетами, чтобы быстро перекусить и помчаться в свой China Food разносить заказы быстрого питания в специальном рюкзаке-термосе. (На такой работе не одни кроссовки стопчешь!)
     - Привет сын! Спасибо за заботу, у меня всё хорошо! Вот, взял ещё один заказ на том сайте, который ты порекомендовал. Думаю справлюсь, - ответил благодарный отец, сидя за компьютером в инвалидной коляске, разминая свои совсем занемевшие и усохшие ноги. - Как дела в университете? Как твоя девушка?.. Не ссоритесь?
     - Пап, я не для того встречаюсь, чтобы ссориться. Да и вообще, она не такая, как все. Ты когда увидишь её, сразу поймёшь! Знаешь, какая она начитанная? Новостями постоянно интересуется. А мама у неё знаешь кто? Краевед-специалист нашего музея, госпожа Лиджуан! - гордо ответил Юншен. - То есть, она такой-же историк, как и ты, представляешь?
     - Лун Лиджуан? - тихо переспросил Фа Боджинг, загадочно улыбнувшись.
     - Да нет! Она, госпожа Юн, - поправил отца сын. - Я правда не знаю, кто у моей Мингю отец, но она говорит, что он - управляющий в минимаркете.
     - Лун - это её девичья фамилия, - ответил папа Боджинг, расплывшись в улыбке от воспоминаний. - Просто мы учились вместе в нашем университете, но в разных группах...
 
     Когда-то молодой первокурсник Боджинг жил большими надеждами и мечтами. Когда-то он искренне верил, что перед ним открыт весь мир, только протяни руку, только сделай шаг! Тогда-то он и увидел красавицу Лиджуан... Увидел и сразу влюбился. Но именно потому, что Боджинг был неисправимым романтиком, он любовался этой девушкой и не спешил вступать с ней в более близкие отношения. Ему почему-то не хотелось присваивать "этого ангела" раньше времени, дабы не поломать "красивую сказку о принцессе". Он наслаждался платонической любовью... А на втором курсе за Лиджуан приударил молодой и дерзкий Юн Донгей. И хотя Донгей был на 2 года моложе "студентки с ослепительной улыбкой", своим упорством и терпением он всё же добился её сердца. В дальнейшем, работая где-то в торговле, Донгей на глазах у всех студентов приезжал за своей избранницей каждый раз на новых авто. Он, наверное брал их на прокат или у знакомых, но впечатление на девушек он производил. Расстроенный Боджинг, поняв, что не сможет составить конкуренцию "крутому ухажёру", на третьем курсе начал встречаться с простой и скромной Венлинг, которая сама когда-то подсела к нему на лекции. С этой неброской с виду девушкой парень понял, что любить кого-то замечательно и прекрасно, но не менее важно научиться принимать чью-то любовь, отвечать взаимностью и благодарностью. В результате, сразу же после выпускного Фа Боджинг сделал ей предложение и не прогадал, потому-что Венлинг оказалась той спутницей жизни, с которой всё стало просто и естесственно, приятно и радостно. К ней молодой Боджинг привык так, как будто она всегда была с ним, как его вторая рука, как его дыхание и какие бы в дальнейшем не случались проблемы, для этой девушки ничто не становилось трагедией. Вспоминая потом всю прожитую жизнь с Венлинг, Боджинг с удивлением отметил, что за всё время они никогда серьёзно не ссорились!.. Поскольку молодые вначале жили очень скромно, то решили с ребёнком повременить. Боджинг сразу тогда устроился в аспирантуру, стал подменять других преподавателей и так и влился в университетсткую жизнь, а Венлинг устроилась в одно из многочисленных туристических агенств. Спустя четыре года она родила долгожданного Юншена, но после этого уже не смогла иметь детей, а детей она любила... И когда пять лет назад они вдвоём с Боджингом поехали в гости к младшей сестре Венлинг, Дейю, в небольшой горный посёлок на севере недалеко от Чжаотуна, то попали именно в тот момент, когда началось страшное землетрясение. Почувствовав сильные толчки, они увидели, как асфальт на дороге начинает трескаться, а машины хаотично останавливаться на обочине. Немного не доехав до дома Дэйю, они оба выскочили из машины, увидев, как впереди скатывается в ущелье автобус полный детей. Венлинг тогда тщетно пыталась открыть дверь автобуса, водитель которого почему-то лежал на руле без сознания (наверное от удара о другой автомобиль), а через окна они видели мечущихся детей. Боджинг первой попавшейся палкой пытался разбить заднее стекло, но автобус неумолимо скатывался с обрыва. Когда автобус полетел вниз, шокированный Боджинг не увидел нигде свою жену. "Неужели зацепилась за автобус, так и не сумев открыть дверь?" - в ужасе подумал он. - "Как же так? Как же так? Всё так быстро произошло! Почему я не уследил за ней? Не верю! Я не могу в это поверить!!!" - с отчаяньем подумал он тогда, упав в своём горе на колени. Но после очередного подземного толчка подскочил и побежал в сторону дома Дэйю, ведь у неё было двое детей: годовалая дочка и пятилетний сын. Её муж, Иинг, полгода назад погиб на местной стройке, упав со строящегося дома и теперь она одна растила и воспитывала детей (других родственников в посёлке у неё не было). Подбегая к дому Дэйю, Боджинг увидел лишь развалины, а рядом пятилетнего Бохая... Мальчик стоял в ужасе и оцепенении от увиденного, но узнав своего дядю тут же побежал к нему:
     - Дядя Боджинг! Дядя Боджинг! Я только вышел из дома в магазин, а тут такое началось!.. Я не пойму, где же моя мама и сестра? - недоумевал мальчик, не желая верить своим глазам и тут они услышали детский плач из завалин.
     - Мама!!! Янмей!!! Ну где же вы??? - крикнул мальчик дрожащим голосом, из последних сил стараясь не плакать. 
     Фа Боджинг тогда сразу понял, что под завалами очнулась годовалая племянница. Не увидев никого поблизости, он принялся разгребать остатки крыши, доски и кирпичи. Поднимая последнюю балку, чувствуя, что уже сорвал спину, только и успел крикнуть:
     - Бохай!!! Быстро вытаскивай Янмей, пока я держу эту балку!..
     Так, Фа Боджинг оказался с двумя детьми на руках, еле-еле приехав с ними обратно в Куньмин. Жену его, Венлинг, потом нашли в ущелье спасатели и похоронили на ближайшем кладбище, а Боджинг, превозмогая боль в спине, начал понимать, что после той злополучной балки его ноги начинают отказывать и уже буквально через неделю он окончательно слёг. Все семейные заботы тогда легли на 14-летнего Юншена, прежде всего - забота за годовалой Янмей. Хорошо хоть в дневное время первые два года, кто только не приходил к маленькой девочке: и соседка тётя Куифен, и бывшие мамины подруги с работы, и тётя из соц.обеспечения. И конечно здорово выручал детский сад, иначе Юншен вообще забросил бы учёбу. К Юншену у маленькой Янмей было особое отношение, ведь он всегда был рядом в трудную минуту. Долгое время она даже называла его "мама Юншен". Брат Янмей, Бохай, оказался смышлёным малым. Он рано научился считать и писать, во всём старался помогать "дяде Юншену" и когда пошёл в первый класс, то вначале учился хорошо, но сильно уж он был непоседливый, досидеть урок для него всегда было пыткой. Проблема более-менее решилась, когда Юншен отвёл его к футбольному тренеру учителю Чен Делуну. Но несмотря на семейные заботы и вынужденные подработки, Юншен понимал, что если он не поступит в университет, папа расстроится и будет во всём винить себя, а он этого не мог себе позволить. Слишком он любил и уважал отца, поэтому старался в любую свободную минуту читать книги.
 
     - Пап, на кухне поешь лапшу! Я тебе подогрел, - проговорил Юншен, стоя в дверном проходе и доедая свою лапшу палочками. - Там ещё салаты в пакете на столе, спаржа и папоротник, которые ты любишь. Поешьте все. Янмей я из садика заберу, как всегда, а Бохай скоро из школы сам прийдёт. Отец, не забудь полежать на своём валике, долго не сиди. Всех денег мы всё равно не заработаем! Так же отец? - улыбнулся Юншен и допил из чашки бульон. - Ну всё, я побежал! На днях я тебя познакомлю со своей Мингжу! - крикнул он уже на выходе.
     "Какой же он у меня совсем большой, мой Юншен! И как он похож на свою мать..." - с улыбкой подумал Фа Боджинг и поехал на своей коляске в кухню.

     Весь остаток этого дня Юншен был так занят на своей работе в кафе, а затем и на ночной подработке грузчиком, что даже и не вспомнил про какую-то возможную поездку по историческим местам. "Зачем дразнить своих студентов каким-то голосованием, если денег и так мало выделили? Ох уж эта "демократия"! Ну и купили бы на эти деньги книги или что-нибудь ещё для кафедры. Не знают что-ли куда их потратить? Странные какие-то у нас эти взрослые!" - подумал Юншен ещё тогда, когда в универе держал в руках "никому не нужную анкету". Этой ночью он заснул "без задних ног", успев только немного помечтать о своей девушке...

     На следующий день.

     Это утро для Фа Юншена не предвещало ничего необычного...
     Зайдя в свою аудиторию, парень привычно сел на своё место, доставая тетрадь и ручку. Мингю почему-то ещё не было, но уже через минуту она, сияя скромной улыбкой заскочила в класс, держа в одной руке папку, а в другой телефон. Сев на своё место, она явно "не находила себе места".
     - Привет! - радостным шёпотом поздоровался с ней Юншен, повернувшись назад.
     - Привет!.. - взволнованно ответила Мингю, загадочно улыбаясь и... не зная, что сказать ещё, спросила, - У тебя есть... запасная ручка?
     - Ну да... - произнёс парень, начав ковырятся в своей папке и только он поднял голову, как тут же увидел перед собой девушку, которая взяв его ручку со стола, быстро поцеловала его в щёчку и убежала на своё место.
     А дальше... прозвенел звонок... и учитель Ли Бингвен, вместо того, чтобы начать урок вдруг объявил, что неожиданно для всех из частного благотворительного фонда поступило дополнительное финансирование именно для их группы и в тур.поездку смогут записаться все желающие. После его слов, что "уже сейчас надо определиться с туристическим маршрутом в пределах всей провинции Юньнань", Юншену на минуту вдруг показалось, что вокруг происходит что-то совсем нереальное...
     Уже через несколько секунд после "такой обалденной новости" юные студенты сразу подняли настоящий шум-гам! Каждый начал вставать, подходить к своим друзьям, подружкам и приятелям, радостно обсуждая, "куда же можно поехать?"!
     - Слушай, Мингю, - произнёс Юншен, пользуясь случаем подсев к своей сияющей от счастья девушке. - Я вообще-то не очень верю в чудеса, но сейчас нашей группе конечно круто повезло... - начал говорить парень и тут же совсем не радостным тоном добавил, - Всем, но не мне...
     От его слов лучезарная улыбка на лице девушки вдруг застыла и... начала переходить в паническую растерянность. Несмотря на студенческий гул в аудитории, ей вдруг сейчас показалось, что она оглохла и слышит лишь удары своего сердца. Всё вокруг неё сразу потускнело и отдалилось...
     Преодолев короткий шок, Мингю, не слыша себя, медленно спросила:
     - Как?.. Разве ты не поедешь... со всеми?.. Со мной?.. Я же всё это...
     - Прости, прости, прости! - извиняющимся тоном быстро заговорил Юншен, нежно взяв руки девушки в свои (а увидев вдруг болезненно побледневшие, набухшие губы Мингю, парень впервые страстно захотел поцеловать их, чтобы вернуть к жизни). - Ты даже не представляешь, как я хотел бы с тобой поехать в это путешествие! Я бы с тобой поехал или полетел бы хоть на край света! Веришь??? - сдерживая чувства, негромко, но искренне произнёс юноша, придвинувшись вплотную к той, которой он до сих пор ещё не признался в любви лишь по той причине, что не любил бросать слов на ветер (дабы не походить на тех альфонсов, которые признаются в любви каждой первой). - Ты разве забыла, что на мне отец и двое детей?.. Эта поездка ведь будет не на один день, ведь так? - отчаянно прошептал тот, кто не мог эгоистично переступить через привычную ответственность.
     В эту минуту, в разговоре между молодыми людьми наступила их первая горькая пауза, которая с каждой секундой всё уверенней и безжалостней начала ломать всё их будущее...
     Не выдержав катастрофичности всей этой ситуации, чуть было не улетев в "бездну отчаяния", "дочь Юн Донгея", вытерев "первую и последнюю слезу жертвы обстоятельств" смело взяла иннициативу в свои руки.
     - Юншен! - решительно начала девушка, не узнавая сама себя. - Так ты хочешь со мной поехать в эту поездку или нет?..
     - Да, но...
     - Извини, но лично меня папа учил тому, что нерешаемых проблем не существует в природе! Есть только наше недостаточное желание! Понимаешь, о чём это я?.. Если ты действительно хочешь быть со мной, то учись теперь все проблемы решать совместно. Ты как, готов к этому? - вопросительно посмотрела на удивлённого парня преобразившаяся девушка, которая сейчас более походила на амазонку, нежели на китаянку.
     - Ну да, я не против решать все проблемы вместе с тобой... - растерянно начал свою речь Юншен. - Но я же парень... и наверное должен пытаться сам...
     - Нет, не должен!.. - вдруг сжала его руки Мингю, настойчиво-умоляюще глядя в глаза тому, кого она выбрала для себя и для своего сердца. В эту минуту юная девушка поняла, что такого, как Юншен, она наверняка больше никогда не встретит. Все богатства Мира в её глазах сейчас уступили простоте и благородству этого парня, который в своей жизни, казалось бы, никогда не думал о себе. Ей сейчас захотелось навсегда остаться с ним вот так, рука в руке, смотреть только в эти добрые карие глаза. Как она могла сейчас позволить разрушиться своим мечтам? Ведь в этой поездке она сможет как минимум ПЯТЬ ДНЕЙ находиться с ним рядом!..
     Приняв небольшую паузу со стороны Юншена за знак согласия, дочь главы крупнейшей компании принялась за такую простую проблему, как пятидневный уход за двумя детьми и одним инвалидом.
     - Юншен, вот смотри! Мне папа летом ничего не подарил на день рождения и сказал, что он мой "должник", а я знаю, что его друг держит фирму "Няни+", а там работают только профессионалы. Понимаешь, о чём я? Твоя проблема - это вовсе не проблема! Я ведь без тебя никуда не поеду и это останется на твоей совести! - не удержалась Мингю от "стандартного женского шантажа" и тут же расплылась в улыбке от того, что Юншен начал медленно поднимать свои руки вверх.
     - Ладно, твоя взяла... - улыбаясь произнёс парень, но тут же опустив руки, нарочито-строго произнёс, - Только поклянись, что в наших дальнейших отношениях ты ничего не будешь решать за моей спиной!
     - Слушаюсь, мой господин! - радостно воскликнула счастливая девушка, словно ей только-что сделали предложение руки и сердца, и поэтому невольно чмокнула Юншена в щёчку абсолютно никого не смущаясь в шумной аудитории.
     А среди студентов, тем временем, разгорелся ярый спор, куда же им всё-таки поехать. Учитель Ли, безуспешно пытавшийся решить эту проблему, не зная, что предпринять в такой ситуации, сел и схватился за голову.
     Оглядевшись на творящийся хаос в группе, Юн Мингю спокойно встала с места и направилась к "бедному" преподавателю. Подойдя к Ли Бингвену и что-то прошептав ему на ухо, девушка гордо встала в сторонке. (Учитель Ли был прекрасным историком, но неважным организатором и главным его упущением было то, что он, не узнав получше студентов, до сих пор не смог выбрать старосту группы.)
     После загадочных слов своей студентки, историк неожиданно воспрянул духом, встал, поправил очки и уже уверенным учительским голосом громко объявил:
     - Так!!!.. Всем прошу тишины!!!.. На время этой поездки я объявляю старостой группы нашу Юн Мингю!.. И это не подлежит обсуждению! - совсем не демократично и очень строго объявил учитель Ли, отчего все сразу впали в ступор. - Поскольку за полчаса "базарного галдёжа" вы не смогли сами договориться, то решать за наш маршрут будет староста! - в гневе заявил тот, кто не желал "терять своего лица" перед какими-то первокурсниками. - Староста Юн Мингю, прошу вас высказаться! - произнёс учитель Ли, в знак уважения протягивая руку в сторону своей новой помощницы на глазах удивлённых студентов.
     Глядя на своих одногруппников, которые сейчас в непривычной тишине вопросительно смотрели на неё, Юн Мингю, забыв про все свои установки о девичьей скромности, шагнула вперёд и уверенно произнесла:
     - Моя мама работает главным специалистом-краеведом в нашем центральном музее, а я с детства слышала обо всех достопримечательностях нашей замечательной провинции! За свою жизнь вместе с мамой я побывала практически во всех уникальных и исторически важных местах Юньнаня, и сейчас я не хочу спорить о том, где же лучше. Сейчас я просто хочу предложить свой вариант... - твёрдо произнесла Мингю и сделала небольшую паузу, наблюдая за своими одногруппниками. Но они всё так же безмолвно молчали и ждали продолжения её речи. Увидев, как Юншен с улыбкой подмигнул ей и помахал рукой, уже более расслабленно продолжила, - Ну так вот... Раз уж нашей группе так "повезло с финансированием", то я предлагаю выбрать самый длинный маршрут к предгорям Гималаев! Основной нашей целью будет старинный город Лицзян! И это не просто уникальнейший город на древнем Чайном Пути, это ещё и город, в котором мой дядя Тао Кун держит гостинницу, сеть закусочных и ночной диско-бар. Если мы приедем к нему, то для нас у него всё будет бесплатно! Ну и конечно, мы сможем посетить пруд Чёрного Дракона, проедем через Ущелье Прыгающего Тигра, посетим все храмовые комплексы на нашем пути, полазиим в горах... ну и так далее... - проговорила Мингю и только сейчас поняла, как бешенно бьётся её сердце.
     - А я - ЗА!!! - громко крикнул Юншен, привстав и подняв руку. - По-моему, маршрут просто обалденный! Особенно бесплатные закусочные и ночные дискотеки в Лицзяне!.. Я что, не прав? - подыграл своей девушке молодой человек.
     И тут поднялся ещё более громкий галдёж! Все стали дружно обсуждать, у кого и где есть знакомые на всём будущем маршруте, особенно в Лицзяне; кто, что возьмёт с собой (кто палатку, кто мяч, кто бадминтон, кто карты, а кто "самого себя любимого"; кто, что оденет, и так далее...
     - Молодец, Юн Мингю! Вы отлично справились с первым заданием, - подошёл учитель Ли к новой старосте, активно пожал ей руку двумя руками и... попросил сделать ещё одно заявление. - Староста Юн, объявите пожалуйста, что мне понадобятся ещё 1-2 взрослых помощника из родителей или родственников.
     - Конечно, учитель Ли, - радостно признесла Мингю и снова обратилась к одногруппникам властным голосом, - Так!!! Я ещё не всё сказала!!!.. Нашему учителю Ли понадобятся ещё двое взрослых! Быстро звоните своим родителям или родственникам и выясняйте, кто сможет с нами поехать! И не забывайте, что все расходы за счёт компании!.. Шучу. За счёт какого-то "фонда"!
     - А когда мы выезжаем? - послышалось в аудитории.
     Учитель Ли вопросительно посмотрел на Мингю.
     - Завтра в 8 утра! - решительно объявила "староста Юн". - Предположительно на 5 дней и... у нас будет самый лучший автобус и самый лучший гид, Ли Бингвен! - с улыбкой и поклоном в сторону учителя сказала Мингю.
     Студенты дружно заопладировали и ринулись звонить своим родным.
     Когда Мингю подошла к вставшему на встречу Юншену, то не удержалась и обняв его за шею, быстро поцеловала в губы. Тут же опустив свои глаза, как провинившаяся девчонка, она прошептала:
     - Юншен, ты правда хочешь поехать со мной?..
     - Мингю!.. Ну что за вопрос? Ведь ты самая лучшая из всех, кого я видел! - ответил Юншен, приобняв свою девушку.
     Когда через 15 минут перед учителем выложили сразу 5 кандидатов в помощники, записанные на листочках вместе с их номерами телефонов, тот снова растерянно глянул на старосту. Быстро подойдя к учителю Ли, Юн Мингю снова строго объявила:
     - Так, я предупреждаю! Ходить нам прийдётся очень много и поэтому пожилых, с больными ногами, курящих и других, страдающих одышкой прошу не предлагать!
     После её слов трое сразу забрали своих кандидатов, отчего учитель Ли расплылся в улыбке, медленно встал из за стола и к величайшей радости своих студентов объявил:
     - Ну... я думаю, теперь мы всё решили!.. И поскольку мы выезжаем уже завтра утром, то всем нам нужно время, чтобы собраться, порешать свои личные дела, кому-то что-то прикупить... и поэтому... сегодня я освобождаю вас от всех дальнейших занятий!
     Группа заликовала!!!.. А молодые "Ромео и Джульетта" влюблённо посмотрели друг на друга.
    
     Выйдя из универа и держась за руки, парень с девушкой на минуту остановились.
     - Мингю... а может давай сейчас ко мне? С моими познакомлю... - осторожно предложил юноша.
     - Ты действительно этого хочешь? - едва сдерживая радость, произнесла девушка.
     - Ну да... Я вообще-то отцу уже пообещал, что вас познакомлю. Чего тянуть? - и как-то нехотя добавил, - Да и день рождения у меня сегодня... Посидим дома, чай попьём...
     - Что-о-о???.. - удивлённо-возмущённо произнесла Мингю. - И ты молчал??? Конечно это дело надо отметить! В смысле... у тебя и посидим. С твоими познакомлюсь. У тебя дома наверное весело?
     - Да так, не скучно, - по-простому ответил Юншен.
     - Только у меня одно условие! - вдруг строго произнесла Мингю, глядя в глаза своему "избраннику". - И ты мне не откажешь! Слышишь?
     - Ну что ещё? - непонял молодой человек.
     - Без подарка я тебя не отпущу! И даже не смей со мной спорить! - настойчиво произнесла Мингю, прикрыв ладошкой Юншену рот. - Мы теперь пара или нет? Ты хоть знаешь скольких ухажёров я отшила?.. Поэтому позволь мне сейчас делать то, что я хочу.
     - А что ты сейчас хочешь? - произнёс парень, осторожно убирая ладошку со своего рта. - Может не надо ничего особо придумывать. Сейчас возьмём пироженное и пойдём ко мне!
     - Конечно возьмём и пироженное, но сначала подарок! - схватила девушка своего парня за руку и потащила его в сторону торгового центра. - Всё!!! - грозно добавила она. - Если мы пара, то первое моё условие такое: я теперь буду отвечать за твой внешний вид и возьму часть бытовых проблем на себя. Я сейчас говорю о сугубо женских функциях! Не переживай, в твои "мужские дела" я лезть не буду. Обещаю. Но и свои, женские, никому не отдам! Ты меня слышишь? - ультимативно заявила Мингю, глядя на Юншена, как на "свою законную половину", а затем ласково добавила, - Просто я слишком долго тебя ждала... Понимаешь?
     Не желая дальше спорить с такой "настойчивой дамой", Юншен покачал головой:
     - А я и не думал, что ты такая "командирша"! Надеюсь командовать ты будешь в меру?
     - А я и подчиняться умею, - ласково прильнула девушка к молодому человеку, но потом снова потянула его в сторону торгового центра. - И давай договоримся так: когда мы будем в магазинах, ничего не говори и не спорь. Хорошо? У тебя сегодня день рождения, поэтому я имею Полное Право Делать Тебе Подарки!
     - Ты же говорила один подарок?
     - Молчи, пожалуйста...

     Дальнейшие действия в торговом центре напоминали те, когда "мама" одевает своего неотёсанного "сына". Никогда ещё Мингю не получала такого удовольствия от "шопинга". Впервые в жизни она благодарила Всевышнего за то, что на её карточке столько средств, что не надо экономить. В своих девичьих мечтах, она уже представляла, как покупает своему молодому человеку одежду, парфюм, какие-то мелочи, учится завязывать ему галстук, поправляет ему воротник и ругает за отсутсвие носового платка... Несмотря на свои 18, ей уже искренне хотелось жить для кого-то, о ком-то заботиться. Несмотря на свои 18, она устала уже быть одна...
     Накупив Юншену кучу необходимых вещей для завтрашней поездки и спустившись в салон сотовой связи, Мингю, несмотря на протесты именинника, выбрала ему хороший телефон, сразу же активировала сим.карту, сфотографировала себя и поставила своё фото на свой номер, приговаривая:
     - Понимаешь, я это делаю прежде всего для себя: во-первых, я хочу, чтобы ты у меня всегда был на связи; во-вторых, чтобы при необходимости мог отправить мне фото или видео; да и в конце концов, мы завтра едем такие красоты наблюдать! Это ж будет преступлением всё не сфотографировать! Что, нет?
     - Я вообще-то ничего не сказал, - уже послушно произнёс Юншен. - А твой папа что - "подпольный миллионер"? А то я заметил, ты на ценники совсем не смотришь. Я, конечно, всё отработаю...
     - Так, "мистер Фа Юншен"!!! Вы всё-таки хотите со мной сегодня поссориться??? - грозно произнесла "староста Юн", поставив свои руки в бока, на что Юншен просто подошёл ближе, поставил на пол сумки и... молча поцеловал её в заветные губы...
     Думая, что поцелуй будет коротким, парень вдруг понял, что ошибся... Теперь уже "расстаявшая командирша" не отпускала его! Это был самый спонтанный, длинный, а главное самый первый, сладкий и страстный поцелуй в жизни молодых людей.
     Еле оторвавшись друг от друга, сконфуженные таким "недетским поцелуем" навиду у всех, они молча взяли сумки и пошли дальше...
     Пошли дальше, но... уже другими людьми.
     Внешне у них ничего не изменилось, но внутри...
     Почему-то сейчас совсем не хотелось говорить и шутить. Они вдруг поняли, что сейчас любые слова покажутся глупой банальностью. Они поняли, что этот поцелуй сразу сделал их намного взрослее и серьёзнее.
     Так, они шли молча по улице с большими пакетами в руках и... какое-то новое, непонятное чувство обуревало сейчас ими. Это то, что сложно описать словами. Что-то очень важное и глобальное. То, что сразу делает тебя значимым и ответственным. То, что заставляет чувствовать себя избранным и избранной. То, что сразу отделило эту пару от всего остального Мира...

     - Ой! - вдруг произнесла Мингю, глянув теперь уже в такие родные глаза Юншена. "И как же я до сих пор жила без него?" - пронеслось в её голове, а губы тихо прошептали:
     - Мы забыли купить пироженные...
     После её слов "пироженные", Юншен снова поставил пакеты на тротуар и вновь поцеловал ту, по которой за пять минут молчания уже успел дико соскучиться. Её мягкие губы сейчас показались парню слаще мёда... Мингю не успела поставить пакеты и... так и стояла с ними, не в состоянии теперь утолить эту "жажду". (В эти безумные секунды, когда мозг напрочь отключается, когда весь окружающий мир просто перестаёт существовать, хочется только одного - слиться с этим человеком воедино и никогда не разъединяться!)
     Найдя в себе силы отодвинуться от такой желанной "половинки", Юншен, почувствовав себя настоящим мужчиной, снова взял пакеты в руки и скомандовал:
     - Пироженные за углом! За мной, моя "Пятница"!
     - Я что, для тебя "дикарка"? Я обижусь!
     - А я нет! Догоняй! - крикнул Юншен и побежал, удерживая в руках трясущиеся пакеты с подарками.
 
 


Рецензии