Надразон. Гл. 24. Старая часовня

     День Рождения Юншена удалось на славу!
     Вместо пироженных, Мингю взяла торт с большим смайликом (на котором попросила написать "С Днём Рождения, Юншен!") и праздничные свечи в придачу. Затем молодые люди вызвали такси и поехали к имениннику домой.
     Переступив порог обычной скромной квартирки в пригороде Куньмина и оглянувшись по сторонам, девушка из богатой семьи сразу поняла, как живёт большинство обычных китайцев (то есть в тесной квартирке без привычного евроремонта, встроенной мебели и бытовой техники). Всю свою жизнь она общалась только с друзьями и знакомыми из обеспеченных семей, и сейчас единственная дочь господина Юн Донгея почувствовала себя баловнем судьбы, отчего ей стало стыдно перед своим молодым человеком.
     - Отец, познакомься с моей девушкой! - воскликнул Юншен и понёс торт на кухню, а тем временем из соседней комнаты радостно выскочил розовощёкий мальчуган и с любопытством уставился на симпатичную незнакомку.
     - А меня зовут Бохай! - тут же непринуждённо представился мальчик с живыми и озорными глазами.
     - Опять ты лезешь впереди старших! - пожурил младшего братишку Юншен и потрепал его за волосы.
     - Ну... представь свою красавицу, - доброжелательно произнёс отец семейства, выезжая из своей комнаты на инвалидной коляске.
     - Папа, это - Мингю, - представил девушку парень.
     - Юн Мингю... - скромно добавила она.
     - Папа Боджинг, - представился отец. - Я очень... очень рад... - немного запнувшись, произнёс он. -  Будь как дома, Мингю, - ласково добавил он.
     - Ну вы пока пообщайтесь, а я сбегаю в садик за Янмей, - бодро произнёс Юншен и вышел из дома.
     - А ты поможешь мне с китайским? - спросил сообразительный Бохай.
     - Конечно помогу! - улыбаясь, ответила "девушка Юншена". - А ты в какой класс пошёл?
     - Уже в четвёртый! - гордо ответил "парень".
     - Ну ладно, вы пока позанимайтесь, а я вам вкусный чай сделаю! - заботливо произнёс папа Боджинг.
     - Хорошо, спасибо! - улыбнувшись, сказала девушка в ответ и взяв довольного Бохая за руку, пошла с ним в комнату. Не сразу она поняла, что неглупого мальчугана интересовали вовсе не уроки, а её внимание.    
     А тем временем Юншен забрал из детского сада шестилетнюю Янмей и когда он привёл её домой, то детского шума сразу прибавилось. Весёлой и общительной девочке очень понравилась девушка Юншена, поэтому специально для неё она вытащила свою небольшую коллекцию кукол и их наряды. 
     - А вы поженитесь? - без стеснения спросила молодую пару любопытная Янмей.
     - Обязательно! - рассмеялся Юншен. - Мы теперь её никуда не отпустим! Да, Янмей? - произнёс он и покружив немного свою маленькую сестрёнку, обнял Мингю.
     - Да, не отпустим! Она хорошая! - развеселилась Янмей и тоже обняла свою новую гостью.
     Пока молодёжь веселилась, папа Боджинг заварил зелёный чай с мятой и зажёг свечи на торте.
     - Бохай! Давай зови всех, особенно именинника! - сказал он и взял в руки торт.
     Когда Юншен вышел, все дружно крикнули:
     - С Днём Рожденья Юншен!!! (на манер Happy Birthday to You!)
     Когда Юншен задул свечи под дружные аплодисменты, любопытная Янмей громко спросила:
     - А что ты загадал, братец?
     - Не скажу, а то не сбудется, - ответил именинник.
А я всё-равно знаю! - продолжала Янмей. - Ты загадал, чтобы вы с Мингю никогда не расставались! Так же?
Ах ты маленькая проказница! - начал щекотать сестрёнку Юншен, отчего та залилась озорным смехом. - Кто тебе разрешил подслушивать мои мысли? А-а?..
     - Кстати!.. - вдруг спохватился отец. - У нас же есть для тебя подарок! Бохай, ну-ка принеси, быстро!
     Бохай тут же побежал в соседнюю комнату и вернулся с упакованными наушниками.
Это тебе! Папа давно собирал деньги на них... - произнёс он.
Ух ты! Фирменные! - заметил именинник, глянув на упаковку. - Как раз вовремя. Мне тут Мингю и телефон подарила...
Покажи! Покажи! - затараторили дети, взяли телефон и тут же начали изучать его .
А вы что, торт не будете? - спросил их Юншен и поставил «кондитерский смайлик» на приготовленный столик, чтобы разрезать его.
     Затем все дружно сели и принялись за сладкое с чаем шутя и смеясь, а Юншен тем временем начал рассказывать про события сегодняшнего дня и про то, что завтра они со своей группой едут в тур.поездку по лучшим местам провинции. 
     Глядя на восторженных и весёлых детей, глядя на смиренного отца-инвалида, который также радовался за своего сына, Мингю удивлялась тому, насколько жизнь в большой семье интересней, насыщенней и полноценней. "По сравнению с ними, я такая эгоистка!" - начала печально осознавать "единственная дочь". - "Я за свою жизнь получила столько любви и внимания, сколько хватило бы на пятерых детей! Значит я у Судьбы в большом долгу," - совестливо подумала она. - "Ну ничего! Раз я пришла в эту семью, значит я обязательно им смогу помочь!" - позитивно рассудила Мингю, вспомнив мамины слова о том, что случайностей не бывает.
     Не заметив, как пролетели полтора часа, гостья начала извиняться:
     - С вами так хорошо! Но мне надо ехать домой... Мне ещё собираться в завтрашнюю поездку.
     - Не отпущу! - тут же подскочила Янмей и обняла "новую подружку", и только через полминуты нехотя произнесла, - Ну может... если ты пообещаешь мне вернуться к нам после этой вашей "поездки".
     - Конечно, я обещаю! - расстроганно произнесла девушка и чтобы не тянуть минуты расставания, встала, поцеловала Янмей, пожала руку Бохаю, поклонилась папе Боджингу и взяв за руку своего именинника, начала выходить из скромной квартирки.
     На улице Мингю вызвала такси и посмотрев на Юншена с влажными глазами произнесла:
     - Какие-же они у тебя хорошие!.. Теперь я начинаю лучше понимать тебя... И как же ты вырастил Янмей? Ей же был всего годик?.. Боже мой! А ведь если бы не твой папа, её бы сейчас не было... И Бохай такой уже взрослый и серьёзный, - расстроганно произнесла девушка и уже серьёзным голосом добавила, - И поэтому, мой дорогой Юншен, ты будешь слушать мои советы, потому-что я помогу тебе всего добиться в этой жизни! Слышишь?.. - но увидев удивлённо-улыбающийся взгляд молодого человека, который обнял её за талию, спохватилась, - Я не командую! Я же просто...
     Не успела Мингю договорить, как Юншен жадно поцеловал её. Но поцеловал уже не как влюблённый, потерявший голову мальчишка. В эту минуту ему даже показалось, что рядом с ней он действительно стал значительно сильнее, взрослее и увереннее! Даже без денег и успеха! Просто так! Просто, потому что держит в своих обьятиях эту удивительную девушку, о которой ещё недавно не мог и мечтать. Да и она стала значительно смелее рядом с ним, словно проснулась от векового сна...
     Посмотрев друг другу в глаза, они поняли, что не смогут передать сейчас свои чувства словами. И они бы ещё так долго стояли... если бы не подъехало такси.
     - Ну всё, до завтра! - быстро чмокнула Юншена Мингю и села в машину.
     "До завтра, моя Судьба и спасибо за День Рождения!.." - подумал вслед уезжающей любимой тот, кто уже забыл, что такое "весёлый День Рождения с тортом и подарками".

     На следующее утро в 7-30.

     Напротив Куньминского Педагогического Университета группа студентов в дорожной одежде и в приподнятом настроении ожидала своего автобуса. Кто-то разговаривал, кто-то переминался с ноги на ногу, а кое-кто селфился с одногруппниками на фоне универа. Учитель Ли вместе с двумя женщинами-родителями что-то серьёзно обсуждали. Юншен также стоял вместе со всеми, ожидая свою возлюбленную. И вдруг, недалеко от студентов, солидно прошуршав широкими шинами, остановился чёрный блестящий Гелендваген, сразу приковавший к себе внимание всех студентов и взрослых. Вскоре из немецкого джипа вышел мужчина в спортивном костюме крепкого телосложения, открыл заднюю дверь и... выпустил их "старосту Юн". Затем он открыл багажник, вытащил сумку и серебристый чемоданчик на колёсах.
     - Спасибо, дядя Ханг, - смутившись всеобщего внимания, произнесла девушка.
О, о-о-о... - послышалось негромко среди студентов.
 - А староста у нас то совсем не простая... На таких "аппаратах" ездят только мафиози! - сумничал кто-то из парней.
     Но тут всё внимание переключилось на подъезжающий к ним большой белоснежный импортный автобус.
     - Вау!!! - раздались громкие возгласы. - Этот автобус наш??? Живё-ём!!!
     - Это точно, - тихо согласился Юншен, подошёл к Мингю, взял у неё сумку и поцеловал в щёчку.
     Тут же к девушке подбежал учитель Ли и отрапортовал:
     - Староста Юн! Вчера из нашей группы пятеро отказались ехать по-семейным обстоятельствам и мы предложили желающим из других групп. Вы же не против?.. В смысле они уже тут... Итого: всего со взрослыми нас ровно 30 человек.
     - Конечно не против, пусть едут, - спокойно произнесла "дочь спонсора" и тут же весело и громко объявила, - Ну что студенты, вы готовы? Тогда грузим чемоданы и крупные сумки в багажное отделение! С собой только мелкую кладь и еду!
     Погрузив свой багаж в огромные ниши и усевшись в комфортабельный автобус с кондиционером и тонированными стёклами "хамелеон", все ахнули, расслабились и начали провожать глазами улицы своего города. Поездка началась!

     - Знаешь, мне кажется я без тебя уже с ума схожу... - сжав руку своей девушки, прошептал ей на ухо Юншен.
     - Знаешь, я тоже... - так же шёпотом ответила Мингю. - Но теперь мы целых пять суток будем вместе!.. Представляешь? И днём, и...
     - ...ночью, к сожалению, мы будем вместе только если будем ехать в автобусе, - продолжил её мысль Юншен. - Но ничего. И за это спасибо! Так ведь?
     - Конечно, - шёпотом ответила влюблённая девушка и прильнула к своему молодому человеку, который уже не выпускал её рук из своих, а за большим окном автобуса поплыли красивейшие пейзажи южной провинции Китая.

     Следующие четыре дня, как для влюблённой пары, так и для остальных студентов, пронеслись, как во сне! Недаром ведь провинция Юньнань по праву считается одним из самых красивейших и экзотичных регионов планеты с богатейшей историей! Здесь присутствует сразу несколько климатических зон, начиная от самых низин, заканчивая снежными вершинами предгорий Тибета; здесь, помимо китайцев (ханьцев), проживает 24 народности и каждая со своей уникальной культурой, языком и традициями; здесь даже самим китайцам есть на что посмотреть и чему искренне удивиться; а архитектура предков здесь внушает каждому трепет и уважение, явившись в современный мир из глубины веков. Достопримечательностей этой провинции столько, что их просто физически невозможно посетить и осмотреть за одну поездку. И конечно, здесь масса сувенирных лавок, всевозможных кафе и закусочных с самой разной кухней!
     Несмотря на то, что многие первокурсники уже где-нибудь да побывали, эта поездка кардинально отличалась от всех других. Одно дело - отдыхать с родителями под их постоянным присмотром, а другое дело - со студентами-ровестниками, парнями и девушками. И, конечно, студентам безумно повезло в том, что фактическим руководителем была "староста Юн", которая со своей "волшебной кредитной картой" здорово баловала своих "бюджетников".
     В автобусе и во время пеших экскурсий учитель Ли добросовестно исполнял функции гида, стараясь действительно интересно рассказать очередную историю или легенду, а женщины-родители, в свою очередь, прекрасно справлялись с организацией питания. И если в начале поездки "старосту Юн" многие воспринимали, как "выскочку и избалованную девчонку из богатой семьи", то под конец путешествия практически у всех появилось безграничное уважение к этой хрупкой девушке. Буквально на каждой остановке Мингю, как "мать Тереза", спрашивала у всех, кому, что надо, брала помощников и шла по магазинам. В самом же Лицзяне она показала себя не только, как "грамотный староста тур.походов", но и как "классный организатор ночного молодёжного отдыха"! Например, когда оставив взрослых в караоке-баре и оплатив им стол и "весь пакет услуг" до 2 часов ночи, Мингю технично освободила группу от назойливого контроля, что сразу вызвало восторг и уважение всех студентов! А ведь самое интересное то, что такую "новую Мингю", она и сама не узнавала. Никогда ещё девушка не была такой серьёзной, ответственной и организованной с одной стороны, и такой великодушной, щедрой и раскрепощённой с другой. И, наверное, истинная причина таких перемен крылась в том новом чувстве, которое окрыляла её и давала на всё неисчерпаемые силы. Юн Мингю и не подозревала, что Первая Любовь так кардинально начнёт менять её, как личность. Здорово начал меняться и её избранник.
     Фа Юншен, обладая врождённой скромностью и чуткостью, приобретя в семейной жизни ответственность, терпение и трудолюбие, а в уингю стали практически единым целым. Им было настолько хорошо друг с другом, что в одном священном месте они поклялись никогда не расставаться и... похоже Судьба услышала их пламенную просьбу...личной - смелость и чувство юмора, теперь, в своей личной жизни понял, что все его качества важны и нужны. Главное - не выпячивать своё мужское честолюбие, а относиться к своей девушке уважительно и терпимо на людях, но смело и искренне наедине. И даже, когда они шутили и веселились, как дети, Юншен ни на минуту не позволял себе легкомысленность и беззаботность, а личную жизнь не воспринимал, как игру. Для него всё было всерьёз, ведь это его Первая Любовь!..
     За эти четыре волшебных дня Юншен и Мингю стали практически единым целым. Им было настолько хорошо друг с другом, что в одном священном месте они поклялись никогда не расставаться и... похоже Судьба услышала их пламенную просьбу...личной - смелость и чувство юмора, теперь, в своей личной жизни понял, что все его качества важны и нужны. Главное - не выпячивать своё мужское честолюбие, а относиться к своей девушке уважительно и терпимо на людях, но смело и искренне наедине. И даже, когда они шутили и веселились, как дети, Юншен ни на минуту не позволял себе легкомысленность и беззаботность, а личную жизнь не воспринимал, как игру. Для него всё было всерьёз, ведь это его Первая Любовь!..


     На пятый день путешествия "тур.группа первокурсников" уже возвращалась домой и сейчас у всех были двоякие чувства: с одной стороны - удовлетворение от незабываемых впечатлений и массы позитивных эмоций; а с другой стороны - тихая печаль от того, что "сказка, кайф и драйв" заканчиваются. Особенно эту боль чувствовали два пламенных сердца, две родственные души. Они просто ехали в автобусе обнявшись, каждый думая о своём...
     Фа Юншен думал о том, что прежде, чем он сможет достойно обеспечить свою избранницу из "небедной семьи", пройдёт не один год... "Ведь по-хорошему, надо сначала закончить универ, а это ЦЕЛЫХ ПЯТЬ ЛЕТ! Практически ВЕЧНОСТЬ!.. А потом искать "нормальную перспективную работу" (или даже две работы) и работать, работать, работать... А сможет ли она дождаться моего финансового благополучия?.." - лезли предательские мысли в голову парня и горестно осознавая это, он отчаянно подумал, - "Да если бы я был материально обеспечен, то уже по приезду в Куньмин сделал бы Мингю предложение! А так... Кто я сейчас? Бедный студент, который еле-еле сводит концы с концами? Ещё вчера бы я сказал, что не достоин такой девушки, но сейчас... Сейчас я не могу так сказать... Не имею права! Сказать так, значит предать ту, которая любит и верит в меня, а это не допустимо! Потому-что я действительно люблю её... может даже больше жизни!.. Но... Но и семью кормить надо... Эх-х! Какая всё-таки жизнь - сложная штука! А может... А может лучше довериться Судьбе? Может она сама предложит наилучший вариант?.." - попробовал утешить себя юноша, не найдя другого выхода из сложившейся ситуации и в который раз поцеловал любимую. - "Как же она сводит меня с ума!.. И почему она тоже выбрала меня?.."
     "Как же я сейчас хочу жить для него и для его семьи!" - искренне думала Мингю. - "Теперь я сделаю всё, чтобы они больше ни в чём не нуждались! Если мой папочка меня любит, то пусть хоть немного считается с моими желаниями. Как он сам говорил? "Я же не для себя эти деньги зарабатываю!" Вот и посмотрим! А если он откажется мне помогать, то... Может даже я и уйду из дома! Интересно, смогу ли я прожить без папиных денег? Разумеется, с теми расходами, которые я привыкла вести, конечно, нет... Но если на всём экономить... то всё равно прийдётся идти куда-нибудь работать. А если работать, то с учёбой точно будут проблемы и тогда... прийдётся делать выбор... А что тут сложного? Надо будет уйти их универа, уйду не глядя! Это Юншен не может (потому-что он учится в большей степени из-за отца), а почему я не могу? Да конечно могу! Буду хоть как-то на жизнь зарабатывать... в смысле для всей семьи... Если они меня возьмут к себе... А возьмут-ли?" - вдруг задалась неудобным вопросом девушка и чтобы не мучиться им дальше, решила напрямую спросить Юншена.
     - Любимый! - прошептала Мингю. - А если я уйду из своего дома, ты возьмёшь меня к себе?
     - Конечно возьму! Ты же посуду и полы мыть умеешь? - с улыбкой спросил Юншен.
     - Ну опять ты шутишь! - толкнула девушка его в плечо. - Я же серьёзно спрашиваю!
     - А я серьёзно и отвечаю. Знаешь сколько пар распалось, после того, как они стали жить вместе? Бытовуха "съела"! Слышала про такую беду?.. Понимаешь, если бы в доме не было отца и детей я бы смог за тобой посуду помыть, постель заправить, а так извини, не смогу... - то ли в шутку, то ли всерьёз сказал Юншен.
     Мингю снова толкнула его в плечо:
     - Я обижусь! То "Пятницей" меня называешь, а теперь ещё и грязнулей! Да, я не стану скрывать, в моём доме есть горничная-повар, но это вовсе не означает, что я свою постель не заправляю. А посуду я умею мыть!.. В посудомойке... А надо будет и руками научусь. Все же когда-нибудь учатся. И полы научусь. Ну так что, возьмёшь?..
     - Да возьму я, возьму! Ну что за вопросы? Я же люблю тебя, такую сумасшедшую! Понимаешь? Я просто не пойму, как ты сама сможешь после своей привычной комфортной жизни перейти к нашей... - неуспел Юншен договорить, как уже Мингю "заткнула ему рот" длинным-длинным поцелуем...
     "Повезло же Юншену!" - подумали соседи сзади.

     После полудня белоснежный автобус бизнес-класса уже кружил по горному серпантину. Студенты-историки, замотанные своими дневными и ночными похождениями, откровенно дремали и лишь некоторые из них либо слушали музыку в наушниках, либо всё ещё смотрели в окна. В автобусе почти никто не разговаривал и тут вдруг он резко затормозил!
     В салоне было слышно, как кто-то ударился о спинку переднего сиденья и вскрикнул:
     - Что-о-о?.. Что за ерунда??? Что случилось??? Мы что, кого-то сбили?
     Мингю и Юншен, а за ними ещё несколько студентов, вскочили со своих мест и подбежали к водителю, уставившись на "нерадостную картину" прямо перед ними...
     Сразу за поворотом вся дорога была завалена грудой камней и земли, потому-что буквально 15 минут назад над этим участком дороги, выше отвесного склона, хрустнуло небольшое кривое деревце, удерживающее давно лежащую на ней каменную глыбу и... как результат, - спонтанный цепной оползень, капитально заваливший всю дорогу.
     - Впереди завал! - крикнули хором те, кто стоял спереди.
     - Н-да-а... Спасибо, что не на нас... - успокаивающе произнёс водитель, зная опасность горных серпантинов.
     Учитель Ли и родители тоже протиснулись вперёд:
     - Это значит, мы уже не проедем? - панически спросила непонятно кого самая шумная родительница.
     - Ну естесственно! Вы что, сами не видите? - раздражённый глупым вопросом, воскликнул мужчина за рулём.
     - Шифу Чжун Бей! - обратилась вдруг к коренастому седоватому мужчине Мингю, отчего тот заметно оживился (так получилось, что из всей тур.группы он больше уважал молодую девушку-старосту, нежели взрослых, поскольку та неоднократно демонстрировала здравость и трезвость мышления без паники и глупостей). - Вот смотрите... - спокойно и сразу по делу начала она, - Если мы будем здесь стоять и ждать, пока спасатели и дорожная служба очистят дорогу, сколько мы потеряем времени?
     - Не меньше суток, староста Юн! - вдруг обрадовался "шифу Чжун Бей" умному собеседнику и продолжил логику разговора, - А если мы вернёмся в последний городок и переночуем там, то потеряем двое суток...
     - А если мы вернёмся немного назад и попробуем как-нибудь объехать этот завал?.. - решила предложить третий вариант наблюдательная девушка, - Помните несколько километров назад был перекрёсток с какой-то гравийной дорогой? Куда она идёт, не знаете? - спросила "староста Юн" о дороге, которую никто кроме неё и водителя не заметил.
     - А вот сейчас посмотрим! - уже явно в приподнятом настроении вытащил из бардачка дорожную карту Чжун Бей. - Так, так, так... Ну да! Вот она! Не тупиковая... Молодец, староста Юн!!! Небольшой крюк, зато мы потеряем всего лишь пару часов, ну и плюс гравийка... Ну что, "господа туристы"? - привстав, громко спросил всех водитель (в том числе, молчащих взрослых). - Что будем делать?
     - Ну, вам виднее... - неуверенно произнёс учитель Ли. - Мы и гравийку потерпеть сможем, а вот двое суток терпеть что-то совсем не хочется, - произнёс он, а родители дружно поддакнули.
     - Ну тогда решено, разворачиваемся! Прошу всем занять свои места! - довольно скомандовал Чжун Бей и подмигнул старосте, которая уже набирала номер МЧС.
     Проехав метров сто, "шифу Джун Бей" почему-то остановился.
     - Кто-нибудь из парней! - крикнул опытный водила и открыл дверь автобуса, - Сделайте доброе дело! Наломайте немного веток и киньте их на дороге, чтобы никто из "лихачей" не налетел на завал.
     Юншен и ещё двое парней быстро наломали веток, раскидали их по дороге и вернулись на свои места. Автобус снова тронулся...
     Вернувшись к тому перекрёстку (который заметила зоркая староста) буквально за пятнадцать минут, они свернули на шумную гравийку. Скорость автобуса заметно упала. "Ну ничего! Главное, что мы по-прежнему едем домой," - подумала Мингю и почему-то решила подсесть к водителю, увидев, что Юншен утомлённо заснул.
     Вокруг проплывал всё тот же красивый горный пейзаж, лишь только усилился шум от гравия и появились более сильные покачивания автобуса. Водитель Чжун Бей, довольный присутствием собеседницы, начал рассказывать ей свои дорожные приключения:
     - ...Представляешь Мингю, однажды я сам ночью, "идя на ближнем", налетел за поворотом на сбитую кем-то корову! И что? Лежит такая туша прямо посреди дороги! В салоне крики, паника, кто-то ушибся, а кто-то себе даже зуб сломал! Все матерят меня... - разговорился "шифу Чжун Бей", - А я что? Я же понимаю, что если я сейчас уеду и оставлю так корову на дороге, то кто-нибудь обязательно в неё влетит... Ну и пришлось обвязать её тросом за шею и рога, и оттянуть с дороги... Потом правда пришлось полностью менять бампер, а фирме выплачивать компенсации пассажирам... Вот так... А вообще-то у меня хороший автобус, никогда особо не подводил, - поглаживая баранку, произнёс Чжун Бей и, стараясь аккуратно объехать очередную яму, резко крутанул влево. Под автобусом что-то застучало...
     - Ну вот! - расстроился водитель, снижая скорость. - Зачем так нахваливал свою ласточку? Сглазил что-ли? Наверное, что-то с ходовкой... Ну что, сделаем небольшую стояночку? - подмигнул он Мингю и съехал с дороги на небольшую поляну.
     Окончательно остановившись и включив громкую связь, "штурман-механик" громко объявил на весь салон:
     - "Господа туристы", у нас вынужденная остановка! Зато у вас будет возможность сходить в туалет, перекусить и немного прогуляться! Наша стоянка примерно на час. O'key?
     - "O'key!" и "Yes!!!" - хором ответила радостная молодёжь и начала подниматься со своих мест.
     Несмотря на то, что автобус был очень комфортабельным, молодость всё же требовала движения, ведь "за бортом" была такая погода и такие виды!
     - Детки-и! - крикнули женщины. - Кушать сейчас будете?
     - Пото-ом! "Деткам" надо нагулять аппетит, - ответили "великовозрастные дети", высыпая на улицу.
     - Далеко не разбегаться! - постарался грозно крикнуть учитель Ли, но его уже никто не слушал.
     Выискивая глазами старосту, он понял, что теперь она занята личной жизнью. Мингю и Юншен давно мечтали об уединении, ведь все четыре дня они и так посвящали себя другим, но не себе. (Попробуй тут уследить и проконтролировать, даже вдвоём, за 25-ю буйными студентами, которые вырвались на свободу в условиях жутко-пересечённой местности и постоянно меняющейся обстановки! Поэтому, несмотря на изначальную скромность, и Мингю, и Юншен, командуя трудноуправляемыми первокурсниками, то есть вчерашними "школярами", научились уверенности и дерзости, надрывая голосовые связки.) Вот и приходилось иногда, за неимением личного времени, целоваться у всех на виду. Молодые конечно осознавали, что результат прелюдности - это завистливые взгляды и осуждающие разговоры за спиной, независимо от возраста, но и постоянно сдерживать себя - это гарантированно убивать отношения. (Ведь Первая Любовь - это всегда величайшее испытание для влюблённых, о чём, к сожалению, очень быстро забывается с возрастом...)
     Разумеется, "ничего лишнего" Юншен себе не позволял и даже наоборот, рассчитывая на "очень долгие отношения" старался "не гнать особо коней", чтобы не перегореть раньше времени. По-разговорам взрослых он знал, что "букетно-конфетный период" самый прекрасный и его надо тянуть столько, сколько возможно, потому-что после первой близости начинается уже другой период - Период Собственничества. Ведь именно Романтический Период в Истории Человечества давал Миру прекрасные произведения искусства, благородные поступки и решительные действия. "Хотя, кто я такой для Истории Человечества? Аж смешно!.. Я просто хочу быть сейчас рядом с ней и всё!" - думал Юншен, пробираясь через какие-то заросли, вслед за озорной Мингю.
     - Ты чего так медленно? У нас мало времени! - смеясь, воскликнула она, перелезая через старые деревья.
     - А зачем ты меня так далеко тянешь? Решила до Куньмина довести? Давай уже здесь присядем! - произнёс парень, опасаясь всяких ЧП на природе.
     - Юншен, тут есть нормальная полянка! Мне не всё равно, где провести "романтическую стоянку"! - игриво произнесла юная особа и вдруг... удивлённо-серьёзно добавила, - Юншен! Смотри вон там у обрыва!.. Это что? Какая-то старая часовня или храм?..
     Юншен посмотрел в сторону направленной руки своей девушки и действительно увидел небольшой храм-часовню, стоящий на самом краю ущелья! И был он явно каким-то очень древним, поскольку капитально зарос мхом, травой и лианами.
     - Слушай! А его что?.. Никто ещё не находил до нас? - удивилась Мингю. - Чего он такой заросший?
     - Возможно и не находил... - серьёзно и медленно начал говорить студент-историк, - Возможно, мы даже первые... - с начинающимся волнением, которое знакомо всем первооткрывателям, произнёс парень, медленно и осторожно подходя к древнему, заброшенному зодчеству предков. - Интересно, а какой это век?.. - глядя на серо-зелёные, обветшалые доски строения, сам себя спросил Юншен, поскольку в нём уже заговорил "азарт археолога".
     - Только давай по-быстрому осмотрим его, а то на обнимашки времени совсем не останеться! - уже немного разочарованная этой находкой, произнесла Мингю, видя, как "теряет" возлюбленного. - Нам и так уже осталось не более получаса...
     - Конечно, конечно, - как-то странно и медленно произнёс Юншен, потому-что сейчас его взгляд видел только одно. Сейчас он, как под гипнозом, смотрел на... слегка приоткрытую дверь часовни...
     Вспомнив про свой "прекрасный инструмент археолога" - смартфон с хорошей камерой, парень вытащил его и начал делать снимки:
     - Мингю! Как я тебе благодарен за этот сотовый! Я только сейчас это до конца осознал... Камера здесь отличная!.. - "щёлкал" телефоном "молодой археолог", - Ты же понимаешь, что сейчас мы имеем дело с исторической ценностью!.. А История Человечества - это бесценно!.. - говорил уже себе под нос Юншен, делая снимок за снимком, подходя всё ближе к деревянной покосившейся двери, которая будто звала его в Новый Неизведанный Мир Истории.
     - Юншен, дорогой, только давай побыстрее и поаккуратнее! Прошу тебя, мы уже и так полчаса пролазили! Времени у нас всё меньше и меньше... - заныла девушка, схватив его за жилетку.
     - Так, Мингю! Ты давай держись за меня, но не дёргай! Я же снимки делаю... Теперь надо сбоку его сфотографировать... - сосредоточенно проговорил "археолог" и попробовал пролезть с правой стороны через старую ограду, но поняв, что это опасно, остановился. - Ну да ладно! И так видно, что эта часовня стоит буквально на обрыве. Вон и сваи немного видно... Ладно, пора уже и во внутрь зайти! - с радостью и облегчением произнёс Юншен, толкая старую деревянную дверь, на которой были прикреплены какие-то странные знаки-обереги. - Мингю, давай, помоги! Что-то она до конца не открывается... - надрывно произнёс парень, потому-что дверь, немного подавшись, встала затем намертво, будто во что-то окончательно упёрлась.
     Но когда она начала медленно сдвигаться, "упрямый археолог" вдохнув в лёгкие побольше воздуха, ещё раз сильнее налегнул на "заколдованную" дверь вместе с девушкой, которой уже всё это надоело, и... после какого-то деревянного хруста она раскрылась, как смазанная, увлекая за собой молодых людей!.. И поскольку пол в покосившейся в сторону обрыва часовне вообще оказался сырой, скользкий и напрочь прогнивший, "любопытные гости", как пуля влетели в сырую и полутёмную комнату часовни и... тут же провалились под рухнувший под ними пол! Им наверное повезло, что вокруг всё было сырое и прогнившее, иначе они точно поранились бы, но... половые доски, и то, что было под ними оказалось сплошной трухой. А дальше произошло то, что они и представить себе не могли!..
     Провалившись вниз, неожиданно для себя, молодые люди упали на что-то мягкое и в полутьме каменного грота, буквально у себя под боком, они услышали чьё-то глухое, нечеловеческое рычание, а затем хрипение, что сразу же "окатило их холодным душем", вселив в них панический, животный страх и ужас! Юншена тут же оглушил крик девушки, которую он постарался сильно обнять! Они оба сейчас ничего не понимали, но крик Мингю деморализовывал и не давал собраться с мыслями, отчего Юншен был вынужден закричать:
     - Хватит!!!.. Хватит орать, Мингю!!!.. Тут кто-то есть, но я ничего толком не вижу от того, что ты дёргаешься! Пожалуйста успокойся! - приказным тоном произнёс тот, кто мечтал стать настоящим мужчиной.
     - Хорошо... - со страхом прошептала девушка и сильнее прижалась к своему герою.
     Теперь Мингю поняла, что пока они не успокоятся, то не поймут, куда надо бежать или лезть. "Да, надо успокоиться! Надо слушать Юншена. Он всё-таки мужчина, а я разоралась, как... дура, истеричка и трусиха!" - призналась себе девушка.
     - Прости, прости, прости... - прошептала она. - Ты что-нибудь или кого-нибудь видишь?
     - Пока нет... но упали мы на что-то мягкое... а сейчас стоим на земле... Понимаешь? - сдерживая свой страх и дрожь в ногах, произнёс Юншен. - А теперь ты пожалуйста помолчи. Хорошо? - осторожно продолжил парень и... собравшись с духом, громко и медленно произнёс, - Если здесь кто-нибудь есть, выйди пожалуйста, потому-что мы пришли с миром! - как-то глупо, по киношному, произнёс молодой студент, словно обращался к папуасам.
     Поскольку в середине этого земляного помещения пробивались лучики света от проломленного пола часовни, то именно сюда начало выползать нечто огромное, шелестящее, отчего Мингю едва снова не закричала, закрыв себе рот ладонью. Юншен, осознав то, что сам сейчас позвал "загадочного обитателя этой пещеры", так же, сдерживая дрожь во всём теле, старался стоять на месте, крепко сжимая руку своей девушки. Ведь здесь некуда было бежать!.. Да уже и поздно...
     Судя по тому, что увидели "горе-студенты", это Нечто было чем-то рептилоидоподобным! Огромное чешуйчатое тело наподобие крокодильего, перебирая проворными лапами, стало выползать на середину помещения! Но самое поразительное, что было у этого "нереального существа" - это гордо вытянутая вверх большая шея и удлинённая голова с какой-то холкой-гривой. Молодые люди в этот момент стояли, как парализованные, потому-что на них сейчас сверху вниз смотрели большие, немного светящиеся янтарные глаза древнего пресмыкающегося!
     "Да ведь это - НАСТОЯЩИЙ ДРАКОН!!!" - озарило одновременно Юншена и Мингю.               

 


Рецензии