Взаперти

Жанр: триллер.
Аннотация: Она очнулась совершенно одна в камере 5 метров под землей. Без воспоминаний и возможных попыток к бегству. Есть лишь он. Но кто он? Маньяк или ее спаситель?

Лу заворочалась на жестком матрасе. Простынь липла к телу. Сначала она не поняла, где находится. Так бывает в первые секунды после пробуждения, а затем наступает горькое осознание случившегося. Она села и огляделась: все та же камера, запертая дверь, лампочка под потолком. Наверху шелестела работающая вентиляция. Окон не было, воспоминаний тоже. Болела голова.

Ее полное имя Луиза. Оно больше подходит серьезной даме в годах, а не молодой, полной надежд девушке, но сейчас Лу была сама серьезность. Уже несколько дней она находилась в камере, взаперти. Она не знала как попала сюда. На протяжении всего времени пребывания здесь, она спала, пила воду. Кто-то приходил, убирал за ней, мыл, поил, но она не могла вспомнить кто. Около двери стоял поднос с едой. Должно быть, его принесли уже давно – сливочное масло растаяло и растеклось по тосту.

Лу вновь огляделась, всхлипнула, задергались губы. Она потерла виски. На голове под волосами неприятно зашевелились, мурашки. Одновременно защипало локти, колени, бедра. Так бывает, когда изнутри нарастает волнение. Неожиданно нахлынул приступ паники. Молоточками где-то внутри застучало: «Нет. Нет. Нет! Одна. Взаперти. Меня здесь забыли. Я умру здесь совсем одна!» Участилось сердцебиение, дыхание сбилось, ноздри раздувались и сжимались, зрачки девушки расширились. «Дыши, дыши». Не помня себя, она вскочила с пола и подбежала к двери. Заперто.
— Выпустите меня! Эй! Меня кто-нибудь слышит! Откройте! Я заааааадыхаюсь, — я прошу вас, пожалуйста, я не могу здесь долго находиться! Ну пожааалуйста! Меня кто-нибудь слышит? Эй! Откройте! Здесь ест кто-нибудь?
Стены сдвигались, вдавливая ее в дверь, вдох застрял комком в горле, а Лу все барабанила кулаками по двери, сдирая кожу с костяшек, стучала в дверь плечом, пиала ее, но ничего не помогало. Наконец, обессилив, она опустилась на пол.

— Успокойся, успокойся, все будет хорошо, слушай свое сердце – повторяла она себе,- раз, два, три, четыре, пять, шесть, семь, восемь, девять, десять. Меня найдут. Обязательно!

Приступ клаустрофобии прошел. Но на долго ли? Поднос с едой по-прежнему стоял на своем месте. Доедая последний кусочек хлеба, она услышала шаги. Вскочив с пола и приготовившись к встрече с неизвестностью, Лу спряталась за выступ с подносом в руках. Дверь отворилась. Девушка ударила со всей силы по седеющей голове. Звонким колоколом загудел метал, посыпались ругательства, чужие руки с силой отбросили ее обратно на матрас.

— Ой, — Лу потерла ушибленный локоть.
— Не знал, что ты пришла в себя, пришел проверить. А ты вон как отблагодарить меня хочешь.
— Что здесь происходит? – Набралась смелости девушка. — Вы похитили меня и убьете?

Полноватый, пожилой мужчина в засаленной рубашке покачал головой, почесал нос и хмыкнул, потирая макушку — знатно приложилась девчонка.

— Я тебя спас, еще раз повторяю. Ты лежала без сознания в груде перекореженного металла, не удивительно, что ты ничего не помнишь. Тебя зовут Луиза, ты сама мне сказала. А я Гектор. Приятно познакомится.
За стенкой кто-то зацарапал по металлу.
— Неймется ему, — Гектор нахмурился.
— Здесь есть кто-то еще? – подняла бровь Лу. – Я здесь не одна?
— Нет, с чего ты взяла? Мы здесь совсем одни, 5 метров под землей, в самом надежном бункере Гектора, ухмыльнулся он.
— Но что произошло? Почему мы под землей? Когда вы меня отпустите? Когда я смогу увидеть своих родителей? Я не могу здесь находится! Выпустите меня! Я не могу! Мне здесь плохо!
— Нет больше никаких родителей. Тебе надо поспать и набраться сил. – Гектор поднял поднос, поставил на него посуду, — и не вздумай больше бить меня по голове!

С этими словами он вышел из камеры, а она бросилась за ним, стуча, в закрывающуюся дверь, умоляя не оставлять ее здесь одну, но тщетно. Новый приступ клаустрофобии нахлынул также неожиданно как и первый. Руки дрожали, дыхание срывалось, она чувствовала себя червяком, застрявшим глубоко под землей, обреченным умереть, пропасть, сгинуть без возможности дать о себе знать. Сердце сдавила выматывающая боль. В груди защемило. «Одна. Одна. Одна!» Отчаянье овладело девушкой. В детстве родители оставили ее с няней, а та, будучи ветреной особой закрыла малышку в темной комнате, совсем одну и убежала на свидание. Когда родители нашли ее плачущую, в мокром белье, они очень сожалели, обещали больше не оставлять ее одну, никогда. Но уже было поздно, Лу долго снились кошмары, а клаустрофобия вплелась в ее сущность, в глубины ее сознания навсегда. Липкий ужас безумием охватывает ее разум как только она понимала, что осталась одна в маленькой комнате.

Когда приступ закончился, Лу на дрожащих ногах добрела до своей постели. Голова лихорадочно заработала. В фантазиях вырисовывались возможные варианты ее убийства и истязаний. Вспоминались фильмы ужасов – «Пила», «Поворот не туда», «Молчание ягнят», «Клетка» и подобные им о психически больных людях. Ее затрясло от одной только мысли о том, на что может быть способен здоровый мужчина. А она здесь совершенно одна, или не одна? Как бы выяснить, кто там скребся за дверью. Надо бежать, срочно бежать, любыми способами! Но как? Дверь запирается на ключ, вентиляция слишком высоко, стула, стола нет. Уткнувшись в подушку она стиснула зубы, чувствуя приступ гнева. «Да как он смеет! Маньяк! Как он может удерживать ее – свободную девушку в этом чертовом бункере!» Злость притупила боязнь замкнутого пространства. Лу оглядела себя. Остается только… Она сняла с ног капроновые носки и связала их между собой. Когда насупил очередной прием пищи, она запрыгнула на Гектора сзади, намереваясь задушить импровизированной веревкой из носков, но была отброшена к стене. Гектор разозлился. Кричал, стучал кулаком по стене, топал ногами, опрокинул поднос с едой. А она сидела, закрыв голову руками, желая, чтоб все это побыстрее закончилось. Наконец-то он успокоился, подошел к девушке и, сдавив шею, заговорил быстро-быстро.

— Знаешь почему я тебя спас, дурочка?
Она помотала головой, захрипела, а из глаз брызнули слезы.
— Потому что ты похожа на мою жену в молодости, на мою покойную жену! Там наверху катастрофа, все погибли, остались только мы с тобой, больше никого. Если выйдешь наружу – сдохнешь к чертям собачьим! Здесь достаточно запасов питься и еды на несколько лет, а там кто знает, может все и закончится!
— Но я ничего не слышала о катастрофе! Неужели это произошло за несколько дней, пока я была без сознания?
— Да, черт возьми! Представь себе за несколько дней! – Гектор вновь разозлился. – Они не ведали, что творят. Это была тихая маленькая деревушка, я прожил здесь с Ненси много лет и вдруг. – Он закрыл глаза, — и друг в одно утро все изменилось. Передали в новостях, и начался настоящий ад! Хорошо, что я построил это убежище много лет назад. Будто знал!
— Но что изменилось?
— Лучше тебе не знать!
— Гектор, вы можете хотя бы выпустить меня из этой камеры? Я не могу здесь оставаться, я боюсь!
Он, собравшись было уходить, резко обернулся, напугав Лу.
— Позже. Я должен убедиться, что ты не заражена.
— Ай! – Гектор вернулся к ней, воткнул в плечо шприц.
— Так надо, — сказал он и вышел.

Ни книжки, ни карандаша, сколько это может еще продолжаться? Пять метров под землей, ни подать весточку родителям, друзьям. Все должно быть переживают и ищут ее. А если и правда случилась катастрофа и это никакой ни маньяк? К чему он ее готовит? Про какую заразу говорит? Может быть, он хочет замучить ее, а после убить? Заморит голодом, а вдруг здесь водятся крысы? Или потребует выкуп? Сколько дней, ночей, лет это будет продолжаться? Сможет ли она сохранить здравый рассудок? И что же случилось там, на Земле? Как подать весточку родным? Она сойдет тут с ума. Превратится в трясущуюся старуху с бегающими глазами. Высохшую, в раной одежде, пускающую слюну изо рта. Будет бормотать себе под нос абсурдные вещи. Одна. Отчаянье и жалость к себе вновь охватили девушку. Сердце учащенно забилось от переживаемых фантазий, слезы ручьями полились по щекам, подбородку. Переживания совершенно вымотали ее и вскоре она заснула.

Лу трудно было оценить, сколько времени она провела под землей. Приступы клаустрофобии случались все реже и реже. У нее отрасли ногти, облез декоративный лак. Она смирилась и прекратила нападать на Гектора. Однажды он подобрел и вывел ее из комнаты. Разрешив принять душ, он проводил ее до тесной душевой кабинки с плотно-закрывающимися матовыми дверьми. Подача воды отключалась автоматически, по времени. Все приходилось делать быстро. Вдруг что-то блеснуло в решетке стока. Лу, заинтересованная находкой, наклонилась. Это оказалась цепочка. Она застряла в сливе для воды, пришлось приложить небольшое усилие, чтобы вытащить ее наружу. На цепочке висел металлический полированный медальон, с надписью «Ненси» на обратной стороне. Почти новый, он не мог принадлежать его жене. Что-то не сходилось. Лу спрятала находку в одежде. Гектору решила пока ничего не говорить. После душа она осмотрелась. Похититель, как она называла его про себя, жил в просторном помещении, более похожем на хорошо обустроенную квартиру, которая не могла сравниться с ее камерой. Также была оборудованная кухня, заставленная коробками, консервами, бутылями с питьевой водой, книги, журналы, магнитофон с кассетами, генератор электричества. Гектор отвлекся, рассказывая ей как здесь все работает, а Лу, заприметив лестницу, дождалась, когда Гектор отвернется вновь, побежала наверх. Однако добраться до двери ей не удалось. Мужчина догнал ее, стащил за ногу вниз и закричал.

— Дура! Будешь пытаться убежать – запру в комнате и не буду кормить!
— Да что же там такое?
— Опасность! Ясно?

На глаза Лу навернулись слезы от жалости к себе, ко всей последующей жизни, которую она должна будет провести с этим неприятным мужчиной, и возможно стать ему женой. Эта мысль больше всего пугала ее. Хотя он и не давал никаких намеков на близость, но они здесь совершено одни и это могло произойти, чего бы ей совсем не хотелось. Однако надо узнать, что же там наверху. Про таинственного соседа так и не удалось выяснить ни грамма информации. Первое время они перестукивались кружками, а спустя несколько дней он перестал отвечать.

— Я оставлю тебя здесь, — наконец-то сказал Гектор после долгого раздумья, но при одном условии – попытаешься убежать – убью!
Лу вздрогнула.
— А что стало с тем человеком за стеной? Вы его тоже убили? – Решилась она.
— Да, он пытался бежать.
Кожа Лу покрылась мурашками и волосы встали дыбом. Глаза округлились, чья-то невидимая рука сжала горло.
— Нет! – закричал чей-то чужой голос.
Гектор отвернулся и тут же вколол ей успокоительное, а после отнес на кровать.

Так началась новая жизнь взаперти. Она готовила, убирала, читала книги из скудной библиотеки Гектора. В основном они касались выживания в условиях апокалипсиса. Он выходил на улицу, предварительно заперев ее в камере, чтоб она ничего не натворила, она задыхалась и кричала, чтобы он выпустил ее. Ключи от главной двери бункера Гектор всегда оставлял в потайном месте. Он никогда не говорил о том, что там снаружи. Иногда от его одежды пахло гарью, иногда она была в липкой зеленой жиже с обрывками растений вокруг щиколоток, а однажды он вернулся израненный.
Спустя несколько дней, он заболел. Поднялась температура – возможно, подхватил заразу на поверхности. С каждым днем ему становилось все хуже. Он уже не являлся мощной преградой для выхода наружу, и однажды Лу беспрепятственно вытащив ключи, побежала вверх по лестнице. На свободу!

Ключ не походил к замку. Разочарование намертво сковало радостное ощущение близкой свободы. Девушка опустилась на пол и обхватив голову руками начала раскачиваться из стороны в сторону, повторяя себе: «Думай, думай, думай». Успокоившись, Луиза вновь поднялась. В двери имелось маленькое окно, которое она не заметила. Со всей жадностью, со всем любопытством она, встав на цыпочки заглянула в него и тут же отпрянула. В бронированное стекло ударилось что-то липкое, зеленое. Оправившись от удивления Лу повторила попытку. За окном светило солнце, раскинулся зеленый газон, а на нем стояла припаркованная машина.

— Чертов параноик! – в сердцах закричала она. – Там есть жизнь!
Опрометью она побежала вниз, ища лом, палку — любое подручное средство, чтобы взломать замок. Лом нашелся на кухне. Гектор что-то пытался сказать и махал руками, но от злости и обиды за все пережитое она ударила его по голове. Дальше, как ей показалось от избытка чувств, голова Гектора лопнула как арбуз, разлетевшись и забрызгав футболку, стены, пол, потолок яркой жижей.

— Так тебе, ублюдок!

Пришлось изрядно повозиться с замком, прежде чем дверь открылась. Слезящийся свет бросился в глаза режущими лучами. Чистейший воздух опьянил, кружа голову. На глаза девушки навернулись слезы. Целый год она провела там, под землей, не видя солнца, не слыша трелей птиц, взаперти.

Заработали лопасти приближающегося вертолета. Лу завертела головой в поисках его источника. Откуда-то набежали люди с камерами, фотоаппаратами, телефонами, все снимали ее на видео, фотографировали. Кто-то накинул плед ей на плечи. В лицо начали тыкать микрофонами.

— Как вам удалось выжить целый год под землей?
— Вы сами заразили Гектора?
— Почему вы не вступили с ним в половую связь?
— Он бил вас?
— Вы любили его?
— Сколько попыток к бегству у вас было?
— Что вы скажете зрителям ДедЛайфШоу?

Лу отпихивалась от окружившей ее толпы, пыталась пробраться наружу, но ничего не получалось.
— Ненси! Дорогая! – неизвестно откуда взявшиеся родители уже обнимали дочь. Ведь они теперь смогут жить дальше, без оглядки. Сколько захотят.

— Мама! Мама! Я думала, что никогда вас больше не увижу! Но я Лу! Ты что забыла мое имя?
— Доченька, да ты еще под гипнозом! Ненси, конечно Ненси, наша доченька, мы так рады, что ты вернулась!
— Пропустите, я психиатр! – К ней пробивался мужчина в белом халате.
Он взял Лу за подбородок, и пристально глядя ей в глаза, сказал доверительным тоном: «Луиза, отдай мне свой медальон, — та покорно вытащила из кармана блестящий кулон, — Теперь слушай меня внимательно. Когда я досчитаю до трех, ты все вспомнишь! Луиза, для тебя все закончилось! Теперь мы все хотим, чтобы к нам вернулась Ненси! Один, два три!» Голова девушки прояснилась. Стертые образы замелькали пред глазами. Душный офис с вентилятором, контракт на круглую сумму и условия – полная потеря памяти, выживание с сумасшедшим отшельником в закрытом помещении. За удачную попытку выбраться наружу приз – обеспечение мед обслуживанием ее и ее семьи на трансплантацию органов пожизненно! Т.е до 60 лет. Население Земли страдало от нового вируса, который поражал внутренние органы без возможности его излечения. Болезнь не щадила ни бедных ни богатых. Кто имел деньги, власть могли себе позволить доноров. Недуг поражал людей от 20 до 40 лет. Родителям девушки как раз было 40 лет, иммунитет ослаблен, срочно требовалась пересадка печени, сердца, легких, чтоб протянуть еще лет 10, а дальше трансплантация по новой. Некоторые уходили в бункеры как Гектор, пытаясь избежать заразы. Ему было 52.

Ненси покрылась мурашками, не смотря на то, что на улице стояла жара. «Что она наделала? Лишила жизни человека, подписала контракт, выиграла». На душе было мерзко, хотелось утопиться, разбежаться и врезаться головой в стену со всего размаху.

— Оставьте меня! Все! Уходите! – Человек умер! Вы не понимаете?
— Нен, в этом шоу иного выбора нет!
— Но вы не предупредили меня об этом!
— В договоре все написано, ты просто не прочитала, так бывает. В любом случае мы не будем тебя за это судить. Каждый мечтает оказаться сейчас на твоем месте! Некоторых игроков убивают! И так бывает!
— Нет! – она вырвалась и бросилась назад к бункеру.
— Не подходите! – окровавленный лом вновь оказался в ее руках. – Уходите, слышите! Уходите все!
— Но, доченька! – родители не верили своим глазам.

А она уже лихорадочно закрывала дверь бункера на щеколду и бежала вниз проверить как там Гектор. Возможно, он остался жив… Мужчина сидел на кровати, вытирая со лба струйки крови. Лом выпал из рук, а Ненси потеряв дар речи облокотилась о стену.

— Что все это значит? – наконец-то смогла произнести она.
— Я знал, что ты играешь. На держи – Гектор вернул ей медальон с радиопередатчиком – того парня, Нико. Твой я потерял, но я вижу, что ты его и сама нашла. Нико мне все и рассказал. Пытался договориться, после убежать, потом убить меня. Я не выдержал и … ну ты знаешь, да, я убил его. Я не знаю, почему ты ничего не помнила, вначале я решил, что это розыгрыш, но его слова были слишком правдивы. Он сказал, что по условиям они должны продержаться год. Только тогда вы получите право на трансплантацию. Я решил помочь тебе.
— Но почему вы мне ничего не сказали?
— Ты бы не поверила!
— Возможно, простите меня, я не знала, я и правда ничего не помнила, меня загипнотизировали.
— Так вот в чем дело. Играют на чувствах людей, находят таких как я и истребляют. Либо вы, либо мы. – Гектор осунулся, но через миг в глазах заиграли искорки гнева.
— Ну что же, я жив, иди, они ждут тебя. Уходи!
— Но, Гектор…
— Уходи, ты заслужила другую жизнь. Скажи им, что я мертв, чтобы больше никого не подсылали. Я сменю замок.
— Прощай, Гектор.

Ненси устало повернулась и медленной походкой поднялась вверх по лестнице.. Снаружи ее уже ждали журналисты. Совершенно не было сил с кем-то разговаривать, отвечать на новые вопросы, двигаться. Она была выжата как лимон.

— Его больше нет. Уходите! Все уходите! — Она выставила вперед лом.
Журналисты давили массой, оттесняя ее от вертолета. Служба защиты игроков ДэдЛайфШоу протолкнула ее в кабину вертолета, где ее уже ждали родители.

Заработали лопасти, их подняло в воздух, чтобы транспортировать в лучшую клинику страны, а она до сих пор не могла поверить во все произошедшее. Желание жить, страх, инстинкт самосохранения толкает людей на все, даже преступление моральных и этических норм. В настоящем мире это стало развлечением, шоу для спонсоров операций для выживания. Когда все это закончится и можно будет жить нормально? Не оглядываясь? Но ответа на этот вопрос у девушки не было. Она и сама уже не знала кто она теперь: Лу с внедренным приступом клаустрофобии или Ненси, жаждущая во что бы то не стало спаси себя и свою семью.


Рецензии
Очень понравилось Ваше произведение! Захватывающий сюжет.
С Уважением,

Милена Алкидис   27.04.2017 17:39     Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.