О Крыме без фантазий. Очерк

                Пишем, что наблюдаем,
                чего не наблюдаем, того не пишем…
                Фаддей Белисгаузен


     Мнение любого человека субъективно. Тот, кто утверждает, что он объективен или заблуждается или сознательно врет. Поэтому, я предлагаю читателю некие рассуждения о положении дел в Крыму, каким оно видится исключительно с моей колокольни. опираясь при этом только на факты.

     Автономия.

         Крым был автономной республикой при Советской власти, потом некоторое время просто областью. Затем, по итогам референдума опять стал автономией в составе незалежной Украины. Во всех случаях, автономность была и есть чисто номинальной. Права автономии урезаны, как сейчас говорят «ниже плинтуса». В незалежной он вообще был для Киева, как бельмо на глазу. В конституции Украины никаких автономий не предусмотрено. Это единое, унитарное государство, То, что она (автономия) де факто существует – нонсенс. При фактически не работающем парламенте в обозримом будущем переделать конституцию точно не удастся. Кстати, украинцы очень гордятся соей независимостью. Вопрос только независимостью от кого? Абсолютно независимых государств не бывает. Хоть в какой-то степени они друг от друга зависят. Вот внутри Украины наблюдается явная независимость власти от народа. Тут точно, каждый живет сам по себе. В автономном Крыму та же ситуация: местная власть и население живут автономно.

     Первым и последним президентом Крыма был Юрий Мешков. Не помню его отчества. Ярый диссидент, он прославился в Крыму своими уличными акциями у тогдашнего обкома, житьем в палатке, поставленной на площади и пламенными речами. Малость пострадал от милиции. Ну, а страдальцев у нас любят. Поэтому на выборах он вышел в лидеры. Но для управления даже липовой автономии одной эмоциональности мало. Нужно иметь хорошую команду единомышленников, финансовую поддержку влияние в силовых структурах, обладать изворотливостью и умением находить компромиссы. Ничего этого у Мешкова не было. Возникший конфликт с местным парламентом быстро перерос в непримиримую конфронтацию. Не без помощи Киева, Мешкова в конце концов «скушали». Драматизм ситуации мне довелось прочувствовать самому.

     Дело было так. Однажды вечером в моем кабинете раздался звонок телефона. Помощник президента, Белов Геннадий Анатольевич (его визитная карточка до сих пор хранится у меня) пригласил меня на встречу с Мешковым. Пропуск на Вас заказан. По какому случаю? Спросил я. Президент срочно собирает ученых Крыма, коротко ответил  Белов. Мне стало любопытно. Уже в темноте (зимние вечера коротки) я подошел к зданию бывшего обкома, в народе именуемого Пентагоном из за его формы. Пропуск был действительно заказан. Я предъявил паспорт, и меня пропустили. У входа в приемную личная охрана президента соревновалась в том, кто быстрее вытащит пистолет. Стало как то неуютно. Минут через пять я уже сидел за длинным столом в кабинете президента. В отличие от холодного коридора в комнате было жарко от включенных мощных электрических обогревателей. За столом человек двадцать – большинство знакомые лица.

     Речь президента была довольно краткой. Он коротко обрисовал ситуацию и попросил нашей хотя бы моральной поддержки. Долго говорить он не мог – у него дико болели зубы. Краем уха я услышал разговор, что некие «доброжелатели» уже договорились: ему обеспечено и оплачено лечение в Израиле плюс самолет туда и обратно. Не знаю, согласился он или нет, но само предложение выглядело как завуалированная взятка. В общем, об этой встрече у меня осталось двойственное впечатление. С одной стороны польстило, что президент как-то ценит науку (хотя не понятно, что может сделать в этой ситуации вшивая интеллигенция), с другой насторожила обстановка нервозности, откровенного подхалимажа, игрища охраны.

     Трудно сказать, что было бы для Крыма лучше: президентское правление или парламентское. Я не политик и никогда им не был. Парламент здесь, как и везде, чистая говорильня и не пользуется он ни каким уважением. Что ж, имеем такую власть. какую заслужили. А нашей автономии, очень нужна сильная власть. Проблем более чем достаточно: национальные, земельные, хозяйственные и прочие. В виде унитарного государства Украина явно не состоялась. Как метко сказал Киплинг: запад есть запад, восток есть восток и вместе им не сойтись. Но ведь и федерация при нашем менталитете может выглядеть в виде удельных княжеств.

     Хозяйство.

          При Советской власти повсюду висели лозунги «Превратим Крым в цветущий сад». Надо отдать должное большевикам, действительно превращали. Огромные сады, виноградники, плантации овощей, все это было. Более того, успешно работали перерабатывающие предприятия, консервные заводы, Процветал даже свой завод по производству оборудования консервных линий. Продукция шла по всему Союзу и на экспорт. Что сейчас? Практически все овощи и фрукты завозим из Турции. Перерабатывать нечего. Кроме того, уже в 60-е года исчезли крымские сорта яблок; синап, кандиль, ранет, шафран. Вместо них стали сажать пальметту, не имеющую ни вкуса не запаха. Но, зато удобную для уборки урожая. Сейчас нет и этого. Как в той песенке: «Вылезали из избы здоровенные жлобы, порубили те сады на гробы». Консервные заводы закрылись. Заодно «приказали долго жить» такие крупные предприятия, как телевизионный завод, Сантехпром,  Фиолент и некоторые другие продукция которых вывозилась в Союз.

     Я не говорю, что при Советах все было прекрасно. Но были и крепкие сельхоз предприятия – миллионеры. В один из них я попал случайно. Проводил производственную практику по гидромелиорации со студентами. Разместили нас в прекрасном общежитии. Кормили бесплатно и на убой. Даже вечно голодные студенты оставляли на столах половину еды. На гидротехнические сооружения нас возили на совхозных автобусах. Повидал я немало практик и в Питере и в Крыму, но такой, райской, не было никогда. Просьба от руководства была одна – помочь со сбором урожая ранней черешни. Эту крупную отборную ягоду укладывали в плоские ящики и сразу везли в аэропорт (товар скоропортящийся). Отправляли в основном в Москву.
     В это же хозяйство привозили на экскурсию делегацию конгресса США. Конгрессмены приехали с женами. После обильной трапезы их повезли на плантацию дынь. Ну и предложили взять с собой дыни кто сколько унесет. Халява, леди и джентльмены. Против халявы американцы не устояли. Очевидцы рассказывали, что конгрессменши задрали подолы и набили их дынями. Зрелище было то еще! Хохотал весь совхоз. Конечно, таких предприятий было не много. Но зачем было нужно их разваливать и растаскивать по кускам?

     Рекреация.

             Когда то, Крым называли Всесоюзной здравницей. Собственно таковым он и являлся. Давно нет Союза и, увы, нет здравницы. Что собственно произошло? Интенсивная застройка Южной части побережья большей частью не законная привела к изменению микроклимата. А микроклимат в Большой Ялте (сама Ялта плюс Гурзуф, Симеиз, Алупка, Кореиз и другие поселки) был уникальным. Главную его особенность представлял воздух. Морской воздух, приносимый бризами, смешивался с хвойным запахом крымских сосен, фитонцидами различных субтропических растений и имел целебные свойства. Как климатический курорт, Ялта намного превосходила Швейцарские альпийские курорты в лечении туберкулеза. Еще до революции лечилась здесь практически вся Русская творческая интеллигенция: писатели, поэты, художники. Сразу назову некоторых: Васильев, Надсон, Леся Украинка, Чехов многие другие. Отдыхала и подолгу жила русская знать. Сам царь, великие князья, Воронцовы, Юсуповы и прочие. В наследство от них Большая Ялта получила дворцовые комплексы, являющиеся шедеврами архитектуры и роскошные парковые ансамбли. Все они органично вписываются в ландшафт и не нарушают циркуляцию приземных воздушных потоков.

     Современная многоэтажная застройка безликими, а чаще просто уродливыми зданиями, резко расширила старые границы города. Она изменила микроклимат, приземную циркуляцию воздуха. Разумеется в худшую сторону. Вместо естественной растительности и эфироносов теперь огромные площади занимают асфальт и бетон. Потоки автотранспорта отравляют атмосферу своими выхлопами. В Ялте появился смог. Все! Приехали! Человеческая жадность и глупость уничтожили редкий природный феномен. Искусственно создать его невозможно, так же, как например, морскую воду. Да можно растворить в ванной морскую соль, довести соленость до 35 промилле, но это будет не морская вода. В ней не будет хватать растворенных газов, органики, ряда нестойких компонентов. Это будет лишь жалкая имитация природной морской воды.
 
     Когда в семидесятые годы смог впервые появился в Лос Анжелесе и Сан Франциско, профессор Калифорнийского университета Нейбергер мрачно предрек: «В конце концов удушливый туман, пропитанный дымом и копотью окутает всю землю, и цивилизация исчезнет…». Между тем, местные власти с маниакальным упорством призывают к расширению курортных сферы, строительству новых отелей, сквозь пальцы смотрят на массовую, зачастую незаконную застройку современных нуворишей. Куда расширять? Рекреационная емкость (о которой они понятия не имеют) дано исчерпана.

      Так в 1989 году академик В.И. Беляев элементарно доказал, что в пик курортного сезона Большая Ялта может обеспечить пляжным отдыхом только на 37% от общего числа рекреантов. Кроме того, Ялте постоянно не хватает пресной воды. Вода подается по графику и достаточно жесткому по 8 – 10 часов в сутки.

           В последнее время появилась идея расширения курортного бизнеса в западном и восточном Крыму. По существу на Тарханкутском и Керченском полуостровах. Вроде и пляжи там полупустые, есть лечебные грязи и минеральные воды. Но, на мой взгляд, перспективы такого расширения не слишком велики. Климат этих районов резко отличен от южнобережного. Курортный сезон там может составлять реально три, максимум четыре с половиной месяца. В остальное время на безлесные, продуваемые всеми ветрами курорты никого не заманишь. Пустующие большую часть года отели любой комфортабельности просто не рентабельны. И строить их нет смысла. Не защищенные горами от свирепого зимнего норд-оста, такие обустроенные курорты как Феодосия и пгт Черноморское зимой практически не востребованы.
 
     Конечно, можно в летний сезон частично разгрузить Ялту, но только частично. Этому вопросу посвящена вышедшая в 2012 г монография Академии Наук АРК «Западный Крым. Золотые пески», соавтором которой я тоже являюсь. Но если смотреть правде в глаза, а не в другое место, многое еще предстоит обдумать и взвесить. Не просто будет убедить инвесторов раскошелиться.

       Кроме того, необходимо учитывать менталитет местной публики. Все хотят получить как можно больше и желательно сразу. Долговременные проекты не сулят быстрой отдачи. Другая проблема цены. В той же Ялте они здорово кусаются и по жилью и по питанию. Притом, что сервис отвратительный. В результате Ялта разгружается не за счет западного Крыма, а за счет Турецкой Антальи, Египта и других стран.

     Проблемы водоснабжения.

           В условиях сухого климата Крым всегда испытывал затруднения с обеспечением населения пресной водой. В степном Крыму воду добывали из колодцев, позже из артезианских скважин. Дело это было не простое. Иногда колодцы приходилось рыть на большую глубину. На железнодорожной ветке Джанкой – Керчь есть станция с названием «Семь Колодезей» (Керченский полуостров). Еще мой дедушка рассказывал, что-то вроде легенды. Долго искали люди в этом месте воду. Прорыли шесть глубоких колодцев. Воды не было. И только в седьмом она появилась. Вот и назвали деревню, а потом ж.д. станцию «Семь колодезей». Деревню давно переименовали, а название станции осталось. Переименовывать железнодорожные станции накладно – они внесены во всякие каталоги (в том числе международные), схемы и т.д.

     Засушливые годы в этих местах были настоящим бедствием. Так после сильной засухи в 1883 г наступил голод, многие села опустели. Территория от Феодосии до Керчи вплоть до 1840 г оставалась практически безлюдной. Не случайно в 1838 г власти официально признали водообеспечение Тавриды недостаточным. Но еще задолго до этого признания наши далекие предки научились ценить воду.

     Традиции и правила водопользования в греческих полисах были четко разработаны еще в шестом веке до н.э. Они сохранились и при римлянах и генуэзцах. Евгений Марков в «Очерках Крыма» (1875 г) дает описание организации водоснабжения того времени «Для орошения своих виноградников, консул и 8 лучших жителей Солдайи (Сурож, Судак) ежегодно выбирали двух честных людей; одного латинца, другого грека, которые составляли попечительный комитет о воде. Задачей комитета были поддержание постоянного запаса воды, соблюдение очередности поливов. В распоряжении комитеты был особый мастер, умевший устраивать и ремонтировать водопроводы.».

       Тот же Марков много путешествующий по Крыму в 60-х годах Х1Х века пишет; «Ручей – здесь синоним всех удобств. Земля, где бежит ручей стоит всегда в несколько раз более всякой другой. Татары ищут ключи как золото, и дорожат ими, как золотом».

      В конце того же Х1Х века, много сделал для изучения водных ресурсов Крыма профессор Николай Алексеевич Головкинский, бывший ректор Новороссийского (ныне Одесского) Будучи уже на пенсии стал главным гидрогеологом Таврической Земской управы. Он же составил первую гидрогеологическую карту Крыма, хотя и был чистым геологом. На собственной даче под Алуштой проводил опыты по инфильтрации атмосферных осадков. После его смерти в 1897 г многие талантливые ученые продолжили его творческие начинания. Например, молодой инженер института путей сообщения Н.Н. Павловский (впоследствии академик АН СССР) и др.

      Кардинальное решение проблем водоснабжения степного Крыма произошло при строительстве Северо-Крымского канала. Пуск днепровской воды в Крым состоялся 17 октября 1963г. Началась эпоха орошаемого земледелия. Казалась бы все прекрасно! Но тут же стали проявляться негативные явления.

Во-первых, на дно канала В большинстве случаев не уложили бетон, что привело к массовым потерям воды за счет фильтрации.
 
Во-вторых, работа оросительных установок (фрегаты) регламентировалась жестким планом (как и все мероприятия при Советской власти). Лично я с вертолета Ми-2 (геологическая аэроразведка) наблюдал такую занятную картину. Льет проливной дождь, при этом фрегаты продолжают работать на полную мощность. План дело святое, от его выполнения зависят премии. Надо вылить столько-то кубов – выливают. И плевать на погоду.

Результат:

огромные пощади в понижениях рельефа оказались подтопленными. В селах затопило подвалы. Местами образовались настоящие болота. Другая беда – уровень грунтовых вод поднялся. Вода, испаряясь, оставляла в почвах соли. То есть началось засоление, появились солончаки. Создали проблемы сами себе там, где их не должно быть по определению. И так во всем.

      В 1956 г закончили строить плотину на р. Салгир для орошения предгорного Крыма. Образовалось Симферопольское водохранилище. Карьер, из которого брали глину для постройки плотины, заполнился водой. Просачиваясь, эта водичка стимулировала развитие Марьинского оползня. В микрорайоне Симферополя – Марьино стали трескаться пятиэтажки. Одну из них уже расселили, а другие продолжают трещать. Если рухнут – жертв не избежать.

 В 90-е года воду из водохранилища стали использовать и для водоснабжения города. В это же время вернувшиеся в Крым татары захватили участок плодородной поймы выше по течению Салгира (район с. Лозовое). Раньше там были прекрасные сады. Их беспощадно вырубили. Теперь там дольно большой поселок. Даже мечеть построили. Правда, забыли одну мелочь – канализацию. И все нечистоты поступают в аллювий, потом в реку и далее прямиком в водохранилище.

      О водоснабжении Севастополя можно написать роман. Типа романа - эпопеи С.Н. Сергеева Ценского «Севастопольская страда». И назвать его «Севастопольская жажда». Тема того стоит. Своим студентам я, иногда, задаю вопрос: каким образом князь Владимир, в последствие названный святым за крещение Руси, взял неприступный город - крепость Херсонес? Штурмом? Нет, куда проще. Дело в том, что в самой крепости источников пресной воды не было. Вода подавалась в город по керамическим трубам, закопанным в землю из далеких родников. Какой-то предатель указал славянам местоположение водовода. Воду перекрыли, и через пару дней Херсонес сдался. Точно также спустя почти 2 тысячи лет немцы перекрыли единственный водовод снабжавший водой г. Одессу. И все! Через три дня город герой сдался.

     В Советские времена Севастополь снабжался пресной водой, в основном, из двух источников; скважного водозабора в Альминской долине и аллювиальных вод р.Черной. Для подпитки аллювиальных вод в Байдарской долине было построено водохранилище. Вода из него самотеком текла по Чернореченскому каньону и насыщала аллювий. Далее из скважин поступала в городскую водопроводную сеть.

          Конец восьмидесятых годов пришелся на маловодное десятилетие. Водохранилище сработали до мертвого объема. Альминской воды не хватало. Город сел на голодный паек; вода подавалась в водопровод 2 часа в сутки. Закрылись все детские сады, ясли, школы, рестораны, кафе. В городе появился педикулез. Проще говоря, вши. На заседания чрезвычайной комиссии Горисполкома меня вызывали постоянно. Я чиновникам объяснил ситуацию:
Чернореченское водохранилище построено из рук вон плохо. Берега не обвалованы, огромная площадь мелководий. Отсюда громадные потери на испарение. Плюс половина воды в каньоне уходит в карстовые трещины и теряется безвозвратно. Надо все это исправлять.
 
     Но Советская власть привыкла все вопросы решать радикально. Из Межгорненского водохранилища (район города Саки), запоняемого днепровской водой, проложили в Севастополь трубопровод . По нему насосами качали воду в город-герой.
Что можно сказать по этому поводу?

Во-первых, севастопольцы этой воде были не слишком рады. Заполняется Межгорненское водохранилище днепровской водой из канала. Качество ее мягко говоря неважное, много хуже местной волы и требует серьезной очистки.
Во-вторых, само это водохранилище построено крайне небрежно. Глинистый экран на дне уложен плохо и сильно фильтрует. Все нижележащие села подтоплены. Погибли сады, виноградники и другие сельхозугодия.
 В-третьих, все это дорого (затраты электроэнергии на прокачку, стоимость очистки воды). Местные же источники качественной воды так и не приведены в порядок.

      В последние годы на карте Крыма появилась еще она болевая точка – плато Ай-Петри. Попасть на него стало просто - построили канатную дорогу. Немедленно в угоду отдыхающим понастроили кафешки типа шалманов, причем без всякого разрешения. Санитарные условия – ужасны. Завезли лошадей и верблюдов для прогулок по плато.
       Все это безобразие называется бизнес, а на вопли экологов и протесты специалистов водников никто внимания не обращает. Вода привозная. Об очистных сооружениях, биотуалетах и вывозе мусора никто не помышляет.

         И все это творится в области питания основного эксплуатационного верхнеюрского водоносного горизонта, территории заповедной, где запрещена вообще всякая хозяйственная деятельность. Из этого горизонта организовано водоснабжение всего Южного берега, части Бахчисарайского района. Из него же вода поступает в Чернореченское водохранилище. Бизнесменам на Ай-Петри на это наплевать. Главное срубить деньги сейчас, а потом, хоть трава не расти. Как метко сказал Фридрих Шиллер: «Природа? Она забыта. Здесь пароль – убийство» (Дон Карлос).
 Говорят среди "бизнесменов" много татар. Но это не крымские татары. Это татары узбекские, казахские, туркменские, какие угодно, с совершено иным менталитетом, другой психологией, другими обычаями. Со своей родной землей так не обращаются.

     В заключение хотелось бы сказать следующее. Наши предки, проживавшие в Крыму, всегда бережно относились к воде. Источники, родники обустраивались каптажными сооружениями, чтобы путнику было удобно напиться, напоить лошадей. В ряде случаев они любовно украшались каменной резьбой, мозаикой и т.д. Все это делалось бесплатно, считалось делом благородным и богоугодным. Их потомки плюют в колодец (а массив Ай-Петри, не что иное, как большой колодец), не думая о последствиях.

         Нам представляется рациональным организовать на Ай-Петри рекреационно - туристическое обслуживание по типу Карадагского заповедника. Экологически чистые тропы, проход ограниченных по числу людей групп и только в сопровождении гида. Все развлекательные мероприятия, пункты общепита вынести за пределы водоохраной зоны. Вопросы о создании на плато крупномасштабного курорта, мягко говоря, неуместны. Для большинства рекреантов, особенно зарубежных, нетронутая природа, чистый горный воздух и чистейшая вода родников гораздо привлекательней грязных забегаловок измученных верблюдов и лошадей.

      Этих развлечений сколько угодно и в других местах, а второй крымской яйлы в Мире нет. Неужели не достаточно того, что из-за хаотической застройки, Ялта потеряла статус климатического курорта? Теперь здесь астматики задыхаются от смога. Многие уникальные объекты природы превращены в помойку. Давайте оставим нашим детям хоть частицу нетронутой крымской природы, а заодно и  сбережем свои водные ресурсы.

             Буквально год назад (2017) по сообщениям местных СМИ шабаш на Ай-Петри удалось прикрыть. Как договорились с бизнесменами мне неизвестно. и эту территорию передали Горно-Крымскому заповеднику. Однако вопрос с вынесением границ и уборке объекта все еще не решен. Предстоит решить еще массу вопросов. И будем надеяться, Российским властям их удастся решить.

       P.S. Перечитав написанное (вполне в духе Фаддея Белисгаузена), я понял, что не сказал еще, что-то важное. И это важное, какая-то неуловимая особенность этого маленького клочка земли. Какое-то колдовское очарование. Острее всего его чувствуют люди одаренные, творческие. Отнюдь не случайно в Крыму рождались поразительные по красоте стихи Александра Пушкина, Адама Мицкевича, Марины Цветаевой и многих других Поэтов с большой буквы.

        Не случайно великие русские писатели отдали дань Крымской тематике: Лев Толстой – «Севастопольские рассказы», Антон Чехов – «Дама с собачкой», Александр Куприн – «Гранатовый браслет», «Листригоны» и многие другие. Здесь я упоминаю только шедевры Мировой литературы, да и то только те, что сразу приходят на память.
        Здесь родились фантастические произведения Александра Грина, в которых под видом фантастических городов (Зурбаган, Лисс, Кассет) описаны реальные приморские городки Крыма. Известный фантаст Иван Ефремов, как о великом подарке мечтал на один день слетать на самолете в Крым, чтобы увидеть, как цветет миндаль на Южном Берегу. Вот эту магию крымской природы мы сейчас и теряем, воистину не ведая, что творим.


Рецензии
Юрий, спасибо! Прочитал очерк с большим интересом. Летом я неделю отдыхал в Феодосии, место мне это очень понравилось. В отличие от Ялты, там ещё не много настроили, не много испортили.
Хочу указать на некоторые огрехи замечательного в целом произведения. Если считать с конца, последний абзац основного текста повторяет четвертый с конца: и там и там то же - "Буквально год назад...". И в названии Зурбагана пропущена буква Р. Хотелось бы прочесть Вашу версию, какие именно места Грин так назвал.
Я, кстати, побывал в музее Грина, и в галерее Айвазовского, и еще во многих интереснейших местах.

Михаил Бортников   31.10.2018 11:39     Заявить о нарушении
Спасибо за отзыв! Отдельно хочу поблагодарить за пропущенные и замеченные Вами огрехи. Это свидетельствует о внимательности читателя. И его доброжелательности.Побольше бы таких!Очерк писался "на эмоциях", а нормально отредактировать текст времени не было.
Учел Ваши замечания и внес поправки в текст.

Что касается Гриновских названий - на мой взгляд они носят собирательный характер. Отдельные улицы, переулки здания. Как версия: очень подходит уголок Гурзуфа в пешеходной части Ленинградской улицы. Сказочно оригинальный и уютный.
Чисто Гриновская аура.
С искренним уважением

Юрий Юровский   31.10.2018 12:47   Заявить о нарушении
Спасибо, Юрий. Уважаю адекватных людей, еще и таких компетентных и знающих. К сожалению, в одном человеке это не всегда помещается. Места, наверное, не хватает.

Михаил Бортников   31.10.2018 12:51   Заявить о нарушении
На это произведение написано 6 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.