Две советские пасхи

В конце 1960-х годов городская молодежь, устав от зимней спячки, любила устраивать по весне вечерние променады вдоль ленинградского шоссе – от центральной площади до Никольской церкви. Этот маршрут назывался стометровкой. Соберется компания на площади, немного постоит-погогочет и направляется к церкви. Там тоже постоит-погогочет и назад, а навстречу ей шествуют такие же шумные компании.

В пасхальную ночь все компании дружно устремлялись к церкви, вокруг которой царило столпотворение, с трудом контролируемое усиленными нарядами милиции. Аналогичная картина отмечалась и у Спасской церкви, расположенной на противоположном конце города.

Самих верующих, правда, собиралось немного – преимущественно старушки. Люди зрелые, состоявшиеся и верующие в глубине души ходить в храм вообще и на пасху в частности остерегались – дабы не подпортить карьеру или не схлопотать выговор по партийной линии. Лично знаю некоторых перестраховщиков, ездивших крестить ребенка в соседний Клин – упаси бог, кто-то из своих увидит!

Зато молодежь, не боявшаяся ни бога, ни черта, с удовольствием шла к церкви – поглазеть, поразвлечься, показать свою удаль. И вполне понятно, пасха являлась, пожалуй, единственным аполитизированным массовым мероприятием – на ней было диковинно, интересно и, как ни странно, весело. Это сейчас президент и премьер-министр со свечками стоят на всенощной в храме Христа Спасителя, а тогда атеистическое государство всеми способами пыталось отвлечь молодежь от пасхи. В субботу, начиная с 23-30, по центральному телевидению обязательно показывали «Мелодии и ритмы зарубежной эстрады» – не помогало!

В итоге складывалась парадоксальная ситуация – на главный православный праздник у храма толпилась преимущественно праздная ни во что не верящая публика. Хорошо помню одну пасху. В полночь священники, распевая «Христос воскресе из мертвых, смертию смерть поправ, и сущим во гробах живот даровав», вышли с верующими из церковных врат, чтобы совершить крестный ход. Вдруг два поддатых парня, прорвав милицейское оцепление, выскочили наперерез процессии. Первый, схватив пожилого священника за рукав, крикнул – дружище, спиши слова! Второй – показушно бухнулся на колени и принялся отбивать поклоны. Милиция расторопно скрутила обоих и бросила в воронок, но толпа еще долго умилялась – о какие прикольные ребята!

Надо отдать должное священникам – они стоически несли свой крест, не обращая внимания на хулиганские выходки, и заслуживали уважение – куда большее, чем нынешняя поповская братия.

**************************************************
На католическую пасху 1974 года меня занесло в Каунас. Далеко за полночь бродил по самому литовскому городу Литвы. На людных улицах чувствовалась праздничная приподнятость, но без веселых компаний и пьяных выкриков. Около величественных действующих костелов в пределах Ратушной площади, архитектуру и внутреннее убранство которых досконально осмотрел еще днем, никаких милицейских кордонов не наблюдалось.

На обратном пути в гостиницу наткнулся на костел, который пропустил при дневной экскурсии. Заглянул. Месса уже завершилась, однако народ не расходился – одни причащались, другие стояли в очереди у кабинок для исповеди. Вслед за мной в костел вошел молодой парень,  припал на колени перед скульптурой распятия и принялся молиться. Исподволь поглядывал на него – мой ровесник, длинные волосы, вельветовые брюки, легкая курточка. Он крестился и шептал молитву совсем не на публику – для души. Да и публики как таковой не было – пришел один, и никто, кроме меня, не обращал на него внимания. Минут десять помолившись, парень встал с колен, направился к выходу и исчез в ночи – также незаметно, как и появился.


Рецензии
Сработано хорошо уверенно, со знанием, как говорят, предмета исследования. Стиль изложения красочный, колоритный. Тема хорошо знакомая, тоже не пальцем сделаны. У нас в Одессе на Пересыпи была небольшая, но уютная церквушка Казанской богоматери, где мы - пацаны того времени проводили все большие религиозные праздники. Конечно, было весело, празднично и как то все естественно и близко. О самой религии мы даже не думали, головы были заняты другим. Несколько позже из церкви сделали мебельный магазин и в душе отложилось чувство потери чего-то доброго и родного.

Константин Франишин 2   29.08.2018 12:05     Заявить о нарушении
Мебельный магазин - это еще куда ни шло. Обычно церкви приспосабливали под клубы или овощехранилища, а в монастырях устраивали дурдомы.
С уважением:

Алекс Мильштейн   30.08.2018 06:30   Заявить о нарушении
Вы правы, при Союзе, хоть как бы и запрещали, но вера была более искренней, без показушности. Сегодня же что ни религиозный праздник, так вся чиновная братия ы церкви видные места занимает, приглашает пишущую и снимающую братию и чуть ли не двумя руками крестится
С уважением

Аскольд Де Герсо 2   27.09.2018 20:25   Заявить о нарушении
Вообще-то, обычное дело. Как только некая структура выходит из под гонения и становится сама властной, так начинается процесс разложения.
С уважением:

Алекс Мильштейн   28.09.2018 10:34   Заявить о нарушении
На это произведение написано 25 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.