Бойся исполнения желаний

– Да, Коля, да! Нет, ты не ослышался! Все кончено! Ты понял? Все кончено! Нет у нас госзаказа! Уплыл наш заказ! Как, как? Вот так! Скажи спасибо Наскокову!

Грузный мужчина лет пятидесяти распахнул дверцу огромного черного внедорожника и с размаху швырнул на заднее сиденье портфель и папки с документами. Затем, продолжая ругаться в трубку мобильного телефона, забрался в салон сам.

- Я сто раз с ним разговаривал, понимаешь? Сто раз! Я предлагал ему по-честному поляну попилить! Но он всегда говорил, что у него нет интереса на поставку этого оборудования! А сегодня его фирма выиграла тендер! Да его это фирма, я тебе говорю! Да точно его, я их юриста знаю! И теперь наши бабки у него в кармане! Вот же падла! Так подставить! Да, не знаю я, Коль, что делать! Сейчас подъеду и порешаем! Ага, давай!

Мужчина отшвырнул мобильный и глубоко вздохнул, – вот денек выдался! Врагу не пожелаешь! Воды дай! – рявкнул он на водителя.

Тот достал из бардачка охлажденную бутылку минеральной воды и протянул боссу. Мужчина выхватил воду, открутил золотистую крышечку и в два глотка осушил бутылку до дна. Затем он вытер ладонью рот, откинулся на спинку кожаного сиденья и уставился в окно.

Дело, над которым он бился больше года, не срослось. Крупный государственный заказ на сотни миллионов перехватил конкурент.

«Что делать, а? Что делать? Во попал! Сколько взяток раздал, сколько подарков раздарил, все коту под хвост! Ведь обещали, что все будет в порядке, а сами!... Твари продажные! Что делать?»

Мужчина закрыл глаза и покачал головой.

«Все сам, все один, ни у кого ничего не прошу! Все своим горбом зарабатываю! И красиво жить хочу – имею право! Подумаешь, дом большой в элитном месте строю, да, хочу! Семья круглый год заграницей живет! И не потому, что жена может про любовницу узнать, а потому что дочь заграницей учится!… Эх, накроется мой новый дом медным тазом! И ведь немножко не хватает, чтобы строительство завершить! Что там еще? Отделка, мебель… Нужно-то всего миллионов пятнадцать - двадцать! А их нету! Ладно, на семью наскребу… с любовницей разберусь… шубу куплю, как и обещал… а вот машину она не получит. Слишком наглая стала! Подумаешь, молодая… этих молодых... вон, толпами по улицам ходят…

Мужчина смотрел в окно, водитель терпеливо ждал.

«… все смазливые и голодные… за кусок хлеба любые чудеса в постели будут творить. Да, надо ее приструнить. Пригрожу, что брошу. Хорошо, квартиру на нее не оформил. Еще поползает у меня в ногах!… Вон, кстати, девка идет… ничего, симпатичная, и фигура то, что надо… одета скромно, значит, денег нет. Бросить что ли свою, с этой познакомиться? Ладно, с бабами потом разберусь. Надо думать, что делать? Где достать денег? Деньги, деньги, как нужны деньги! Кто-то ведь лопатой их гребет, а тут на обычную жизнь не хватает! Ох, как же хочется много денег! Деньги… деньги…»

 «Деньги… деньги…» – тихо прошелестела сентябрьская пожелтевшая листва.

Под шепот листьев тонкой струйкой поднялся к небу почти невидимый сизый дымок.

– Чего стоим? Почему не едем? – снова рявкнул босс.

На лице у водителя не дрогнул ни один мускул. Внешне он оставался спокоен. Но это только внешне.

«Сволочь ты зажравшаяся, – бушевали страсти у него внутри, – как же ты меня достал! Было б куда податься, уже давно послал бы тебя ко всем чертям и ушел, только бы не видеть твою мерзкую рожу. Но нет нормальной работы, нет! Таксистом что ли пойти?...»

Лицо водителя помрачнело. Его приятель давно таксовал, с каждым днем его дела шли все хуже и хуже. Фирм-перевозчиков становилось все больше, а людей, спешащих расстаться с деньгами, все меньше. Таксисты воевали за каждую точку, причем не понарошку. Нанятые ими хулиганы портили конкурентам машины. Но гораздо страшнее хулиганов были знакомые гаишники. Царапины на капоте, поврежденные замки и сломанные зеркала были ничем по сравнению с огромными штрафами за якобы нарушенные правила или, хуже того, лишением прав.

Бросить работу он не мог, надо было кормить семью, но и терпеть хамство начальника уже не было сил.

«Деньги, деньги, где же взять деньги? Чтобы хватило всем: пожилым отцу и матери, жене, старшему сыну и двум годовалым дочкам-близняшкам… – лихорадочно думал водитель - как же хочется много денег!... много денег… »

 «Деньги… деньги…» – на осеннем ветру затрепетали листья городских тополей, а в небо потянулась новая сизая дорожка.

Девушка приехала в центр города на очередное собеседование. Ей снова отказали в работе. Сейчас она бродила по улицам и разглядывала витрины дорогих магазинов. Внутрь не заходила, стеснялась.

Напротив одной витрины задержалась надолго, ее заинтересовали туфли. Не то, чтобы они ей понравились, – нет, это были обыкновенные туфли из черной лаковой кожи на шпильке. Но вот их цена! – она потрясала. Обувь стоила пятьдесят четыре тысячи рублей.

Девушка стояла за чисто вымытым стеклом и разглядывала золотистую табличку с ценой. Нет, она не ошиблась в количестве цифр. Туфли, действительно, столько стоили. Девушка повернула голову в сторону отделения банка. Табло высвечивало обменный курс валюты.

«Девятьсот долларов, – вздохнула девушка, - неужели есть люди, которые могут позволить себе такие вещи? – думала она, - сколько же они зарабатывают, если покупают обувь почти за тысячу долларов? И сколько должно стоить платье и сумочка к таким туфлям? А сколько все остальное?»

Девушка отошла от витрины и медленно направилась вдоль высокой кованой ограды какого-то федерального ведомства. Через распахнутые ворота выехал тяжелый внедорожник с тонированными стеклами.

«Интересно, а сколько стоит такая машина? – вдруг подумала она, и ей показалось, что кто-то в этой машине ее разглядывает. Или не показалось, а просто захотелось, чтобы невидимый таинственный владелец дорогого автомобиля обратил на нее внимание.

«Как бы я хотела сесть в такую машину, поехать в бутик, купить туфли за девятьсот долларов, а к ним сумочку… и пальто… а еще много-много платьев... потом пообедать в ресторане, а вечером вернуться не в общежитие, а в свою квартиру или даже загородный дом… – от этих мечтаний девушка даже улыбнулась, но улыбка сразу же стала грустной, она вспомнила, сколько денег осталось в кошельке. Работы не было, надежда ее найти таяла.

«Что же делать? Как жить дальше? На что жить? Деньги… деньги… – с горечью думала девушка, – как же хочется много денег!»

 «Деньги… деньги…» – зашептали бархатцы на городских клумбах и закивали оранжевыми головками.

«Деньги… деньги…» – подхватили их шепот ухоженные растения в кадках около ресторанов.

Очередной легкий дымок устремился ввысь.

– Куда прешь? Совсем ослепла? – грубый окрик вывел девушку из задумчивости, она вздрогнула.

– Чё уставилась? На ребенка налетела! Дитё мне чуть не покалечила! Чё извините? Нужно оно мне твое извините! Понаехали тут! Лимита проклятая! Житья от вас нету! А ты чё встала, как баран, пошли! – неухоженная женщина лет тридцати пяти дернула за руку маленькую девочку в аляповатой куртке.

– Мам, а мы еще долго будем ходить? – заныла та.

– Сколько надо, столько и будем! – огрызнулась родительница, – иди и молчи! Надо же, как назло детский сад закрыли на карантин… а все родители–сволочи … водят своих больных засранцев, а из-за них потом сады закрывают… дитё оставить негде… ишачишь, ишачишь, как прОклятая… батрачишь на всяких тетей и дядей… – бурчала она – вот, нам с тобой по списку надо еще в магазины зайти, – она вытащила из кармана замызганную бумажку.

– Мам, а почему тетя сама в магазин не ходит? – спросила девочка.

– Сволочь потому что! – грубо ответила та, – у тети денег куры не клюют, вот она прислугу и нанимает! То полы ей помой, то в магазин за картошкой сходи!

– А почему у тети много денег, а у нас мало?

– Потому что твой папа козел! Ничего не умеет делать! Поэтому твоя мать всяким господам подъезды драит! Хорошо, если кто дополнительную работу по дому предложит.

– Мам, а нам тетя много денег даст?

– Ага, много… а потом догонит, и еще даст!

– Мам, а ты мне купишь куклу, как у Машки?

– Какую куклу? Сдурела совсем? Зима на носу, тебе пальто зимнее надо купить, старое малО уже. Сапоги теплые еще нужны… мне вроде бабы с работы обещали кое-что из детского принести… может и обувь принесут, – забормотала мать себе под нос, – может, себе пальто куплю, в плаще холодно, – женщина оглядела свою одежду не по погоде и вздохнула, – деньги, как нужны деньги, где же их взять? О-о-ой, как же я хочу много денег!

«День-ги… день-ги…» – зашуршала метла дворника по асфальту.

Шестилетняя девочка еще не понимала, что такое деньги и откуда они берутся. Но она знала, что за деньги можно купить все. А денег в их семье никогда не было. Об этом ее мать каждый вечер кричала на кухне. А отец в ответ кричал, что не умеет воровать, как все. И родители начинали ругаться.

«Странно, – думала девочка, – все умеют воровать деньги, а папка нет. Наверное, он и правда козел. Я бы хотела, чтобы у моих папки и мамки было много денег! – размечталась она, – тогда бы мне купили много игрушек, а еще вкусные конфеты, как на дне рождения у Машки».

Мать быстро шла и тянула дочку за собой, девочка спотыкалась, но не смотрела под ноги, она думала о своем, – Вот бы у нас было много денег!»

«Деньги… деньги…» – дул легкий ветерок.

«Деньги… деньги…» – шелестели осенние листья.

Со всех сторон ввысь тянулись еле заметные сизые струйки дыма. Они вились в воздухе, иногда переплетались между собой, а, поднявшись к небу, стягивались в плотное облако. Поначалу оно было небольшим, но нескончаемые вереницы человеческих желаний все вливались и вливались в него, питая своей энергией. Облако росло и ширилось на глазах, постепенно темнея и превращаясь в тучу, и скоро она накрыла весь город.

Ночная темень была совсем необычным явлением для второй половины дня. Удивленные люди выглядывали в окна и выходили из зданий на улицу. Фонари еще не включили, на дорогах возникли пробки. Какое-то время посигналив, водители стали выбираться из своих машин. На улицах собирались многотысячные толпы. Кто-то пытался снять небо на мобильные телефоны.

И вдруг тучу пересекла ярко красная молния, затем фиолетовая, за ними зеленая. Разноцветные всполохи окрасили черноту.

– Что это? – переглядывались люди, – салют? Фейерверк? Какой сегодня праздник?

Но никто не слышал ни звуков залпов, ни раскатов грома. Наоборот, в центре города повисла тишина. Только было слышно, как на ветру перешептываются листья.

На асфальт упали первые капли дождя, но люди не расходились. Словно зачарованные, они смотрели в небо, разукрашенное яркими вспышками. Вскоре разноцветные всполохи прекратились, и в полной темноте что-то тихо зашуршало, потом шелест стал более отчетливым.

– Деньги! – громко закричал кто-то, – смотрите, с неба падают деньги!

– Деньги! – раздался новый крик, – я поймал деньги!

Толпа заволновалась, люди включали подсветку на мобильных и тянули руки вверх, пытаясь схватить шелестящие купюры.

А те, словно бабочки, порхали на ветру, опускаясь все ниже и ниже.

С разных сторон послышались гневные крики - "Это мои деньги! Отдай!" - люди обезумели! Одни толкались и ловили купюры налету, другие ползали на коленях и собирали их с мокрого грязного асфальта, третьи ругались и выхватывали деньги у первых и вторых, и все они, радостные, запихивали добычу в одежду.

На улицах завязались многочисленные драки,  отовсюду слышались звуки ударов и ругань, люди разбивали друг другу в кровь лица, не обращая внимания на пол и возраст, откуда-то издалека раздались выстрелы, визжали женщины, кричали дети.

А деньги все падали и падали с неба, безмятежно кружась в легком вальсе над беснующейся толпой.

К утру туча стала уменьшаться, пока не сделалась совсем крохотной, а затем и вовсе растворилась в ясном голубом небе. Выглянувшее солнце осветило горы  разноцветных купюр. Высотные здания с острыми шпилями и башенками, улицы и площади, широкие магистрали, парки, вокзалы - все скрылось под ними.

Стояла полная тишина. Больше никто ни о чем не просил. Все желания сбылись. Деньги лежали мокрые и никому не нужные.
 
Ш-ш-ш, – тихо прошелестела золотой листвой березка на окраине мертвого города.


Фото из Интернета, спасибо Автору


Рецензии
Добрый день, Наталья!
Спасибо за рассказ.
Читала и думала:
-А что, если, действительно,
в небеса летят только эти слова:
"Деньги, деньги"?
Какими же жадными, глупыми и
недобрыми мы кажемся, восседающему
там старцу. Даже страшно стало.
В своё время писала небольшой
рассказ "Бойтесь своих желаний",
но он об одном лишь человеке.
А у вас, можно сказать о нас всех.
К сожалению, хотя деньги и зло, но
до коммунизма мы не дожили и вряд
ли доживём. Хотя стоило бы не забывать
великой истины: "не делай для себя
кумира". Не из человека, не из бумажек...
С искренним уважением:

Тамара Злобина   14.08.2018 07:51     Заявить о нарушении
Здравствуйте, Тамара.
Огромное спасибо за отзыв.
С уважением,
Наталья

Наталья Петрова 7   06.09.2018 09:43   Заявить о нарушении
На это произведение написано 5 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.