Глава 47. Непостижимая

Когда мы с моим пленником вернулись в лагерь, бунтовщики смотрели на меня взглядом провинившихся собак.
-Ну, что теперь мне с вами делать? – спросил я их. – Вы ведь понимаете, что неповиновение должно быть наказано?
Я подозвал капитана и велел выдрать всех бунтовщиков шомполами, разделил их десяток по другим десяткам, капрала разжаловал в рядовые. Они молча терпели, всем своим видом выражая покорность.
После экзекуции ко мне подошла малышка Бетти.
-Чего тебе, дитя? – спросил я.
-Добрый вечер, сэр, - она сделала церемонный книксен. – У меня к вам поручение от графини.
-От графини? Она здесь? В лагере? – воскликнул я, радуясь, что непостижимым образом пропавшая пленница нашлась.
-Нет, ваша милость. Сегодня утром графиня ушла с вами. Стало быть, вам лучше знать, где она сейчас находится. Я же её с той поры не видела.
-Если ты её не видела, тогда каким образом она смогла передать тебе поручение?
-Леди Гилфорд ещё утром дала мне это поручение, - недоумённо моргая, ответила горничная.
-Так чего же ты ждала до ночи?
-Госпожа сама так повелела. Сказала, чтобы я дождалась вашего возвращения. Разве я виновата, что вы столь поздно вернулись в лагерь?
-Ладно, говори, в чём состоит твоё поручение.
-Графиня предлагает вам богатый выкуп за меня и за этих пленников – Френсиса Мора и Джеймса Кристи.
-Выкуп? Какой?
-Почём мне знать, ваша милость? Графиня не сказали. Сказали только, что выкуп будет очень богатым, и она Вам его предлагает.
-А где она сама?
-Так она же с вами в подземелье ушла! – всплеснула руками горничная. – Пока не возвращалась.
-Ступай спать, - раздражённо махнул я рукой.
Опять загадка! Выходит, графиня действует по заранее продуманному плану. Ещё утром она поручила своей горничной передать мне сообщение об этом идиотском выкупе. Интересно, это ещё одна ехидная шутка с её стороны, или задумана новая хитрость? Получается, графиня ещё утром знала, что вечером не сможет передать мне своё предложение лично? Она не сомневалась, что сможет сбежать из подземелья? Но как? Неужели она и впрямь превратилась в одну из этих летучих мышей, которые там кишели?
Она заранее продумала свой план побега. И куда она теперь пойдёт? Кругом джунгли! И где она возьмёт выкуп, среди дикого леса? Ведь при ней ничего нет, кроме мужского костюма и вуали! Бежать от меня среди джунглей, это изощрённый способ особо мучительного самоубийства!
Может быть, у неё есть сообщники? Но откуда им взяться, если она здесь никогда не была? Или была? Но, если была, тогда почему она сразу не взяла сокровищ храма? И зачем ей этот Френсис, если она и без него знала дорогу?
Бред какой-то! Она обманывает меня, это ясно. Но в чём заключается подвох? А впрочем, чёрт с нею. Зачем мне она теперь? Золото у меня в руках. Если ей пришла фантазия быть разорванной ягуаром, или умереть у индейского столба пыток, её право. Я просто возьму золото и вернусь в Маракайбо. И посмотрим, кто из нас останется в дураках!
Утром, прихватив с собой побольше верёвок и почти всех солдат, за исключением охраны лагеря, я вернулся в подземный храм. Идола обмотали верёвками. Двадцать солдат дружными усилиями раскачали идола и повергли его на землю. При падении, у идола откололась голова. К моему разочарованию, он оказался каменным. Но вот шапка! Шапка действительно была золотой. Только снаружи она была покрыта толстым слоем известкового раствора и казалась каменной. Она была размером с мельничный жернов и адски тяжёлая. Фунтов пятьсот, не меньше! Поднять её не могли, но поскольку она была круглая, её покатили, толкая руками и подсовывая ломы.
По тоннелю шапку катили без проблем. Но вот в обходной лаз она не пролезала. Пришлось потратить весь день на расширение лаза и закругление его углов.
На эту работу мы потеряли ещё один день.
Наконец золотую чушку выкатили на свет Божий.
-Хватит тебе служить дьяволу, послужи теперь испанской короне и католической вере! – сказал я, обращаясь к золоту.
Золотую глыбу обвязали верёвками так густо, что она стала напоминать кокон шелкопряда. Под верёвки просунули две крепких жерди. Восемь солдат поднатужились и подняли её. Жерди выгнулись дугой под страшной тяжестью. С трудом солдаты несли её, меняясь через каждые пятнадцать минут. Десяток солдат пришлось выслать вперёд с мачете, чтобы расширять тропу.
Жара, сырость, гнус – все эти прелести никуда не делись. Только добавилась тяжёлая ноша.
В первый же день пути я велел бросить всё лишнее – кирки, ломы, топоры, лишь бы только облегчить путь.
Только в полдень, на пятый день путешествия, мы дотащились до морского берега.
Тут обнаружилось, что на берегу имеется только одна шлюпка с «Эрмандады» Второй шлюпки нигде не было видно. Шлюпка со Святой Екатерины тоже пропала.
Напрасно мы стреляли в воздух. С борта обоих судов нам махали руками и даже дали приветственный выстрел из пушки. Но шлюпку не спустили. Почему эти болваны не догадываются выслать шлюпку?
Между тем, капитан роты доложил мне, что погрузка золота окончена. Я вместе с четырьмя гребцами сел в шлюпку и направился к Эрмандаде. Тяжелогружёная шлюпка ползла медленно,  погрузившись в воду по самый планшир. Но погода стояла тихая, и мы благополучно одолели полмили, которые отделяли нас от барка.
Когда мы подплыли к борту судна, нас встретили только два матроса. Морды у них были угрюмыми и довольно бестолковыми.
Эй, на барке, - крикнул я. - Какого дьявола вы нас так встречаете? Где шлюпки?
-Капитан на двух шлюпках ушёл охотиться на морских коров, - ответил один из этих идиотов, почему-то, глядя себе под ноги. Второй матрос только утвердительно закивал головой.
-Как ушёл?
-Взял, да ушёл, - пожали оба плечами.
-А где команда?
-Все ушли с капитаном. Нас осталось двое.
-Ладно, идиоты, давайте таль, да откройте грузовой люк.
Они подали таль, я только плюнул, глядя, как неуклюже они передвигаются по палубе.
Смотрите, будьте осторожнее, олухи, - крикнул я. - Если груз сорвётся, он может пробить обе палубы и днище! Надеюсь, руки у вас работают лучше, чем ноги и мозги!
С горем пополам они подняли груз.
-Ну, что вы спите? – крикнул я. – Совсем обленились здесь? Трап давайте.
Один матрос неуклюже проковылял к фальшборту и сбросил верёвочный трап.
Вне себя от неуклюжести матросов я поднялся на борт, и меня тут же схватили под руки два дюжих молодца, прятавшихся за фальшбортом. Выскочивший откуда-то чернокожий с топором, быстро перерубил верёвки трапа, и, следовавшие за мной двое солдат плюхнулись в воду.
-Эй, что за шутки! – раздалось из шлюпки. – Вы что трап нормально закрепить не могли?
Напрасно я пытался освободиться. Неведомые головорезы умело скрутили мне руки, оставалось только скрипеть зубами от боли. Наконец, я узнал их обоих и того негра с топором. Это были мои бывшие пленники – матросы с судна графини. Как они сумели освободиться? Где экипаж?
Один из матросов, вздохнув, перегнулся через борт и сказал:
-Графиня Гилфорд просит вас подождать немного. Наберитесь терпения, скоро дон Родриго лично даст вам свои распоряжения. А пока ему нужно побеседовать с графиней.
Только теперь я понял причину неуклюжести матросов. Ноги обоих были закованы в тяжёлые деревянные колодки из неструганых досок, сбитых толстыми корабельными гвоздями. Конечно, с таким грузом на ногах они были совершенно беспомощны. Вот чем объяснялась их странная походка.
Дверь капитанской каюты распахнулась. И в проёме показалась графиня, затянутая в свой обычный чёрный бархат. Она иронично смотрела на меня, поигрывая веером. Я сделал новую попытку вырваться, но получил только новую боль в вывернутых суставах. Перед глазами поплыли разноцветные круги.
-Добрый день, дон Родриго, - улыбаясь, сказала она. – Вы не представляете, как я рада вас видеть, на борту моего судна.
-Вашего? С каких это пор оно стало вашим?
-С тех пор, как я его захватила. Вы же отняли у меня мою фелюку. Теперь я захватила ваш барк. Долг платежом красен.
Позвольте узнать, от чего вы так задержались? Я все глаза проглядела, ожидая вас, и даже волноваться начала, не случилось ли с вами какой беды. Но, хвала Создателю, вы живы и здоровы.
Она подошла к шапке идола, наклонилась и, раздвинув верёвки стала её внимательно рассматривать.
-Ах, вот оно что! – Она поставила ногу в изящной туфельке на золотую шапку идола. - Понимаю. С таким грузом по джунглям быстро не побегаешь. Поздравляю вас дон Родриго. Наконец-то вам улыбнулась удача.
Упоминание об удаче было форменным издевательством.
-Вы не смеете! – воскликнул я. - Это собственность испанской короны!
-А как же мои три с половиной процента?
-Не три, а два с половиной! – воскликнул я.
-Ну, ладно, пусть два с половиной, - согласилась графиня. – Главное, что вы не отрицаете сам факт долга, дон Родриго. Значит, если отщипнуть от достояния испанской короны одну сороковую часть для меня, это не будет считаться кражей? А что если совершить эту НЕ КРАЖУ сорок раз?
-Хватит насмехаться, графиня, – воскликнул я. - Насчёт зекята это была шутка.
-Но сударь, если это была шутка, тогда почему нельзя смеяться? Разве шутки созданы не для веселья?
Я мысленно проклинал себя за свою неосторожность. Как я мог так расслабиться? Видимо, сказалось напряжение сил, в котором я пребывал последние десять дней. Почувствовав, что мукам и опасностям подходит конец, я дал себе поблажку, и вот результат.
 Нет, рядом с этой женщиной нельзя забывать об осторожности ни на минуту! Теперь она поглумится надо мной в своё удовольствие и прикончит. Смерть была не страшна. Я так часто в своей жизни стоял на грани, что свыкся с опасностями. Но унизительный проигрыш просто бесил меня. Я задыхался от бессильной ярости. Где я допустил ошибку?
Ну, что мне стоило выслать сначала разведку, чтобы проверить, не захвачено ли судно?
Боже, какой бред я несу! Проверять, не захвачено ли судно, которое охраняли двадцать четыре матроса? И кем захвачено? Одной безоружной женщиной! Неужели и это я должен был проверять?
Однако, этот бред стал явью! Эта странная женщина сбежала из каменного мешка на глазах у десятка моих солдат, в одиночку прошла через джунгли, не имея даже ножа в своём распоряжении, захватила судно, освободила своих слуг. Непостижимо, как ей это удалось? Есть от чего сойти с ума…
Происходящее казалось мне нелепым сном.
-Сударь, - прервала мои раздумья графиня, - давайте заключим мир. У меня есть кое-что, очень нужное вам. У вас же есть нечто совершенно вам не нужное и бесполезное. Не совершить ли нам взаимовыгодный обмен?
-Сударыня, имейте в виду, что я не продаю свою Родину, и не продаю свою честь, так, что вряд ли мы сумеем договориться. Если вы намерены мне предложить жизнь в обмен на предательство, то вы напрасно трудились.
-О, сударь, вы настоящий кабальеро. Но я не стану переманивать вас на сторону Ришелье. Признаться, я разочаровалась в нём и давно уже ему не служу.
-Неужели?
-Представьте себе!
-И он вас отпустил?
-Отпустил.
-Живой?
-Ну, что вы, сударь? Конечно, мёртвой! Кто же станет отпускать такого агента как я живым? Абсурд!
-Что-то вы не очень похожи на мёртвую.
-Всё пудра и румяна, и женское притворство.
-Так что же вам от меня нужно? - спросил я, ожидая новых унижений. – Имейте в виду, что смерти я не боюсь. Кроме того, моя смерть вам ничего не даст. У моих солдат есть толковый бывалый капитан. Он отлично меня заменит. И он знает, что вы захватили наше золото. Он поведёт солдат на абордаж. Тогда вы узнаете, что такое атака испанской пехоты! Поверьте, они будут драться, как черти!
-Браво, дон Родриго! Какой у вас тонкий юмор! Вы очень удачно сравнили испанских солдат с чертями! Не сомневаюсь, что за золото они будут сражаться не в шутку. Но позвольте спросить, на чём он поведёт их в атаку? На одной единственной шлюпке? Против шести орудий? У вас тридцать солдат, но в шлюпку поместятся не более десяти. Сколько их останется после шести пушечных выстрелов?
-О, не беспокойтесь, сударыня. У наших солдат хватит ума атаковать вас не с борта, а обойти с носа, или с кормы.
-В свою очередь, смею заверить вас, сударь, что у моих матросов хватит ума перерубить якорный канат и распустить косую бизань.  Вот и прикиньте, сколько времени уйдёт на то, чтобы отпустить один гитов и четыре горденя, а потом затянуть шкот. Минута? Или меньше? Успеет ваша шлюпка за это время подойти к «Эрмандаде»? Маневрируя на малой скорости, мы сумеем повернуться сначала одним бортом, потом, другим и разрядить по вам все шесть орудий. Вот эти три заряжены ядрами. Вот эти два – дальней картечью. Вот это одно – ближней картечью. Достаточно нам попасть всего один раз и у вас не будет ни солдат, ни шлюпки. И что будет делать ваш капитан? Строить плот? Но за это время мы успеем перезарядить орудия. Плот плывёт в несколько раз медленнее, чем шлюпка.  Не думаю, что кто-то может остаться в живых. А если я не захочу их убивать, я могу вообще уйти из бухты, предварительно расстреляв мою фелюку, чтобы вы не пустились за мною в погоню. Как вам мой военный план?
-У вас мало матросов, чтобы управлять таким большим судном!
-Вы полагаете, что раз я женщина, значит, ничего не понимаю в морском деле? Чтобы выйти из бухты под блиндом и бизанью, нужен только рулевой и лотовый, чтобы промерять глубину. Потом, когда мы выйдем из бухты и ляжем на устойчивый курс, мы не спеша распустим фок и грот. Марсели трогать пока не будем. Пусть медленно, но мы уйдём.
-Будьте вы прокляты.
-Сударь, не надо истерик. Испанский гранд должен держать себя в руках и достойно принимать все испытания, которые посылает ему Господь. Берите пример с меня. Я же не бросалась проклятиями, когда сидела в вашей вонючей тюрьме. Теперь мы поменялись ролями. Фортуна дама капризная. Скажите лучше, как вам нравится мой план с военной точки зрения?
-С военной точки зрения, ваш план хорош, - вынужден был признать я.
-Вот почему я предлагаю вам обсудить мирный план, - улыбнулась графиня. – Возможно, мирный план понравится вам больше. Вам нужна жизнь и свобода? Пожалуйста! Я подарю их вам. Вам нужно это судно, чтобы добраться до Маракайбо? Пожалуйста! Я и на это согласна. Вам нужна эта золотая чушка? Извольте! Я готова уступить вам её. Желаете ещё чего-нибудь?
-Столько подарков! – воскликнул я. – Не враг, а добрая фея!
-Я давно уже вам это говорила! Но вы такой недоверчивый.
-А что вы потребуете взамен? – хрипло произнёс я. В горле мгновенно пересохло.
-Сначала скажите, вы вполне удовлетворены этими подарками, или вам мало?
-Я был бы признателен, если бы ваши костоломы не так сильно выворачивали мне руки.
-А вот на это я не согласна. Вспомните, что вы делали с моей горничной! Так, что придётся вам немного потерпеть. Итак, теперь выслушайте мои требования: Во-первых, вы должны вернуть мне всё моё имущество – деньги, вещи, золотые пластинки, кольцо. Во-вторых, вы вернёте свободу всем моим слугам. В третьих, вы отдадите мне обоих пленных англичан. В-четвёртых, вы дадите честное слово никогда больше со мной не воевать и не разглашать, что вообще видели меня. Вот все мои условия.
-Ой, сударыня, я не верю своим ушам. Вы вернёте мне и золото и судно за такой пустяк?
-Верну, причём со всей командой, за исключением трёх человек, которым не повезло. Они были убиты при захвате судна.
-Наверняка вы заготовили какой-то подвох!
-Против любого подвоха, сударь, можно принять разумные меры предосторожности.  Но прежде, чем их обсудить, скажите, устраивает ли вас цена?
-Цена меня устраивает, - сказал я, не веря в такую безумную удачу. - Я потерял всё, и вдруг мне всё возвращают! Но, поймите меня, графиня. Я опасаюсь, что получив всё требуемое, вы и не подумаете возвращать мне моё судно и моё золото.
-Что же, дон Родриго, ваши опасенья вполне понятны. Но я всё продумала. Фелюка всё ещё находится во власти испанской призовой команды. Мы ограничились только тем, что минувшей ночью мои пловцы бесшумно подплыли к фелюке и угнали шлюпку, которая была привязана. Они просто перерезали трос и подождали, пока отлив отнесёт её подальше от борта. Потом они забрались в шлюпку и пришвартовали её в «Святой Эрмандаде» с левого борта, который с берега не виден. Часовой на борту фелюки заметил только отсутствие шлюпки.
Мой план таков: Своё золото и перстень с сапфиром я уже нашла в каюте капитана и забрала.
Первый шаг доброй воли сделаю я. Сейчас мои люди отпустят Вас. Вы спуститесь в шлюпку и вернётесь к своим солдатам. Устраивает вас это?
-О! Как щедро! – усмехнулся я. – Первый шаг вполне удовлетворяет меня.
-Вторым шагом, - продолжила графиня, - вы сажаете в шлюпку обоих пленников и мою горничную, они плывут к фелюке и поднимаются на борт.  Вы согласны?
-Ну, что же, это приемлемо, - кивнул я.
-Третьим жагом,  сказала графиня, - все четыре матроса, которые охраняют фелюку, садятся в эту же шлюпку и ждут.
Шагом четвёртым, я со своими людьми сажусь в шлюпку. Мы плывём к фелюке. Матросы с фелюки плывут на барк. Так мы проплывём мимо друг друга и обменяемся судами. Вам достанется барк и эта золотая глыба, а мне моя маленькая фелюка, мои деньги, мои слуги и два английских пленника.
После этого каждый поплывёт своим путём. Как вам мой план? Проще, чем перевезти через реку волка, козу и капусту!
-Что же, сударыня, план действительно очень хорош. Он практически исключает обман, как с вашей стороны, так и с моей. Но вы упустили из внимания волю команды «Эрмандады». А что если они, выйдя из кубрика и увидев золото, обезумеют и не захотят выслать шлюпку за мной и моими солдатами? Что если они поднимут якоря и прощай? Я останусь на берегу с солдатами без шлюпки!
-Вы правы сударь. Такой риск есть. Но можно и его свести к минимуму. Никто из команды барка и призовой команды фелюки не знает пока о существовании золота, кроме этих двух матросов в колодках. Мы спрячем золото в трюм. А этих матросов вы возьмёте с собой в шлюпку. Вы доставите их на берег и отдадите под охрану своих солдат. Таким образом, экипаж судна, освободившись, даже не будет знать, какой груз находится у них на борту. Ну не бросятся же они сразу обыскивать собственные трюмы.
-Что же, сударыня, ваш план безупречен. Но я настаиваю, чтобы я лично и ещё один мой человек сопровождали пленников на борт фелюки. Я лично отдам приказ призовой команде сойти в шлюпку.
-Согласна. Но вы должны швартоваться к правому борту фелюки, так, чтобы я ясно видела, кто выходит из шлюпки и кто садится в неё. Иначе, сделка будет расторгнута.
-Ваше требование вполне справедливо, моя леди. Потом вы сядете на фелюку, а я взойду на борт «Эрмандады». Я лично освобожу команду барка.
-Согласна. Итак, все детали согласованы?
-Минуточку, сударыня, А что если, пока мы плывём до берега, пока везём пленников на фелюку, что если вы в это время шепнёте кому из команды, находящейся под арестом, что на борту имеется крупный груз золота?
-Сударь! Ну, нельзя же быть таким недоверчивым! Во-первых, никто мне не поверит. Новость слишком уж неправдоподобна. Представьте, что грабитель, покидая ограбленный дом, шепчет связанному хозяину дома, что он оставил ему в подвале кучу золота, которой раньше там не было! Во-вторых, дон Родриго, ну, мне-то какая польза от того, что ваш экипаж взбунтуется? Ведь ни золота, ни судна я не получу! Если они пойдут на бунт, то вовсе не затем, чтобы отдать мне ваше золото.
Я ещё раз всё обдумал. Каких ещё гадостей можно ожидать? Фитиль в крюйт-камере? Пробоина в трюме?
-Последнее условие – забейте гвоздями люк крюйт-камеры, - сказал я.
-У вас бред преследования, сударь, - ответила графиня. – Забейте сами. Вот вам гвозди и молоток. Мы только что забивали дверь между кубриком и кают-компанией.
-Графиня, скажите, я никак не могу понять, зачем вы меняете пятьсот фунтов золота на горничную и этих двоих англичан? Ведь это неравный обмен.
-Неравный, зато справедливый. Я получаю своё, а вы своё.
-Но вы можете нанять и другую горничную.
-Где? Здесь вообще женщину трудно найти. А чтобы была не воровка, не путана, это просто невероятно. Если кто выписал себе жену, то вовсе не за тем, чтобы отдать её мне. Все приличные горничные находятся по ту сторону океана. Поймите, даме очень трудно обходиться без камеристки. И потом я привыкла к этой девушке. Я лично привязалась к ней. Воспринимайте это как женский каприз.
-А эти два матроса? Зачем они вам?
-Во первых, они англичане. Спасти соотечественников мой долг. Во-вторых, один из них жених моей служанки, а второй его товарищ. Джеймс нужен Френсису, Френсис нужен Бетти, ну, а Бетти нужна мне. Я могла бы обойтись одной только Бетти, но не оставлять же их вам. Возьму их за одно, пока есть возможность. Я и так остаюсь в проигрыше. Вы же сами назвали этот обмен неравным. Если вы не отпустите этих троих, тогда что вы можете мне предложить в обмен за золото? Больше у вас ничего нет! Какой тогда смысл мне возвращать вам золото и судно?
-Чувствую, что вы хитрите, сударыня. Но в моём положении выбирать не приходится. Итак, начнём.
Мы приступили к работе. Первым делом, золотую шапку спустили в трюм и обрезали тали. Это создавало затруднение, если бы кто-то захотел поднять её обратно на палубу. Потом я забил люк крюйт-камеры. Потом, я спустился в шлюпку, взяв с собой двух испанских матросов, которые были на палубе и видели золото. Колодки с их ног сняли. Далее обмен судами произвели в точном соответствии с намеченным планом. Я постоянно ждал какого-нибудь обмана, напряжённо следя за каждым движением противника.
Очутившись, наконец, на борту «Эрмандады» и выпустив из кубрика экипаж, я глянул на фелюку. Судёнышко уже подняло якорь и распускало паруса. Удивительно, но графиня сдержала слово. Обмен прошёл без всякого подвоха. Возникла недостойная мысль: «А не пальнуть ли ей вслед из всех орудий?», но я тут же устыдился этой мысли. Зачем теперь это бессмысленное убийство, после того, как я получил всё, что мне обещали?
Впрочем, глянув на орудия, я убедился, что залп невозможен. Графиня предусмотрела и это. Под казённиками пушек отсутствовали клинья вертикальной наводки, запальные отверстия были туго забиты щепками, да и пальника ни одного не было. Чертовски хитра бестия!
И всё же это была удивительная женщина. Почему-то я проникся к ней симпатией. После прошлой встречи я ненавидел её лютой ненавистью и тяжело переживал провал своей операции. Теперь я снова потерпел поражение, но ни гнева, ни злости в душе не было. Напротив, я восхищался ею. Теперь я почти боготворил её. Вот так, с небрежной королевской щедростью отказаться от сказочного богатства! Вот так запросто отпустить смертельного врага! Я не понимал её. Что это? Глупость, или мудрость? Трусость, или храбрость? Особый шик?
 Вспомнилась легенда о Клеопатре, которая вот так же запросто растворила в уксусе бесценную жемчужину. Но Клеопатра напоказ уничтожила ценность. Она сродни Герострату, который сжёг прекрасный храм. Насколько же такой щедрый дар выглядит лучше, благороднее, чем показной вандализм Клеопатры.
 Найдётся ли на земле король, который за жизнь троих простолюдинов отдаст четверть тонны золота? Кто-нибудь выкупил бы из плена меня за такую цену?
И проигрыш почему-то не злил меня. Такому противнику было не стыдно проиграть.
Мне очень захотелось ещё когда-нибудь свидеться с нею, но быть уже не врагом её, а союзником.


Рецензии
Виртуозно, Михаил

Эми Ариель   07.09.2018 19:03     Заявить о нарушении
Спасибо, Эми.

Михаил Сидорович   08.09.2018 18:41   Заявить о нарушении
На это произведение написано 8 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.