Как-то на фестивале...

День начался с суетливого, но совершенно не продуктивного по деятельности утра, то есть утро здесь не при чём, скорее причина в моей некоторой растерянности в плане сборов. У меня не было опыта по посещению аналогичных мероприятий, и что можно, что нужно, а что вообще не пригодится, полного представления не имею.
Мой хороший знакомый предложил съездить на малый фестиваль авторской песни, который ежегодно проводится в Ростовской области – посмотреть как это происходит, послушать поэтов от народа, проникнутся духом, так сказать, творчества и патриотизма, а заодно показать и свои произведения ( я иногда тоже стихами балуюсь).
Сама идея мне понравилась, даже очень захотелось поехать, не было понятно, что с собой брать для создания бытовых условий.
Василий, наш районный организатор,  объяснил обстановку так - фестиваль проводится на лоно природы, в черте населённого пункта,  два дня, ночуем в палатках и спальных мешках, готовим еду сами.
На все мои многочисленные вопросы ответил – заедим за тобой утром, спальный мешок для тебя возьму, - и...  убежал по своим делам.
 С вечера я собрал огромный рюкзак, но после почти бессонной ночи, мысли приняли несколько иное течение, и утром начал освобождаться от многих вещей постепенно приближаясь к более разумным пределам объёма и веса.
В самый разгар сборов под окном просигналила машина. Пришлось срочно хватать рюкзак, уже совершенно не понимая нужно, а что не очень, пошёл на выход.
«Ниссан» на восемь человек, вместил девять и кучу вещей с гитарами.
Перспектива, ехать четыре часа с в уплотнённой машине, с упирающим в бок каким-то твёрдым предметом, от прижатой хозяйственной сумки, казалась не очень благоприятной, но получилось не так уж плохо.
На выезде на трассу нас ожидал микроавтобус, который ехал из Ростова, и Василий предложил мне пересесть в него, где было посвободнее.
Своих районных я знал всех, а здесь все находились незнакомые. Зато Вася знал видимо всех. Сказав всеобщий привет, поцеловал в губы весёлую полноватую девушку, назвав её Викой, тыкнул пальцем в мою сторону, сказал:
- Наш человек, поэт, не обижать!
Виктория, не смотря на свою полноту необычно легко и изящно двигалась, по ходу давая наставления и пожелания. Мои вещи сама отпёрла в конец салона, а мне указала на место впереди.
Вначале я подумал, что она и есть организатор группы из Ростова, но оказалось это не так. Организатор, мужчина средних лет, сидел с некоторым неудовольствием на лице и большей частью просто молчал, душой компании была Вика.
Есть такой тип людей, сразу берущие инициативу в свои руки, и не от желания выделится,  а по какому-то  неосознанному зову души; этакие «мамы» которые заботятся обо всех, и которым до всего есть дело.
По разговору и умелым действиям чувствовалось, что она человек опытный и не в первый раз в таких поездках.
Она всех знала и называла по именам, но опять таки на свой манер. По её словам со мной в салоне ехали Витиньки, Петеньки, Манютки и пр. Пожилой шофёр числился Матвеюшкой, а услышав моё имя заявила -  Вовчик, у нас здесь по-простому!
Меня, вдвое старше её, это немного удивило.
С одной стороны с такими легче адаптироваться в незнакомых компаниях, особенно таким как я .
И что греха таить моральный груз от мелких недочётов и неурядиц организации постепенно перекладывается вот на таких лидеров-самовыдвиженцев.
- Сейчас заедем, возьмём ещё одного человека - низким мужским голосом подал о себе знать организатор Ростовской группы, по имени Олег (Олежек).
- Ой, с нами и Сашка едет? – радостно взвизгнула Вика.
- Едет, едет, что шумишь!-
Мы заехали в какой-то хутор. Возле первого дома на лавочке у калитки сидел мужчина на вид лет пятидесяти. Возле него стояла клетчатая дорожная сумка с прислонённой к ней гитарой.
Как только машина остановилась, Вика выскочила первой с радостным криком – Сашуля, привет!-  принялась обнимать и целовать мужика. Затем пыталась схватить сумку, но Саша, мягко отстранив не в меру восторженную девушку, вручил ей гитару.
Я пытался пока ничему не удивляться.
Расселись и поехали.
К своим спутникам я пока не приглядывался – по приезду познакомимся, думаю, время для этого будет.
Бессонная ночь давала о себе знать, размышляя о перипетиях жизни, незаметно уснул.
 Проснулся уже по приезду на место, под несмолкаемые команды Виктории.
Прекрасно выспался, да и поездка прошла незаметно быстро, что прибавило бодрости и настроения.

Мы высадились на большой поляне, к которой с одной стороны примыкала дубовая рощица, а с другой, в метрах ста, начинались дома посёлка. Здесь уже суетились люди, играла музыка. По траве змеились провода, на импровизированной сцене бородатый парень настраивал гитару, возле включённого микрофона басом плакал ребёнок лет пяти.
Атмосфера сборов была многообещающей.

- Вова, ты какой-то задумчивый! Давай, хватай свои вещи и иди к Васе, видишь ваши возле костра!
Вика вручила вещи и лёгким шутливым шлепком по заднице, задала нужное направление.

Василий активно руководил установкой палаток и обустройства отведённого места. В отличие от командования Виктории, он меньше говорил, но каждое указание дополнял выразительным жестом его длинных рук.
Откровенно говоря, мне не всё было понятно, что надо делать. Главное,  получил своё спальное место, то есть видавший виды спальный мешок и тем успокоился.
Чувствуя себя несколько лишним, я отправился, ознакомиться с лагерем.
Посередине поляны находился свежевкопанный столб с натянутыми проводами и прикреплённым к нему электрощитом. На краю поляны, в тени дерева стояла тележка полевой кухни защитного цвета – наверное, военные предоставили.
Несколько групп, так же как и наша, обустраивали свои места. Чуть дальше, площадка огороженная лентой, на которой стояли частные машины и несколько навороченных мотоциклов.

Возле них, кружком, сидели байкеры в соответствующим «прикиде».
Рядом со сценой стоял щит с объявлениями и расписание проведения мероприятия.
Несколько палаток расположенных под дубами олицетворяли тишь и благодать. Здесь не было суеты и беспорядка, как у вновь прибывших. Тихонько тренькала гитара, из под одеяла торчали голые ноги. Явно они прибыли или вчера или здесь они уже несколько дней. Я заметил и семейные пары.
Прошёлся по кругу, присматриваясь к людями.
-Вова иди сюда!
- Ну, кто же кроме Вики такое скажет? Ко мне даже Вася обращается по отчеству.
Подхожу.
- Не скучай Вовчик! Давай знакомится. Вот наш руководитель Олег, отличный гитарист, пишет песни. Это наши девочки поэтессы, Оля, Юля, Наташа. А это Дина, она у нас очень активный и благодарный зритель уже несколько раз с нами приезжает. А это Саша, который может всё, не просто так к слову, а буквально всё!
- Нет, не всё. Я не могу сделать из тебя тихую скромную девочку и избавить народ от предводительницы пиратов.
- Саша, и не надо! Если это произойдёт, то вздрогнет земля, и Атланты уронят небо! - смеётся
 Вика.
Саша единственный кто пожал мне руку.
Мне понравилось такое рукопожатие, без показного приложения силы, и не вялое, а простое мужское рукопожатие, внушающее доверительное расположение к этому человеку.
-Вы здесь первый раз? – спросил он
- Да, я не только здесь первый раз, но и вообще на таких сборах впервые.
- Тогда пойдёмте, пройдёмся по местности посмотрим, что здесь нового, а что осталось по- прежнему, я ознакомлю – лады?
- Буду благодарен.
Саша кивнул Олегу -  мы пройдемся минут двадцать?
- Пятнадцать минут даю, а то скоро общее собрание.

Когда немного отошли, Александр показал рукой в сторону зарослей терновника – там главная точка, объединяющая людей по своим желаниям, вполне уютная будочка – туалет, я ещё называю её «кабинет задумчивости». Возле кухни питьевая вода в цистерне, но все обычно везут воду с собой или берут в магазине.
Магазин в посёлке, километра полтора надо топать. Если что понадобится, заказывают тем, у кого есть машина, ну а если захочется пройтись пешком, то все дороги ведут туда.
Сейчас во время обеда будет лёгкий перекус, а ужин обычно общий, будут готовить на кухне для всех. Я, правда, не люблю пресную пищу и потому сразу с собой беру специи и перец. А как вы?
- О, я тоже любитель острого, но с собой ничего не брал.
- У меня хватит и на двоих, и на троих – не беспокойся.
- Я то, честно говоря, просто удрал от лишней опеки госпожи Виктории. Она как хорошее вино – пить приятно, но ни в коем случае нельзя превышать дозу. Да и женское общество немного достало...
-Ты противник женщин?
- Нет, ни в коем разе
Я не противник секса был
Своё природа знать давала
Из женщин тех, что я просил
Мне ни одна не отказала.
Если знаешь женщину, знаешь её способность мыслить, то договориться очень легко, можно буквально двумя словами и необязательно её легкое поведение.
- По-моему, ты здесь перегнул - женщины любят ушами, им нужны долгие прелюдии.
- Стереотипы в большем случае размывают истину. Вот случай из частной практики – был такой разговор:
Женщина – Пойдёмте ко мне, посидим, попьём кофе, поговорим...
Мужчина – А потом переспим, ладно?
Женщина – Ну, какой же вы право? Я, может так, не согласна?
Мужчина – А смысл?
Женщина (подумав) – И то, правда...

И Александр засмеялся – но вот скольких я просил, и каких просил, может быть только одну – пусть остаётся тайной.
Пойдём, сходим на речку, здесь совсем рядом.
Странное дело я человека знаю совсем немного, а общаться с ним легко и просто. Его манера говорить, приятным мягким тембром голоса, аккуратность речи, пружинистая уверенная походка, даже некрасивое, словно вырубленное из дерева лицо внушало притягательность. Мне очень захотелось узнать о нём побольше, и потому был согласен топать куда угодно.
- Ты женат Александр?
- Был женат. Жена умерла два года назад, от рака.
- Ни с кем не сошёлся?
-Нет
- А что так любил сильно?
- Знаешь. Я не могу сказать, что была вот такая любовь, с вздохами на скамейке, распусканиями слюней и прочими киношными атрибутами – нет, она мне была другом. Мы прожили с ней тридцать лет, всякого хватило в жизни и хорошего и плохого, но ни разу я не усомнился в ней, в том, что  подведёт или изменит. В семейной жизни просто необходимо, что бы жена была и любовницей и другом.
- Дети есть?
- Две дочки. Одна живёт в Германии, другая в Москве – устроены нормально. Мечтают меня женить, так сказать -  отдать в хорошие руки.
- К себе не зовут?
- У них семьи, своя жизнь..., но главное я пока не хочу никуда ехать.
По дороге нам встречались люди, которые здоровались с Сашей.  Несколько парней подошли к нам поздоровались за руку.
- Опять приехали к нам Александр Сергеевич? А выступать у нас будете?
- Не знаю ребята, как настроюсь. Ночью у костра петь будем – приходите.
Мы пошли дальше.
- Это местные ребята? Я кивнул в сторону уходящей группы.
- Местные. Я с ними встречался помимо фестивальных сборов.
Вышли к речушке.
В воде плескались малыши и ребятишки чуть повзрослее. Несколько моложавых бабушек осуществляли надзор.
 Плескаться в этом «лягушатнике» мне показалось не солидно, и мы просто присели на траву. Но посидеть и поговорить , нам не удалось. Прибежала девчушка лет одиннадцати- двенадцати и затараторила:
- Дядя Саша вас мама и Вика ищет! Вика говорит, что только на вас надежда - пойдёмте скорее!
- Что случилось Оксана? Надо кому-нибудь выдернуть больной зуб или накачать колесо?
- Вечно вы шутите! А там тётя Вера заболела – давление сильно поднялось, и её отвезли в посёлок в поликлинику! Обед готовить некому, а другие не умеют.
Александр озабоченно почесал затылок:
-Полон лагерь женщин, а  готовить никто не умеет – не хотят! Но как говорится -   что хочет женщина того хочет Бог. Придётся идти выручать Веру.
Оксанка убежал. Мы двинулись опять в лагерь.
- А откуда Вика знает, что ты умеешь готовить?
- Пришлось, как то однажды продемонстрировать умение. Только если помощников не будет – я не согласен.
Мы вернулись назад ускоренным шагом.
Навстречу, в  окружении нескольких женщин, двигалась Вика.
- Сашок, тут такое дело...
- Виктория, в чём дело я уже понял и так, и пока  ты на меня не наехала, я ставлю условие! Мне нужен помощник непосредственно в деле приготовления и истопник, что бы, не отвлекаться на дрова.
- Выбирай кто тебе по вкусу.
Вика обвела группу пальцем.
Александр не задумываясь, показал на девчонку Оксану:
- Вот её! И для поддержки огня... если не возражаешь... давай ты – он показал на меня.
Оксана удивлённо посмотрела на мать, потом на Сашу.
- Дядя Саша, а я готовить не умею.
- Тем более, когда-то надо начинать – заодно подучишься. Ну, пойдём на продовольственную точку!
Я немного замялся:
- Александр, я пойду только Василия предупрежу, ладно.
- Давай, но не задерживайся.

Пока я нашёл Васю и  объяснил обстановку, прошло минут двадцать. Представив, как будут ругаться новоявленные повара, почти бегом припустил на кухню.
Здесь уже кипела работа, но не вода, потому я тоже принялся за дело; заодно прислушиваясь к деловому разговору Александра и Оксаны.
- Дядя Саша, я лук не буду резать.
- Да я тебе пока ещё и не доверю лук резать. Это тоже искусство! Лук режут двумя способами – быстро и медленно...
 Саша ловко содрал с лука шелуху, моментально, словно под стрёкот швейной машинки изрубил луковицу.
- Это быстрый способ. Применяется, когда, нежелательна слезоточивость глаз. Второй способ применяется как профилактика от гриппа. Это когда медленно режешь лук, исходя слезами и соплями, но эффективно очищаешь организм от заразы.
Самое приятное, по моему, резать огурцы и варёную свеклу. Вот ты Оксаночка этим и займёшься. Вот смотри, что бы резать быстро, держишь огурец, а этим пальцем ограничиваешь движение ножа, и режешь движением не на себя, как делают обычно, а, наоборот, от себя. Вот-вот, правильно и смелее по быстрее...
 Я посмотрел. Действительно Оксана быстро приспособилась и тоже неплохо стала, расправляется овощами.
- Теперь Оксана принимайся за картошку, заодно смотри, что я буду делать с мясом. Картошку чисть не ножом, а картофелечисткой и опять движение не на себя, а от себя.
Ой, какая же ты молодец!
- Дядя Саша вы меня не хвалите, а то получатся, не будет.
- Владимир огня давай побольше и чтобы не коптило.
Я, правда, тоже старался во всю, тем более опыт кое какой в этой области имею. Заготовленных дров, уже порубленных, было предостаточно.
Александр бросил в большой котёл мясо оно «зашкварчило» распространяя заманчивый запах.
Естественно, что на этот запах пожаловали гости – в виде неизвестно откуда появившегося пса.
Пёс присел на задние лапы неподалёку от котла, принюхиваясь к запаху, при этом внимательно присматриваясь к манипуляциям наших кулинаров.
Саша,  собрав какие-то мясные обрезки, подал собаке.
Пёс осторожно взял из рук подачку, отошёл и с жадностью стал есть.
- Видали, какой интеллигент – восторженно заявил Саша – видно, что голодный, а с какой выдержкой мясо берёт!
Я, честно говоря, его восторг нисколько не разделяю – чего собаку прикармливать – потом же не отстанет.
Пёс, поев, снова приблизился к котлу.
- Нет, друг, подожди! Вот сготовим для всех, тогда, если дождёшься, получишь полноценный ужин.
Пёс послушно немного отошёл и лёг. Мне показалось, что он вздохнул.

- Оксана смотри вот когда лук готов, видишь цвет золотистый. Это сахар в луке превращается в карамель – потому он вкуснее.
В это время к нам пришла Дина.
- Я тоже буду вам помогать.
- Отлично, Дина, вы с Оксаной  заправляйте и оформляйте салаты.
Я спросил у Саши:
- А что ты готовишь?
- Ну, что-то вроде гуляша, а если сказать поточнее – узбекский лагман. Я ведь при Союзе много работал по Среднеазиатским республикам, Там пищу в основном готовят женщины, но в особых торжественных случаях приготовлением основного блюда занимаются мужчины и среди них есть настоящие мастера своего дела. У них и научился.
Кстати, что хотела готовить Вера я так и не знаю. Хорошо, спагетти в запасе оказались и я по своему распорядился.
Дина с Оксаной тоже работали споро. Особенно Оксана, быстро освоив урок Александра, войдя в кураж, умело рубила огурцы. Даже нарезала кольцами лук.
В это время прибежала Вика.
- Саша я тебя записала на выступление, только конкурсная комиссия просит твои стихи ей предоставить в рукописи.
- Вика я тебя просил меня записывать!
- Ты же занят! Откуда я знаю, чего ты хочешь – что не будешь выступать?
- Ладно уж если записала, не будем подводить комиссию и ещё одну девушку, которая любит влезать в чужие дела.
Саша подошёл к Вике поближе и, понизив голос сказал:
- В сумке есть папка, в ней между документами и презервативами  листы с напечатанными стихами принеси, и я выберу, что ни будь.
Вика умчалась. Удивительная прыть с её комплекцией.
Мне как писателю интересны люди и их взаимоотношения. Никогда не переставал удивляться разнообразию характеров  типажей, и их умению существовать  в сложных перипетиях жизни.
Здесь на фестивале, интересных людей хватало, особенно я наблюдал за Александром, стараясь не пропустить ни слова. Поэтому когда прибежала Вика, с листками, я снова прислушался к их разговору.
- Саша, а там их нет!
- Чего нет?
- Презервативов нет!
- А стихи нашла?
- Да, вот.
- Ну, и, слава Богу.
Вика, непробиваемая Вика, вдруг покраснела и смутилась.
- Сашок, дурень... ты нарочно... пошутил да?
- Только ради интриги.
- Ну, погоди! Я тебе тоже чего ни будь, устрою!
Александр просмотрел  листки, выбрал из них два.
- Виктория, вот эти, новые.
И снова обратился к своим помощникам:
- Девчата, молодцы очень оперативно сработано! Давайте делите на порции в пластмассовые тарелочки. Если не хватит, ещё придётся дорезать. По моим подсчётам человек тридцать будет.
Вика ты не в курсе сколько точно?
Виктория смешно сморщила носик, в уме подсчитывая едоков:
- Наверное, даже меньше - некоторые сами себе готовят. Короче, я побежала пока отборочная комиссия не разошлась.
Вика умчалась.
В это время пожаловал ещё один гость – мать Оксаны. Она подошла тихо и незаметно, наблюдая, как  её дочь ловко разделывается с огурцом.
Оксанка покосилась на мать, продолжая рубить овощи и ссыпая их в общую чашку.
Мама постояла немного и всплакнула и пошла. Оксана, было кинулась к ней, но Александр резко её остановил:
- Ты куда? А работа?
- Там мама плачет!
- Ничего Оксанка! Это хорошие слёзы. Просто мама посмотрела на тебя и подумала – вот доченька выросла, скоро выйдет замуж – такую ведь хозяйственную любой возьмёт и загрустила. Ты ей скажи – мама я тебя никогда не брошу!
Я сделал вид, что совсем по другой надобности пошёл в их сторону, как бы подыскивая подходящую палку. На самом деле было страсть как интересно о чём они будут говорить.
Оксана подошла к маме, обняла её руку и сказала:
- Не плачь мама, я тебя никогда не брошу.
... И изумлённо уставились друг на друга.
О чём они говорили дальше, я уже не слышал – пришлось уйти, что бы, не выглядеть совсем глупым. Но я понял, что Саша попал в самую точку.
Оксана вскоре вернулась, немного смущённо улыбаясь, и с особым рвением взялась за работу.
Когда уже почти всё было готово, к кухне стал подтягиваться народ.
- Дядя Саша, смотрите они уже идут!
- Ничего Оксана, Дина будет на раздаче горячего, а ты на салатах и хлебе.
Затем Саша добавил более громким голосом, так что бы слышали и подошедшие:
- Всем объяви  так – раздавать буду когда соберутся все, не толпиться, всем хватит – ну что вы ей Богу как маленькие.
Оксана, засмущалась:
- А вот возьму и скажу...
- Скажи, скажи, поддержи дисциплину.
Присутствующие заулыбались, мама Оксаны умилено всплакнула ещё раз.

Обед прошёл на славу. Я честно скажу – такой вкуснятины никогда не ел.
Саша всыпал мне ещё кучу всяких специй немного перцу.
- Сыпь больше, я острое люблю!
- Сам добавляй по вкусу.
После обеда Саша объявил:
- Мы готовили,  заслужили отдых, котёл мыть будут другие.
Тут мигом организовала Виктория, а мы с чувством исполненного долга отправились по своим местам.
Я вообще хотел посидеть с Сашей, но ему было некогда – то настраивал гитару, то ходил проверять микрофоны, в чём я был полный профан.

Прибежал Василий:
- Ты не записался на выступление?
- Нет, да и с удовольствием послушаю других. Как, ни будь, в следующий раз – морально не готов. Извини.
- Смотри по своему желанию! Тут ещё такое дело - в палатке будут спать женщины, а мы с тобой в спальниках на свежем воздухе – ничего, пойдёт?
- Не вопрос  - тепло же!

Началась непосредственная подготовка к вечернему концерту.
Поставлены столы для отборочной комиссии. В другом месте кто-то проводил беседу – что такое бардовская песня и о способах её исполнения. Проходило несколько шуточных конкурсов и шахматный конкурс.
Я пристроился к шахматистам, так как была возможность спокойно посидеть и в тоже время послушать, как поют барды песни на отборе.
Заметил некоторых слегка пьяных, но, в общем, атмосфера вполне приятная и доброжелательная.
Сильных шахматистов не оказалось, и я неожиданно для себя попал в число призёров.
В борьбе за призовое место, мой противник допустил явный «зевок» и сдался весело, без видимого  огорчения. Пожал мне руку и предложил пройтись до его палатки, где у него, как он выразился:
 – Есть бутылочка хорошего виски! Грамм по пятьдесят чисто символически, для знакомства, по моему, это не будет аморально – вы не против?
Я был не против.
Борис, так звали моего оппонента, оказался грамотным и интересным собеседником.
Фестиваль тем и был интересен, что притягивал и соединял умных,  незаурядных людей, разных по характеру и темпераменту, по склонностям и увлечениям,  объединённых творческим порывом общения.
Однако наше общение прекратилось быстрее чем мы ожидали – в пределах ста грамм, так как   прибежала деловая девушка с какими-то листками и потащила Бориса с собой.
Я решил пройтись по лагерю, заодно посмотреть, чем сейчас занят Александр, но стоило показаться на глаза Васе, как был схвачен и пристроен к группе по установке палаток.
Палатки были установлены все кроме одной, которая никак не хотела раскладываться, а я в этом деле помощник совершенно никакой, поэтому незаметно под шумок забрался в одну из палаток, вытащил тетрадь и стал делать некоторые записи...
Проснулся оттого, что Василий дёргал меня за ногу:
-  Вставай! Пошли на концерт в посёлок. Стихи свои будешь читать?
- Нет, по конкурсу не прошёл – соврал я поглядывая вверх на темнеющее небо.
Василий рассматривал, какие то списки в блокноте, что-то сравнивал по мобильному, тут же звонил... короче верить или не верить мне, ему просто было некогда.
- Ну, ты идёшь?
- Какой разговор – конечно!
- Догоняй!
Я, наскоро ополоснув лицо из бутылки с минеральной водой, зашагал вслед за Васей.
Нас на повороте догнал Борис.
- Вы что без меня? Хорошо, меня Вика по заднице пнула, а то бы проспал.
- Как же так, Борис, спать в такой день? – подшучивая больше над собой, поддел я его.
Он, же не вникая в суть иронии, выдал оправдательную речь, которую я не слушал.

На поселковой площади вокруг летней сцены возле ДК, кучками толпился народ.
Василий сразу же убежал на открытие концерта.
- Я тоже спал - сказал я Борису.
- Это хорошо, что мы поспали. Всю ночь можно спокойно посидеть и песни слушать у костра.
Через пятнадцать минут пришли к поселковому ДК. На площади к его одной стороне примыкала открытая эстрадная площадка, где и происходило главное действие
Перед официальном открытии фестиваля, группа детей в фольклорных костюмах, с очень серьёзными и озабоченными лицами отплясали вступительный танец.
Затем глава поселкового совета в короткой речи объяснил, какие мы молодцы, и те, кто приехал и те, кто дал возможность проведения мероприятия. После торжественного объявления, начался непосредственно конкурс на лучшую песню.


Выступления мне лично очень понравилось – во-первых своим разнообразием. 
Где-то, через полчаса объявили Сашу  с его авторской песней ... и честно говоря, он удивил меня в который раз за сегодняшний день. Чуть изменённым слегка глуховатым голосом, аккомпанируя себе на гитаре, он потрясающе спел песню, в которой и слова и музыка сочетались удивительно гармонично, и очень уместно соответствуя  общей обстановке вечера. Аплодировали, как мне показалось активнее, чем другим.
Концерт продолжался. Много было хороших песен и тон, заданный песней Александра сделал песенный вечер просто очаровательным.
После выступления всех участников, следовало традиционное награждение дипломами фестиваля и различными подарками. Первое место ( мне показалось не совсем корректно) досталось женщине средних лет, которую Вика звала Танюшей. Пела она хорошо -  мне не понравился текст – вечное – «люблю- разлюблю, с тобой- без тебя». Александр выглядел всё-таки предпочтительнее. Наверное, решение о победители решалось ещё на поляне.

В отличие от других, какие то малолетки Саше вручили букет цветов. Несмотря на банальность, смотрелось довольно мило.

Назад в лагерь возвращались, объединившись в группы. Я шёл с Борисом и Сашкой. Они завели спор, про политику, касаясь больше проблем на Украине – в разговоре не участвовал, не потому что тема не интересная, а так как я был под впечатлением вечера – хотелось больше лирики.

В лагере не смотря на позднее время, наоборот проявлялась повышенная активность. Горели костры и снова звучали гитары, правда, репертуар стал намного вольнее. Ну, ничего можно и позволить некую шалость, тем более дети всё-таки отправились спать - надо отдать должное их родителям.
Часам к трём я уже почти засыпая спросил у Васи спальный мешок и улёгся возле палатки. Заснул сразу.
Только начинало светать проснулся, пошёл по своей нужде а когда возвратился , проходил возле другого спящего в спальном мешке человека на меня глухо заворчала собака.
Я узнал того самого пса которого подкармливал Сашка.
 Понятно кто это спит.
- Надо же, охраняет! Хозяина что ли нашёл, а ты ему нужен? – подумал я про собаку, забрался в мешок и моментально уснул...
Утром меня разбудил Борис.
- Пойдем по сто грамм пропустим, а то я замёрз ночью.
Кстати я оказался не один приглашённым – здесь уже сидели парни.
Впрочем, мы оказались не единственными, кто нарушил тоталитарную трезвость фестиваля, но происходило всё это в рамках, даже очень разумного.
Зазвучали опять гитары и песни. Девчата желающим разливали окрошку и компот. По моему не желающих не было.
Вика носилась по лагерю, призывая к порядку и уборке территории. Заодно, провожала отъезжающих, обнимая и целуя в губы.
Было шумно, весело...
Сашка сидел у костра и пил кофе из термоса. Рядом с ним сидела приблудная дворняга и с каким-то  умилённым взглядом смотрела за каждым его движением.
Пришёл Василий попросил закруглятся с завтраком, затушить костёр, прибираться и собираться в путь.
Я сказал, что поеду вместе с компанией, в которой поедет Саша:
- Доеду до Каменки, там сойду, меня встретят -  так что не беспокойся!
На что он радостно кивнул и убежал, размахивая руками указывая, что и куда складывать.
Через час мы садились в автобус.
Первым забрался я .
Подбежал Василий постучал по стеклу:
- Давай пока! Жму руку, увидимся!
В салон автобуса с запахом духов и улыбкой во всё лицо величаво заходит Виктория.
За ней подходит Александр.
А там где раньше горел костёр одиноко стоял пёс, с невыразимой мукой глядя, даже не в сторону садящихся в машину пассажиров, а куда то в пустоту.
Саша повернулся, посмотрел на него и поманил пальцем:
- Чего сидишь, иди сюда!
Пес радостно подпрыгнул, и отчаянно виляя, хвостом буквально на брюхе пополз к автобусу.
Александр пропустил собаку вперёд себя и зашёл за ним.
Лагерь опустел. Стояли только мы, дожидаясь Дину, которая собирая последние уже никем невидимые бумажки, никак не могла закончить уборку.
- Динуля, завязывай ехать пора – заорал в открытое окно, прямо под моим ухом  Вика.
Дина тоскующим взглядом окинула территорию  и вдохнув пошла к нам. Села рядом с неугомонной Викой.
Автобус тронулся.
Вика не успокаивалась, просила всех спеть хором. Её поддержали нестройными голосами, и песни не получилось – действительно, сколько можно.
Ехали, весело переговариваясь, вспоминая случаи в предыдущих поездках, загадывая уже и на будущее.
Сашка разговаривал с собакой, я меланхолично смотрел в окно, Дина грустно молчала.
Подъехали к Сашкиному хутору.
Он вышел, помахал на прощание рукой. Пёс носился кругами возле его ног.
Мы поехали дальше.
И вот здесь вдруг громко и отчаянно разрыдалась Дина.
Виктория изумлённо посмотрела на неё, обняла:
- Дина, ты чего это? Что случилось? Да не плач ты, а то я тоже сейчас зареву!
Действительно заревели обе.
- Я только из-за него третий раз на фестиваль езжу – сквозь слёзы говорила Дина. – Он собаку приютил, а я сама готова как собака за ним ползти хоть на край света...  он даже не смотрит на меня...
- Подожди, а ты сама, что же не подошла, не заговорила? -  Прекратив плакать, затараторила Виктория.
Потом вскочила, подобралась к шофёру:
- Стой! Матвеюшка, тормози! Разворачивай назад!
- Виктория, ты меня достала! Дорога дальня, какого тебе ещё надо?
- Михалыч, ты меня знаешь, лучше разворачивайся – В голосе Виктории появились ледяные нотки.
- Ну, скаженная... – только и сказал шофёр, разворачивая машину.
 Когда приехали назад, Александр ещё сидел на лавочке, копошась в сумке..
Увидав нас, пошёл на встречу.
Так, Динуля, быстренько  бери вещи и на выход! Давай, давай не задерживай движение!- Виктория направляла Дину к выходу.
Та вяло возражала, но не сопротивлялась.
Выпустив подругу наружу, Виктория закрыла дверь.
!

Народ, конечно прилипли к окнам, смотрят что будет.
Вика, сияющая от счастья шептала:
- Получится, срастётся, Динуля славная, кто от такой девушки откажется...
Саша стоял, что то говорил Дине, она улыбалась, вытирая слёзы.
-Теперь Матвеюшка гони не останавливаясь,  дай я тебя поцелую, исполнительный ты мой! –говорит Вика и правда чмокает его в щёку.
Тот ворчит, но расцветает как майская роза.
Автобус трогается , но Саша с Диной даже не посмотрели в нашу сторону.
Я пересел ближе к окну, смотрел на дорогу, размышляя о смысле жизни во всех его смыслах.
- Всё таки интересно, сделала Вика это по доброте душевной или это всё таки месть, которую обещала Саше за его шутку.


Рецензии
Очень! А у меня не получилось на подобном мероприятии побывать. Звали меня и на Грушу и на Сахновку. Не мог.

Пумяух   31.03.2018 15:30     Заявить о нарушении
На это произведение написаны 4 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.