Развитие новгородской литературы в начале XXI века

Данная публикация сделана на основе аналитического материала, подготовленного для проведения открытой лекции в Новгородской Областной Универсальной Научной Библиотеке 15 февраля 2017 года [1].

 
Начать следует с того, что тенденции бывают разные: проблемные (ситуации, не решённые сразу, приобретшие хронический характер) и перспективные, однако слово «перспектива» не следует идеализировать, исходя из его стереотипно-бытового употребления (равно, как и слово «развитие», которое может быть как прогрессивным, так и регрессивным). Тема нами заявлена очень ёмкая и в данном контексте даже в соответствии с научными критериями познания не всегда представляется возможным отделить грани положительные от отрицательных. Иначе говоря, любую «проблему» можно, умеючи, обернуть себе во благо. Было бы желание. Что касается интересующей нас дефиниции перспектив, то, по большому счёту, они представляют собой совокупность видений нашего будущего (сознательных целей и планов, а также интуиций, фантазий и т.д.). Качество тех перспектив, которые люди могут видеть для себя в русле своих психологических проекций, также может быть самым разным (желательно, конечно, чтобы оно было положительным), поэтому необходима определённая фильтрация информации, способствующая соблюдению гигиены Души. Исходя из этого, концентрироваться следует на первой части заголовка нашей темы, а не на второй; то, что указано после двоеточия, – это всего лишь символическая фиксация процессов, являющихся производными от более ёмкого процесса развития вообще.

Сразу же привнесу в осваиваемый нами дискурс определённую этическую оговорку: постараюсь не переходить на личности в морально-стереотипном смысле, хотя критических замечаний в адрес различных персоналий, задействованных в литературном и окололитературном пространствах Великого Новгорода, начиная, как минимум, с 2004 года, накопилось более, чем достаточно. С другой стороны, незачем лишний раз рекламировать тех, кто итак старается не столько самореализоваться в творчестве (что заповедовал К.С. Станиславский девизом: «Любите искусство в себе, а не себя в искусстве!»), сколько пропиарить свою личность (или личину?) как таковую. Посему, как говорится в народе, обсуждать таких – делать им «много чести». По поводу слова «околитературные» тоже следует сделать оговорку: оно будет использоваться нами, как минимум, в двух смыслах. Согласно первому, окололитературные – это такие пространства и мероприятия, которые не соответствуют жёстким критериям литературного искусства; иначе говоря, они могут быть любительскими, полупрофессиональными, намеренно масскультовыми и т.д. Что касается второго смысла, то подразумеваются определённые перекрестия собственно литературных пространств, платформ/площадок и тех, которые развиваются с ними рядом, но, всё же, имеют свою специфику. К примеру, полноценная художественная литература может успешно соседствовать с различными научно-популярными жанрами, с публицистикой, мемуаристикой (издаваемой временами даже без ведома и согласия самих авторов), различными музыкальными жанрами и направлениями и т.д.

Любые выводы должны вызреть, любые идеи – пройти проверку временем. Именно под воздействием этой вечной закономерности, действующей на всех нас в данном относительном мире, я решил поделиться своими наблюдениями и размышлениями о новгородской литературе лишь спустя 12 лет после того, как сделал свою первую печатную публикацию из числа тех, что входили в различные серьёзные сборники или периодические издания. Серьёзные – настолько, насколько современная политическая, экономическая и прочая конъюнктура позволяет им быть серьёзными. Попытки максимально бескомпромиссного и хлёсткого самиздата в моей творческой биографии, разумеется, как и у многих других авторов, неравнодушных к боли и социальным противоречиям настоящей эпохи, тоже были. Прекрасно помню, как брал на неопределённое время печатную машинку «Ятрань» у друга в школьные – 90-е – годы … Однако, за несколько лет такого рода поэтических и прочих экзерсисов окончательно пришёл к выводу о том, что всё это, в силу бурного развития современной технократии, уже стало всего лишь отголоском прошлого века. Мало кого, скажем так, цепляет. В нынешнем же столетии, подумалось мне тогда, после многочисленных проб и экспериментов, покорять публику нужно собственно печатной литературой. А печатать, на самом деле, было что: благо, лично мне, в отличие от различных бумагомарак и интернето-каляк, искусственные поводы наподобие Года Литературы, Года Культуры и тому подобного, объявляемого не шибко грамотными чиновниками, не нужны. Работаю планомерно, а вот творю сугубо по вдохновению – в связи с теми или иными событиями, процессами, людьми … Жизнь и без всяких иллюзий и притягиваний за уши достаточно богата сюжетами, образами, «проблемами».

Для полновесного культурологического анализа заявленной нами темы, на мой взгляд, наиболее целесообразно применение аксиологического, структурно-функционального, конструктивистского и энергетического подходов. С помощью аксиологии мы решаем вопросы о необходимой иерархии культурных ценностей (на первом месте трансляция Светлого, Доброго, Вечного, на втором и последующих – успех, популярность автора и т.д.). Структурный функционализм помогает нам увидеть важные взаимопроникновения между интересующими нас объектами, явлениями и процессами, установить принципиальные причинно-следственные связи. Конструктивизм облегчает наши задачи по установлению более-менее жёстких символических маркеров, формулированию такого дефиниционного поля, которое адекватно объективной реальности. Однако, понятия понятиями, а нужно ещё вдохнуть в них нечто живое, определённый тонкий смысл, сделать очевидным неочевидное; посему мы просто обязаны использовать ещё и энергетический подход, который в наибольшей степени на данный момент развит в различных психологических и энерготерапевтических учениях (намеренно игнорирую термин «эзотерические», поскольку мало чего осталось тайного в эпоху глобальной информатизации).

В силу определённых причин нас, в первую очередь, интересует аутентичная, самобытная литература (во всяком случае, важна серьёзная претензия разных авторов на то, чтобы творить, создавать таковую), как бы к ней ни относились профессиональные культурологи, философы, литераторы и литературоведы. Соответственно, такие жанры или псевдо-жанры, как неприкрытое подражание классикам, стилизации, стихи по определённому поводу (в связи с государственными, национальными, семейными и прочими праздниками и т.п.) и даже литературоведческие статьи мы постараемся не трогать. Такие замечательные мероприятия, как «Мусатовские чтения 2013», обращённые, по словам организаторов, к изучению динамики художественных традиций в русской литературе ХХ-ХХI веков, всё-таки, основное своё внимание концентрировали на ХХ веке (в силу вполне естественной причины, согласно которой гораздо легче и естественней что-то объективно анализировать пост фактум, нежели будучи современником и даже соучастником тех или иных социокультурных процессов). Как отметили журналисты, «на обсуждение выносились вопросы по следующим направлениям: логика традиции в русской литературе; традиции и новаторство в русской литературе; парадоксы художественных традиций в произведениях русской литературы. Особое внимание в докладах участников уделено поэтам, к творчеству которых обращался в своих исследованиях В.В. Мусатов (А. Ахматова, О. Мандельштам, С. Есенин, Б. Пастернак, А. Блок)» [2].

Интересующий меня на сегодняшний день объект для изучения – это более-менее оригинальное творчество всех тех авторов Новгородчины, которые пишут стихи и прозу. Объект, взятый не на уровне практически бесконечной конкретизации (ибо плодовитый автор может что-то писать практически каждый день; даже из его незатейливых заметок на полях читаемой книги или элементарных дневниковых записей в итоге может получиться изящный и в то же время серьёзный роман), а на уровне анализа целой системы, которая сознательно и/или бессознательно обновляется всем пространством местных и региональных авторов как таковых.

Проясним понятия, которые, казалось бы, самоочевидны для любого одарённого школьника, серьёзно изучающего курс дисциплины под названием «Обществознание». Что такое литература? Литература – это вид неизобразительного искусства, а искусство – это один из основополагающих элементов Культуры. Язык – это знаково-символическая система, которая создаётся с целью нахождения ВЗАИМОпонимания контактирующих друг с другом сторон. Автор-литератор – это АКТИВНАЯ творческая сила, обновляющая диапазон лексических средств, а не какой-нибудь аутист, который либо пишет в стол, либо говорит сам с собой или с вымышленными персонажами (как, например, герои ныне популярных американских сериалов «Мистер Робот» и «Области тьмы»).

Что такое «развитие литературы»? Если отталкиваться от классических смыслов, то это – совокупность, как минимум, таких процессов, как:

а) изменение уровня мастерства конкретных авторов (ибо безымянным может быть фольклор, но что касается литературы, то она уже имеет ярко выраженный персонализированный характер, хоть нередко и с пропагандистско-идеологическим налётом),

б) книгопечатание (издательское дело),

в) изменение коммуникативной сферы литературно-творческих объединений и/или пространства неформальных встреч.

Исходя из этого, мы должны понимать, что для полноценного (то есть прогрессивного, а не регрессивного) развития литературы необходимо гармоничное сочетание, как минимум, трёх вышеперечисленных (базовых) процессов и обеспечиваемых ими сфер.





Полный текст публикации:

Гуреев, М. В. Развитие новгородской литературы в начале XXI века: тенденции, «проблемы», перспективы [Электронный ресурс] // Портал научно-практических публикаций (ISSN 2313-0342). – Режим доступа: http://portalnp.ru/2017/03/7661. – Дата публикации: 06.03.2017. – [2,2 п.л.].


Рецензии