Жить... быль - гл. 5 - Даша

Даша открыла глаза, всё было белое, потолок, стены она лежала в комнате одна, пахло лекарством.  – Наверное   больница, что с ней?   Она начала вспоминать…
Интернат её оглушил, огромная  комната  где стоял огромный рояль под белым чехлом,  дети бегали по всей комнате, орали,  визжали  стоял такой шум, какой - то мальчик тянул её за руку, какая- то девочка тянула её под чехол  рояля, там было темно и страшно…
Девочка ей что- то говорила  она не поняла,   выскочила из – под  рояля, но бежать было некуда, стоял такой гвалт, она помнила только, что ей было плохо, очень плохо  больше она ничего не помнила…

Постепенно она вспоминала, как водили их на какую- то экскурсию в город, они шли парами  взявшись за руки, а навстречу шли папа и мама  под руку, как раньше, как  будто ничего не произошло. Лица у них были спокойные, но они шли по направлению к большому зданию, где было написано " Городской суд "  Даша  понимала    это означает, что жить вместе они не будут,  ей  было жалко папу,  о маме думать не хотелось,  почему- то не думалось и сейчас лёжа на больничной койке, как будто её сознание сконцентрировалось  только на   добром   воспоминание…
 
Папа ласковый, спокойный, всё разрешающий, как маленький островок  добра, остальное всё было, как бы в стороне; мама, интернат, много разных детей  с которыми  не хотелось играть, но надо находиться рядом…  И мозг всё это воспринимал, как необходимость смириться и терпеть, и стараться не думать об этом, это другая жизнь  и её касаться не должна, она будет жить этой жизнью  раз надо, так надо папе,  пусть будет так…

Даше  разрешили  гулять в больничном саду, из обрывочных разговоров врачей  медсестёр и Раи она узнала, что в школе упала в обморок и пролежала  в больнице без сознания семь дней.  Врачи не могли разобраться, что с ней, Рая рассказала, как поняла, как будто  нервный срыв, дальше врачи говорили  непонятные слова…
Рая смотрела  на неё сочувственно, продолжала говорить, что врач сказала, что Даша  должна была умереть, но почему- то осталась жива. Даша слушала равнодушно, словно это её не касалось, ей это было неинтересно, она стала тихая и задумчивая, отрешённая от всего, только теперь у неё бывало, что  подрагивали  плечи   будто она мёрзла…
Она стояла у забора и смотрела в дыру на дорогу, не привычно тихая, не обращая внимания на других людей, она ждала папу, больше ей никто не нужен  в нём вся её жизнь, больше у неё ничего не осталось…
Папа шёл под руку с очень красивой тётей,  Даша встрепенулась, ожила и, как в былые времена с лёгкостью перемахнула через забор, кинулась к папе, уткнулась ему в живот, обхватила руками  на тётю она не хотела смотреть, это её папа и больше ничей.
 
Тётка Лида, папина родная сестра, она приехала, чтобы забрать детей, помочь брату пока он будет учиться, она хлопотала по дому, Рая ей помогала. Даша никак  на неё не реагировала, никакие  уговоры  и разговоры не помогали, из больницы она вышла другим ребёнком, тихая, молчаливая, тётка для неё   была  объектом, который собирается разлучить её с папой…

Таня сидела в комнате, недостроенной половины дома для Николая, родители приняли её сдержанно, холодно, но из любви к сыну  молчали. Она и этому была рада, что её не трогали, не осуждали, не расспрашивали, на улицу она старалась не выходить, в неё бросали камни, кричали разные слова. Николай её успокаивал, поддерживал, как мог, он любил её  Таня это видела и ценила, он оформил развод быстро, не было детей  и жена была не против. 

С Таней  было сложнее, всё же трое детей и муж, очень положительный, самодостаточный человек, занимал высокий пост, но инвалид. Случай неординарный, судья не знала, как разрешить это дело и предложила написать Тане отказ от детей в пользу Миши и, что сестра его обязуется ему помогать.  - Дети  обязательно  будут опрошены, с кем они хотят остаться… Добавила она.
Таня была, как под наркозом, будто она не понимала, что вообще происходит…

Дашу выписали из больницы, Таня видела, как изменился ребёнок, тихая молчаливая она ни с кем не разговаривала, отворачивалась и молчала, прижималась  только к отцу, если её взгляд натыкался на книги, она садилась и читала. У Тани сжималось сердце, но она ничего не могла с собою поделать, ничего не хотела менять, сын, - ему всего четыре года, как он без неё, но ведь приехала Лида, она не оставит детей, справится… - Коней на переправе не меняют…   Тупо проносилось  в голове. 

Ночью, лёжа на плече у Николая, она опять мысленно повторяла… - Коней на переправе не меняют…
 Та жизнь прошла, это не её жизнь, впереди её  ждала новая,  другая жизнь…

Мама была чужая, глаза у неё были  другие  когда она смотрела  на Дашу, даже  на Володю  она смотрела спокойно без эмоций…
 
Когда  тётка Лида забрала  Дашу и Володю и повезла их к себе домой, у Даши  был шок, что её оторвали от папы. У неё случился полный провал в памяти, она ничего не помнила, как они ехали, как она вела себя в дороге и  очнулась  только на месте, когда увидела дядю Толю, тёткиного мужа и Витю их сына…
Значит ей с Володей брат, как объяснил дядя Толя, он был очень добрый,  лицо его всегда  было спокойное и доброжелательное, Даша никогда не  видела его злым. И Витя  был хороший парень, он сразу потащил ребят в сад показать, что там растёт, а посмотреть было на что, дети открыли рот,  - там росли яблоки, груши, виноград и даже круглые орехи.

Такого дети никогда не видели, орехи  были зелёные и колючие, а когда созревали, зелёная коробочка лопалась, и орех падал на землю. Володя радостно стал бегать по саду, собирать плоды, а  Даше  Виктор стал показывать шалаш свой, где он хранил разное  богатство, красивые камни, игрушки.

Даша оживилась, так всё интересно и главное её поразила красота города, он весь утопал в зелени и цветах, они приехали в Закарпатье, город Ужгород.  Даша пошла во второй  класс, Володя оставался дома с тётей, она нигде никогда не работала, постоянно следила за собою, пила какие – то травы, чтобы прожить долго и мазала чем – то лицо, чтобы всегда быть красивой. Но Даша не считала её красивой, она её боялась и при ней даже стеснялась брать фрукты, пока дядя Толя не говорил,  - Дашенька  бери, что хочешь и кушай…

Даша видела, что тётя поняла, какую обузу она взвалила на себя,  раздражалась и злилась с каждым днём всё сильнее. Она привыкла к вольной, сытной жизни, а теперь приходилось урезать и рассчитывать, хотя Миша и присылал деньги. Но ей казалось, что она больше тратит на детей, она Даше даже форму не купила, а отправила её в школу в простом  платье, коричневое  в белый мелкий горошек, только воротничок белый  заставила Дашу пришить.

В школе Дашу ждал неприятный сюрприз, там был обязателен украинский язык, она мучилась, выговаривая незнакомые слова, коверкая язык, но у неё плохо получалось. Незнакомые люди, чужой язык  всё это было для неё чуждо и мучительно, она замыкалась всё сильнее и почти всегда молчала, опустив голову…

Единственная радость была для неё  дорога  в школу через парк, осень, - листья опадали и лежали разноцветным ковром. Даша шла по этой мягкой дороге, ноги утопали в этом ковре, а листья ласково шуршали в такт шагов, она готова была ходить и ходить по этому ковру…

 Но эта дорога заканчивалась и начиналась жизнь под недобрым взглядом тёти, хотелось  куда  - то  спрятаться от этого взгляда,  она уходила с Витей в шалаш и там забывалась ненадолго, очень тосковала по папе…

Зато Володя не скучал, через три месяца ему исполнялось 5 лет, самый прыткий возраст. Он носился с утра до вечера по саду, убегал на улицу, лазил по деревьям, тётка еле успевала его ловить, ей не хотелось возиться с ним. Она привыкла к своей размеренной спокойной жизни, а теперь, что, вся жизнь  на перекосяк,  эта противная девчонка  ходит глаз не поднимает, слово не  проронит.

Лида вышла на улицу, Виктора не было видно, она хотела дать детям варёную кукурузу  позвала Дашу, та сидела на лавке, как всегда читала, дала ей три початка и строго наказала, какой початок дать Вите, какой Володе, какой себе и ушла домой.
 Она не сомневалась, что Даша сделает, как она сказала, она видела, что та её боялась, но прибежал  Виктор  выплёвывая на ходу кукурузу,  с криком.  - Мама, ты, что мне дала?
Лида посмотрела на Дашу и увидела, что та сделала всё наоборот, лучшее взяла себе и брату, а  самый   плохой  отдала Вите.
 
Она пронзила Дашу взглядом, в ней поднялась волна раздражения, хотела обругать  мерзавку, как она посмела, но наткнулась на глаза  полные презрения  и забыла, что хотела сказать…
А та  не  отвела  глаза, пока тётка не отвернулась, в Лиде зашевелилось угрызение совести, она сама была сирота,  с Мишей жили у тёти. Тётя  никогда  бы так не сделала, лучшее  отдать  своим детям, а похуже ей и брату, но ей не хотелось думать об этом…
 -  Это когда было  и у них не  было родителей, а у этих есть отец, пусть сам их и воспитывает, нЕчего было уходить от Вали  та его так любила,  нет  нашёл Татьяну, да ещё с ребёнком, да ещё  учиться пошёл, а она  почему должна тянуть его детей? 

Она всё больше распаляла себя,  - Нарушена её жизнь, она молодая ей хватает мужа и сына. Дёрнуло её на призыв брата приехать, она ему уже помогла, дальше пусть сам, -  есть детский сад, интернат, с неё хватит…
Она решительно села за письмо к Мише, - Она хочет нормальной жизни, она не рассчитала свои силы, какая тут подлость, пусть каждый сам проживает свою жизнь…

Настали  осенние каникулы  начало ноября, была ночь, Даша не спала, она  ждала папу, поезд прибывал ночью. Дядя Толя поехал папу встречать, Володя, набегавшись за день, крепко спал и не знал, какая его ждёт радость. Даша  уснуть не могла, скоро она увидит папу, какое счастье,  разве она могла спать…

Наконец этот счастливый миг настал, захлопали входные двери, послышались шаги, восклицания, Даша замерла,  она услышала папин голос.  – Дети,  наверное, спят? 
 - Нет, я не сплю… Вскрикнула  Даша и попала в папины родные руки, она вжалась в него, будто ища защиты. Её накрыл знакомый запах табака и одеколона, большего счастья она не испытывала никогда…

Они ехали в поезде, Володя носился по всему вагону, все пассажиры уже были в курсе, что едет такая необычная семья…
Незрячий, очень красивый мужчина, у которого двое малых детей, а жены нет, женщины тискали Володю, передавали с рук на руки. Он был очень милый, весёлый, жизнерадостный ребёнок, ко всем шёл и приходил в своё купе, нагруженный всякими сладостями и выпечкой.
Даша не отходила от папы, выполняла все его желания, наливала чай, чистила ему яйца, подвигала ему еду, чтобы удобнее было кушать. Больше она не будет натыкаться на злые тётины глаза, как приехал папа,  в тётину сторону она больше не взглянула…

 Когда они с дядей Толей провожали их, она упорно отворачивала голову от тёти, ей жалко было дядю Толю, он часто ходил грустный.  Может, он вообще такой был, а может за красотой, дядя Толя увидел другую сторону; эгоизм, мелочность, властность, а главное не было доброты не только к своим племянникам, а вообще к людям, его мыслей  Даша не  узнает никогда…

В Москве была пересадка, Миша повёл детей на красную площадь, он не видит, пусть дети будут помнить, что видели в Москве. Сын всё время вырывал руку и скакал впереди и вокруг него с  Дашей, она не выпускала Мишину руку, его беспокоили мысли о ней…-  Как она изменилась, когда то она так же скакала…  после  болезни она  была  непривычно  тихая, врачи так и не смогли поставить точный  диагноз, сошлись на нервном срыве, нужной  аппаратуры у  них не было, но речь не  нарушена, мыслит  адекватно…

 Он сжал маленькую Дашину ладошку.- Что в ней изменилось?  Стала избегать людей? 
 Один врач сказал, что это мозг как бы поставил защиту, это даже хорошо, она будет чувствовать опасность и уходить от неё…
В переходном  возрасте  может произойти  перелом, но в какую сторону, это будет  зависеть  в какой среде она будет находиться… ничего, он справиться, с его любовью и заботой  она отойдёт, хоть и придётся отдать её в интернат, но он будет часто к ней  ездить…

Он уже договорился, ему помогла Галина, настоящий друг, и садик круглосуточный, интернат  правда в другом городе, в родном городе  не было, но строили, после переведёт сюда, как построят.  - Главное дети со мною, вот только Рая?   Сердце у него сжалось, с Раей пришлось расстаться, она тоже была ему родная. 
 - Лида троих бы и не взяла, тем более чужой ребёнок, своих то от родного брата, хватило только на три месяца,  эх… сестрёнка, ладно спасибо и за это…

А Раю Таня отправила к матери в Сорочинск, прощаясь с Мишей, она так рыдала, что у него сердце разрывалось, он её успокаивал, - Подрастёшь, будешь приезжать к нам часто, потерпи  2- 3 года и опять будешь с нами…

Таня с Николаем решили уехать на какую – нибудь новую стройку, денег подкопить, поэтому пришлось Раю отвезти к матери.  Миша старался не думать о Тане, её жизнь,  пусть живёт, как хочет, но не забывалось  восемь лет счастливой жизни, как забудешь. Галина хорошая, как друг лучше не надо, но душа к ней, как к женщине не лежала, он молод, ему всего 35 лет, может ещё встретит свою судьбу…

В общежитие  пед. института, Мишины друзья - студенты, подготовили комнату для детей и Миши отдельную, ждали их, девчонки – студентки накрыли стол для них. Миша чувствовал теплоту и заботу сокурсников, пришли и с других курсов, комната набилась студентами, всем хотелось посмотреть на Мишиных детей…

Володю все стали тискать, девчата целовать, даже парни не выдерживали им тоже хотелось подержать такого славного, весёлого карапуза. Детей не знали, как обласкать и лучше накормить, Даша всегда такая молчаливая с опущенной головой и та дрогнула от такой встречи. Её глаза светились радостью и благодарностью к друзьям папы, она поймала себя на том, что улыбается, она не помнила, когда это было в последний раз, когда она улыбалась…

Каникулы пролетели незаметно, Володя носился по этажам общежития, Даша хозяйничала в комнате, делала, что могла и умела. Настало время ехать в интернат, Даша была спокойная, она уже привыкла к мысли, что папе надо учиться, а они с братом должны помогать ему своим послушанием. Ему плохо без мамы, у него только она и брат, его нЕкому поддержать, она понимала это, брат ещё мал, глуп, а она уже большая, надо терпеть и ехать…

 Приехали в маленький городок,  Даша с папой сидели  у директора  в кабинете, он вышел, чтобы  Даша попрощалась с  папой, папа гладил Дашу по голове, прижимал к себе, говорил, что она не успеет привыкнуть к школе, как построят интернат в нашем городе, и они всегда будут вместе… Даша верила папе и была спокойная, ей  очень  понравился  директор, он смотрел на Дашу добрыми глазами, сказал папе, что его отвезут на вокзал на машине, погладил её по голове, взял за руку и повёл в класс. 
Рука его была тёплая и тоже добрая, ей не было страшно, зашли в класс  их встретила учительница, она улыбнулась Даше и отошла в сторонку… директор  представил новую ученицу классу и ушёл…

Даша села на указанное  учительницей  место и огляделась, на неё смотрели два десятка любопытных, лукавых, смеющихся разноцветных добрых глаз. Так  началась её  новая жизнь в  этой школе, где половина детей были  детдомовские.  Или после общения с тётей, или она уже свыклась с неизбежностью здесь учиться, но ей ребята  все нравились. К ней отнеслись, все очень доброжелательно и дети,  и учителя,  воспитатель  Марь Ванна, как её все звали, была  крикливая, но очень добрая, она находилась с детьми весь день, готовила  с ними уроки, водила строем в столовую, на улице с ними гуляла.

Даша  сразу определила, кто из ребят у неё в любимчиках, это была очень красивая девочка, с большими чёрными глазами с загнутыми ресницами, с румянцем на смуглых щеках, Наташа и ещё мальчик, белобрысый с голубыми глазами, Костик.
Он сразу взял  шефство  над Дашей, подошёл  к ней  взял за  руку и сказал, - От меня ни на шаг, поняла? Кто обидит, скажешь…
 
Она удивилась, но пошла за ним, - Почему к ней  такое внимание, она не такая красивая, как Наташа… Думала она, но, как то доверилась ему сразу, как старшему брату, он принёс ей куклу,  сунул ей в руки не глядя  на неё,  взял за руку и повёл за школу, там мальчишки играли в футбол. Костик посадил Дашу на скамейку и стал играть со всеми, ей хорошо было сидеть здесь, прижимать куклу к себе и смотреть, как мальчишки бегают  за мячом. Подошла Наташа села рядом, подошли ещё девочки… они сидели и обсуждали игру на поле, стали советовать Даше, что лучше сшить кукле, какое платье.
 
У неё было такое чувство, как будто она приехала в семью, надолго уезжала, а теперь приехала, ей всё было интересно, Наташа стала ей помогать шить платье на куклу и они подружились.  Девочки,  бывшие в детском доме, учили  её  петь жалостливые песни, такие она никогда не слышала, папа таких песен не пел… 
Наташа ей объясняла, что у них нет родителей, они несчастные, поэтому поют такие песни, Даша почувствовала острую жалость к этим  детям…  Без мамы плохо, но у неё есть папа, а у них  никого, значит она не такая несчастная, а у Наташи наоборот была мама, а папы не было…

 Когда приехал папа, он увидел, что она спокойная и  весёлая, стала намного живее после Ужгорода, привёз ей много всяких гостинцев и успокоенный  уехал, пообещал  забрать её на Новый год. Даша тут же собрала всех ребят из детского дома, всех оделила конфетами, печеньем и орехами, поделилась  со своей подружкой  Наташей  и  Костиком. Она сама радовалась, когда видела радостный блеск, в глазах  у ребят  при виде конфет, ей ничего не было жалко для  них, они ведь, как  семья  должны  всем  делиться   друг с другом…

А однажды  собрали  всех  на линейку, все знали, что директор приехал из командировки, что то интересное  скажет, он вышел на середину и назвал Дашину фамилию.  Она вышла  удивлённая, директор  произнёс  речь, что привёз из города волшебное перо и вручает его ученице третьего класса, чтобы с помощью этого пера, она училась красиво писать… Все зааплодировали, счастливой Даше вручили волшебное перо… от такого неожиданного внимания ей очень хотелось и писать красиво и стараться хорошо учиться, чтобы не подводить доброго директора, учителей  и папу…

Подходил Новый год, школа готовилась к празднику, дети наряжали ёлку, готовились к утреннику, но Даша ждала папу с нетерпением и он приехал. Она лихорадочно собиралась, торопилась, папа ждал её какое счастье, Наташа стояла молча рядом, Даша наткнулась  взглядом на её  грустное лицо, та стояла с отрешённым видом, у Даши сжалось сердце. Схватила её за руку, сумку с вещами, она силой  повела её к папе…
Папа выслушал молча, высказал своё мнение, что может   мама  не смогла  приехать, поинтересовался где они живут, но когда Наташа сказала, что живут они на Ленинской улице, он засмеялся, - Так это же, рядом с нами, а мы на Пушкинской, иди, собирайся, я к директору, думаю отпустит… Наталья  счастливая,  бросилась одеваться…

Когда подошли к  Наташиному дому, был уже поздний вечер, папа постучал в дверь, раздался  женский голос,  - Кто там?
 - Открывайте, дед мороз  вашу дочку  привёз…
Вышла женщина симпатичная, похожая на дочку, Даша увидела радость, счастье и удивление, та долго не могла успокоиться, благодарила папу, звала их посидеть выпеть чаю.  Но папа сославшись на усталость, поблагодарил, и пригласил их приходить к ним, взял Дашу за руку и они ушли.  Даша  шла с папой гордая, что только у неё  и только у неё, папа такой добрый, красивый, она заметила,  как тётя, мама Наташи, смотрела на папу…

Каникулы быстро пролетели, Даша с Наташей  были неразлучны, всегда и везде вместе, жизнь в школе была интересная. Даша старалась учиться, но  столько всего было любопытного вокруг, что учёба всегда была на втором месте, то они песню разучивают иностранную  про цыплят, а после поют её на радио, это же  так  здорово.

И ещё у неё появился секрет, ей нравился мальчик  из параллельного класса  Володя Ильин, надо успеть посмотреть на него, дать ему конфеты, что папа привёз. Костик  ходил грустный, но молчал, только хмурил брови, когда смотрел на неё… - Но, Костик друг… Думала Даша. 
А Володя  конфеты брал, но предпочтение  отдавал  девочке Вале, Даша  грустно признавала, что ей даже пытаться не стоит  с ней  соперничать. Валя была беленькая, миленькая с пушистыми волнистыми волосами, ладненькая, да ещё и песни пела  на школьных концертах.
Даша признавала, что она выглядит  перед Валей  гадким утёнком, да ещё худая и чёрная, загар не сходил  ни летом, ни зимой…

Так пролетел ещё один год, летние каникулы, радость, что Даша будет находиться рядом с папой, долгие три месяца… Любимое место игр, внутренний двор общежития, можно было играть и в магазин, и в дом, тем более там была свалка, куда студенты выкидывали ненужный хлам и мусор. Там можно было найти и  туфли  на каблуках, и много интересных  вещей  из которых можно было построить и магазин, и дом, и, что ещё придёт  в голову.  Даша с Володей играли  с удовольствием, здесь была их территория, брат убежал, а она всё  возилась,  обустраивала их угол, чтобы было красиво…

Заигравшись, она не заметила, как пришёл Володя, он молча взял её за руку и потянул, Даша удивилась его молчанию, но пошла за ним… Он продолжал держать её руку и вёл куда - то, она заинтересованная, не сопротивлялась…- Как таинственно, что же он задумал? Новая игра?

Он привёл её в магазин, рядом с общежитием,  «Военторг» который  находился  на втором этаже. Даша стояла в недоумение, не успела спросить ничего у брата,  она почувствовала, как её обхватили  чьи то тёплые руки, а на лицо лилась тёплая влага…Мама, мама, мамочка, как будто ничего не было, ни тёти, ни интерната, вот она родная, обнимает тебя, плачет, значит любит,  можно  прижаться к  ней, брать  её  за руку… 

Они повели её в общежитие  с братом, не отпускали  её рук, радостные и счастливые… Даша просыпалась  ночью, видела, как папа и мама  сидели за столом, близко друг от друга и разговаривали, она счастливая засыпала, опять  просыпалась,  они сидели.  Какое счастье видеть их вдвоём, она уже не помнила, не хотела  помнить и думать о маме  плохо…


Рецензии
Прочла. Да - сколько людей - столько судеб. Детское сердце всё простит. Но как тяжко оно переносит обиды... Ладно. Прошло. Это просто - рассказ. Все всё уже пережили. А вам - крепкого здоровья и покоя и радости душе. С уважением -

Марина Дьяченко   27.05.2020 21:13     Заявить о нарушении
Спасибо вам Марина, за прочтение и отклик! Вам здоровья и творческих успехов!

Тома Снегова   04.06.2020 15:16   Заявить о нарушении
Ещё раз перечитала все главы... Такое выдумать, мне кажется, нельзя, не пережив. И вот ещё что... Портрет на вашей страничке... В нём , может мой художественный домысел - я вижу... отражение Даши. Тома, так писать, как пишете вы - мне не под силу. Вы не только писатель, вы и психолог человечьих душ. Спасибо вам за ваши жизненные рассказы. Летнего вам настроения, крепкого здоровья и солнечной радости! С уважением -

Марина Дьяченко   06.06.2020 00:40   Заявить о нарушении
Спасибо вам, Мариночка, за прочтение и замечательную рецензию. Это быль об известном в своё время человеке в определенных кругах. О нем писали часто, а я решила написать повесть о нем. Сложная, тяжёлая жизнь у него была, как и у многих в общем то. В России всегда люди жили тяжело. С уважением к вам и теплом.

Тома Снегова   12.06.2020 08:29   Заявить о нарушении
На это произведение написано 10 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.