Голодранко

Отчую украинскую землю Николай оставил пятнадцатилетним юношей – в конце восьмидесятых годов. Тогда его мать вышла замуж за выпускника Киевского военного училища и с ним переселилась в Подмосковье.
Прошло несколько лет. Украина отмежевалась от России и стала  ближним зарубежьем. Николай женился на дочери так называемого нового русского, которого вскоре убили. Весь бизнес, состоящий из предприятий и магазинов, достался смышленому мужу дочери покойного. К нему обращались за поддержкой и настоятели возрождающихся храмов, и директора детских домов, и руководители больниц, домов престарелых, и частные люди. Николай всем старался помочь. Из-за этого многие его коллеги по бизнесу предрекали предпринимателю разорение, но Господь устраивал так, что дела у него все улучшались.
Он однажды узнал от матери, что его бывший сосед Максим, с которым провел детство и юность, женился, имеет троих детей и очень бедствует, живет крайне нищенски. Николай передал ему через сотрудников, которые отправлялись в командировку  на Украину, большую сумму денег. Только просил не говорить, от кого этот дар. Он посещал храм Божий, искренне верил в Господа и помнил истину, что Бог и так все видит и за «тайное воздаст явно», что главное – это похвала и награда в Царстве Божьем.
Николай из окна своего шикарного офиса, который находился на десятом этаже, смотрел на столичный Кремль и ему в очередной раз было неловко, что, мол, взобрался на такую высоту в прямом и переносном смысле… На его столе лежал билет на поезд «Москва-Львов». Даже секретарь, доставившая билеты, недоумевала: почему не на самолете отправляется шеф в соседнюю страну, а на поезде. Но у Николая были на это свои мотивы. Он хотел на отчую землю приехать на том же виде транспорта, на котором ее покидал. Даже одежду богатый предприниматель подобрал ту, в которой чаще всего выезжал на природу. Мол, пусть в нем видят не олигарха, а того же прежнего Кольку с такой естественной тогда и такой парадоксальной теперь фамилией «Голодранко».
Когда Николай прибыл в Тернополь, то даже отмахнулся от назойливых таксистов – отправился дальше на полупустом автобусе. Через какой-то час молодой человек выходил из его салона в центре родного села.
Село походило на сплошной зеленый сад, из которого кое-где выглядывали крыши хат. Николай, с интересом осматриваясь, шел знакомой улицей. Как много изменилось за десять лет. На месте его бывшей глиняной хаты стоял новый дом, построенный из красного кирпича. У Николая навернулись слезы. «Даже следа не осталось…» – подумал он. А рядом на месте старой мазанки возвышался… особняк Максима. Даже хлев выглядел чуть ли не дворцом. Двор был выложен бетонными плитами. Отдельно красовался кирпичный гараж, а в нем белела, а точнее сверкала, новая «Лада» девятой модели. «Слава Богу, деньги использовал по назначению», – радовался приезжий, что смог помочь бывшему соседу, с которым, как с братом, провел лучшие беззаботные годы. В таких приятных размышлениях Николай подходил к металлической двери огромного дома. Максим через окно увидел пришельца и вышел на улицу.
– Здравствуй, Коля! – сказал Максим так, будто только вчера расстался с эмигрантом.
На нем был дорогой, весь украшенный изображениями долларов, халат. Николай поспешил ему навстречу.
– Максим, здравствуй, наконец я приехал к тебе, братишка… – еле молвил он от волнения и обнял своего самого дорогого ему на родной земле человека.
– Да ладно тебе, обойдемся без нежностей телячьих, – освобождаясь от объятий гостя, произнес с равнодушием хозяин.
– У тебя, я вижу, все прекрасно, в достатке живешь, – продолжал радоваться за него Николай.
– У меня все о-кей, – сухо проговорил Максим. – А ты, – он ухмыльнулся, – судя по одежде и старой сумке, как был «голодранком», так и остался им. Ну ладно… Сегодня вечером приходи. Найду бутылку самогона, угощу тебя колбасой. Ты, поди, не знаешь, что это такое… В общем, посидим немножко, поговорим. А сейчас извини, мне некогда. В хате жена молодая, то да се…
Зашаталась земля под ногами Николая. Что-то сжалось больно в груди. «Как?..» – стоя перед закрывшейся дверью, задавал себе вопрос молодой человек. Он не мог поверить в реальность происходящего. Николай даже не знал, куда отправиться. Ведь он добирался именно к Максиму и рассчитывал, что тот его радушно встретит, как родного. А тут… Николай медленно со вздохом повернулся и пошел куда глаза глядят, ничего и никого не замечая.
– Коля!.. Неужели это ты! – вдруг услышал он знакомый голос.
У разукрашенной национальными узорами хаты с добротными пристройками стоял молодой человек с ключами в руках, видимо от находящейся рядом «Газели». Это был его одноклассник Григорий. Он уронил наземь ключи и бросился навстречу Николаю. Обнял его и долго не отпускал, даже прослезился. Затем Григорий отошел в сторонку, чтобы лучше разглядеть после долгой разлуки школьного приятеля.
– А ты такой же, почти не изменился, – сказал он. – Ты… ты… куда, откуда?..
– Да, я, я заходил к Максиму… – только и смог прошептать растроганный Николай…
– Тогда все понятно. Он был нормальным человеком, пока ему манна не упала с неба – какие-то люди неизвестно от кого передали огромную сумму денег. После этого Максима будто подменили. Он уподобился старухе из сказки о золотой рыбке. Сосед чуть ли не дворцы выстроил, новую машину купил. Он не замечает друзей, расхаживает с поднятой головой, даже походка и та у него изменилась – панской стала. Да Бог с ним. Идем в хату… идем ко мне…
– Так ведь ты куда-то собирался…
– Пустяки... Я занимаюсь коммерцией. У меня три магазина. Один в нашем селе, два других – в соседнем поселке. Нет времени даже отдохнуть. Но сегодня, друг, я объявляю себе выходной. Сейчас позвоню Ваньке, помощнику своему, и он все сделает. Идем, идем… Ты с дальней дороги, проголодался, устал.
Григорий взял у Николая сумку и повел его в хату. Там гостя встретила приветливая супруга хозяина. Она быстро накрыла на стол. Даже в Москве не всегда так угощался Николай. Самые лучшие напитки, блюда аппетитно пестрели на белоснежной скатерти. Долго, почти до полуночи, вспоминали одноклассники свое детство и юность. А если речь заходила о работе, то Николай о ней говорил вскользь, называя себя сварщиком одного из столичных заводов. Гостеприимные хозяева отвели для отдыха бывшему односельчанину лучшую комнату.
Николай засыпал и благодарил Бога, что его приютили добрые, близкие люди. Однако, как он ни отгонял от себя плохие мысли, они все равно его осаждали и возвращали к встрече с Максимом. Ведь вместе с ним рос, ходил в школу, делил и радость, и горе. Так и уснул…
Григорий же, отправив Николая на ночлег, снял со стула его пиджак, чтобы повесить в шкаф. Вдруг из нагрудного кармана выпала золотистая визитка. Хозяин хаты ее поднял, невольно прочитал и оторопел.
«Генеральный директор… Председатель компании…» и целый ряд других высоких должностей и достоинств было указано в документе, который принадлежал Николаю Васильевичу Голодранко. «Это же он деньги передал Максиму», – догадался Григорий. Но ничего не стал предпринимать, решив, что пусть все идет своим чередом, что все-таки утро вечера мудренее. Он вернул визитку на место и на цыпочках направился в спальню.
Вместо будильника Николая разбудил петух. Приятным эхом из сельского прошлого прозвучал его крик. Молодой человек поднялся… Вскоре Григорий с супругой угощали его завтраком и просили остаться еще на несколько дней. Но Николай не хотел злоупотреблять гостеприимством, да и дела важные ждали бизнесмена в Москве. Он поел и собрался в дорогу. Григорий проводил его к автобусу. Когда «ПАЗик» тронулся с места, у Григория задрожали губы и в глазах засверкали слезинки, отражая первые рассветные лучики солнца. Он, поникший, возвращался домой и увидел на улице Максима.
– Максим! – с печалью окликнул Григорий соседа. – У меня ночевал Коля. Я случайно увидел его визитку. Он, короче, в России очень авторитетный предприниматель.  Он наверняка баснословно богат. Я уверен, что это Коля тогда тебе деньги передал. Давай быстро за ним… поблагодари хотя бы!..
Максима прошиб холодный пот. Он бросился к гаражу, завел машину и устремился за автобусом. Далеко в поле Максим обогнал и остановил «ПАЗик». Он вскочил в салон и подступил к Николаю.
– Коля, это ты, друг, мне деньги передал? – спросил он взволновано.
– Нет… ты что, откуда у меня… – молвил Николай. – Я как был, так и остался «голодранком». Нет… нет…
– Так что, я напрасно тебя догонял? Впустую литра два бензина сжег…
Он во гневе, проклиная «вруна» Григория, направился к машине, и «Лада» тут же, подчиняясь водителю, нервно сорвалась с места. Николай уткнулся в окно, смотрел вслед Максиму и сквозь туман слез видел навсегда удалившегося от него друга детства и юности…
2010 г.


Рецензии
Напоминает хорошую, добротную сказку. Спасибо!

Александр Разенков   20.11.2018 14:42     Заявить о нарушении
На это произведение написано 7 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.