13. Иисус - тяжёлый труд

Иисус – тяжёлый труд.

1

И заглянул Отец Сыну в глаза.
И вспыхнули лампады чьи-то молений на линии горизонта.
И вознёсся Иисус над миром миров, - забытых и недавно открытых.

И во имя человеческое, - пробудил дух святой в сердце Христа – второе дыхание.
И братья белых коней, - указали страннику дорогу к святым берегам земным.

И понял посланник вечности.
В радостном причастии – участь земного дома.
А в крыльях рассвета – его содержание.

Ибо уснул звонарь, - возвещавший о Конце Света.
И проснулись колокола Звенигорода, - цветением яблоневых садов.
И время Преображения восстало из забытья, - спустя тысячелетия.
И явились миру человеческому богини прозрения.
Поведали богини о великом подвиге Христа-искупителя.
Рассказали о церкви Православия.

И вознёсся Жар над Горой.
И развернулась над землей скатерть приливов и отливов – убеждений лазурных.
И сравнялся пульс Великой Степи с дыханием вечности.

И взоры травы, - обращённые к звезде Поклонной, - нашли согласие в вере.
И озолотились дороги земные колосьями хлеба насущного.
И в Час духовной бдительности, - произнёс Отец слова непроизносимые.

Плывут по небу караваны птиц перелётных – притчи русские.
Долетев до земли, - капли млечной воды растворяются в главах русской Повести – свет солнечный.

Сны Верховника, - разлитые апостолами по тарелкам городских площадей, - напоминают людям верующим, - о Втором пришествии Христа.

Поразительны мысли, - назначенные первооткрывателям новой земли человеческой.
Даже в звуках скромной волынки переместились понятия.
Даже в колыбельных песнях православных церквей, - слышны голоса учителей Шамбалы.
 
Потому что пришёл этому миру – Час осознания.

И источник земного влияния – ворох прошлых побед – покаялся перед человечеством за самонадеянность.
И Час объективного времени, - встретив Христа на ступенях храма Огненных ног, - совпал с воскрешением икон забвения.

И отстранился Иисус от таинства причастия в храме Иерусалимском.
Он и братьям звёздного часа посоветовал, - собирать урожай цветения в Саду русских причин.

Растёт ли камень, - оживает ли память – всё мера света, - всё проявления Верховной воли.
Ибо начинания Благого – почитаемы Благим.

А скороспелые движения еврейской Повести – опасны по определению.

Наверное, по этой причине, - не стал Иисус противоречить указаниям учителей Шамбалы: вошёл в течение русла великой Реки, - именуемой дорогой Православия.
И подхватил его духовный Поток, - и перенёс к Вратам земным – на главную площадь Таллинна.

Но возразил Сын Отцу.
Не оставляй меня здесь – в краю убогом, среди убогих людей.
Я пойду за тобой.
Дойду до середины океана, - и вновь превращусь в сон вечности.
Ибо нет мне пищи во времени Успения.

Только не стал препираться Верховник с Сыном: просто отделил глагол живой словесности – от времени успения.
И разбилась старославянская песня о берег морской – слишком протяжна.
И родилась новая песня – аллилуйя.

И спросил Иисус у своего сознания, - в полной мере оценив великую силу Преображения.
Ответь, - кто царь в голове моей?
Ты или крест покаяния?

Я – твоя родина-Мать, - детство твоё, - твоя Голгофа, - и воскресение.

Хватит отягощать белый День требованиями ущербной памяти.
Позади тысячи и сотни тысяч прожитых лет, - и все они заглядывают в судьбу своих будущих жизней.
Прощёных жизней.

Ответило сознание и ушло, - оставив человеку истину детства земли – в назидание.
А затем Лето пришло, - и потребовало от человека, - чтобы взял он с собой в попутчики середину Дня, - наделённую таинством целительства.

И принял Иисус наследие земного времени, - с благодарностью.
Отказался от вчерашних символов жизни – чтобы другие найти.
Отказался – чтобы найти.
И вновь уйти.

2.

Ведут духоладцы учёт прощёным Дням.
И ангелы Света не дремлют в безразличии: собирают символы человечности по всей земле в туеса берёзовые.
Пополняют словарь Единого Разума именами русскими, - чтобы могли люди общаться между собой на языке сердечности.

Много дивных и могучих деревьев сложено было на алтарь Словесности.
И пришёл День, - и огонь Первоисточника воссиял над морем человеческим Двойной звездой – Россией-Шамбалой.

Но Млечная река требует от людей Заутрени не расхолаживаться. 
Положите на священный алтарь Преображения – мудрость и своеобразие всего народа русского.
Сердечным участием поддержите огонь в храме Единого.
Станьте, наконец, - человеками.

Даже взгляд молодца, - спотыкающийся на каждой обворожительной девичьей фигурке, - положите на алтарь.
Чтобы в походке беспечного Дня непременно отыскал бы человек любознательный, - призыв к духовному подвигу.

Просто возвестила Млечная звонница в Господни трубы, - о Празднике.
И вознесли ангелы духовную плоть русской Повести, - над Тем, о Чём идёт речь.
И увидел художник во сне Белое Облако – ковчег Господа.

И взошло Слово Сущее на порог его дома.
И крепкое рукопожатие Друга, - привело человека в чувство реальности.
И перестал блуждать в сомнениях художник, - переступив порог молитвы утренней.

Ибо Час озарения пришёл.
Ибо причалила к берегу вдохновения, - ладья слова русского.
И замер художник перед судьбой дарованной – не спешит делать движения резкие.

Ждёт человек, когда предстоящий путь освободит его от притяжения обратного времени.
Прежде чем переступить порог Незримого Дома, - должен странник земной очиститься от больной памяти дорог исхоженных.
Никто из пилигримов времени не смеет будить перепуганной совестью солнечные города Шамбалы.

Шамбала – это не рай.
Это обычная жизнь, - но других людей.
Натянут над бездной космической канат осознания.
Равновесие ума и сердца – путь Искомый.

Значит и художнику пришла пора, - обрести равновесие.
Принял человек, - во имя миров дальних и людей близких, -  судьбу новую из рук Бога – со смирением.
Чтобы во имя близкого мира и дальних людей, - каждый смог забрать имя Христа, - и вознести над Голгофой символ своего избавления.

Просто открылся купол хлебного Колоса просьбам человека, - родившего жену в самом себе.
И солнце за линией горизонта поднялось на вершину Любви, - и слово русское приветствовало святое имя Бога.
И художник едва удержал в груди, - радостное биение пульса земли – ни капельки не расплескал из половодий мечтаний русской Повести.

И звуки морского органа перекрыли крики возбуждённых чаек.
И выяснил странник земной отношения с ангелами повеления – с готовностью принял новое назначение от Иерархов Шамбалы.
И ожили нотки восторга в душе пилигримов времени.
И даже самые отдалённые уголки солнечных глав русской Повести, - наполнились вторым дыханием.
Так духу святому угодно.

Несказанно рад художник такому происшествию, - только почему-то не решается назвать судьбу новорождённую собственным именем.
Всё ещё топчется мысль городского изгоя в пределах искупительной памяти, - тогда как перенастроить дыхание, - требует слово русское.

Подладиться под самопонятную задумчивость горных перевалов Красной горы – оказалось непросто.
Не хватает решимости земному страннику – с прошлым порвать.

Сколько нужно ждать, пока крона дерева-Дня не откликнется на уставшую мысль человека? - пока не заговорит с ним судьба на молчаливом наречии Шамбалы?

Но пришёл Срок.
И налились озёра небесные сочной листвой.
И вздохнуло Белое Облако за спиной путника, - и глубоким молчанием отозвалось эхо в горных вершинах.
И стронулись подковки перистых облаков с насиженного места.
И устремился походник вслед за судьбой.

И символы, - определяющие суть вещей и явлений красной Горы, - отреклись от участи кармы-блудницы.
И назвалась середина Дня – красной девицей.
Видимо, Час пришёл, - назвать художнику спутницу жизни по имени.

И Кузнец-родоначальник, - не скрывая радости, - расписал врата русской Повести – словами-знаками.
И синие птицы украсили желанные двери Женщины цветами молодости – подношениями сердечными.

И неопределенным колесом Сансары, - вкатился на площадь Распятия, - немой вскрик Истории.
И обнаружил себя художник посреди Дня – в Таллинне.

И записал хроникёр-Лука в Толстый журнал.
Сострадание к людям площади, - это всего лишь жалость к самому себе – приговорённому к испытанию обратным временем.

Однако, хватит толочь воду в ступе.
Надо свою линию гнуть – по душе, по совести.
Ибо усердие простака – бьётся без толку о стены иллюзий.
Ибо камень рушит камень, - воздвигая из осколков пирамиду Затмения.

Короче, - сколько верёвочка не вьётся, - а каждому свой конец найдётся.
Говорят люди русские.

Так и не смог художник интегрировать в формат эстонского времени, - потому и сбежал от неправды этого мира в край душевный.
Чтобы сердце не сорвать от постоянной нестерпимой боли за поруганный русский мир, - ушёл художник с головой в работу.
Скрылся в горной стране – в священных текстах русской Повести.

Сначала на святые дни наладился походник убегать в горы, - но с годами, рабочий ритм самопознающего духа, перенастроил его дыхание окончательно.

Да, горы спасают даже от самого себя, - что говорить о произволе аборигенов страстной недели.
В горах открывается другое дыхание: всё мелкое, ничтожное остаётся там – внизу.

С непривычки горный воздух Шамбалы грудь рвёт.
Здесь, на верховьях земных, другой масштаб восприятия реальности: горные массивы, звёздное небо, выворачивающий душу рёв водопадов и рек…

Большей частью в горы художник ходит один, - с горами и делит неописуемые мгновения восторга и ужаса.
Гибельные моменты во время переходов, приучили оценивать ситуацию враз: зреть в корень, как учил классик, - и мгновенно принимать решение.

Оружие для самозащиты художник с собой не брал: полагался на везение.
Поэтому мог стать лёгкой добычей и стаи волков, и медведя шалого, и снежного барса, и даже горных орлов, - пикирующих, что тебе фашистские «мессеры», на беззащитную фигуру путника, - пытаясь ударом крыла сбросить жертву в пропасть.
Про змей – лучше не поминать.

Каждый раз засыпая, старался походник скорее провалиться в сон, - пока не успели прогореть смоляные коренья травы.
Ибо только этот запах и может отпугнуть ночное зверьё: предположительно есть час, чтобы уснуть, - пока тлеет костёр.
А если всё-таки задерёт медведь во сне – не успеешь и ахнуть.

Хотя, - не приходит смерть нежданно-негаданно, - гремит она своими погремушками заранее.
Кто слышать умеет – тот обойдёт.
И Стрелец всегда начеку: звуки его охотничьих пищалок отгоняют беззастенчивых хищников.
Есть на кого положиться.

Словом, оказавшись в горах, забывает художник, - когда на час, когда на сутки, а иногда и на месяц-другой о смердящем ненавистью эстонском времени.
Перестраиваясь на ритм жизни Высокогорной страны – он дышит русским воздухом.

Да, вышло так: слился художник с духом русской Повести – перестал ублажать себя одиночеством.
И сошли на берег земной послы Шамбалы.
Оставив корзины с разными вкусностями в местах намоленных, - возвращаются назад братья духовные.

Набегают волны последствий на континент прощёного времени.
Уходят назад – морские главы русской Повести.
Взамен – ничего не требуя.

Прочь, - прочь телодвижения резкие – краток миг погружения в состояние волнения-покоя Шамбалы.
Художник чтит эти мгновения.

Каждый человек, если, конечно, мозг его не поражён суицидальным вирусом, - старается жить там, где вольно душе, - где дышится легко и радостно.
Поэтому можно понять, почему художник всё чаще уходит в горы, - почему мысль его, об окончательном переселении в верховодье русской Повести, - стала путеводной звездой.

Восстают судьбы человеческие даже во сне, - получив от незримых посланцев дары духовные.
Взбираются одарённые люди на необходимую ступень  Понимания – скромно дивятся своему назначению.
И Вратник небесный – зоркий Стрелец – не устаёт удивляться переселенцам духа, - восходящим на вершину Горы.

Отделяет Стрелец мечом разделяющим время уже несуществующее, - от сказаний Белого Лотоса.
Он и художника попросил сменить белый пояс на орбиту новую.
Не оскверняй дыхание своё перебранкой с птицами осеннего помешательства – взбирайся по вещим ресницам русской Повести на вершину Дня.
Вот цель верная.
Оставь время эстонское – своим пожирателям.

И всем, - кому тесно в параметрах мёртвого времени, - рекомендует Вратник небесный, - учиться дышать воздухом Шамбалы.
Чтобы Час испытательный, - опоясанный строгим наказом, - прошёл сквозь Врата-радугу в дыхание церкви Православия.
Чтобы красный миг уходящей зари в отражении вечери, - не казался таким относительным.

И Верховник не остался равнодушным к перемещениям художника во времени.
Ищи удивленье святое в главах-ущельях русской Повести.
Посоветовал Могучий походнику.
Ищи свободу, - но не отравленную суеверными страхами аборигенов-горцев – кавказцев, памирцев, гималайцев…

Кто услышал призыв утренних колоколов Александра Невского храма, - сделал правильный вывод.
Тянутся караваны перелётных птиц в сторону заповеданную, - ориентируясь на молодое солнце России.
Есть направление дороги последствий художника.

Ибо жизнь путника – учтива заслугами духа.
Ибо символы духа, - формируют походку горных странников.

Однако игра, - даже целиком поглотившая, - никогда не станет судьбой – тем более суженной.
Вот почему расстался художник с прежней кармической женщиной – преодолел первую заповедь молчания.
А преодолев невыдуманный кармический перевал, - восславил походник Бога молитвой.
Молодец.

3.

Современная песня слышна Богу современному.
А на каждую молитву сердечную, - есть молитва ответная.

И нет таких печалей, которые не смогли бы развести ангелы повеления.
Нет такой беды, - которую не смогли бы уничтожить в зародыше братья космические, - опережающие людей русской Повести на пути восхождения, - где на шаг, где на год, где на столетия, а где и на многие тысячелетия.

Но карма вчерашнего Дня, - тоже имеет своих покровителей.
Безвозвратно погружены в магическую трясину сновидений змея-каина люди лунного – иудейского времени.
Заполнен до предела берег земной людьми вчерашними.
Значит, большой стирки не миновать.

Все, кто хочет спастись, - ищут судьбы согласия.
Но по закону жизни, не допускаются люди к деревьям своей судьбы, - чтобы не навредить биополю земли.
Поэтому на свой страх и риск, - переселяют ангелы путников воли, которых ещё можно спасти, - в дома островерхих пагод.
Помогают людям спасатели на другом уровне жизни, - найти слова согласия.

Ибо сущность человекодуха заключена в Слове Сущего – в целенаправленном действии.
Ибо слушающий Бога – прекращает бессмысленный спор.

И никому дела нет, куда уходят люди-слова ненужные, - покинув дома сновидений опрометчивых.

Живите в новой реальности, вольники.
Просят ангелы.

Уяснили?
А теперь и помолчать не грех – претворить слова в камни драгоценные.
Чтобы позаботились чуткие души о духовном теле слова русского – подготовили плацдарм для новых создателей сути.

И отдалились от дорог прежних значений прииски славянских былин
И города солнечной веры – вещие главы русской Повести – сошли на дороги земные.
И машина времён соизмерила отношения будущих вех и открытий людей солнечной чакры.

И назвал Бог сошествие русской Повести на просторы Великой Степи – Вторым пришествием.
И назвал Бог своё участие в русских делах – русской Идеей.
И гимн вечности воспел озарённому времени – аллилуйя.

И увидели люди Великое Покрывало Богини – плащаницу Преображения.
Возрадовались.
Ибо одежда русских городов, приготовленная Господом для предстоящей жизни, - пришлась в самую пору жителям Шамбалы.
Ибо отголосок вечного времени, - оставил след в каждой главе русской Повести.

И проросла в душе Матери Мира ветвь голубого Сада – наречие русское.
И призналась Мать в любви Господу.
И ознаменовал Верховник, - сошествие глав жизнелюбивых последствий на просторы Великой Степи – праздником Сретения.

И золотая нить Андромеды взвилась стрелой, - указывая вольникам необходимое направление мысли.

Но ощетинилось против воли Господа время обратное – крутой волной.
И колесо Сансары, - оседлав волну прибойную, - выкатилось на главную площадь Таллинна.
И кружева ветхозаветные, - не страшась воздаяния, - сплелись в орнамент однозначного действия.

И произнёс Иисус слова согласия.
И на молитву Сына человеческого, - отворились Ворота старого Города.
И Таллинн учтиво приветствовал странника.
Проходи, Иисус русского слова.
Город испытаний кармических – рад твоему пришествию.
Мир этому пониманию.

И люди площади как будто ожили во сне каина.
И предъявили счёт серые человечки – слову русскому.

И лунный змей просканировал площадной народишко взглядом проницательным.
А ну, - распни Христа!
Потребовал от Тётки-толпы – злодеяния.

Распни слово русское!
И пребудет островам Затмения.
И будет наше каиново покровительство – Старому Свету.

И дух Незавершённой войны тоже потребовал расправы жестокой над непокорным славянским народом – над русской мечтой – над вдохновением Шамбалы.

Надо извести церковь Православия.
Надо покончить, наконец, - с инакомыслием.

И вчерашнее человечество, -  повинуясь змею-каину, - приветственно вскинуло руки к жёлтой луне.
И Камень западной веры – Пётр веры седой – сделал вид непонимающий.

А затем и вовсе исчез в ночи удручённый Пётр, - чтобы вновь, - как две тысячи лет назад, - не оказаться свидетелем расправы одержимой толпы над Учителем
И повис на плечах Матери чёрный платок.

Ибо Тётке-толпе на роду прописано – злодеяние.
Её магнит – оранжереи иллюзий.
Её жрецы – громоздкие крылья Хаоса.

Ну и пусть себе.
Обозначил Пётр своё отношение к площадной толпе.
Мне дела нет.

Просто отстранился Пётр веры седой, - от безумия вчерашнего человечества.
Церковь западной веры – руки умыла.

4.

Однако путь соглашательства – это слёзы Матери.
Как бы не пришлось человечеству платить высокой ценой, - за отстранённость западной церкви от паствы своей.
Нежелание церковников нести ответственность перед Богом за умопомрачение площадной толпы, - чревато суровым наказанием.

Но простил Иисус своё вчерашнее ученичество – простил Петра за малодушие.
Даже, наоборот: у  Камня западной веры – прощения попросил.

А всё равно: не нашёл должного отклика в сердце Тётки-толпы.
Потому что не пожелал, - как в былое время, -  увязнуть в карме площадного человечества.
Поскольку Церковь веры седой, - без зазрения совести, - служит себе, - а не Богу.

Просто замкнулся Иисус в суровом молчании. 
Забылся в тихой молитве, - будто уснул на бегу.

И случилось знамение.
И дети нового человечества откликнулись на молчание Христа.
Узнай о своем втором рождении, - церковь православная.
Попросили дети, - сосредоточиться в духе слово русское.

Восстань из сна, Иисус зрелости, - чтобы весь мир человеческий, - не делясь на Восток и Запад, - принял на веру откровения церкви Единого.
Чтобы склонили люди середину перед Словом Сущего – перед православием.

Но выскочили на берег безумные рыбы, - узнав о перемещении Бога во времени.
И вышел Пётр, - в числе других апостолов, - из прибойной волны городской, - чтобы услышать молчание Учителя.

Пётр – Камень западной веры.
Церковь Петра – Голгофа сознания.

Ещё в прошлой Истории сошло на землю Затмение.
И церковь Христова разделилась сама в себе.
Камень веры седой – символ западной церкви.
Сад причины утренней – символ церкви православия.

Терзаются листья календаря отрывного о глухую стену Затмения – терзаются раздумья Петра о скалистое лицемерие Запада.

В чём сила твоя – День убывающий?
От кого прячешь увядший лик свой – Евроамерика?
Сокрушается Пётр веры седой.

Но молчаливый возглас Иисуса озадачил ученика нерадивого.
Зачем ты стучишь в ворота старого Города?
Услышал Пётр голос Учителя.

Какой тебе прок во времени обратного действия?
С кем говорит твоё сердце, - глупый Пётр?

Забудь о назначении Стены, - воздвигнутой когда-то иудейскими старцами.
Иссякло время Старотерпия.

Не ищи оправдание Дню вчерашнему.
Меркнут имена Учителей прошлых миров, - по мере угасания костров на небе вчерашнем.
Тяжесть прожитого – хранилище иудейской памяти, - но и всё. 

По ощущениям утренним, воссоздай направление пути – картину ещё только предстоящих событий.
Рассветы и закаты совсем других последствий рифмуют главы городов Заутрени.

Не ищи правду там, - где время застойное – в судьях у площадного разума.

Неужели не уяснил: воля одержимой толпы, - это и есть суд правый?
Готов ли ты, доверчивый Пётр, заглянуть в глаза этой правде – правде судей гаагских?
Не прикинешься ли шутом, - как обычно? 

Не убоишься вдохновенного взгляда просвещённой толпы, - отыскивающей, кого бы пригвоздить к кресту её чести и совести?
Что скажешь, Пётр?

Не спеши, друг, с ответом.
Одно лишь движение души не знает иллюзий, - один лишь мешок менестреля – реальность.
 
У новорождённого Древа корни другие.
Найдёшь ли силы, - обрубить свои старые корни?

Встряхнись и вспомни: на блуждания в Лабиринте лицемерия не осталось времени.
Восстань над Бездной.

Вглядись в лик зовущего Дня.
Подаёт тебе знаки приветствия – церковь православная.

Смывает дождь-пророк с жертвенных пирамид Запада макияж, - и за то спасибо ангелам повеления.
Ибо из солнечных заветов Шамбалы, - организуется пространство обозримого времени.
Ибо превращение из рыбы в птицу – необходимое знание.

Убеждает Иисус Петра, - уступить жизненные права ветрам Приближения.
Дай тебе Бог, - найти своё место в мире слова русского – в православии.
Радость желанная – дорога церкви Единого.

Исчерпав запас нужных слов, - вышел Иисус из учеников своих, - чтобы войти в себя – Преображённого.
Чтобы освободить Путь, Суть и Соль православного человечества.

Попросил Отца, - о здравии новой земной колыбели – о приисках спасительной веры.
Желая хоть на чуть-чуть приостановить угасание Старого Света, - склонился Иисус над постелью больных: просит тех, кому ещё помочь можно – прозреть.

Для наглядности, - наделил слух слепого – особой чувствительностью.
И озарился разум того, - и сознание слепца стало всевидящим.
Кто услышать захотел – прозрел.

Ибо в каждой отдельной судьбе должно состояться Второе Пришествие.

И свободу в душе поселить можно.
Было бы желание.
Уверяет Учитель людей.

И многие, приложив к ноге подорожник, - стали лечиться травами.
Некоторые превзошли сами себя: отказавшись от пищи остропряной, - усмиряют нрав безоговорочным воздержанием.
Кое-кто даже перестал совмещать хлеб с водой.

Лечатся люди прогреванием ума, - заговаривают зубы и песни постными днями.
Перед тем, - как переступить порог новой обители Бога, - чистятся словом.

Только нельзя избавиться от того, - чего у тебя нет.
Как не прибрать к рукам, - что не тебе отпущено.

Поэтому люди, отстаивающие право на собственное убеждение, - глубже других увязают в трясине подтверждений.
Поскольку личный опыт – бег по кругу.

Слушает Пётр всхлипы городского прибоя – человеческого.
Не слышит мелодии небесной, - преданный глупости Пётр.
Устал Пётр безмерно от веры, - проживающей в каждом дне очумелой недели.
Тягомотно, - но жить можно, - хотя мимо, мимо.

Да, - мода нынче на американщину.
Ибо желание самоубийцы-Запада – вначале.
Ибо змей-искуситель правит бал в умах и сердцах площадного человечества.

Но выход есть.
Проникся Пётр молчанием Христа.
Отступился от стены Забвения.
И мысль необходимого Действия – реальность высочайшей пробы – сошла в глубины моря человеческого.
Растворилась в сознании людей вещим сном.
Чтобы все смогли отличить волчью ягоду от манны небесной.

Без предисловия, - находит дорогу в сердца людей, - молитва Праведного.
Потому что есть помощь – просящим.

Вопреки стараниям чернокнижников, - искажающим облик Истории, - освещают берег земной лампады молений святых угодников.
Проникается Сад совести новорожденным сознанием.

Упорен Иисус слова русского.
Людям, одарённым сердечностью, - помогает на ноги встать.
Сдвигает камни омертвелой горы – высвобождает судьбы человеческие в плащаницу Заутрени.

Путь православия – оздоровление человечества.
Им наделён каждый избранник Пречистого Слова.

Узри и ты, прохожий, своего пророка в потоке прощёных дней.
Ибо твоё спасение в Природе, - величие которой измеримо глубиной духовной.

Шаг, ещё шаг.
Впереди указующий знак – Гора красная.

5.

И одно десятилетие – сменило другое.
И тысячелетие сменило тысячелетие.
И от напряжения небывалого, - небо шатнулось из стороны в сторону.
И за край чёрного леса упал метеорит.

И восстал вчерашний мир против молодого солнца России – стена Затмения.
И человек Заутрени, - памятуя о подвигах духовного воинства, - вышел на поединок со своей старостью – со старостью мира.

Стоят друг против друга.
Иисус русского слова – стена чёрная.

Что ж, поединок между совестью Христа современного, - и страхом вчерашнего человечества – назревал давно.
Потому и свела дуэлянтов в Час назначенный палица Бога.

Разъярён мир западный.
Нет прощения – русской вольнице.

По обе стороны Меча разделяющего возвышается Голгофа мысли и смерти.
Выбор – всё тот же.
Так исстари повелось.

Сколько лет длится поединок?
А сколько помнит себя русский мир.
Из века в век бьётся русское воинство с объединёнными силами западных стран.

Вот и в новейшей Истории, - сплелись в водовороте событий коварные ветры Запада и крылья утренней звонницы.
И не может быть победителя в танце растревоженной памяти.

Ибо племя каиново – вирус устойчивый.
А русский дух – велик одеянием солнечным.

Однако не стал искать себе выгоду Иисус: вышел на бой с чёрной стеной, - обретающей иногда облик человеческий.

Не отвёл Иисус взгляд от чёрного человека.
И вонзились стрелы совести в память Христа, - проницательными свидетелями двух причин: благожелательности и невежества.

И палач, карающий смертью, - сверил жизнь Сына русского в отношении двух сил.
И узнали люди о дороге сердечного значения – о дороге Ивана.
О Доме русского слова узнали – о ноосфере Словение.

И ещё яростнее обрушились волны прибойные на берег Заутрени.
И беспощадные стихии Пирамиды Течений Перевёрнутых, - сгруппировались в стену человеческого отчуждения.

И дух Незавершённой войны заглянул Иисусу в глаза, - и тень Апокалипсиса нависла над русской мечтой.
И ужас сковал сознание слова русского, - оторопевшего перед ненавистью вчерашнего человечества.
И отступил Иисус от чёрной стены, - не выдержав противостояния.

Что делать?
Скорее назад. Прочь.
Холодит отчаянная мысль разум Христа. 

Но перекрыл путь к отступлению чёрный человек.
Прикидываясь благодетелем, - вдохнул король потустороннего значения в полуоткрытый от удивления рот Христа дух смертящий – жуть.

Тут же выдохнул с отвращением из себя зловонный дух мёртвого времени Иисус.
От омерзения стынет разум.
Спину ломит.
Ноги теряют опору.

Взгляд безразличных глаз источает тоску.
Тяжко.

Ну и что с того.
Подумаешь, - уготовано русской долюшке такое Событие.
А верующим во Христа распятого – раскаяние и смирение уготовано.
Думает Пётр, - почёсывая правой рукой левое ухо.

И не надо менять правила жизни – то не нашего ума дело.
Сам себя успокоил апостол Старозакония.
Пусть король мёртвого времени, - почивает на лаврах свой исключительности.

Но знает Иисус: нет правды у американщины.
Нет у вчерашнего Дня – продолжения.

Окружена Россия плотным кольцом черносотенцев.
Возглавляет чёрную сотню – американщина.
Вожак островов Успения безжалостен: из ушей и рта стервятника серный дым валит.

Похоже, нет спасу от смрадного дыхания американщины.
Выдыхает Иисус из себя, - подслащённый дух «миротворцев» натовских.
Отбивается из последних сил от наседающего короля антимира, - обещающего все прелести мёртвого времени, - взамен на полную и безоговорочную капитуляцию.

Победные реляции стратегов натовских – лучший аргумент в дипломатических переговорах с  Россией.
А ведь показная отвага всегда означает – предсмертье.
Об этом не мешало бы знать прислужникам Пирамиды Течений Перевёрнутых.

Кажется, вот-вот поглотит стена чёрная мечту Шамбалы.

Затаилось сердце России – тихий час.
Ещё глубже погрузился Иисус в медитацию.

И приснилось ему солнце в зените.
И Сад, - в глубине которого стоит Дом Единого.

И понял Иисус, - всем, кто принимает участие в строительстве Дома – необходимо дождаться прихода Имени лучезарного.
Ибо жизнь в божественном Имени – человек Заутрени.
Ибо мечта светлая – дар Всевышнего.

Ну а пока, - надо трудиться.
Надо выстоять – нельзя капитулировать перед волей американщины.

Замер мир человеческий в ожидании.
Всем интересно: передышит Иисус нелюбовь вчерашнего человечества к миру русскому.
Или американщина возьмёт верх.
Тяжёлый труд – на выживание.

Выдыхает Иисус из себя смердящий дух чёрной стены, - в надежде на высшую справедливость.
Дожидается, - когда из рукавов Господа сойдут на землю дожди молитвенные.
Но тьма человеческая опережает сердечный порыв русской мечты – на дыхание.

На чашах весов космических, - замерли в ожидании участи – две Истины.
А всё равно: право выбора – за человечеством.

Ходит палач взад-вперёд по эстрадной трибуне: острит комбинацию чисел, - предусмотренных временем искупления в отношении двух сил.
Вглядываются обыватели в телевизионные ящики: глаз не прячут от совести, - спрятавшей лицо под колпаком серым.

Только нет желания у людей площади признать Слово Христа – знамением Шамбалы.
На последнем издыхании, - выдохнул Иисус из себя ещё один сон змея-каина.
Всё – кранты.
Обречённо подумал

Больше нет сил, - выдыхать из сердечных глубин мёртвое время.
Неужели исключительность американщины – неодолима?
Неужели одолел Россию мир вчерашний?

И в тот момент, - когда Иисус в отчаянии готов был признать поражение, - прервал Отец бессмысленный танец.

И грянул гром среди ясного Дня.
И молвил Господь.
Не бойся смерти, Сынок – она сама боится тебя.

Ибо блаженны, - принявшие карму человеческую.
Но блаженны в веках, - узревшие Царство Небесное, - а в смерть не вступившие.

И воткнул Господь в землю огненный столб – Имя лучезарное рядом с Сыном поставил.
И вспомнил Иисус о Шамбале, - о ноосфере Словение, - о дороге Ивана.

И вздыбилась земля – конь огнекрылый.
И выпорхнула из груди Христа стая отважных птиц – золотых белых.
И солнце оторвалось от линии горизонта.
И взошло на вершину Горы лучезарное Имя.

И прочёл Отец во взгляде Сына строки вертикальных впечатлений.
И взмолилась Матерь о Царствии слова русского.
И площадь Иерусалимская уступила лучшей сестре Дорогу.

И струи млечного дождя сошли на головы прихожан сего Дня.
И ожила Россия в мечте – в солнцестоянии Шамбалы.
И леденящий ужас, сковавший сознание Христа – растаял.

И свеча, зажжённая в сердце России, - попросила о слове Причастия.

Но никто не обратил внимания на человека, - прикорнувшего на диване, за театральной кулисой.


6.

кружит над старым Городом
молитва
Христа-искупителя
и подручные никакого и прежнего времени
опалённые Словом Праведным   
разбегаются
с истошными криками – врассыпную

потому что
сгоняет с насиженных мест – воинство
Шамбалы
некогда грозные племена разящих ветров

без оглядки на вчерашнее
человечество
песню соборную – поют
птицы говорящие
ибо ночь тиха
пришли на пир званные

а ты зима не сердись
глядя на развалины церкви – западной
кому русский дух чужд
кому отвратен
строитель
церкви Словение
кому не по нутру песни о хлебе
насущном – плохо
тем нет
продолжения

Потому что передышала мечта русская, - отвратное время каина.
Мечта русская – воля Господа.

Передышала Россия чёрную бездну своего умирания.
В противостоянии смерти – наработала Дом.
Имя которому – Жизнь.

И слились берега земные верой и правдой Вседержителя.
И молчаливая проповедь Благовеста о пришествии новой эры вошла в дом каждого человека – возрадовалась.

И освободила Гора переселенцев духа от разночтения снов Шамбалы.
И люди, - поселившихся в русском наречии, - спаслись от камнепада жутких последствий.

И все, - кто своевременно покинул пределы Сна-барина, - перестали сотрясать воздух вопросами суи.
И в непроизносимых иконах Горы, - многие углядели лики старцев святых, - положивших судьбы свои в основание новой церкви Православия.

Чтобы каждый из людей Заутрени смог испить чистую воду – утолить духовную жажду.
Чтобы принял Иисус зрелости крест переходного времени – воплотил знание брата-космоса в живой огонь.
Чтобы Храм новой веры в океане космическом, - обрёл Имя лучезарное.

 «Истинно, истинно говорю вам: что на земле свяжите, то связано будет на небе, - что разрешите на земле, то будет разрешено на небе».
Напомнил людям Иисус.

Ибо от понимания сути – родится дорога последствий.
Ибо не дело это – мешать солому с отборным зерном.

Да, есть такая примета времени: не перетягивая на себя парус мечты нового человечества, - делать работу необходимую. 
Один – для всех.

Один – против всех.
Стоит Сын русский посреди Дня – Исполин веков – Икона Непостижимого.
Поскольку ратует дело о великом открытии.

Восстал Иисус против всех, - кто липкие сны каина, - наделяет правами исключительности.
И ангелы Света, - воины справедливости, - раз за разом сносят головы незрелые стольникам Запада, - посягающим на земли русские.
Нет пощады врагам человечности.

Выдохлась рать Пирамиды Течений Перевёрнутых, - пока превозносила свои достоинства: острова Затмения больше не могут удерживать море человеческое в пределах Хаоса.
Потому что сила притяжения нижних слоёв атмосферы потеряла исключительную власть над снами людей.

И евреям хитрого часа обрубили мечи солнечные, - себялюбивые помыслы.
Ибо нет смысла таращиться верхоглядам на небесное зарево: всё равно мимо утренних вымпелов Шамбалы рыскают взглядами незрячие души.

Впрочем, и по сей день уверяют фарисеи-книжники людей площади, что рыбы слепые – пророки еврейские – знают.
Что ж, не будем им мешать, - мудрствовать вхолостую.
Тем более, что они уверены.

Просто Час воздаяния предрёк, - воинам Шамбалы – победу духа.
И проиграл Запад сражение русской мечте.
И птицы Затмения сожгли свои крылья прилюдно, - на главной площади – возле американского Капитолия.
И канули в лету апологеты мёртвого времени.

И чёрный человек испустил дух: с безумным воплем, - ругаясь на иных наречиях, - сгинул в бездне непроизносимого.
Исчез проигравший – скрылся страх вчерашнего человечества в неизвестном направлении.
Как и не было, - окаянного.

А чистая совесть Христа современного осталась поджидать гостей у порога церкви Православия.
Чтобы открытые детские души, - вглядевшись в лики невидимых городов Шамбалы, - поспешили вдохнуть новую жизнь в океан человеческого сознания.

И заглянул в глаза Дню новорождённому Иисус.
Помножил слова русские на духовную силу Батюшки.
И произошло чрезвычайное Событие.
И учение Истины прошло сквозь стену Затмения – к Свету.

И провозгласили Архангелы, - День летнего солнцестояния – днём рождения церкви Словение.

И застыл на устах русской судьбы знак священного духа, - и Благовест назначил встречу каждому.
И каждый услышал голос Верхнего Неба, - возвестивший о начале пути Русского – о дороге Ивана.
И возликовали люди, - приняв на веру пророчество Господа.

И откликнулся на просьбу Отца Христос – отдал свой меч Батюшке.

Унесёшь взамен судьбу новорождённую – долю сильного.
Заверил Сына Отец.
 
И оставил Иисус меч разделяющий, - на пороге третьего тысячелетия.
И поделил Господь всё Сущее на живое и мёртвое.
И выстроились звёзды на небе в ином порядке Иерархии. 

И вспыхнула в Час урочный звезда Поклонная, - над Великой Русской равниной.
И Ускорение – стало символом дороги Православия.

Прозрей сердечной мыслью это расстояние – таков Принцип самоощущения дороги Ивана.
Вновь попросил Сына Отец.

И сложил Иисус платье вчерашнего Дня на пороге Ночи – оставил середину меченую своим последователям.
Сам же, - построил церковь рядом с домом художника, - чтобы пели их сердца родственные в унисон с Шамбалой.

И люди предстоящих событий провозгласили время мудрых служителей Света – своим разумом.
И люди, перенёсшие страдание-очищение, - обогатили душу новым учением.

И многие поняли в то Утро.
Иисус – тяжелый труд.
Многие открыли для себя служение русского слова, - как превращение силы-сильной – в волю-вольную.

Ибо странное это испытание, - растворившись в дыхании вселенского Разума, - воображать сознание человеческое – девственным.
Ибо звёздный дождь оросил чрево Великой Степи – Заветом Праведным.

И открылась людям мечта Шамбалы, - во снах пророческих.
И смятенные умы устыдились.
И владельцы робких движений смутились.

И Большая Волна высадила пассажиров Пробуждения в Саду вдохновения.
И слова Причастия проросли в сердце Христа – утренней молитвой Шамбалы.
И встреча с вечностью обернулась для слова русского – духовным прозрением.

И сердечное озеро обратилось к небесному Куполу: попросило о новых крыльях для людей Заутрени – о вдохновении космическом.

И люди русской судьбы, - узнав о вере-мечте что-то истинное, - наполнились вдохновением Господа.
И за то спасибо разумному космосу.

Ибо волен человек в выборе пути, - но по необходимости.
Напоминание известное.

7.

Да, призвал Господь людей, - сосредоточить внимание на пророчестве брата-космоса.
Потребовал незамедлительно покинуть сферы, - ряженные в одежды старческие.

Заверил переселенцев слова о существовании другого временного порядка.
Ибо подобно тому, - как слагаются клетки сознания – Сад вырастает.

Беспрепятственно пропустите через сознание свет.
Настоятельно рекомендует Бог людям здравомыслящим.

Читайте натощак молитвы православные.
И вибрации духовной материи отыщут в сердце необходимое созвучие.
И озарится разум слепцов.
И сознание людей, - узревших проповеди небесного светила, - сделается всевидящим.

И догадались судьбы человеческие.
Разница во времени – играет Роль.

И всякий, в ком ещё был жив дух, - восприняли завет православной звонницы, - как руководство к действию.
И люди нетерпеливые вознамерились забрать у Христа свой персональный крест.
Чтобы освободился Иисус от кармы страдателя, - за грехи человеческие.

И оценил Верховник чистосердечный порыв православных людей – одним махом стёр с плащаницы российской следы иудовых поцелуев.
И солнечные нити, берущие начало из сердца Шамбалы, - протянулись дорогами воскресения из края в край – по всей земле русской.
 
И храм Огненных ног захлестнул людей-рос щедрым звучанием красок – золотых белых.
И ожила память Сущего Слова мудростью Господа.
И воскрес Иисус в русской мечте, - освободившись от кармы Первой половины пути.

И Тот, - Кто всегда идёт впереди, - не оглядываясь прошёл сквозь Незримость.
И усталые плечи Христа, - поспешившего вслед за духом святым, - коснулись края материнской молитвы.

И расцвёл Сад совести запахами любви и нежности.
И церковь Православия отразилась в плащанице Заутрени – любо.
Ибо в самую пору пришлось Матери Мира платье Преображения, - сшитое Сыном.

И вспомнили о своём назначении
ангелы слова
и на зов православной звонницы
слетелись
вещие птицы

и причины галактических глубин
сошли в сон земли-матери

славят работники Пробуждения
синюю глубину небесных вод
и дождь-пророк
славит
верховья земные
слезами радости

приветствуют
посланцы вселенной
аборигенов космической провинции
здравствуй
Женщина
говорят

нас Бог на землю послал
чтобы вручить тебе знамение мудрости

прислушайся к своей тишине
и узнаешь имена наши
в безмерности чистых звуков
колоколов
утренней звонницы

прими в дар
ощущение вечности
укрой
покрывалом морских глав
русской Повести
берег человеческий

расскажи людям о солнечном хлебе
ноосферы Словение
поведай о сердечном участии
учителей Шамбалы

открой дверь Храма-странника
здравствуй
скажи русскому слову
спасибо скажи
Капитану дальнего плавания

чтобы отразился в ускользающих мгновениях
Дня
открытый взгляд Ивана
чтобы сердце русского сына
поманило Имя твоё
воздающее
в пристанище вечности

Но когда Разум космический позвал за собой людей площади, - они не пошли за ним.
Лишь птица-вестница устремилась вслед за новорождёнными мыслями.
И Разум ушёл один.

И незримая стена молчания, воздвигнутая силой небесной, - отгородила человека-Пришествие от рокота прибойной волны.
И Врата кочующие – распахнулись настежь.
И откликнулся Иисус на призыв старого Города, примерить пояс человека-искупителя  – молчанием.

Тщатся горожане понять, - о чём молчит Иисус.
О чём молчит русское слово, - покинув территорию переходного времени.
Ибо не одолеть площадным силу кармического мышления, - по причине своего происхождения.

Поднимаясь по каменным ступеням лестницы, - кто-то назвал её Короткой ногой, - Иисус всё чаще оглядывается на Город, - оставшийся внизу.
Ему сверху хорошо видать, - как шумит толпа на главной площади Таллинна, - как возводит Тётка молитвы Голгофе Отечества.
И не стал Иисус противостоять земному правилу.

И завязалось в скороговорки архитектурных пророчеств событийное и бесконечное.
И соизмерили данники таллиннской площади свою идентичность с кармой эстонского времени.
И воспели собратья Предтечи молитву церкви Успения.

И почесал статист-Лука за ухом, - и записал в Толстый журнал.
Да, - тупо упрям западный мир.

И граждане западной цивилизации, - не пряча лиц за масками площадных шутов, - уставились на небо ночное.
Разглядывают лунатики звёздные знаки: подстраиваются под дыхание планет уже не существующих, - но ещё тлеющих нервными огоньками.

Ходит взад-вперед по сцене эстрадной господин в фетровой шляпе.
Желает палач, - карающий совестью, - свидетельствовать от лица Истории о Первоначальном.
Ибо полагая свою исключительность, - как Сущее Бога, - нуждается площадной народ в распятой Истине.

И разбудили ангелы повеления белых пчёл, - не имеющих тайного умысла.
Вьюжат над берегом Пришествия – вещие стрелы.
Каждой зоркой стреле, - предопределена своя мишень-расположенность.

И догадался Иисус о предстоящем труде, - отыскав в корзине дневной, - откровения самобытности учителей Шамбалы.
И время, завещанное Отцом, - увидело свет.
 
Просто слово русское, - уступило путь Божьему промыслу.
И это правильно.

И поняли люди, - что радость желанная не порок, - а порог.

Вон, - и Моисей, - прозрел дорогой Севера.
А зрение обретя – перестал быть заложником кармы Израиля.
Ибо достойные имени своего, - отражаются в душах человеческих словами солнечными.

И всполошились люди Иерусалимской площади, - прослышав о новом завещании первопроходца иудейского.
Кое-кто решил тут же бежать из снов языческих.

Но не поможет огонь тем, - кто ногами врос в мёртвую воду.
У кого нет царя в голове – у тех воры в сердце кутят.
Гласит правило.

Прячутся люди вчерашнего времени от суда Истории.
Воздуху про запас глотнув, - заныривают с опаской в телевизионные ящики – обыватели.
Желая сухими выскользнуть из событий подмоченных, - утопают во снах каина – по самое некуда.

И не надо удивляться строгости ангелов, - обличающих хитросплетения ветров западных.
И не надо испытывать площадь Расплаты, - спящую в объятиях каждодневных проблем, - вопросами глупыми.

Ангелы всем советуют, - относиться к перемене климата на планете – терпимее.
Ибо грех это, - пытаться возвыситься над природой своего непонимания.

Но покуда грех исполняется в грехе, - как дочь в матери, - не устанет Иисус доставать из мешка грубого – хрупкие песни.
Не устанет дарить людям Свет во сне.

Что ж, - дело сделано.
Судьбой сказано, - метлой метено, - мыслью выбрано – благодать.

1999 год.


Рецензии