О двух любителях мандолины и инициативном игроке

О ДВУХ ЛЮБИТЕЛЯХ МАНДОЛИНЫ И ПРИЛЕЖНОМ ИГРОКЕ
Джордж Эд, писатель-юморист США, сценарист (в 20-30гг.)
рассказ впервые опубликован в 1899 году

Перевел с английского Ю.Ржепишевский





Одна очень привлекательная особа на выданье водила знакомство с некими двумя  юнцами, которые каждый четверг, вечером, являлись к ней в гости, принося с собой свои мандолины. Это были вполне обычные парни, вроде тех, которых мы можем видеть обычно в журналах, в рекламных объявлениях, где они щеголяют в новых весенних рединготах и пальто. Одного из них звали Фред, а другого – Юстас.

- Какие прекрасные манеры у Фреда и Юстаса! - восторгались, бывало, почтенные мамаши в округе.
Тут можно добавить - как бы в сторонку,- что у почтенных мамаш в округе Фред и Юстас пользовались гораздо большим доверием, чем у тех, кто помоложе, хотя, в общем, и там никто не мог сказать о них ничего дурного. Правда, некоторые особо проницательные поговаривали между собой, что эти двое, дескать, «не нашего поля огурцы». Да и тот факт, что они бросили вызов обществу, притащив с собой мандолины, может дать искушенному читателю некоторое представление о манерах Фреда и Юстаса в гостях у знакомых девиц.

Особу на выданье звали Миртл. Ее родители были очень бдительны и не одобряли, чтобы дочь приглашала кого-либо в гости - ну разве что избранных молодых людей с хорошими рекомендациями. Фред и Юстас были из тех немногих, кто избежал занесения в черный список. Миртл, казалось, всегда была рада их видеть, а уж они-то считали ее просто «чертовски шикарной девушкой».

Однажды из Сент-Пола приехал навестить родственников двоюродный брат Фреда, и вот как-то на улице он углядел Миртл, а также заметил, что бывший с ним при этом Фред приподнял шляпу и послал девушке лучезарную улыбку.
- Святые угодники! - воскликнул Гас (таково было имя кузена из Сент-Пола), застыв в изумлении и глядя, как Миртл в своем двустороннем плаще исчезает за углом. - Что за чудная птичка! Ты ее знаешь?
- Очень даже хорошо знаком с ней, – холодно ответил Фред. – Это во всех отношениях прекрасная девушка.
- Что сразу бросается в глаза. Надо же, ты отлично умеешь обрисовать человека! Надеюсь, вечерком ты захватишь меня с собой, и мы ее навестим?

Фред, естественно, замялся, хмыкая и что-то бормоча в ответ. Кому ж не ясно: Миртл - девушка из достойной семьи, весьма благовоспитанная, и странно думать, что она жаждет общества такого неотесанного, с провинциальным выговором, невежды, как Гас. Когда-то Фред и Юстас ходили вместе с Гасом в одну школу, так что отлично знали, с кем имеют дело. Он был из тех парней, которым достаточно увидеть девушку дважды, а в третий раз они уже будут поправлять у нее косынку на шее и болтать с ней на ты. Возьмите такого в компанию – например, на пикник – и не успеют там еще распаковать корзины с сэндвичами, как самая симпатичная блондинка из присутствующих будет уже целиком во власти этого гуся, сгорая при этом от желания немедленно обменять свой веер на значок его колледжа. Стоит случайной красотке на улице остановить на таком внимательный взгляд, как он тут же увяжется за ней, схватит за руку и станет говорить, как он рад, что они наконец встретились. А в магазине, пока продавец отсчитывает сдачу, успеет выяснить у нее все досконально - как ее зовут, какие цветы она предпочитает, и адрес, куда ей писать.

По этим-то причинам у Фреда с Юстасом не было никакого желания приводить Гаса в ее дом, один из самых престижных в городе. С Миртл они были знакомы не первый год, но никогда не позволяли себе с ней никакой фамильярности. Было совершенно ясно, что если Гас применит к ней свою обычную тактику, она жутко расстроится, а их, что вполне естественно, обвинят в том, что это они его привели.

Однако Гас продолжал настаивать. Он сказал, что видел Миртл, что выглядит она, по его мнению, "вполне ничего", и что все, что ему хотелось бы, это установить с ней дружеские отношения. Не более того. В конце концов приятели согласились - если он пообещает вести себя пристойно, они возьмут его с собой. Фред предупредил, что Миртл будет очень недовольна, если он попытается с ней фривольничать или обращаться к ней запанибрата. А Юстас добавил, что за все время знакомства с Миртл он никогда не питал ни малейших надежд оказаться с ней на дружеской ноге. Он только играл на мандолине. Это все, чего ему удалось достичь за эти годы.

На это Гас ответил, что им совершенно не о чем беспокоиться. Он просит лишь привести его, куда нужно - это все. Он добавил также, что всегда считался инициативным игроком, но его ни разу не дисквалифицировали за грубую игру на поле.
Фред и Юстас приняли это к сведению, однако еще раз подчеркнули, что любой перебор с ухаживаниями совершенно недопустим. После чего взяли его с собой.

Едва его представили Миртл, как Гас предложил ей место на диване, уселся рядом с нею в дюймах шести, и, не отводя глаз, начал болтать как заведенный. Он сказал, что когда он впервые увидел ее, то принял за миссис Прентис, которая, как известно, является самой красивой девушкой в Сент-Поле. Только, сказал он, придвигаясь поближе, это никак не могла быть миссис Прентис, потому что у миссис Прентис нет таких чудесных волос. Затем он поинтересовался у Миртл, в каком месяце она родилась, и тут же пересказал ей ее гороскоп.

- Сыграйте что-нибудь, парни, - скомандовал он нашим друзьям таким тоном, словно платил им за музыку. Они молча расчехлили свои мандолины и начали играть марш Сузы.
Он спросил у Миртл, видела ли она полнолуние. Она ответила «нет», и они вышли из дома наружу, полюбоваться луной.
Когда Фред и Юстас закончили играть первый номер, в окне показался Гас и попросил их сыграть «Встречу в Джорджии», это была его любимая вещь.
Так что они снова стали играть, а когда подошли к концу, из сумерек донесся голос Миртл:
- Я скажу вам, что теперь играть. Сыграйте «Интермеццо».

Фред и Юстас обменялись возмущенными взглядами. До них стало доходить, что их попросту отставили в сторонку. С парой комнатных пальм перед глазами и картой Соединенных Штатов за спиной они напоминали пару подряжённых на вечер музыкантов. Изнывая от раздражения и жалости к себе, они заиграли «Интермеццо». А когда закончили, подошли к окну и выглянули наружу. Гас и Миртл сидели на скамье-качалке, Гас облокотился рукой о спинку скамьи. Не сказать, чтобы он по-настоящему обнимал Миртл, однако его рука лежала прямо-таки у нее за спиной. И это было, конечно, возмутительно, хотя, может, еще не настолько возмутительно, чтобы девушка воскликнула «Сэр!», однако нашим приятелям захотелось тут же устроить скандал. Впрочем, очень скоро Фреду с Юстасом стало ясно, что единственная возможность сохранить с Миртл хоть какие-то отношения – это уйти, не прощаясь. Дрожа от злости, они выскользнули из дома незамеченными, через дверь для прислуги.

После этих событий Гас был настолько занят с Миртл, что ей некогда было и вспомнить о каких-либо других кандидатах. Он покупал для ее матери книжки, а старому джентльмену позволил выиграть у него в покер немного деньжат.
Они поженились осенью, и тесть принял Гаса в свою фирму, говоря, что ему давно нужен был кто-то столь же предприимчивый.
Что до наших любителей игры на мандолине, то на свадьбе им досталась роль шаферов.


_


Рецензии