Тайга, не парк для прогулок

               

     Витюха, на время отпуска, который он старался подогнать к началу сентября, предпочитал ездить не на курорты, а в глухой таежный поселочек, расположенный в северо-восточной части Свердловской области, на живописном берегу реки Пелым.  И рыбку есть где половить, и ягоды побрать.  А если излишки набранной клюквы окажутся, то сдать в заготовительную организацию, здесь же в деревне, тогда не только поездка выйдет бесплатной, но еще и детишкам на молочишко останется.
     Одному добираться было скучно, да и там у брата, охотника-промысловика, как раз пик промыслового сезона идет.  Не на пушнину конечно, а грибы, ягоды, в иные годы кедровый орех.  Заготовка этих дикоросов часто составляет основную долю заработка промысловика.  Так что брату расслабляться будет некогда.
     Виктор же приезжает в гости не вкалывать, этого ему и на заводе хватает, а отдохнуть без всякой суеты.  Поэтому он частенько старался прихватить с собой в компаньоны кого-нибудь из друзей-соседей, тех чей отпуск совпадал с его поездкой.
     Вот и в этот раз он добирался не один, а с соседом Валерой.  Пока прилетели на «кукурузнике» до поселка, расположенного в шестидесяти километрах от пункта назначения, пока дожидались на станции узкоколейки тепловоз с составом порожняка, отправляющийся в лес под погрузку, пока "пилили" на нем до сорок восьмого километра, на зимник ведущий к деревне, для последнего марш броска в двенадцать километров, далеко не по тротуару, вышли уже к сумеркам.
     Не раз ходивший этим путем Виктор поторапливал Валеру, стараясь как можно большее расстояние успеть пройти до темноты.  Его же напарник философски заметил, что ночь длинная и к утру потихоньку доползут.
     Километра три-четыре успели засветло проскочить, и тогда они остановились отдохнуть и перекусить.  Что-то после городских тротуаров идти не шибко-то приятно оказалось.  Тем более после недавних дождей, ручьи и заболоченные участки сейчас можно было пройти только на грани фола, то есть не исключалась возможность набрать полные сапоги воды.  Да еще и лишние «градусы» сил явно не прибавляли.
     Все же пока на станции узкоколейки тепловоз ждали, бутылочку водки оприходовали, с тепловозниками в пути неплохо добавили.  Теперь на привале конечно пришлось колбасу насухо пожевать, но градусы-то остались еще, хорошо чувствуются.  Валерий хотел посидеть подольше, но Витек заявил:
     - Что зря сидеть, водки все равно нету.  А у брата что-нибудь, да найдется в заначке.  Пошли, догоняй.
     И взвалив на плечи рюкзак, потопал по дороге, ориентируясь, почти в кромешной темноте, только по едва видимому просвету дороги.  Прошел метров тридцать, не догоняет его напарник.  Окликнул того.  По отклику, как показалось Виктору, попутчик похоже даже с места не вышел.  Сбросив свою котомку с плеч, снова крикнул.  Еще дальше прозвучал голос его товарища.
     Матюгнувшись Витя налегке поторопился обратно.  С трудом догнал он Валеру упорно шагавшего в сторону узкоколейки, еще труднее было его убедить, что тот оказывается совсем не туда топает.
     Только к полуночи добрались они до деревни.  Почетный приз, бутылку на столе и хорошую закуску они получили.  Большего, с такого устатку и не понадобилось.
     Утром путешественники проснулись ближе к полудню.  Влад, брат Виктора, к тому времени напек уже свежего хлеба для заезда в лес, чтобы им хотя бы дня на три-четыре хватило.  А то за сорок километров только в один конец, на моторной лодке каждый день не наездишься.  Светового времени много потеряешь, да и расход бензина будет слишком велик, а он в деревне всегда был в дефиците.
     Завтрак, точнее можно сказать обед дожидался на столе.  Вновь выпили за встречу, за дорогу, потом за удачу, дальше просто так без повода.
     Владу слишком засиживаться за столом было некогда, нужно бензином бачки заправить и в лодку сносить.  Так же погрузить продукты и все что понадобится в поездке.  А ребятки за столом засиделись.  Когда все оказалось допито, они еще в магазин сходили.  Поэтому досыта вкусив нектара, изобретенного Дмитрием Менделеевым, они с трудом, почти под вечер, загрузились в давно ожидавшую их плавающую "посудину".
     К избушке, расположенной в двух километрах от реки Пелым у речки Малая Войтья лодка подошла уже в темноте.  Ладно по пути нигде на колодину не наскочили.  У причала стояла чья-то моторка.
     Прихватив только один рюкзак с продуктами, прибывшие отправились к зимовью, которое было относительно далековато от берега.  Собаки, те убежали по дороге, едва лодка носом в землю уткнулась.
     В избушке дремали на нарах, наработавшиеся за день на болоте, двое штатных охотников, студентов заочников, Павел и Серега.  А с ними брат одного из них, тоже приехавший отдохнуть из Москвы, где служил офицером армии.
     К ужину достали еще одну, оставленную на заезд, бутылку.  Студенты от предложения выпить за встречу отказались, и поели уже и отдохнуть нужно, завтра вставать рано придется.
     Влад тоже много пить не стал, плеснул в кружку для приличия разок и хватит, закусил и на боковую, в лесу и на болоте лучше быть со свежей головой.  Сезон, как в народе говорят, день – год кормит.
     Двое же отпускников за разговорами докончили бутылочку и высказали обоюдное мнение, оно хорошо конечно, но мало.  На что, кто-то из студентов, обрадовал их:
     - Там ребята, - говорит, - под лавочкой полбутылки коньяка стоит, допивайте.
     Долго эти голубки сидели за столом и вели заумные беседы.  Сквозь дремоту Влад слышал, как Валера, «со знанием дела» иронично заявлял:
     - Да где здесь тайга?  Разве это тайга, так лесок.
     Утром все зашевелились рано.  Влад отпускникам тоже отоспаться не дал.  Их еще покачивало со вчерашних возлияний.  Поели все и разъехались в разные стороны.  Студенты к болотам по Пелыму, а Влад с гостями по речке М. Войтья. 
     У него было болотце на примете, километров шесть выше по течению.  Благо воды много нынешней осенью.  Спокойно можно ехать, нигде даже дно мотором не заденет.  А ночевать на этот раз собирались немного повыше, там другая избушка находилась.  Вшестером в небольшом охотничьем зимовье все же тесновато было спать.
     От причаленной лодки до ягодного болотца всего-то метров тридцать чистого места.   Зашли и только начали собирать совками клюкву с самого прихода, как чуть подальше в болоте залаяли собаки.  Влад пошел посмотреть туда, на кого же они гавкают.  Оказалось, загнали на тонкую березку колонка.  Пушнину добывать было еще рановато.  Он покричал своих товарищей и когда те пришли, решили, что Влад с братом подержат собак, а Валера стряхнет зверька на землю.
     Правда, как только колонок упал на мох, долго собак удержать не получилось, но и этого времени хватило, чтобы тому уйти от преследования.  Отпускники пошли на старое место сбора клюквы, а Влад тормознулся на этом пятачке, ягода сидела довольно неплохо.
     Получасу не прошло, как недалеко в глубине болотца кто-то крикнул.  Влад откликнулся, соображая, кто же такой там может быть.  Ребята ушли в другую сторону.  Неужели, кто-нибудь рано утром проехал, когда они были еще в избушке и остановился чуть выше по течению, заехав в урайчик.  Еще раздался голос, опять откликнулся.  Третий раз, то же самое.  Вроде все с одного места голос звучит.
     Решил, еще раз крикнут, сходить посмотреть, кто это там.  Но крик больше не повторялся.  Сам крикнул, без ответа.  Еще раз, с таким же успехом. Что-то закралось сомнение в душе.
     - Схожу-ка, - думает, - посмотрю, на месте ли парни.
     Приходит он туда, где их оставлял.  Нет никого.  Подошел к лодке, а там дрыхнет его брат.  Растолкал спавшего.
     - Где Валера? – спрашивает его.
     Тот вылупил сонные, еще похмельные глаза.
     - А я почем знаю?  Он там оставался, когда я спать отправился.
     Быстро вышли на болото и принялись кричать во все горло.  Никакого ответа.  У Влада мороз по коже прошелся.  Где же и как его теперь искать?
     В этом болотце на его взгляд сложно вообще заблудиться.  Ягодное место довольно чистое, преимущественно с мелкими березками, всего-то было метров сто на пятьдесят.  С одной стороны, речка, с другой маленький урай, только не лезь в высокое сухое сосновое болото.  Вот по нему уж точно можно очень далеко уйти.
     Охотник принял решение, не дергаться пока никуда.  Неизвестно в какую сторону парень пошел.  До четырех часов они будут находиться на болоте, периодически покрикивая, а с четырех часов начнут ездить на моторке, останавливаясь и пытаясь докричатся до пропавшего товарища.  Может ума у хватит того, или по течению ручейков, или по кромке леса к речке выйти.  Если уж до утра потерявшийся не найдется, тогда придется ехать в деревню и пытаться организовать поиск.
     Пару раз он выстрелил из ружья в воздух.  Лодочный мотор погонял на холостых оборотах, может на звук выйдет.  Потом вместе с братом вышли на болото и продолжили сбор клюквы, надрывая по очереди голосовые связки, но все получалось бесполезно.
      На душе у Влада кошки скребли своими острыми коготками.  Не раз он за это время от сердца взмолился Всевышнему, хотя и не был слишком набожным.  Да и Лесного мысленно просил, не быть к заблудившемуся слишком суровым.  А время приближалось к четырем часам.
     Решил еще раз покричать немного, да и к лодке пора двигаться.  Крикнул напоследок.  Вдруг, в стороне избушки, где они собирались остановиться этой ночью, послышался отклик.  Неужели на самом деле, а не показалось.  Повторил крик, нет не показалось, хорошо слышен голос.  У него сразу же от сердца отлегло.
     - Давай в лодку скорее, - повернулся Влад к брату, - а то не дай Бог еще куда-нибудь умотает.
      Правда похоже к избушке вышел, куда еще ему от нее дергаться.  Но кто его знает, что у него на уме. 
     Десяти минут не прошло, как лодка мягко причалила у тропки, ведущей к зимовью.  На берегу Валерия не оказалось.  Здесь избушка стояла рядом с руслом речки, поэтому посмотреть у нее и даже в ней было минутным делом.  Нет, его присутствия тут тоже не наблюдалось.  Вновь закралось беспокойство.
     Крикнули по громче, и совсем рядом, в осиновом прибрежном мысу, который они только что обогнули на лодке, услышали голос потеряшки.
     - Какого шута он в мыс-то поперся, - ругнулся Влад, - ладно разжигай костер, а я за ним схожу.
     Охотник миновал мысок и уперся в русло реки, странно, но бродяги нигде не было видно.  Он крикнул, и чуть не сел от удивления.  Ему откликнулся Валерий, стоявший на противоположном берегу.
     - Вот те на, ты как туда попал?  Ты зачем, речку-то перешел? – Со смехом спросил Влад.
     - Я никакой речки не переходил. – Последовал ответ.
     Когда Влад сходил за лодкой и перевез его к избушке, состоялся разбор полетов.
     Со слов вынужденного путешественника, он весь день ходил по болоту и везде его сопровождала собачка по кличке Бойка, только под самый конец блужданий она убежала от него.
     На вопрос, зачем он в лес-то углублялся, а не шел по кромке болота, так как к стволам павших деревин, по которым возможно по такой большой осенней воде перебраться через речку, только через лес можно добраться.
     Валерик категорически заявил, что по лесу он не бродил и речку не переходил, может только если ручеек.
     Но Влад знал, в это время даже у верхней избушки, до которой по прямой километров семь, речка на ручей совсем не похожа, и когда переходишь ее там, по упавшим через нее лесинам, то явно опасаешься, как бы не рухнуть в эту водную пучину.
     Ни криков их, ни выстрелов, не звука работающего лодочного мотора, болотный бродяга тоже не слышал.
     - Словом поводил тебя Лесной по болотам, чтобы ты не принижал своим языком лесные угодья. – Сделал вывод Влад. – А вот настоящей-то тайги, ты так и не увидел.  Хотя по большому счету, все это тоже тайга.  Тайга она разная бывает.


Рецензии
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.