Две сестры

В воскресное весеннее утро солнце одинаково приветливо светило в окна дома, где жили две пожилые сестры – старшая Мария и несколько младше ее Зоя. Мария в своей комнате открыла занавеску, помолилась перед иконами и уселась у стола, чтобы прочитать очередную главу Евангелия. Зоя же ни одного лучика не впустила в комнату. Яркий свет ей мешал смотреть телевизор. По одному каналу передавали астрологический прогноз, по-другому выступала «колдунья» «в третьем поколенье».
Старшая сестра осторожно вошла к младшей.
– Зоя, ты идешь в церковь? – спросила она. – А то уже время поджимает. К тому же я хочу исповедаться и причаститься.
Зоя посмотрела на часы.
– Вот спешит, когда не надо… – проворчала она.
По телевизору показывали разукрашенную блондинку, которая, обставившись свечами, обещала избавить от порчи, сглаза, проклятия и любых невзгод.
– Зоя, хотя бы в святой день не смотри выступления этих антихристов и не слушай их, – умоляла Мария. – Разве не помнишь, как от них батюшка в проповеди предостерегал?
– Да что этот наш молодой священник знает. Он, наверное, как и ты, даже телевизор не смотрит. Полностью от жизни отстал...
– Батюшка говорит то, что самим Господом изложено в Священном Писании. Ты сама хотя бы раз почитала Святую Библию. Там говорится, что всякие «маги», астрологи порождены диким язычеством, то есть невежеством. Люди отступили от Бога и вместо Творца поверили в силу камней, деревьев и так далее…
– Это все не так, – не соглашалась с истиной Зоя.
– Ладно, Зоя… – видя бесполезность общения на данную тему, остановила младшую сестру Мария. – Пожалуйста, выключай телевизор и пошли.
Сестры молчаливо шагали тротуаром центральной улицы городка. Мария не рисковала начать разговор – боялась, что сестра снова сведет его к порочности. Она радовалась оживающей весенней природе, первому веселому пению птиц. Благодарила Бога, что осталась позади холодная, невероятно морозная зима, что девятый десяток лет дает ей жизнь и здоровье. Зоя же мысленно слала возмущения солнцу, которое ее слегка ослепляло, грязным лужицам, автомобилям, которые все чаще появлялись на улице и беспрерывно гудели, сигналили…
В храм Мария входила, склонив голову, Зоя же – с высоко поднятой головой. У казны толпилось несколько прихожан. Мария тихонько заняла за ними очередь. Ее сестра прошла сразу к свечному ящику.
– Нина, дай мне самую маленькую свечу, – потребовала она. – А то буду я здесь полчаса ждать... – Пусть стоят те, богатые. Они по целым горстям покупают…
Казначей тут же смиренно обслужила Зою и продолжила отпускать святыни верующим. Церковный порог переступали все новые прихожане. Среди них были не только пожилые, но и молодые, юные богомольцы. Мария радовалась за них: люди находят дорогу к Богу, идут спасать свои души. Зоя осматривала входящих и недовольно крутила головой. Ей не нравилось, что Дом Божий посетил бывший работник райкома партии, а за ним – коммерсант, который имел три магазина в городе. Она осуждающе колола взглядом девушку без платка на голове и в брюках. Зоя не сдержалась и подошла к «нарушительнице» церковного порядка.
– Ты пришла в церковь, а не на танцы, – грозно молвила ей «бдительная» прихожанка.
Та растерялась. На глазах девушки заблестели слезы. Она еще не успела увидеть и одного иконного лика святого, как вместо святого образа ей предстало сердитое лицо старухи. Мария, наблюдая такую сцену, приблизилась к юной посетительнице храма и деликатно отвела ее в сторону.
– Люди разные бывают и здесь, – ласковым голосом успокоила она девушку. – Ты не расстраивайся. В следующий раз накинь, пожалуйста, платочек на голову. Если есть возможность, надень юбку, длинную. Так принято в Православии. А сейчас я тебе все подскажу, все покажу…
После христианского попечения о девушке Мария отправилась к исповедному аналою, к которому уже подходил священник. А после Таинства покаяния старшая сестра усердно, искренне участвовала в Божественной литургии. Она воспринимала душой каждое слово, произнесенное священником, пропетое хором, умилялась, всматриваясь в отражающие свет свечей образы. Каждая икона была для верующей воистину окном в небесную Церковь – торжествующую. Мария причастилась и благодарила Господа за самое великое в земном мире благо – единение с Иисусом Христом.
Зоя во время главного богослужения чаще обращала внимание на прихожан, чем на действия священника, святые молитвы и песнопения. Кто-то, по ее мнению, не столь ровно осенил себя крестным знамением, кто-то не через то плечо свечу передал… Она мысленно стала роптать, что богослужение слишком длинное, что ноги затекли. Когда же села на  скамейку, то возмутилась, что она слишком жесткая и что следовало б купить мягкую, что настоятель не заботливый…
Закончилось служение. Теперь с поднятой головой, веселая, если не сказать, счастливая, выходила из церкви Мария. Зоя же плелась к выходу, наклонив голову, недовольная.
– И как они такие разные уживаются в одном доме?
– Мария покорно терпит все выходки Зои...
Так рассуждали, идя следом за сестрами, прихожанки. Зоя, к неожиданности их, услышала краем уха неприятную правду и, уколотая ею, возмутилась:
– Что вы понимаете! Это я терплю беды больше всех вас, вместе взятых.
– Хорошо, хорошо, терпишь, только не шуми у храма, – успокаивала младшую сестру сестра старшая.
На подходе к дому женщин окружила ребятня.
– Сейчас, мои ненаглядные, я вас угощу, – вынимала из карманов конфеты Мария. – Вот берите, угощайтесь…
Мальчики и девочки разобрали разноцветные плиточки.
– Что ты их постоянно балуешь, они тебе скоро на голову сядут. Хотя уже сели…
– Ты плохая, – смотря на Зою, молвил маленький мальчик.
И тут со всех сторон послышалось:
– Плохая!
– Жадная!
– Нехорошая!
– Вот, вот какие противные дети сегодня растут, – заключила младшая сестра. – Скоро выйти во двор будет страшно!
– Детки, детки, нельзя так, – обратилась к ним Мария. – Вы же хорошие, послушные, правда?
 – Правда! – хором ответили мальчишки и девчонки. И вслед за этим воскликнули: – Спасибо!
– Вот так всегда, – возмутилась Зоя, – тебе «спасибо», а мне «плохая».
– Идем в дом, сестричка, сейчас перекусим, отдохнем, и у тебя настроение наладится, – ласково сказала старшая сестра.
Но в доме не воцарился ожидаемый Марией покой и уют. Зоя стала жаловаться, что у нее закололо в правом боку, потом, что заболело в животе…
– Сглазили меня в церкви, как пить дать, сглазили, навели порчу, может и проклятие, – диагностировала сама себя Зоя.
– Что ты, что ты, сестра, – успокаивала ее Мария, – это все чепуха, это богопротивные сказки, сочиненные язычниками.
– А я тебе говорю, мне поделано. До церкви я себя прекрасно чувствовала. Это ты меня подтолкнула. Не дала мне дослушать великую колдунью по телевизору. Но я главное – ее советы – запомнила. Сейчас же отправляюсь к нашей местной целительнице Сонечке.
– Зоенька, опомнись, не ходи к слуге сатаны. Погубишь свою душу, да и болезнь только усугубишь. Ляг, отдохни лучше. Не гневи Господа. Он ведь оттуда, – Мария показала рукой вверх, – все видит…
– Да если на то пошло, – разозлилась Зоя, – то не боюсь я твоего Неба. Мне еще туда рано. Я на пять лет тебя моложе и мне нужно заботиться о жизни здесь, на земле. А там будет видно…
Несмотря на слезы и уговоры сестры, Зоя наспех собралась и так же быстро вышла на улицу. Мария уже намеревалась поднять руку, чтобы перекреститься и попросить Бога вразумить сестру. Но тут во дворе что-то загрохотало. Женщина в тревоге выбежала из дома. Под пластом льда и снега, рухнувшего с металлической крыши, лежала бездыханная Зоя. Та, которая еще несколько секунд назад дерзко гневила Небо.
2010 г.


Рецензии
Вот уж воистину пути господни не исповедимы, Чего отрицала, то и получила. Мы все под богом ходим: и верующие, и не верующие, и сомневающиеся. Очень поучительный рассказ. Даёт возможность к размышлению.

Ольга Хоробрых   18.11.2018 13:35     Заявить о нарушении
На это произведение написано 5 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.