Награда

Молодой священник Арсений с матушкой Ефросинией и тремя маленькими детьми год назад приехал на приход села с очень символическим названием – Забытое. С отдаленным районным центром его соединяла грунтовая, на многих участках изуродованная ухабами, дорога. После развала СССР бывшие труженики местного колхоза принялись коллективно разрушать то, что сами прежде построили. Так, здание конторы вскоре лишилось дверей и окон, коровники были разобраны по дворам в виде шифера, кирпичей, балок.
Покончив дружно с «пережитком прошлого», сельчане выживали в основном за счет подсобного скудного хозяйства. Молодежь, видя вместо рабочих мест лишь руины, разъехалась по городам...
О духовном же состоянии забытчан хорошо свидетельствовал стоящий в центре села Троицкий храм с осыпавшейся штукатуркой, проржавевшей во многих местах крышей и покосившимися крестами на потрепанных временем куполах.
Закрытая в хрущевское время церковь к приезду отца Арсения вовсю взывала о ремонте. Настоятель, кое-как устроив семейный быт, сам засучил рукава и чуть ли не по целым дням работал в храме. Он подремонтировал, а точнее подлатал рубероидом крышу, застеклил окна, соорудил в алтаре престол, жертвенник, на иконостасе разместил самодельные иконы – календарные образы, наклеенные на толстом картоне. Для более серьезного восстановления святыни требовались большие средства. А их не было. В церковь даже по великим праздникам приходило человек десять-пятнадцать старушек, а в воскресенья и того меньше.
Неподалеку, километрах в трех, как из-под земли выросла трехэтажная вилла, обнесенная забором в виде кремлевской стены. Ее владельцем был некий олигарх Митрофан Баринов. Он за крохотную плату нанял к себе в хозяйственную прислугу нескольких трудоспособных мужчин селения. Сам богач часто кружил в небе на личном вертолете, как бы демонстрируя свой высокий жизненный полет.
В одно весеннее утро настоятель церкви все же решился потревожить состоятельного соседа. Он приблизился к особняку, который очень напоминал сказочный царский замок. Когда отец Арсений, подойдя к металлической калитке, нажал на кнопку звонка, то услышал из домофона грубый мужской голос:
– Что нужно?!
– Я настоятель храма села Забытое, – стал объяснять священник, – и хотел бы пообщаться с Митрофаном Эдуардовичем по поводу ремонта нашей церкви.
– Сейчас доложу, ждите.
Прошло минут пятнадцать, пока вновь включилось переговорное устройство.
– Во-первых, – пробасил тот же охранник, – Митрофан Эдуардович возмущается, что не дают ему отдохнуть и шастают здесь в такую рань.
Отец Арсений взглянул на часы. Было уже десять часов утра.
– Во-вторых, – продолжил тот же прислужник, – хозяин – человек неверующий. Он сказал, что лучше посидит лишний вечерок в приличном ресторане, чем на всякие там храмы будет раскошеливаться.
«Слава Богу за скорбь и за радость, – отправляясь обратно, подумал священник. – Ничего. С Божьей помощью все образуется…»

***
Задолго до выгона на пастбище коров настоятель решил огородить храм. Он заготовил в лесу двухметровые столбы. Затем возил их на тележке к храму, шкурил. Тащил на себе, как бурлак на Волге, жерди. Однако завершить заготовку материалов ему не позволил приступ аппендицита.  Когда отец Арсений после больницы вернулся на приход, то понял, что закопать столбы и соорудить забор ему самому не удастся, по крайней мере, вовремя.
Поэтому с утра священник остановил на улице небольшую группу сельских мужчин, которые направлялись к вилле Баринова. Он обратился к ним с мольбой помочь безвозмездно в благом деле.
– Ты что, отец, – засмеялся один из работников. – Ты хочешь, чтобы мы бесплатно пахали и потеряли зарплату, чтобы Баринов нас уволил?
– Вам Господь за это воздаст сторицею, – продолжал уговаривать священник.
– Ну уж нет! – воскликнул другой мужчина из компании. – Зарплата хозяина все же надежнее…
Все работники солидарно стали поддакивать, кроме одного – бравого на вид сельчанина. Тот обратился к отцу Арсению:
– Я останусь, батюшка, и помогу вам. Это дело святое…
Члены бригады не только не одобрили поступок товарища, но и, лишившись, видимо, очень ценного работника, выразили недовольство:
– Ты, Петька, что, верующим стал? Смотри, а то пожалеешь…
– Будешь локти кусать...
– Одумайся, пока не поздно…
– Но ведь не только хлебом единым жив человек, – прервал их отец Арсений. – Ведь и о душе следует хотя бы немножко подумать…
– Батюшка, свои проповеди рассказывай бабушкам в церкви, а мы уж как-нибудь без них обойдемся, – послышалось в ответ.
Чтобы попусту не терять времени, настоятель с Петром поспешили к храму. Помощник священника ловко – минут за пять – выкопал по метке яму, установил первый столб и начал засыпать его землей. Ему второй лопатой, как мог, содействовал отец Арсений. Тут скорым шагом подошла к Петру его сравнительно молодая супруга. Она как одержимая заголосила:
– Тебе, муженек, что, эти столбы важнее заработка для семьи? Ты что, батюшкиным «спасибо» собираешься детей кормить?!
– Вы, Петр, оставьте эту работу и отправляйтесь к Баринову, а я уж как-нибудь сам… – со вздохом сказал отец Арсений.
Но супруг скандальной женщины, будто не слыша настоятеля, спокойно обратился к ней:
–  Варя, пожалуйста, возвращайся домой. Я завтра двойную норму выполню там… А сегодня потружусь на благо церкви. Мы ведь все под Богом ходим…
Петр указал сначала рукой в небо, а потом – на свой дом. Жена, махнув рукой, что означало «с тобой бесполезно разговаривать», отправилась обратно. А прихожанин улыбнулся отцу Арсению, мол, все нормально, и налег на лопату.
Солнце еще было на пути к зениту, а Петр уже копал яму под последний столб, как раз напротив алтарной части храма.
– Так, я сейчас это сделаю, быстро приколочу жерди и еще к Баринову успею, – посмотрев на часы, сказал он.
По его лицу и голому торсу ручьями стекал пот. Но закаленный в труде мужчина будто и не замечал этого. Он лишь протер рубашкой глаза и продолжил углубляться в глинистую почву. Вдруг послышался звенящий стук.
– Скорее всего, камень, – предположил священник. – Давайте, Петр, мы отпилим кусок столба и так выровняем его по шнуру.
Но неутомимый труженик и не думал откладывать лопату.
– Это не камень, – взволнованно сообщил он. – Здесь что-то металлическое… Какая-то ручка…
Петр с удвоенной энергией стал обкапывать находку. Ею оказался большой ржавый сундук. Мужчина вцепился в него крепкими руками, но он даже не шелохнулся.
Петр, посоветовавшись с отцом Арсением, направился к ближайшим домам за помощью. Он позвал к церкви троих мужчин пенсионеров, а сбежалось все село во главе с председателем сельской администрации и участковым милиционером. Общими силами еле извлекли из земли сундук и поставили его на ровном месте. Монтировкой открыли крышку. Металлический ящик был переполнен драгоценностями, которые засияли, словно соревнуясь с небесным светилом. Сельчане хором ахнули. А жена Петра бросилась на шею мужу и восхищенно воскликнула:
– Любимый, ты у меня самый лучший! Какой молодец, что пошел сюда работать, а не с ними... – супруга кивнула на кого-то.
Испытывая неловкость от лицемерия Варвары, супруг посмотрел в сторону и увидел своих коллег по работе у Баринова, которые были словно в воду опущенные.
– А вы почему здесь, вы же ушли?..
Мужчины поведали, что хозяина виллы арестовала милиция, и его увезли в наручниках, что обещанная за три месяца зарплата растворилась в небытии, как красивый мираж.
– И почему мы не остались с тобой, Петя, помочь батюшке? – не отрывая глаз от сокровищ, сожалел человек, который утром так боялся потерять работу у Баринова. – Вы теперь миллионеры с батюшкой...
– Не знаю… как решит государство… – сказал Петр. – Но сокровища действительно нашли мы вместе с отцом Арсением. Он ведь мне указывал, где копать. И если будет вознаграждение, то основная его часть должна пойти на ремонт нашего храма.
– Спаси вас, Господи, Петр, – поблагодарил священник.
Раздались радостные голоса из толпы:
– Молодец!
– Настоящий мужчина!
– Дай Бог тебе здоровья…
Все смотрели на огромное, не поддающееся подсчету богатство. Отец Арсений подошел к сундуку и обратился к своим чадам:
– Я просил многих мне помочь, но только один человек откликнулся. На примере этого еще раз подтвердилась великая истина Божья, что кто хочет обогатиться без Бога, у того отнимется, а кто у Бога богатеет, тот даже если ничего не имеет, обретет. Ищите, прежде всего, Царства Божьего, а все остальное приложится вам…
И настоятель, повернувшись к храму, перекрестился, а вместе с ним начали осенять себя крестным знамением и сельчане. Даже неудачливые работники Баринова посмотрели на церковь и, возможно, впервые увидели в ней воистину спасительный дом Божий.
2011 г.


Рецензии
Ваш рассказ больше на сказку похож. И тут не чему радоваться, ведь клады - нечесть. Их охраняет сатана. Так что, это плохая находка, из-за неё может много горя быть тому, кто его нашёл.

Зоя Воронина   03.12.2018 09:47     Заявить о нарушении
На это произведение написано 6 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.