Немного личный детектив. Глава 7

В понедельник утром я вышел из метро и стал ждать в условленном месте водителя Эммы Марковны – Сергея. Посмотрев на часы, я понял, что приехал слишком рано. Чтобы как-то скоротать время, я пошёл вдоль улицы в поисках газетного ларька. Пройдя метров триста, мой взгляд упёрся в знакомый «Вольво». Рядом с автомобилем стоял Сергей и о чём-то разговаривал с находившимся рядом молодым человеком. Увидев меня, Сергей что-то сказал своему собеседнику и тот, глянув в мою сторону, поспешно сел в стоявший с ним рядом автомобиль «Ауди». Машина с громким рёвом стремительно, с пробуксовкой, промчалась мимо меня, встраиваясь в утренний транспортный поток.

- Вы с ним не одну автошколу заканчивали? – улыбаясь, спросил я Сергея, - уж больно манера вождения у вас одинаковая.

- Нет, я в армии права получал, - внимательно посмотрев на меня, ответил Сергей.

- В учебке?- спросил я.

- Да.

- А где ты служил?

- В Москве, - гордо ответил Сергей.

- А я в Германии.

- В особом отделе? – всё так же внимательно глядя на меня, спросил Сергей.

Я хотел рассказать про свою службу в танковом полку, но подумав, что это не будет соответствовать моей фээсбэшной легенде, поэтому решил, немного соврать.

- В расстрельной команде.

- Где?- удивлённо спросил Сергей.

- Нас так называли, мы базировались при комендатуре и занимались поимкой дезертиров, - сказал я, садясь в его машину.

- Кого? – заводя двигатель, удивлённо спросил Сергей.

- Я служил за границей, в ГДР. В одна тысяча девятьсот девяностом году Германская Демократическая Республика объединилась с Федеративной Республикой Германии. Появилось одно большое государство с капиталистическим вектором развития. Нам стали платить полноценную валюту, правда, при этом отменили все возможные выходы с территории части. Некоторые несознательные солдаты и офицеры решили воспользоваться такой возможностью, чтобы дезертировать и убежать на запад. Тем более, что обстановка в тогда ещё Советском Союзе была неспокойная. Началось отделение братских республик, появились проблемы с продовольствием и заработной платой. Здесь же был сытый капитализм. Импортные продукты, машины, алкоголь всё это манило яркими красками рекламных проспектов и нереальных перспектив. Тогда некоторые наши военные и стали пытаться убежать к этим молочным рекам и кисельным берегам. Наша задача была их ловить и если они добровольно не сдавались – расстреливать, как изменников родины. Они все принимали присягу, а значит, были военнообязанными со всеми вытекающими из этого последствиями.

- Что, прямо расстреливали? – удивлённо спросил Сергей.

- Про это я тебе не расскажу, так как у меня подписка о неразглашении военной тайны будет действовать ещё двадцать лет, - серьёзным тоном ответил я.

Сергей замолчал, переваривая мой рассказ, а я вдруг подумал, что интересно, с кем это он встречался ранним утром и кого я своим прибытием смог так напугать.

Подъехав к дому Эммы Марковны, Сергей, улыбнувшись, спросил:

- Ну, что, встречать пойдёшь?

- Нет, как телохранителя меня здесь не воспринимают, а в обязанности помощника это не входит.

- Ну как знаешь, товарищ, кстати, в каком ты звании? – с любопытством спросил Сергей.

- Оберштурмфюрер, - сказал я и вышел из машины, увидев Эмму Марковну, открывающую дверь своего подъезда.

- Гитлер капут! - крикнул мне в спину Сергей.

Увидев меня, Эмма Марковна довольно заулыбалась. Чувствовалось, что дни, проведённые на даче, благоприятно отразились на её самочувствии, сняв нервное напряжение и всякого рода переживания.

Закрыв дверь, она аккуратно пошла мне навстречу, обходя небольшие сугробы, стараясь не задеть их длинными полами своей каракулевой шубы.

- Доброе утро, Дима, как ваши дела?

- Доброе утро, Эмма Марковна, всё хорошо. За время вашего отсутствия я продвинулся в своём расследовании и проверил некоторую информацию.

- Да? Я думала, что в выходные вы отдыхали.

- Я совмещал.

- Хорошо, тогда об этом мы с вами поговорим попозже, - сказала Эмма Марковна, усаживаясь через открытую мною дверь в свой автомобиль.

Я, по привычке, плюхнулся на заднее сидение и Сергей, дождавшись, когда я закрою свою дверку, включив передачу, медленно тронулся в сторону оживлённой улицы.

Через полчаса, мы въехали во двор офисного здания и Эмма Марковна, поздоровавшись со всеми встреченными сотрудниками, включая одиноко сидевшую в приёмной Лену, вошла в свой кабинет и сказала:

- Дима, проходите ко мне.

Я подмигнул Лене, и зашёл за Эммой Марковной следом.

- Какие у вас новости? - спросила Эмма Марковна, снимая и вешая в шкаф свою шубу.

- Плохих новостей нет, я установил наблюдение за некоторыми сотрудниками фирмы, но, никто из них пока с Терентьевым не связывался.

- Как наблюдение? Вы следили за ними?

- Не я и не за всеми. Есть у меня некоторые данные, которые мне нужно будет проверить.

- Дима, вы меня пугаете.

- Всё хорошо, Эмма Марковна, я же обещал, что найду вам этого человека, поэтому не переживайте, всё под контролем, - сказал я с максимально строгим выражением лица.

- Хорошо, Дима, большое спасибо, что вы так активно откликнулись на мою просьбу.

- Это моя работа. Разрешите идти?

- Идите, - ответила Эмма Марковна и довольно улыбнулась.

- Привет, Лена! А ты что сегодня одна? – спросил я, выйдя из кабинета.

- Привет, привет, боец невидимого фронта. Инна сегодня отпросилась, ей в институте, что-то сдавать надо, - сказала Лена, печатая и не отводя глаз от монитора.

Я подошёл к окну, посмотрел на улицу и проезжающие мимо машины. Потом развернулся и, подойдя к сидевшей ко мне спиной Лене, нежно поцеловал её в открытую часть шеи.

- Привет, как выходные, я скучал, - сказал я ей тихо на ушко.

Лена, перестала печатать, чуть напряглась и так же тихо сказала:

- Товарищ помощник, вы бы вернулись на своё место. Я не люблю, когда что-то начинают делать и не доделывают до конца.

- Всегда всё можно доделать чуть позже, - так же тихо на ушко сказал я.

- Вот попозже, мы над этим вопросом и подумаем, а сейчас займите своё место и не отвлекайте меня от работы. Я не хочу сделать ошибку, чтобы потом её исправлять и всё печатать заново.

- Понял, - сказал я и вышел из приёмной. Проходя по коридору, я вдруг услышал за спиной голос Натальи Владимировны, начальника отдела кадров:

- Дима, вы не могли бы зайти ко мне, - негромко спросила она.

- Да, конечно, доброе утро, - сказал я, заходя в её кабинет, - что случилось?

Наталья Владимировна стояла возле своего стола и, внимательно глядя мне в глаза, крутила надетое на безымянный палец левой руки кольцо, сделанное из какого-то полудрагоценного камня. Её белые крашеные волосы были по-прежнему собраны в пучок, глаза горели тревожными огоньками, а губы напряжённо поджаты.

- Доброе утро, Дима, у меня к вам есть дело.

- Я слушаю вас.

- Точнее – просьба. Нет, скорее я хочу поделиться с вами своей тревогой.

Я встал напротив Натальи Владимировны и сделал сосредоточенное лицо.

- Понимаете, Дима, мне кажется, что кто-то хотел залезть в мой сейф.

- В эти выходные? – удивлённо спросил я.

- Нет, на прошлой неделе.

- Как вы это поняли?

- Сначала я обнаружила, что кто-то пытался снять слепки с моих ключей от него.

- То есть, у вас воровали ключи?

- Нет, я вернулась с обеда и нашла их в другом кармане сумки. Я их всегда кладу вот в этот карман, потому, что он на молнии, - сказала Наталья Владимировна и показала мне в сторону сумки рукой.

- А как вы поняли, что с ключей хотели снять слепки?

- Я увидела на одном из них следы пластилина.

- А как вы поняли, что кто-то пытался влезть в сейф?

- Я начала его опечатывать и ставить небольшую метку на ручку. Когда я вернулась в среду с обеда, то заметила, что ручка была сдвинута, как будто, кто-то её дёргал.

- Значит, с ключей сняли слепки, но сняли их неправильно и новые ключи к вашему сейфу не подошли?

- Да, похоже, так.

- А где стоит ваш сейф?

- Вот в этом шкафу, - сказала Наталья Владимировна и открыла небольшую дверцу.

- А что находится в вашем сейфе? – спросил я, подойдя к нему вплотную.

- Новые документы нашей фирмы. После скандала с Терентьевым, Эмма Марковна, попросила меня заняться перерегистрацией. Я изменила договор собственности и полностью поменяла все реквизиты и банковские счета. Так же у нас теперь новые учредители и новый договор аренды помещения.

- Вы кому-нибудь об этом рассказывали?

- Нет, не успела. Я хотела сообщить о своих подозрениях Эмме Марковне, но тут появились вы. Тогда я решила сказать об этом, прежде всего вам.

- Вы правильно сделали. Не надо лишний раз её беспокоить. Ей сейчас и так тяжело. Раз сейф открыть не смогли, значит, ключей у них нет. Не оставляйте их больше без присмотра и всё будет хорошо.

- А если его опять попытаются вскрыть?

- Я думаю, что вряд ли. Без ключей его можно вскрыть только болгаркой или сваркой. Но тайком это сделать, сами понимаете, у них не получится.

- Дима, вы меня успокоили.

- Наталья Владимировна, не переживайте, всё под контролем, - сказал я и улыбнувшись, вышел из её кабинета.

Ситуация на фирме обрастала новыми подробностями и напоминала вселенский заговор. Казалось бы, что одна семья, но с какими-то очень активными родственниками. Всё тихо и мирно, а присмотришься, так вокруг измена и предательство. Человек, который докладывает обо всём Тереньтеву, проявляет здесь серьёзную активность. При этом он не является профессионалом, раз не смог сделать правильные слепки с ключей и добыть, новые документы о перерегистрации фирмы. Из всей полученной сегодня информации, я смог сделать лишь один вывод: Михалыч – муж Натальи Владимировны, здесь не причём. Во-первых, он наверняка смог бы открыть этот сейф, скопировать ключи для него не проблема. Во-вторых, зачем ему это делать, когда он является непосредственно мужем начальника отдела кадров. Допустить, что на этой фирме работает несколько агентов Терентьева, было сложно, так как Ловренович вовсю пытался стать новым родственником, а Пётр Петрович уже зарекомендовал себя тайным осведомителем Корсакова. Оставался только Сергей и пятеро продавцов из отдела продаж.

- Ладно, будем знакомиться со всеми поближе, - сказал я и направился в приёмную. Войдя в неё, я сразу подошёл к столу, за которым печатала свои договоры Лена.

- Послушай, - сказал я, - а есть у вас какой-нибудь список личного состава с адресами и всякими другими данными?

Лена перестала печатать и внимательно на меня посмотрев, спросила:

- А зачем это тебе?

- Я хочу поближе со всеми познакомиться. Конечно, можно поехать к себе в контору и узнать всю информацию через служебный компьютер, но это займёт лишнее время.

- Ты что-то от меня скрываешь, - глядя мне в глаза, серьёзно сказала Лена.

- Не без этого, но я просто не хочу делать какие-то выводы, не основываясь на реальных знаниях. Не переживай, я позже тебе всё расскажу и ты обо всём узнаешь первой.

- Заинтриговал, - сказала Лена и, щёлкнув несколько раз мышкой, вывела на экран список сотрудников с адресами, паспортными данными, датами рождения и своими автомобилями.

- Ого,- удивлённо сказал я, - для чего это тебе?

- Как для чего? Поздравлять с днём рождения, или билеты на самолёт заказывать. Всё должно быть под рукой.

- Распечатай мне это, пожалуйста, - улыбаясь, ласково попросил я.

Лена, ещё несколько раз щёлкнула мышкой и, кивнув на принтер, сказала:

- Забирай.

Взяв ещё тёплые листы бумаги, я сел за стол и углубился в их изучение. В глаза мне сразу бросилась знакомая фамилия.

- А что у вас тут в списке Терентьев делает? – удивлённо спросил я.

- Список старый, я его ещё не корректировала, - ответила Лена, продолжая печатать свои договоры.

Я продолжил читать дальше и вдруг похолодел от внезапно возникшей в моей голове догадки. Сразу после Терентьева было написано: «Алексей Андреевич Куприянов – водитель, автомобиль «Ауди А6» и номер в котором были цифры 066. Я сразу вспомнил утреннюю встречу с Сергеем и того водителя на «Ауди», который увидев меня, сразу быстро уехал. Ещё больше меня заставило похолодеть то, что номер той машины был тоже 066. Вот это да, получается, что Сергей и есть тот человек, который всё докладывает Терентьеву? Он всегда рядом с Эммой, всё знает и всех знает. Сидит недалеко от кабинета Натальи Владимировны, мог спокойно и слепки ключей снять. Как-то всё очень легко сходится, а если это случайное совпадение? Вот сейчас я это и проверю. Я быстро встал из-за стола и вышел из приёмной. Подойдя к комнате, в которой сидел Сергей, я открыл в неё дверь и, убедившись, что он там один, подсел к нему на диван.

- Что смотришь? - спокойно спросил его я.

- Сериал про ментов, - лениво ответил он.

- Про ментов, это хорошо. Вот кстати, скажи мне, дорогой товарищ, с какой целью ты сегодня встречался с водителем господина Терентьева – Алексеем Андреевичем Куприяновым?

- А почему это тебя так волнует? – глядя в телевизор, спросил Сергей.

- Как почему? Тут такой конфликт, даже меня к вам на работу взяли, а ты, получается, с конкурентами спокойно общаешься.

- Я с ним не общаюсь, - недовольно ответил Сергей.

- Ну не с ним, так с его водителем, - тоже глядя в телевизор, спокойно сказал я.

- Тебе–то какое дело? Эмме побежишь докладывать? – пренебрежительно спросил, не глядя на меня, Сергей.

- Нет, это ты сам ей потом объяснять будешь. Даже не ей, а следователю, - сказал я и внимательно посмотрел на Сергея.

Понимая, что, не являясь его другом или родственником, вывести Сергея на откровенный разговор будет делом очень сложным. Втираться к нему в доверие, у меня не было ни желания, ни времени. Тогда я решил применить самый простой способ, блефуя взять его на испуг.

- Чего, - повернувшись ко мне, недовольно сказал Сергей.

- Ничего, твой Терентьев в казино проигрался, подделал документы и чтобы расплатиться с долгами, сейчас будет вашу фирму продавать. На днях его арестуют, и он сдаст тебя, как человека, который ему в этом помогал, а ты это своё «чего» будешь потом следователю говорить. После этого уголовное дело передадут в суд, и тебя, как сообщника, посадят на пять лет за преступления в сфере экономической деятельности. Ты что думаешь, Эмма тебя после всего этого будет, как племянника от тюрьмы отмазывать?

- Я ничего ни про какую продажу не знаю. Я с Терентьевым не общаюсь. Лёха мне был денег должен, утром, перед работой, мы встретились, и он их отдал, - испуганно затараторил Сергей.

- Почему он так быстро уехал?

- Я ему сказал, что ты телохранитель Эммы и он, наверное, испугался. Я ничего не знаю, я здесь ни при чём, - приложив руку к груди, сказал Сергей.

- Не переживай, компетентные органы во всём разберутся, - сказал я и вышел из комнаты.

- Ты что такой возбуждённый? - не отрываясь от компьютера, спросила меня Лена, когда я вернулся в приёмную и сел на своё место.

- В этой фирме меня возбуждаешь, только ты, - улыбаясь, ответил я.

- Хорошо, тогда скажи, с кем ты так эмоционально пообщался.

- С Сергеем, - вдумчиво ответил я.

- Ты что, с ним диван не поделил?

- Нет, мне показалось, что он контактирует с Терентьевым.

- Почему ты так решил? - спросила Лена, внимательно на меня посмотрев.

- Я сегодня утром видел, как он разговаривал с его водителем.

- С Лёхой?

- Да!

- Ну и что тебе на это ответил Сергей?

- Сказал, что Алексей ему долг отдал.

- Это вполне возможно, он в автоматы играет, даже у меня один раз деньги занимал.

- И ты ему их одалживала? – удивлённо спросил я.

- Нет, мне самой деньги нужны, я здесь квартиру купила.

- По дешёвке?

- Да, без накрученных фирмой процентов.

- Повезло тебе, - уважительно сказал я.

- Поработай здесь подольше, тогда Эмма и тебе в этом поможет.

- У меня есть квартира.

- Вторую купишь, потом будешь её сдавать.

- Боюсь, моих денег не хватит даже на такую выгодную покупку, - печально сказал я.

Лена чему-то улыбнулась и продолжила печатать.

- Дима, я еду обедать в мэрию, вы тоже можете сходить перекусить, -сказала Эмма Марковна выходя из своего кабинета.

- Спасибо, - ответил я и, посмотрев на Лену, добавил: - а ты пойдёшь?

- Нет, работы много, но если ты мне что-нибудь купишь, я буду тебе очень благодарна.

- Еда из «Макдоналдса» тебя устроит?

- Вполне, - ответила Лена, не отвлекаясь от компьютера.

- А, что конкретно ты из него хочешь?

- Возьми мне гамбургер, салат и яблочный пирожок.

- А попить?

- Я здесь кофе выпью, - всё также увлечённо печатая, сказала Лена.

Я подошёл к шкафу, надел своё пальто и вышел из приёмной. Прежде чем пойти в «Макдоналдс», я решил забежать в туалет. Через несколько минут выйдя из него на лестницу, я заметил этажом ниже знакомую спину Лены. Спустившись за ней, я увидел, как она, пройдя через двор, достала из кармана бумажный носовой платок, вытерла им губы, бросила его в урну и вошла в здание департамента.

Я проследовал в арку и, выйдя на улицу, пошёл в сторону «Макдоналдса».

- Почему, она туда так резко побежала? – сказал я вслух. В моей голове завертелись мысли. Я видел, когда начал одеваться, что она только начала печатать какой-то договор. Неужели, она его так быстро допечатала? Нет, нет, она пошла туда с другой целью, она пошла туда на доклад. От такой догадки я внезапно похолодел. Точно, она всё докладывает Родионову. А затем я вдруг вспомнил про салфетку и похолодел ещё больше.

- Она спит с ним на рабочем месте! – вдруг произнёс я свою догадку вслух. Она рассказывает ему, что происходит на фирме и потом его удовлетворяет. Тут я остановился, представляя картину происходящего разврата. Значит, Родионов является той третьей силой, которая держит руку на пульсе событий. Получается такой интересный треугольник: бандит – Терентьев, мэрия и Корсаков в лице Эммы Марковны и … тут я задумался сильнее. Интересно, чьи интересы представляет начальник департамента муниципального жилья. Может, свои? Летом отправят Эмму на пенсию, тут он сразу свою кандидатуру и поставит. Сделает, например, Лену директором фирмы. Мог же он ей это после всего, что у них происходит, пообещать? Хотя, в это слабо верится, секретарь, а потом раз и сразу директор. Скорее, Лена будет заместителем, а директором станет кто-то другой. Но почему я так уверен, что она спит с Родионовым?

- Помада, - опять вслух сказал я. Сейчас я вернусь в офис, и если Лена будет сидеть с накрашенными губами, значит, моя версия верна.

Я прибавил шагу и забежал в, недавно построенный на углу Тверской и улицы Огарёва, «Макдоналдс». Через десять минут я вышел оттуда, держа в руках два бумажных пакета с едой и быстрым шагом практически побежал обратно в офис. Подойдя к железной двери, я остановился перевести дух. «Главное не смотреть на её губы, а то она всё поймёт» - мысленно сказал себе я и, открыв дверь, вошёл в коридор. Ещё раз поздоровавшись с

удивлённым милиционером Михаилом, я медленно проследовал в приёмную. Лена сидела за компьютером всё также печатая свои документы. Не глядя на меня, она сказала:

- Ну, что, где мой гамбургер?

- Вот он, моя королева, - сказал я, любуясь яркой помадой на её губах.

- Ты, что такой довольный?

- Кормить голодную девушку – это удовольствие не менее сильное, чем секс с ней, - сказал я, понимая, что своей шуткой могу себя полностью выдать.

- Первый раз вижу человека, в котором «Макдоналдс» разбудил романтику, - не отрывая взгляда от компьютера, усмехнувшись, сказала Лена.

- Да, я такой, вспоминаю нашу прошлую встречу, и в моём сердце начинают петь солисты любовные партии из опер.

- Ой, опера, хорошо, что напомнил, - сказала она и, оторвавшись от компьютера, стала набирать на телефоне какой-то номер.

- Добрый день, это вас опять Лена беспокоит. Я по поводу билетов, они уже заказаны? Спасибо вам большое.

- Куда билеты? – с любопытством спросил я.

- В Венскую оперу, - спокойно ответила она.

- Куда? – удивлённо сказал я.

- У Эммы седьмого марта день рождения. Она начнёт отмечать его здесь, а вечером улетит на выходные в Вену. Вот попросила меня заказать ей билеты в Венскую оперу.

- Ого, а где их можно заказать?

- В турфирме, где она эту поездку бронировала, - не отрываясь от монитора, сказала Лена.

- Прикольно, а она одна полетит?

- Нет, она летит с мужем, дочерью и подругами: Натальей Владимировной и Тамарой Сергеевной.

- А где в это время будут фактический и номинальный начальники хозяйственного отдела? – улыбаясь, спросил я.

- Тоже полетят, куда же без них?

- А почему в Венскую оперу, а не в Римскую?

- Дима, мне сказали заказать билеты в Венскую, я их заказала. Вот поедешь сегодня Эмму Марковну провожать, у неё и спроси.

В этот момент в приёмную зашла директорша и, обращаясь к Лене, спросила:

- Меня кто-нибудь искал?

- Нет, Эмма Марковна, никто не спрашивал. Я звонила в турфирму, билеты в оперу оплачены, их доставят в ваш отель курьером.

- Ой, как хорошо, просто замечательно, - сказала Эмма Марковна и удалилась в свой кабинет.

- Что же ты не спросил? – сказала Лена продолжая печатать.

- Ещё не вечер, - сказал я и вышел в коридор.

Пройдя на лестничную клетку, я остановился у окна и стал разглядывать здание департамента напротив.

- Значит, Эмма улетает, - сказал я вслух. Такая работа мне начинала нравиться. Вторую неделю подряд я тут не перетруждаюсь и отдыхаю по три выходных к ряду. Жаль, что у меня нет загранпаспорта, а то можно было напроситься и тоже в Вену слетать. Сказал бы, что по моим сведениям Терентьев тоже туда собирается, а в такой ситуации я не имею права оставить вас одну. Хорошо, пусть Эмма летит, а вот Лена пусть остаётся. В моей голове вдруг возник хитрый план.

- Ты чего там стоишь, куришь что ли? – послышался сзади голос милиционера.

- Михаил, скажи мне, пожалуйста, где в департаменте кабинет Родионова? – обернувшись, спросил я.

- Вон, на четвёртом этаже, окна выходят во двор. А зачем тебе?

- Просто любопытно, для общего развития, - спокойно ответил я.

- А, понимаю, надо владеть обстановкой.

- Именно, - сказал я и пошёл вверх по лестнице.

Дойдя до третьего этажа, я увидел небольшой проход на крышу, который упирался в закрытую на замок дверь.

- Так, а ну-ка, - сказал я, старательно пытаясь открыть, покрутил его на петлях.

Замок проскрипел, но не поддался. Я спустился в офис и, обращаясь к Михаилу, спросил:

- Послушай, там проход на крышу закрыт на замок. Не подскажешь, у кого есть ключи от него?

- Вот этого я не знаю. Спроси лучше у Михалыча, - растерянно ответил милиционер.

Я пошёл по коридору в сторону двери, за которой работал телевизор. Открыв её, я увидел лежащего на диване Сергея и что-то паяющего Михалыча. Увидев меня, Сергей ухмыльнулся и отвернулся опять к телевизору. Я посмотрел на «теневого» начальника хозяйственного отдела и сказал:

- Послушай, Михалыч, у тебя нет ключа от замка двери ведущей на чердак?

- Ну, есть, - не глядя на меня, ответил он.

- Дай мне его, пожалуйста. Там сосулька висит, Эмма Марковна боится, что она, когда потеплеет, на блок кондиционера упадёт.

- А ты что, сбивать её полезешь?

- Пока только посмотрю.

- Ну, на, - сказал Михалыч и, открыв ящик стола, достал и передал мне небольшой ключ.

- Спасибо, сейчас верну, - сказал я и, забрав его, пошёл на лестницу.

Поднявшись на чердак, я открыл замок, распахнул дверь и вышел на крышу. Посмотрев на здание департамента, я осторожно прошёл по ней до вентиляционной шахты и оказался точно напротив окон кабинета Родионова.

- Супер, - сказал я вслух и, развернувшись, пошёл в обратную сторону.

Моя догадка о сексуальных связях Лены и начальника департамента Родионова, требовала больше доказательств, чем просто манипуляции с губной помадой. Тогда в мою голову и пришла идея попытаться снять этот процесс на видеокамеру. Сажать на крышу Эдика было делом хлопотным и не надёжным, тем более не было никакой гарантии, что у него завтра будет выходной. Поэтому, снять всё происходящее я решил сам.

Вернувшись в офис, я вернул ключ от двери Михалычу и вошёл обратно в приёмную.

- Куда ходил? - не отрываясь от компьютера, спросила меня Лена.

- Так, изучал обстановку. Не люблю долго на одном месте сидеть.

- Ты же телохранитель, значит должен быть усидчивым.

- Когда в этом есть необходимость, я становлюсь усидчивее памятника Юрию Долгорукому, сидящего на лошади.

- Вот именно, когда необходимо, - не отрывая взгляда от компьютера, загадочно сказала Лена.

Вечером, прежде чем попасть домой, Эмма Марковна заехала в несколько продуктовых магазинов. Я помог донести сумки с едой до её квартиры, потом вернулся к подъезду и обнаружил, что Сергей, не дождавшись меня, уехал. «Обиделся» - подумал я и пошёл до метро своим ходом. Через час я стоял возле квартиры, в которой жил Эдик. Позвонив в дверь, я дождался, когда мне откроют и, пройдя в комнату к лежащему на диване перед телевизором моему другу, сказал:

- Здорово, Эдуард Валерьевич, одолжи на пару дней видеокамеру.

http://www.proza.ru/2017/05/14/2025


Рецензии