Немного личный детектив. Глава 9

На следующий день, в девять часов утра, я снова стоял между «Вольво» и подъездом, ожидая, когда появится Эмма Марковна. «А с Сергеем нужно мириться, на улице ведь не май месяц» - подумал я. Не очень приятно, даже если по календарю и наступила весна, стоять на тротуаре, обдуваемом холодным, по-настоящему ещё зимним, ветром.
     В девять часов пятнадцать минут из подъезда бодро вышла моя подопечная директорша, одетая в какую-то пышную шубу из комбинированного меха. Я даже подумал, что в мире пушных животных, наверное, не осталось зверей, из которых у Эммы Марковны не было шапки, муфты или другой верхней одежды.
- Здравствуйте, Дмитрий, - сказала она, поравнявшись со мною, - сегодня вы мне понадобитесь в качестве охранника и телохранителя.
- Добрый день, Эмма Марковна, это же мои непосредственные обязанности.
- Вот и замечательно, - сказала директорша, садясь в свою служебную машину.
- Сегодня мы в офис не поедем, там у меня нет никаких срочных дел. Сейчас мы поедем в банк. Завтра у меня день рождения, я улечу с друзьями в Вену, но прежде мне бы хотелось выдать своим сотрудникам небольшую премию. Я сниму со счёта в банке немного денег, мы отвезём их ко мне домой и на сегодня вы, Дима, свободны. Завтра же утром, я попрошу вас обязательно сопроводить меня до работы. Сами понимаете, мы повезём деньги на нашу фирму.
- Я всё понял, Эмма Марковна, можете на меня полностью рассчитывать.
- Вот и хорошо, тогда поехали.
     Сергей, услышав команду, включил скорость и стал медленно выезжать из уже убранного от снега двора. Покрутившись по центру, мы подъехали к банку, который находился недалеко от театра Советской Армии. Я вышел из машины, открыл переднюю дверь и помог выйти Эмме Марковне.
- Так, нам сюда,-  сказала директорша и указала на большую дубовую дверь, находившуюся под яркой вывеской банка.
- Меня там сопровождать не надо. Ждите в машине, когда я буду выходить, то сразу позвоню на телефон Сергею.
- Хорошо, - сказал я, открывая массивную дверь.
     После того, как охранники проверили у Эммы Марковны её документы, к ней сразу подошёл одетый в костюм молодой человек. Приблизившись к директорше, он сразу поздоровался и, улыбаясь, попросил следовать за ним. Проводя их обоих взглядом, я развернулся и, выйдя на улицу, сел в машину к Сергею.
- Извини меня за тот наезд на тебя в комнате отдыха, - сразу сказал я.
     Сергей повернулся и внимательно посмотрел мне в глаза.
- Правда, извини, работа у меня такая, всех подозревать. Сам же видишь, какая на фирме обстановка. Эмму Терентьев по телефону нервирует, она переживает, а тут ты встречаешься с Куприяновым. Разбираться, не было времени, вот я и решил тебя слегка припугнуть.
- Ничего себе, слегка! Ворвался и срок мне пообещал! – недовольно ответил Сергей.
- Да, я перестарался, признаю это и прошу у тебя извинения.
- Хорошо, я зла не держу, - добродушно ответил он.
- Вот и славно, ты в Вену летишь? – сказал я, старательно меняя тему разговора.
- Нет, я  завтра Эмму в аэропорт повезу, а в воскресенье встречать поеду.
- Вы же все в машину не поместитесь?
- Я повезу, только Эмму, её мужа и дочь Иру – нашего бухгалтера. Остальные сами будут добираться.
- Значит, в машине места не будет, - вдумчиво сказал я.
- Да, можешь расслабиться, тебя не возьмут, - улыбаясь, ответил Сергей.
     Я захотел ещё, кое-что у него спросить, но осёкся. У входа стоял человек в кожаной куртке и старательно смотрел в окна банка. Затем он развернулся, и я узнал в нём того самого мужчину, которого видел рядом с нашим офисным зданием, в тот самый день, когда туда приехала бригада «скорой помощи». Мужчина накинул капюшон и направился по переулку, уходящего за здание банка.
- Так, посиди тут пять минут без меня, - сказал я Сергею и вышел из машины на улицу.
- А ты куда?
- Сейчас вернусь, - коротко ответил я и закрыл за собой дверку.
     Быстро добежав до угла здания, я осторожно выглянул из-за него, пытаясь увидеть, опознанного мною мужчину. Чуть вдалеке я увидел его садящимся в девятую модель «Жигулей» тёмно-зелёного цвета. Мужчина завёл двигатель и  поехал по переулку в мою сторону. Я спрятался обратно за угол дома, и когда машина проехала рядом со мной, запомнил её номер, старательно глядя ей в след. Быстро вернувшись обратно, я спросил у Сергея:
- Слушай, можешь дать свой телефон позвонить?
- Зачем тебе? - удивлённо спросил он.
- Да вот хочу номер машины пробить, зелёная девятка М 002….
- Я знаю эту машину, - перебил меня Сергей.
- Откуда? - удивлённо спросил я.
- Это бывшая машина Ловреновича, он её своему другу продал. Я ездил в ГАИ и договаривался через своих знакомых, чтобы ему эти крутые номера оставили.
- Постой, а что она здесь делает?
- Не знаю, может её владелец, тоже в этот банк приезжал. Они все тут деньги держат. Эмма помогла председателю правления квартиру купить, с тех пор он с ней дружит.
- А если нет, если за Эммой следят?
- Кто?
- Этот товарищ Ловреновича!
- Зачем?
- Я не знаю, надо подумать.
- Дима, если ты хочешь, ворваться в кабинет Ловреновича и так же на него наехать, то у тебя ничего не получится. Во-первых, он юрист, его просто так не напугать, а во-вторых, тебя точно потом выгонят. Эмма его ценит, он очень хороший специалист.
- Умный человек, два раза на одни и те же грабли не наступает, - задумчиво ответил я.
- Я тебя предупредил, - сказал Сергей и, повернувшись, внимательно на меня посмотрел.
- Нет-нет, ты не думай, просто анализирую ситуацию, рабочая привычка, - сказал я, добродушно улыбнувшись Сергею.
     В этот момент у него зазвонил телефон. Посмотрев на него, Сергей сказал:
- Иди, встречай, Эмма выходит.
     Я быстро вышел из машины, осмотрелся и зашагал  в сторону банка. Открыв тяжёлую входную дверь, я прошёл внутрь и остановился у поста охраны. Через пару минут, довольно улыбаясь, ко мне подошла Эмма Марковна. Я открыл входную дверь и, озираясь по сторонам, проводил директоршу до её автомобиля.
- Ну, что, поехали домой, - всё так же довольно улыбаясь, обратилась к Сергею она.
     Мы выехали на Садовое кольцо, и опять немного покрутившись, через, двадцать минут подъехали к её дому.
- Тебя подождать? – крикнул мне Сергей, когда я, открыв дверцу машины, помог выйти из неё Эмме Марковне.
- Не надо, мне нужно прогуляться, - сказал я в ответ и пошёл вместе с директоршей в сторону её подъезда.
- Дима, хочешь я напою тебя чаем? – сказала Эмма Марковна, когда мы зашли внутрь.
- Спасибо, не откажусь, - ответил я, понимая, что такое предложение было неспроста.
- Тогда пойдём, - сказала она и направилась мимо комнаты охраны в сторону лифтовой шахты.
     Мы поднялись на нужный этаж, и вышли в просторный холл. Эмма Марковна погремев ключами, открыла большую, оббитую лакированным шпоном, железную дверь. К ней сразу выскочил английский бульдог и, тяжело дыша, стал пытаться от радости облизать руки своей хозяйки. Периодически он подбегал ко мне, смотрел в мои глаза, как бы говоря: «Я тебя не знаю, но тоже оближу»
- Фу, Буся, дай мне раздеться. Ещё рано с тобой гулять, - сказала Эмма Марковна, гладя бульдога по широкой спине. – Проходи, Дима, раздевайся, вон в том шкафу есть тапочки.
     Я вошёл в квартиру и оказался в огромном холле. На меня смотрело несколько дверей и большая арка гостиной, окончания которой я сразу даже не увидел.
-А почему Буся? – спросил я, вешая своё пальто в шкаф.
- Босфор Уилсон третий, сокращённо Буся, - довольно сказала директорша и потрепала пыхтящего бульдога за ухом.
- Дмитрий Кулаченков первый, - сказал я и тоже погладил разлёгшегося передо мной Босфора.
- Дима, не иронизируй, у него такие королевские крови, что если бы он об этом знал, то наверняка, сразу бы перестал общаться с нами. Проходи в кухню, я сейчас к тебе подойду, - сказала Эмма Марковна, указывая мне направление, а сама скрылась в одной из множества находящихся в квартире комнат.
     Я пересёк холл и, открыв дверь, на которую мне указала Эмма Марковна, нажал на резную ручку и оказался в кухне. Оглядевшись по сторонам, я подумал, что здесь смогла бы уместиться вся моя квартира, включая санузел и коридор перед входной дверью. По левую сторону от меня, вдоль всей стены до находящегося где-то вдалеке окна, стояли шкафы, мойка, посудомоечная машина, варочная панель, огромная духовка и даже небольшой гриль. Посреди кухни стоял большой деревянный стол с резными ножками, вокруг него стояли такие же резные стулья. Вдоль стены справа, стояли диваны, тумбочка с телевизором и чайный столик. Пока я окидывал всё это взглядом, вошла Эмма Марковна и, надев фартук, спросила:
- Ты, Дима, какой чай будешь?
- Какой нальёте, - сразу ответил я, отдавая инициативу выбора директорше.
- Тогда давай-ка я заварю тебе цейлонский с добавлением наших трав. Мне их недавно передали из Крыма, с ними получается очень ароматный вкус.
- С большим удовольствием попробую, мне чай нравится, особенно такой неординарный, - довольно ответил я.
- Ты садись за стол, не стой, - сказала Эмма Марковна и нажала кнопку включения, на электрическом чайнике.
- Дима, с чем ты будешь пить чай? Может, тебе обед разогреть?
- Нет-нет, что вы, я совершенно не голоден.
- Тогда угощайся конфетами, - Эмма Марковна кивнула на большую вазу, в которой лежала огромная гора разнообразных сладостей.
- Спасибо, - скромно ответил я.
- Знаешь, Дима, я хотела с тобой поговорить.
- Эмма Марковна, я извинился перед Сергеем. Прошу и вас, меня простить, я действительно очень рьяно подошёл к этому поиску.
- Очень хорошо, что ты это понял. Я просто очень ценю родственные и дружеские отношения. Я с детства так воспитывалась, что семейные узы это святое, поэтому, вся  история с моей фирмой, в которую я вложила всю себя, все свои связи и свою душу, меня просто неимоверно огорчает. Я была уверена, что работаю с порядочными людьми, а тут такое. Сначала Терентьев, а теперь кто-то ещё. Пойми, Дима, я не могу себе представить, что мои подчинённые могут помогать ему в его непристойных планах. Но с другой стороны, ведь это не вымысел, такой человек существует. 
     В этот момент чайник выпустил клубы пара и отключился, мягко щёлкнув предохранителем. Эмма Марковна залила кипяток в глиняный сосуд с заваркой и, повернувшись ко мне, продолжила:
- У меня складывается впечатление, что мне в действительности мало, кто хочет помочь. Вчера опять звонит Терентьев, настаивает на продаже фирмы, а все мои знакомые просто делают вид, что мне помогают. Все меня успокаивают, уверяют, что у них всё под контролем, но на самом деле ничего не меняется. Я перерегистрировала фирму, изменила состав учредителей, и тут же сейф, где хранятся эти документы, кто-то пытался открыть. Я звоню в мэрию, беспокою всех моих друзей, прошу как-то повлиять на эту ситуацию, но, кроме заверений в поддержке, от них больше ничего не слышу.
     Эмма Марковна разлила заварку по чашкам, добавила кипятка и продолжила.
- Как ни странно, единственный человек, кто стал для меня что-то делать, это ты, Дима. Поэтому, я хочу от тебя услышать честный ответ, ты знаешь, кто помогает Терентьеву?
- Думаю, что да, просто у меня нет стопроцентных улик, - сказал я, развернув фантик, положив в рот конфету и отпив из чашки ароматный чай.
- Дима, я тебя прошу, скажи, что тебе известно?
- Эмма Марковна, у меня нет доказательств, точнее они есть, но пока только косвенные.
- Расскажи мне о них.
- Не могу. Во-первых, я не хочу, чтобы получилось, как с Сергеем, а во-вторых, этот человек может поменять свои планы и я не смогу его в этом уличить. Давайте сделаем так, вы улетите отмечать свой день рождения в Вену, а когда вернётесь, я расскажу вам, кто в вашей фирме предатель.
     Эмма Марковна, посмотрела мне в глаза и, глубоко вздохнув, сказала:
- Ну, хорошо, пусть будет по-твоему.
     В этот момент в квартире раздался звонок и Буся, хрипя, неуклюже побежал к входной двери.
- Это мой муж пришёл, - улыбаясь, сказала Эмма Марковна и вышла в холл.
- Тогда мне пора, - сказал я, поставив чашку и выйдя за ней следом.
- Семён Аркадьевич, познакомься, это Дмитрий, мой помощник, - сказала Эмма Марковна, открыв входную дверь.
- Добрый день, наслышан, - сказал он и протянул мне для рукопожатия свою руку.
     Семён Аркадьевич был ровесником своей супруги, среднего роста, сухим по телосложению, абсолютно седым, но моложаво выглядящим, держащим себя в форме человеком. Крепко пожав мне руку, он спросил:
- Куда же вы уходите? Может, по рюмочке, за знакомство?
- Виноват, но мне ещё нужно поработать, - скромно ответил я, надевая пальто.
- До завтра, Эмма Марковна, и большое спасибо за чай.
- Вам, Дима, спасибо, вы меня обнадёжили.
- Это моя работа, - сказал я и вышел из квартиры.
     Я шёл по улице в сторону метро, серьёзно обдумывая всю полученную информацию. Какая-то странная получается ситуация. Если верить Эмме Марковне,  только я по-настоящему заинтересован помочь ей. Только я кручусь на этой фирме и выискиваю предателя. Все остальные сотрудники, кураторы, друзья и правоохранительные органы просто ждут определённого момента, когда можно будет из всего этого извлечь свою выгоду. Если отбросить все сложности, то ситуация получается такая: Эмма Марковна с помощью своих друзей в мэрии организовала фирму по торговле халявно выделяемым правительством Москвы жильём. Теперь, когда Эмме Марковне пришло время выходить на пенсию, все её друзья и доброжелатели решили воспользоваться формальным поводом, чтобы законно отобрать у неё весь бизнес.
     Первым, в открытую, этим стал заниматься Терентьев. Наверняка, он, как в поговорке: «Кто первый встал, того и тапки» решил всех опередить, показав этим свои серьёзные намерения. У Терентьева появился работающий на фирме помощник, который давал ему всю необходимую информацию. Эти двое и отвлекали на себя главное внимание. Но если копнуть по глубже, то оказывалось, что помимо бывшего заместителя директора, ещё ряд людей тоже строили планы на будущее этой фирмы.
     Во-первых -  мэрия. Раз там не дали понять Терентьеву, что в его услугах не нуждаются, значит, сами имели какие-то планы. Во-вторых – МВД, в лице товарища Корсакова, который тоже что-то мутил с Петром Петровичем, мужем лучшей подруги Эммы Марковны и начальником отдела продаж фирмы, Тамары Сергеевны. Наверняка, там была договорённость о переходе фирмы в верные руки подруги бывшей начальницы, с вытекающими из этого бонусами. Плюс ко всему этому, Корсаков подстраховался и через своего друга, моего начальника Андрея Илларионовича, приставил к Эмме Марковне охранника, чтобы через меня, тоже иметь возможность контролировать ситуацию. В-третьих – это, начальник Департамента муниципального жилья Родионов, который, как бывший чекист, не смог пройти мимо такого заговора и сам решил принять в нём участие, в лучших традициях жанра, завербовав секретаря Эммы Марковны, Лену. Что же из этого всего получалось? Да пока ни чего, все главные события планировались на лето. Именно летом вся эта возня окончится чьим-то победоносным финалом. Ну, а, что в этой ситуации делать мне? - задался я логичным вопросом.
     Когда ты молод, здоров, не отягощён семьёй и другими серьёзными обязательствами, когда в тебе ещё присутствует дух авантюризма, пренебрежения к любого рода опасностям, тогда ты спокойно, по воле сердца совершаешь любые поступки, совершенно не думая об их последствиях.
     Я остановился посреди улицы, улыбнулся и сам себе сказал:
- Дмитрий, ты же обещал найти Эмме Марковне в её фирме предателя? Так найди его!
     Ещё больше улыбаясь, я вошёл в здание станции метро, хорошо понимая, что мне делать дальше.

http://www.proza.ru/2017/05/14/2036
 


Рецензии