Немного личный детектив. Глава 3

    Дождавшись, когда все сотрудники фирмы покинут кабинет, я развернулся к Эмме Марковне и спросил:
- Вы не против, если я пока похожу по всему вашему офису? Так сказать, осмотрю фронт работ.
- Дима, это ваше право, делайте, что хотите. Единственное о чём я вас попрошу, это не входить в мой кабинет без стука и в те моменты, когда я веду здесь переговоры.
- Эмма Марковна, это даже не обсуждается, - сказал я с таким выражением лица, как будто я только что подписал документ о неразглашении государственной тайны, который выдал мне лично руководитель ФСБ.
     Развернувшись, я вышел из кабинета и, встав посреди приёмной, стал оглядывать её, выбирая для себя подходящее место.
- Вам, наверное, лучше стул поставить к входной двери, будете сидеть и никого не впускать, - сказала, не глядя на меня, разделяя слова в такт звукам клавиатуры, сидящая всё там же за компьютером, ехидная блондинка.
- Лена, я здесь не для того, что бы вводить пропускной режим, - спокойно ответил я.
- А для чего? – сказала, всё так же разделяя слова, блондинка.
- Я помощник Эммы Марковны, - серьёзным голосом ответил я.
- Тогда почему вы не находитесь в её кабинете?
- Мне это совершенно не нужно, я и отсюда прекрасно вижу, что там происходит, – сказал я, подумав: «Ну, что, теперь настало моё время для шуток?»
- Да? – сказала блондинка и наконец, перестав печатать, оторвала взгляд от своего компьютера. Сидящая напротив меня хрупкая девушка Инна, тоже не без интереса сразу на меня посмотрела. Я поймал её взгляд и сказал:
- Я проходил обучение в спецшколе ФСБ России, там меня научили смотреть через предметы и даже через одежду.
     После этих слов Инна инстинктивно приподняла руки и прикрыла ими свою небольшую грудь.
- И вы можете это продемонстрировать? – с интересом спросила меня блондинка.
- Конечно! – улыбаясь ответил я. - Инна, я сейчас отвернусь, вы спрячьте какой-нибудь предмет, а я вам его найду.
     Инна удивлённо на меня  посмотрела и перевела свой взгляд на Лену.
- Прячьте, Инна, прячьте, сейчас мы увидим уровень возможностей выпускников школы ФСБ, - сказала она, одобрительно качнув своей головой.
     Я демонстративно отвернулся и, подойдя к выходу из приёмной, встал возле раздвижного шкафа. Краем глаза я стал смотреть на гладкую, полированную дверку, в которой под действием проникающего через окно света, отражалось всё происходившее за моей спиной. Я увидел, как Инна, взяла со стола блондинки дырокол и спрятала его в выдвижной ящик напротив.
- Можно повернуться, - скомандовала мне Лена.
     Я сделал шаг назад, развернулся и серьёзно прищурившись, стал делать вид, что сосредоточен на поиске. С трудом сдерживая смех, я для убедительности выставил вперёд свои руки и стал ощупывать ими воздух. Инна и Лена смотрели на меня с огромным интересом. Подойдя к ящику, я открыл его, и демонстративно достав дырокол, протянул  изумлённо смотрящей на меня Инне.
- Ой, - воскликнула она, задёргав руками не зная по-прежнему прикрывать свою грудь или забрать у меня дырокол.
- Инна, Дмитрий видел всё, что ты делаешь, в отражении шкафа, - моментально разоблачила меня, ехидно улыбаясь, Лена.
- Ой, это правда? – спросила Инна.
- Ложь! И я вам сейчас это докажу.
     Я посмотрел через плечо Инны на дверку стоящего за ней шкафа.
- Хотите, я скажу, что находится внутри этого ящика? - кивнул я на него.
- Хорошо, попытка номер два, - всё также ехидно сказала блондинка.
     Вот здесь я напрягся по настоящему, так как Инна открывала его всего один раз, когда поила нас чаем.
«Так, давай, вспоминай, что там было» - сосредоточенно думал я. Через пару секунд, вытянув вперёд руку и указывая пальцем на закрытый ящик, я сказал:
- Сахарница, четыре чашки, в углу какие-то конфеты, ложки, нож с деревянной ручкой.
- Ой, - опять вскрикнула Инна, подняв свои руки на уровень груди.
-Ты всё видел, когда Инна угощала вас с Андреем Илларионовичем чаем, - сказала победоносным голосом разоблачителя, внимательная блондинка.
- Это правд? – опять спросила Инна.
- Хорошо, третья попытка, - не спрашивая разрешения, сказал я.
- Вот тот шкаф вы не открывали, значит, я не мог видеть, что там находится?! – разгорячённо сказал я.
- Ну, допустим, - сказала Лена.
- Так вот, там находятся, - сказал я, сделав небольшую паузу, - шуба и красный пуховик.
     Сказал я это на удачу, так как, логически подумал, что девушки должны были хранить в нём свою верхнюю одежду. Инна подошла к шкафу, открыла дверцу, и я увидел, висящую на вешалке норковую шубу и действительно ярко-красный пуховик.
- А вот это требует объяснения, - удивлённо сказала блондинка.
      Я победоносно прошёл через приёмную, опёрся на стол за которым сидела Лена, посмотрел её в глаза и тихо сказал:
- Пусть это останется в тайне, кстати, у вас очень красивое бельё.
     Не дожидаясь ответа, я развернулся и довольно улыбаясь, вышел из приёмной в коридор.
    Сказать честно, мне просто повезло. Когда я вешал наши с Андреем Илларионовичем пальто в стоявший при входе раздвижной шкаф, то не увидел в нём никакой другой верхней одежды. Поэтому, глядя на шкаф, стоявший рядом с компьютером, за которым сидела блондинка, я подумал, что свою верхнюю одежду Лена и Инна хранят именно в нём. Инна была одета в строгое платье, поэтому я решил, что она обязательно пришла на работу в шубе. Глядя на Лену, одетую в простую кофту и джинсы, единственным вариантом, родившимся в моей голове, был пуховик. То, что я назвал его красным, вообще было первым, что пришло мне в голову. Радуясь таким совпадениям, я неожиданно для себя подошёл к входной двери, рядом с которой нёс свою службу Михаил.
- Ещё раз добрый день, - поздоровался я с милиционером, - вот решил прогуляться и посмотреть своё новое место работы.
- Привет, - панибратски ответил мне он, - ты с какого отдела?
- В смысле? – не понял вопроса я.
- Ну, в каком отделе служишь? Или ты с главка?
- С охранной фирмы, - простодушно ответил я.
- Ну, это понятно, что это подработка, служишь-то ты где?
- Нигде, - удивлённо ответил я.
- А, ты значит, - Михаил кивнул своей головой в сторону, - «чекист»?
     Тут до меня наконец-то дошло. Я строго посмотрел на Михаила и, подняв вверх указательный палец, сказал:
-Только никому об этом не говори.
- Могила, - сказал Михаил и доверительно посмотрел мне в глаза. После чего внимательно покрутив головой в разные стороны, вопросительно добавил:
- Значит дело серьёзное?
- Правительственный уровень, - ещё более значимо добавил я.
- Я так и знал, что эту контору скоро начнут  чистить. Ведь к выбором готовимся, - сказал Михаил, с выражением лица человека, который узнал военную тайну. Понимая, что допрос продолжится, и Михаил будет пытаться узнать для себя ещё больше «военных тайн», я решил перехватить инициативу.
- Миша, - я подошёл и положил свои руки ему на плечи, и доверительно глядя в глаза, добавил:
- Поверь, мы своих не трогаем, работай спокойно, всё под контролем.
- Понял, - чуть слышно, заговорщицки ответил мне Михаил. Я утвердительно кивнул головой, развернулся и направился в другой конец офиса. Пройдя вдоль стены, я увидел дверь с табличкой «Юридический отдел», недолго думая, я постучал в неё.
- Да, - послышался за ней громкий мужской голос. Я потянул ручку на себя и вошёл. Справа от меня за офисным столом сидел, глядя в компьютер, тот самый, строгий седовласый мужчина в дорогом шерстяном костюме. Напротив него, вдоль всей стены стояли шкафы, за стеклянными дверями которых виднелись толстые папки, справочники и разного рода юридическая литература.
- Добрый день, я….
- У вас, что-то срочное? – перебил меня Лавренович, даже не взглянув в мою сторону.
- Нет, я просто….
- Тогда прошу меня извинить, я сейчас сильно занят, - ответил он, совершенно на меня не глядя.
- Прошу прощения, - сказал я и вышел из комнаты.
     «Какая-то странная в этой фирме манера общения. Разговаривать, не глядя друг на друга» - подумал я, подходя к следующей двери, на которой виднелась табличка с надписью «Бухгалтерия». Дверь была открыта, и я вошёл в неё без стука. Это была приёмная, в которой, правда, никого не было. На полу, от самого входа была застелена ковровая дорожка, которая упиралась в ещё одну дверь. Я постучал в неё и, услышав утвердительный ответ, сразу вошёл. Я попал в маленькую комнатку, тоже уставленную шкафами с прозрачными дверцами. Сразу передо мной, за столом, глядя в компьютер, сидела молодая копия Эммы Марковны.
- Ещё раз добрый день, - сказал я.
- Что-то случилось? - взволнованно спросила молодая копия, оторвав свой взгляд от компьютера и переведя его на меня.
- Нет, я просто хожу, осматриваю новое место работы.
- Ой, а вы могли бы это сделать попозже, а то я сейчас очень занята, - сказала дочь Эммы Марковны и снова повернулась к своему компьютеру.
- Да, конечно, извините, - сказал я и быстро вышел. «Что-то я в этой дружной семье ощущаю себя хуже, чем в сиротском приюте» - подумал я, подходя к следующей двери. Она была не закрыта, и я опять вошёл без стука. Это была большая комната, в ней стояли столы, за которыми сидели молодые ребята, менеджеры по продажам и общались непосредственно с пришедшими для покупки квартиры клиентами. Войти в неё дальше я не успел, так как практически в дверях столкнулся с выходящей из комнаты Тамарой Сергеевной – начальником отдела продаж фирмы.
- О, - улыбнулась мне она,- хотите тоже купить квартиру?
- Нет, я просто хотел посмотреть….
- Тогда зайдите попозже, сейчас все мои мальчики заняты работой. В такой момент их лучше не отвлекать, - сказала она, всё также мило улыбаясь.
- Прошу прощения, - сказал я, пятясь к выходу.
     В дверь с надписью «Отдел кадров», я даже не стал стучать, понимая, что и оттуда меня пошлют подальше в неизменно культурной форме. Желание осматривать офис дальше, вдруг, куда-то пропало. Посмотрев на дверь с надписью «Хозяйственный отдел», я понял, что она закрыта на ключ. Пётр Петрович, в свойственной ему неугомонной манере наверняка уехал покупать какие-нибудь скрепки. Оставалась дверь без таблички, за которой работал телевизор. Недолго думая, я вошёл в неё без стука. Слева от меня стоял большой кожаный диван, на котором, лениво смотря телевизор, лежал водитель Эммы Марковны – Сергей. Справа стоял стол, на котором были прикручены маленькие тисочки, лежал выключенный паяльник с припоем, были разбросаны инструменты, и за которым сидел, что-то крутя в неизвестном мне механизме, муж Натальи Владимировны – Михалыч. 
- Не отвлекаю? - со вздохом спросил я.
- Не, вон бери стул, садись, будешь тоже телек смотреть, - сказал Сергей, всем своим видом намекая, что диван находится исключительно в его собственности.
- Слышь, помощник, помоги мне вот эту штуку разобрать, - сказал, не глядя на меня, Михалыч.
- Чуть позже, а где у вас тут туалет? – спросил я, думая, как культурнее уйти самому, не принимая участия в процессе ремонта не ведомой мне штуковины.
- Выйдешь в коридор, поверни направо и иди до конца. Левая дверь – женский, правая – мужской, - всё так же лениво ответил мне Сергей.
- Постараюсь не перепутать, - чуть раздражённо сказал я и вышел из комнаты.
«Так, по-моему, семья от меня не в восторге», - подумал я, идя по коридору в сторону приёмной Эммы Марковны. «Я тут прямо незваный гость, который хуже татарина. В такой обстановке я ещё не работал. Я тут себя чувствую как в армии, единственным москвичом, младшего призыва во всей роте. Надо как-то получить их расположение, иначе, когда придут бандиты я, как Павлик Морозов, буду лично водить их по офису, показывая, кто тут и где прячется».
- Ну, что, нагулялся? – спросила меня из-за компьютера, по-прежнему не глядя в мою сторону Лена.
- Я не гулял, я осматривал обстановку, - по-деловому  ответил я.
-Ты же через стены видишь, что тебе ходить? Сиди да рассматривай, – ехидно ответила мне, глядя в монитор, Лена.
- Осматривать могу, а разговаривать, через стены, я не умею.
- Плохо вас там, в школе ФСБ готовят, - опять съязвила Лена.
- Почему плохо? Одних учат подсматривать, других подслушивать, третьих вообще через стены проходить, - ответил я, улыбнувшись, найдя новый повод для шуток.
- Да? И как вы это делаете?
- Здесь я это показывать не буду.
- Почему же? – с фальшивым любопытством спросила, не глядя на меня, Лена.
- А кто ремонт после моих проходов делать будет? Тем более дом-то старый, наверняка, какой-нибудь памятник культуры. Я тут сейчас через стены похожу, дырок во весь рост понаделаю, а потом ЮНЕСКО или Фонд Всемирного наследия мне счёт предъявит.
- А у вас, что, значит, денег на ремонт нет? – не унималась в своём ехидстве Лена.
- А вот что вы смеётесь? Я на экзамене в школе ФСБ немного не рассчитал и через две лишние стенки прошёл. Вышел прямо в тире, а там боевые стрельбы, в общем, теперь я умею ещё и от пуль уворачиваться.
- Потрясающе, - по-доброму, улыбаясь, сказала Лена, - смотри, Инна, каких Эмме Марковне супер-героев в помощники дают. Ладно, не скучайте, я понесла в департамент бумаги подписывать.
      Лена встала из-за стола, взяв пачку документов, лёгкой походкой направилась к выходу. В этот момент я, наконец-то, разглядел её полностью. Она была высокого роста, натуральная блондинка с голубыми глазами, носила очки в дорогой чёрной оправе, на чуть вздёрнутом носике. На её тонких губах всегда была ехидная улыбка. Свои длинные волосы она держала завязанными  в пучок. Лена была чуть сутуловатой, таким образом, скрывая свою маленькую грудь. Зато нижняя часть её фигуры была излишне крупной, всегда привлекая к бёдрам положительные мужские взгляды. Одета она была в бежевую блузку и плотно облегающие джинсы.
     Когда она скрылась в коридоре, я посмотрел на Инну и спросил:
- Куда она пошла?
- В департамент муниципального жилья, визировать договоры купли-продажи, – весело ответила мне Инна. Во время моего рассказа о хождении через стены она, в отличие от язвительной Лены, с удовольствием хихикала.
     Инна была маленькой, хрупкой девушкой. На вид ей было не больше восемнадцати лет. У неё были подстриженные в форме каре чёрные волосы, и естественные черты подросткового лица, ещё только примеряющего на себя всевозможные виды косметики. Одета она была в строгое платье и дорогие чёрные туфли. По возрасту и своему положению в фирме, она носила только  золотые серьги, с небольшими (по сравнению с украшениями других работающих здесь дам) бриллиантами. Но видя то, как она эти украшения рассматривала, чувствовалось, что её золотые запасы, ждут только подходящего для демонстрации времени.
- Департамент находится в этом же здании? – с интересом спросил я.
- Нет, напротив, надо только через двор пройти.
- Понятно, - сказал я, понимая, что ничего пока не понимаю.
- Лена, позовите мне Дмитрия,- прозвучал взволнованный голос Эммы Марковны по громкой связи.
     Инна сразу посмотрела на меня, и я, кивнув ей в ответ головой, поднялся и направился в сторону кабинета директора.
- Вызывали? – спросил я сразу с порога.
- Да, Дима. Он опять мне сейчас позвонил.
- Прошу прощения, кто? – сосредоточено спросил я.
- Терентьев! – удивляясь моей несообразительности, ответила Эмма Марковна.
     В связи с тем, что ни Андрей Илларионович, ни связующий всех нас товарищ Корсаков, никто бы то ни было в этой фирме, даже не пытались ввести меня в курс всех происходящих событий, мне приходилось ориентироваться на ходу.
- Что он хотел в этот раз, - задал я наводящий вопрос.
- Да как всегда, ничего нового.
- Угрожал? – сосредоточено спросил я.
- Нет, просто настаивал. Я хотела узнать, стоит ли мне звонить Николаю Николаевичу?
- А Николай Николаевич разве просил звонить ему после каждого разговора с Терентьевым? – сказал я, пытаясь создать впечатление, осведомлённого человека.
-Так он не говорил, он просил сообщать ему о наших переговорах.
-Терентьев предложил новые условия или что-то от вас потребовал?
- Нет, всё, то же самое.
-Тогда я думаю, что сам поставлю в известность об этом звонке всех нужных людей, - сказал я, поражаясь собственной наглости.
- Спасибо, Дима, я просто очень волнуюсь, я никогда не была в такой ситуации. Мне неудобно отрывать посреди рабочего дня всех обещавших помочь мне людей.
- Эмма Марковна, это наша работа. Мы для этого здесь и находимся, чтобы помогать вам решать такие непростые вопросы.
- Знаете, Дима, я стала подозревать, что в нашем дружном коллективе, в нашей семье, появился непорядочный человек.
- Вы, это про Терентьева? – чуть прищурившись спросил я.
- В том-то и дело, что нет. С ним всё ясно, ему нужна моя фирма, он этого не скрывает. Конечно, жаль, что во время нашей совместной работы я не разглядела в нём это лицемерие, эту жажду наживы, которая и привела к таким печальным последствиям. Я имею в виду, что в нашей семье, появился человек, который стал с ним сотрудничать. Информировать его обо всех моих действиях и будущих планах.
- Я его найду, - сказал я, в душе поражаясь своей неожиданно появившейся наглости.
- Как? – удивлённо спросила Эмма Марковна.
- Есть способы, это тоже моя работа.
     У меня сложилось впечатление, что в моём подсознании, проснулся, какой-то другой Дмитрий Кулаченков, благополучно дремавший все двадцать пять лет моей прошедшей жизни. Причём он проснулся так активно и неожиданно, что полностью завладел моим телом и мыслями.
- Огромное вам спасибо.
- Не стоит благодарности.
     Тут я понял, что пора уходить, пока я не сделал что-нибудь совершенно безумного.
- С вашего позволения я пойду,- сказал я и попятился к двери.
- Дима, вы мне очень помогли, у меня просто гора с плеч упала. Я хотела рассказать о моих подозрениях Николаю Николаевичу, но совершенно не знала, как это сделать.
- Ничего, ничего, вы рассказали мне, а я, поверьте, об этом сам позабочусь, - сказал я и наконец-таки покинул кабинет директора.
     Развернувшись, я чуть не столкнулся с входящей в приёмную Леной.
- О, помощник уже весь в работе? – всё также ехидно спросила меня она, улыбаясь накрашенными яркой помадой губами.
- Конечно, я же здесь не для мебели. Для мебели можно было найти кого-нибудь покрупнее и харизматичнее, такого Гаргантюа и Пантагрюэля в одном флаконе.
- Да, и того, кто не знаком с творчеством Франсуа Рабле, - с явным удивлением ответила Лена.
- Знаете, девушки, давайте выпьем с вами мировую чашку чая и если вы не против, начнём жить вместе в любви и согласии.
- Вы нам тут групповой секс, что ли предлагаете? – опять съязвила, севшая за свой компьютер Лена.
- Пока только непорочные отношения, -  сказал я, видя, как сразу покраснела Инна.
- Вы какую такую школу ФСБ закончили, что французскую классику читаете, да непорочные связи предлагаете?
     В этот момент открылась дверь кабинета, из него вышла одетая в шикарную соболиную шубу Эмма Марковна и, обращаясь ко всем, сказала:
- Я домой, если, кто будет меня искать, я на телефоне.
- Я поеду с вами, - сказал я, подойдя к шкафу и, открыв раздвижную дверцу, стал быстро надевать своё пальто.
- Ах, да, - увидев меня, сказала Эмма Марковна, - прошу за мной.
     Я помахал Лене и Инне рукой и поспешил за уже шагавшей по лестнице директоршей.
     У подъезда стояла представительская «Вольво 960». Я открыл заднюю дверцу, но Эмма Марковна, качнув головой, сказала:
- Извините, Дмитрий, но я езжу только спереди. Сзади меня укачивает.
     Не вступая в спор, я открыл переднюю дверцу и помог Эмме Марковне удобней устроиться на сиденье. Как только я плюхнулся на заднее сиденье, Сергей  сразу же тронулся. Выехав на Большую Никитскую улицу, мы повернули на Бульварное кольцо.
- Дима, а вы где живёте? – спросила меня Эмма Марковна.
Я назвал свой адрес.
- Да это же недалеко от меня, - сразу удивилась она.
- Ну, несколько остановок на метро, - улыбаясь, ответил я.
- Вы не женаты?
- Нет.
- А почему?
- Пока некогда.
- А, я вас понимаю, служба. Наверняка у вас такой график, что очень трудно найти в нём место для личной жизни.
- Вы правы, Эмма Марковна, служба России превыше всего.
     Я понял, что в этой фирме все стали считать меня офицером государственной безопасности. Это естественно давало свои преимущества, но накладывало определённые обязанности.
- Ну, ничего, хотите мы вам у нас невесту подберём? Вот Леночка, например, не замужем.
«Да кто с такими подколами её долго выдержит?» - сразу подумал я.
- Правда, она в разводе, и у неё есть дочь, но разве это может помешать истинным отношениям?
«Ах-ха-ха» - мысленно рассмеялся я.- «Один уже сбежал».
- Эмма Марковна, работа для меня превыше всего. Я должен о вас заботиться и всячески вам помогать. Я не могу отвлекаться на Лену при выполнении своих профессиональных обязанностей.
- Понимаю, понимаю, вот мы уже и приехали, – сказала Эмма Марковна, когда Сергей свернул с Садового кольца в район недавно построенных элитных кирпичных домов. После того, как машина остановилась у большого стеклянного подъезда, я первым вышел из неё и подал директорше свою руку.
- Ой, спасибо, - по-доброму сказала она.
     После того, как она приложила к домофону свой магнитный ключ,  развернувшись, сказала:
- Сергей, довези Дмитрия до метро, - и,  повернувшись ко мне, добавила: - дальше я сама.
- Я провожу вас до лифта.
- Это лишнее, здесь у нас охрана и видеонаблюдение.
-Тогда до свидания, - сказал я, устав бороться за выполнение профессиональных обязанностей телохранителя. Когда Эмма Марковна скрылась за второй металлической дверью, пройдя мимо двух сидящих возле монитора охранников, я развернулся и вернулся в машину к Сергею.
-Тебя куда? - спросил меня он.
- Да до ближайшего на твоём пути метро.
- Тогда поехали.
     Сергей резко дал газу и «Вольво» с пробуксовкой рванула из заснеженного двора.
-Ух, моща! – сказал я, вжавшись в кресло.
- Не, слабовата она, вот у бывшего зама «Ауди А6», вот это тачка! Полный привод, почти двести лошадей под капотом.
- У Терентьева? – сразу спросил я.
- Да, у него.
- Он что, сам на ней гоняет?
- Нет, у него водитель есть, Лёха Куприянов. Мы раньше вместе в комнате отдыха сидели.
-Теперь диван в твоём полном распоряжении, - смеясь, добавил я.
 - Это точно, здесь тебе подойдёт? – сказал Сергей, остановив машину у остановки,  напротив станции метро.
- Супер, - сказал я.
- Давай я тебя утром здесь и заберу, чтобы к Эмме вместе подъехать?
- Давай!
- Ну, тогда в восемь тридцать, смотри не опаздывай.
- Буду, как штык, - сказал я, выбираясь из машины.
     Как только я захлопнул дверцу, «Вольво» рванула с ещё большей скоростью, вписываясь в плотный вечерний автомобильный поток.
- Всё, домой, надо принять ванну, выпить бутылочку пива и привести свои мозги после этого «Семейного зоопарка» в порядок.

http://www.proza.ru/2017/05/14/1984


Рецензии