43. Во мраке. Из сочинений Стаса Маренго

42. Всё не зря! - http://www.proza.ru/2017/05/12/1525

Долго ждать не пришлось. Разбежавшиеся кони задержали Лисиных преследователей,  но потерянного ими времени ей хватило как раз на то, чтобы добежать от рощи, где оставила лошадей и пройти по тоннелю сотню родов, убедившись, что с ним всё в порядке. Ещё несколько минут у неё осталось, чтобы посидеть в тишине, подумать. Тоннель. Отец и мама говорили, что когда понадобится, она вспомнит. Лиса, конечно, им верила, но… не понимала. Как вспомнить то, чего не знаешь? А вот ведь, теперь знает – как. Увидела холмы на горизонте и всё. Не щёлкнуло, не вспыхнуло, не озарило. Просто знала, что там, в подножие одного из них скрыт вход в длинный подземный тоннель, ведущий в сложную и запутанную сеть подземных убежищ.

И тут из-за холма вылетели всадники. Трое. Лиса встала на камень, ожидая, не появятся ли ещё двое. Нет, не появились. Её, конечно, увидели, а когда она спрыгнула с камня и скрылась за кустами, закричали зло, угрожающе.

Вход был низким, Лисе пришлось идти согнувшись. Дневной свет в тоннель почти не проникал и скоро Лису обступил непроницаемый мрак, в него ей надо было идти. Зато свод стал заметно подниматься. Лиса вела одной рукой по потолку, второй по стенке и без опасения шла вперёд, здесь она проходила недавно. Сзади закричали, и Лиса увидела, что светлое пятно входа перекрывается чёрными тенями. Сейчас они будут делать факелы, потом полезут за ней.

Лиса остановилась, глубоко вздохнула, закрыла глаза. И снова, как несколько минут назад, ясно "увидела" схему подземных ходов. Кроме зрительного воспоминания в ней проснулось странное ощущение, она чувствовала подземелье. Сейчас Лиса знала, что до первой ловушки остаётся точно пять родов. И не только знала, она это видела  на схеме. Вот, не открывая глаз, она двинулась вперёд и сейчас же по нарисованному тоннелю двинулась маленькая нарисованная фигурка, приближаясь к большому кресту. У этой ловушки она была несколько минут назад, когда проверяла не обвалился ли подземный ход.

Дойдя до опасного места, Лиса остановилась, прижалась спиной к стенке, обеими руками уперлась в свод тоннеля и миновала ловушку. Вдруг мелькнула мысль – а исправна ли она? Это не проверишь, не нарушена – уже хорошо. Ну что же, скоро всё станет известно. А пока стоит отойти подальше, сохраняя дистанцию с преследователями. Потом Лиса остановилась и стала смотреть назад, уверенная, что темнота надёжно её скрывает.

А вот она хорошо видела своих преследователей в прямом тоннеле. Пламя факелов освещало их, правда не настолько, чтобы разглядеть лица. Кто же там впереди, не Орхан ли? Сердце Лисы колотилось – она не хотела смерти даже этим людям и её пугало то, что вот-вот должно случиться. И вдруг вспомнилась Летика. Принцесса сжала зубы и велела сердцу успокоиться.

Амарлахарцы не осторожничали – тоннель не разветвлялся, принцесса впереди, надо поскорее нагнать злокозненную девчонку...
Всё произошло в один миг. Если бы Лиса моргнула в этот момент, она бы и не заметила ничего. Но крик ужаса и боли разорвал тишину тоннеля и вздыбил кожу мурашками. Крик не прекращался, прерываясь только мучительными стонами.

Ловушка была простая. Надёжный земляной пол вдруг уходил из-под ног, открывая провал. Это Лиса знала, но не знала, что внизу несчастного ждут острые колья. Опустив в яму факелы,  амарлахарцы разглядели своего товарища. Одно окровавленное остриё выходило из его спины, вторым была проткнута нога. Арбалетный болт Орхана оборвал крик. А сам Орхан разразился долгими проклятиями и угрозами во тьму тоннеля. Когда умолк – из темноты послышался негромкий смех. И был он таким, что амарлахарцам показалось – предсмертный крик сородича был не намного страшнее. Уж не сама ли Арианрод смеется во мраке? Принцессу ли они преследуют? Лиса-то здесь прошла, не по воздуху же перелетела. Неужели знала про яму? Как? Возможно ли это?

Лиса увидела, как амарлахарцы потоптались у провала, коротко переговорили и… пошли назад. Значит, решили не идти за ней? Боятся новых ловушек? Правильно боятся. Но нет, для такого решения они ещё не созрели. Ну что же, она подождёт. А если они решат-таки опять идти за ней, со всеми предосторожностями, читая её следы, тогда она ещё уйдёт вперёд, до следующего подарка незваным гостям.

Принцесса надеялась, что у неё всё ещё два возможных пути. Один – тоннелем. До другого выхода на поверхность несколько миль. А можно вообще не выходить на свет, по тоннелям дойти до дворца.  Она бы смогла – у неё есть хлеб и вода, и факелы здесь оставлены, и кресало. И Лиса была уверена, что не заплутает в подземельях. Только…  Лиса поёжилась. Очень уж не хочется уходить в темноту и долго-долго брести одной по этим норам… тут же наверняка крысы... Нет, Лиса надеялась, что у неё всё-таки будет выбор. Не зря же она спрятала лошадок.

Лиса хмыкнула: а они с сестрами удивлялись и фыркали – зачем их учат пользоваться кресалом?!
Принцесса сидела в темноте и тишине, вслушиваясь в шорохи и непонятные звуки. Больше всего она боялась, что из нор повылазят крысы, обманутые тишиной.

 Орхан был в бешенстве. Принцесса-таки сбежала в «мышиную нору». Но он её достанет! Пусть нора нехорошая, с «подарками», он не будет торопиться. Просто надо хорошо смотреть следы и понимать их. Принцесса летать по воздуху не умеет, и никакой каменный истукан не сделает её птичкой. Всего лишь надо идти за ней след в след. Надо заготовить побольше факелов и дождаться товарищей.

Хоть Лиса и не рассчитывала, что первая же неудача заставит амарлахарцев отказаться от неё, а всё-таки была раздосадована, снова увидав их в тоннеле.
– Принцесса, ты меня слышишь! – крикнул Орхан. – Выйди пока не поздно! Мы завалим вход камнем и ты останешься под землей, принцесса!

Значит, вот что они придумали. Ну что же, посмотрим. До второй западни добрых три сотни родов…Тоннель пошёл чуть в сторону и принцесса погрузилась во мрак как в густую чёрную воду. Оказалось, очень не по себе без далёкого пятна входа и даже без света факелов её преследователей. У Лисы имелся факел, она прихватила его из запаса, обнаруженного вскоре после первой ловушки. Зажигать его она не хотела, желая оставаться для амарлахарцев невидимой и неслышимой. Это как будто делало её более защищённой. Но сейчас поняла, что без света ей не пройти вторую ловушку.

А вот и они – низко натянутые поперёк прохода невидимые нити из жил. Задень одну и из отверстий в стенах и потолке вылетит рой маленьких и тонких смертоносных стрел. Лиса понадежнее заткнула за пояс подол юбки и, осторожно ступая между нитями, миновала их. Остановилась, оглянулась. Невидимы-то невидимы… но амарлахарцы предупреждены об опасности и десятикратно внимательны… Вон как серебрятся паутинки в жёлтом свете факела.

Лиса вынула нож, надрезала подол юбки и оторвала несколько длинных полос. Одну из них осторожно проложила на земле под двумя ближними к ней настороженными нитями, ещё более осторожно положила второй конец поверх них и завязала полосу в кольцо. Связала остальные оторванные от юбки полосы в одну длинную и привязала к кольцу. Потом осторожно, не натягивая, проложила свою верёвку по земле. Далеко от ловушки теперь не уйдёшь, принцессе пришлось остановиться не далее как в пяти родах. Она подумала, что непросто будет держать себя в руках, видя как  амарлахарцы подходят всё ближе и ближе. Лиса с трудом затоптала факел, намотала конец тряпичной полосы на руку и приготовилась ждать.

На этот раз преследователи двигались медленно. Лиса мысленно торопила их.

Сейчас у неё не было так нужного ей спокойствия. Она должна будет убить. Да, она сама. И ясно видеть лица, искаженные страхом, болью, криком. В первый раз было проще. Расстояние и темнота отстранили её от той смерти, хотя виновницей её тоже была она. «Нет, – сказала себе Лиса. – Это их выбор.»

Амарлахарцев было двое, натянутые нити были замечены. Но это уже не имело значения. Лиса дёрнула за верёвку и механизм смерти сработал без сбоя. Тонкие жала пронзили пространство тоннеля, впиваясь в лица, пробивая одежду. Сами по себе они были не опасны, если бы не несли яд на своих остриях. Тот, что шёл впереди, почти сразу схватился за горло и упал, тщетно пытаясь втянуть воздух через отекающую гортань. Орхан побежал назад. Ему досталось меньше и он даже выбежал на свет, где нож Стрелка избавил его от предстоящих мук умирания.

Стрелку повезло – он довольно скоро встретил людей. Два всадника, отец и сын, по каким-то своим делам двигались ему наперерез. Стрелку не понадобилось много времени, чтобы объяснить, что от них требуется. Вскоре младший, нахлёстывая коня, нёсся во весь опор с поручением Стрелка и его кольцом на пальце.

Стрелок шёл по вновь найденному следу до тех пор, пока мог различать его в надвигающихся густых сумерках. Сожалея, что вынужден терять ночные часы, он остановился. Утром дорожка в траве была уже не такой чёткой, примятая трава распрямлялась. Но за ночным стойбищем амарлахарцев она снова хорошо читалась. Стрелок порадовался, что  амарлахарцы ушли с равнины – на ровной местности к ним было бы трудно приблизиться незаметно. Теперь он направлял коня на каждый холм, мимо которого пролегал путь похитителей, ожидая, что вот-вот увидит их.

Он разглядел все следы на месте последней недолгой стоянки и понял, что они значат. Лисе удалось бежать. Планов её, он, конечно, знать не мог.  Знал только – он очень близко к цели. Навоз, оставленный конями амарлахарцев, был совсем свежий. Поднявшись на холм в очередной раз, Стрелок увидел их прямо перед собой, у подножия  холма. Стрелок скользнул в траву, бесшумно спустился по склону к зарослям жасмина. Он видел только двух. Ни трёх других, ни принцессы видно не было. Хотя кони амарлахарцев, все пять были тут. А эти двое чего-то ждали, поглядывая на кусты рядом. Что в тех кустах – Стрелок понять не мог. Он вытащил лук, потянул стрелу, но помедлил и оставил её, вынул из кармана круглый камешек.  К середине тетивы его лука был прикреплён небольшой кожаный мешочек. Стрела, конечно, летит дальше и намного точнее, но сейчас ему дальность не нужна.
Амарлахарец не понял, что за щелчок он услышал, и отчего напарник вдруг рухнул как подкошенный. Следующий камешек ударил в висок его самого.

Стрелок сбежал по склону и увидел, куда смотрели амарлахарцы – чёрный зев норы, уходящей в глубь холма. Или неглубокая пещера? Стрелок различил какой-то шум, оттуда, из черноты… В этот момент и вывалился на него сипло дышащий Орхан, прямо на нож. В руке он всё ещё сжимал факел.

– Лиса! Лииисаааа!.. – вдруг долетело до неё издалека, и Лису будто подкинуло.
– Стрелок… Стрелок, миленький… – пробормотала она и вдруг хлынули слёзы.
– Стой! Стой на месте! – крикнула она изо всех сил, вдруг испугавшись за него. – Я иду! Стой!

Она бросилась туда, на зов, подхватив факел мертвого амарлахарца, и думать забыв, про страхи и переживания.
Она перепрыгнула смертоносную яму, будто не заметила её, и вот уже в его крепких объятиях, рыдает на его груди и никак не может остановиться. А он и не утешает, только гладит волосы тяжёлой тёплой рукой. И как же сладко плакать на его груди, понимая, что всё плохое закончилось.
-----------------------------------------
44. О чём молчит Феникс. Тайны принцессы - http://www.proza.ru/2017/08/23/1628


Рецензии
Лабиринт, вероятно, проник в сочинения Стаса Маренго из реальности Лисы.

Северные народы имеют в своём арсенале стрелы с тупым тяжелым наконечником. Такие стрелы используются в охоте на пушного зверя, чтобы не портить шкуру. Стрелок мог бы использовать такие стрелы для взятия языков.

Спасибо, Раиса. Было очень приятно.

Михаил Сидорович   17.05.2017 20:10     Заявить о нарушении
В сочинения Стаса много чего из Лисиной реальности проникло.
Про тупые стрелы не знала. Стрелок (не видя, сколько там вражин) хотел озадачить противника, несколько секунд растерянности ему не помешали бы.
Про камешки читала, что так стреляли монголы и сибиряки, в основном при охоте на птицу, чтоб не терять попусту стрелы.
Спасибо вам, Михаил. Я рада, что вы не теряете интереса.

Раиса Крапп   17.05.2017 20:25   Заявить о нарушении
На это произведение написано 5 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.