Май-Травень

   Старушки торопятся по газону, вскидывая колени и сверкая нижним бельём. В руках – букеты самодельных бумажных цветов и флажки пионерской юности, на лицах – сосредоточенная радость. Стайка мальчишек, рядом с брошенными велосипедами, потешается над энтузиазмом «бабушек», за хохотом стараясь скрыть нечаянную зависть...
   А море разноцветных флагов, воздушных шариков и нелепых лозунгов уже колышется над пёстрой толпой у преддверия площади. Смех, вскрики и беззлобную брань заглушает бравурная музыка из громкоговорителей: «Нам ли стоять на месте? В своих дерзаниях всегда мы правы!..» И вдруг… Пёстро-нарядная разноликая толпа вздохнула, вздрогнула и двинулась плотной колонной на простор площади…
   Из репродукторов, поверх всё той же истерично-весёлой музыки, забубнил мужской голос: «Вра-вра-вра-вра. Бра-бра-бра! Ур-ра-а-а!!!» И толпа в безотчётном порыве подхватила трескуче-неясное «Ура!» и, многократно усилив его, бросила раскатистым эхом под слепяще-голубое небо!

   Словно лавина от мелкого камешка, волна радости сорвалась и, легко перемахнув через полупустую площадь, ударила в распахнутые навстречу весеннему ветру окна, запуталась в голых ветвях деревьев, дотянулась до маковки церковной колокольни и вспугнула стайку воркующих сизарей. Голуби вспорхнули все разом и, хлопая крыльями, сделали круг над толпой, слету награждая крикунов «медалями» и «кокардами».
   Но вот площадь – позади, и тело толпы распадается на группы и компании. Солнце припекает лысины, заставляет взмокнуть чубы и осесть накрученные кудри. С вспотевших плеч сползают пиджаки и кофты, под ногами путаются потерянные шарфики и косынки. Поднятая пыль забирается в глаза и ноздри, заставляя щуриться и чихать. Никто не торопится по домам: где-то каблуками отбивают плясовую под хрипящую гармошку, где-то горланят песню под расстроенную гитару, а кто-то, сбившись в кружок, спорит: где и как продолжить первомайский праздник...
   И вот уже по ветру потянуло запахом мангалов, спиртного и шашлыков. Марши громкоговорителей сменились мелодиями вальса и шансона из распахнутых окон, щебет птиц стал слышнее, а людские голоса и смех – приглушённее. И лишь «ответственные» со связками флагов и транспарантов, с мешками уже не нужных бумажных цветов, всё ещё сидели – в городском сквере возле опустевшей площади – в ожидании машин.

   Высокая худенькая девушка, миловидная и бледная, словно Снегурочка из «Весенней сказки» Островского, сидит на низенькой лавке, вытянув босые ноги на молодую, остро пахнущую свежестью, травку. Высокие сапоги и клубочек колготок брошены на газоне рядом. Лёгкое пальто – на лавке, пёстрая косынка прикрывает худенькие плечи, мягкий ветер перебирает шёлковые складки светлого платья и пепельные завитки волос. Девушка подставила курносый носик под лучи тёплого солнца, прикрыла глаза золотистыми ресницами и сквозь них – делая вид, что дремлет – наблюдает за парнем на скамейке напротив...
   Широкоплечий, но с тонкими запястьями, ниже закатанных рукавов белой рубашки, и худыми щиколотками из-под джинсовых брючин. Оценивающий взгляд девчонки привлекли и белоснежные, сразу видно – новые, кроссовки и чёрная куртка-косуха, поблескивающая молниями на скамье рядом. Короткая стрижка светлых волос, розовые уши врастопырку и золотистая на солнышке щетина, улыбка в пол-лица и прямой взгляд серых глаз. Парень откровенно разглядывал одиноко сидящую девчонку, ничуть не смущаясь её невниманием, перекидывал из одного уголка рта в другой зелёную травинку и, казалось, что только и ждёт её взгляда, чтобы заговорить, но…

   Резко затормозив, подкатила «Газель», из неё выскочил красный и потный, словно после бани, толстяк – в мятой рубахе, что выбилась из брюк, сползших наполовину зада – и началось!.. Парни и девчонки, пригревшиеся под ласковым солнцем, вскочили с насиженных мест и побежали! Потащили в машину охапки флагов и лозунгов, волоча по траве и асфальту; рассыпали и затоптали часть бумажных цветов, стали раздражённо переругиваться и незаметно исчезать… Исчезла и девчонка, на её месте остался лишь комочек, неведомо как снятых, колготок… Кто она, кого поджидала и поджидала ли вообще осталось неизвестно.
*   *   * 
(Продолжение следует.)


Рецензии
Как хорошо написано.
Звуки мая слышатся в каждой строчке, описания природы и людей очень сочные. Мне понравилось
Жду продолжения.

Лариса Чибис   13.06.2017 00:19     Заявить о нарушении
Ну вот! А я забросила, увлеклась совсем другой работой... Пожалуй, стоит вернуться и досочинять рассказ. Спасибо за отклик. Внимание читателя -- предпосылка вдохновения! С уважением.

Пушкина Галина   14.06.2017 03:19   Заявить о нарушении
конечно! Жду!

Фёдор Тиссен   14.08.2018 09:05   Заявить о нарушении
Раз нравятся описания, может быть понравится и новый рассказ "Мышка", можно его назвать иначе "Босоногое детство или как мы мышь хоронили", и описаний там придостаточно. Рассказ детский, вернее о детях, но...
Интересно Ваше мнение!
С уважением.

Пушкина Галина   14.08.2018 23:21   Заявить о нарушении