Встреча

 
- У вас что, телефон не работает?! Я звоню, звоню!! Мы вас по всему посёлку ищем. Скорее!  Пожалуйста, скорее! Ну, идёмте же!  Я вас очень прошу! – кричал кто-то  прямо над ухом.
 
С трудом раскрыв глаза, не поняв в чём дело, я подняла голову со стола,  за которым, оказывается,  и заснула.
 
Учебники и стопки тетрадей  были тут же – рядом.
 
Музыка в наушниках  закончилась.
                  
На раскрытой странице под  домашней работой  Никиты Столярова стояла поставленная красной пастой четвёрка.
 
Сморившее меня майское солнце уверенно залило светом всю комнату.
 
- Что там такого срочного? – спросила, подавляя зевок и пытаясь проснуться.
 
Сон не отпускал. Глаза были готовы в любой момент сомкнуться снова.
 
- Там в школу англичане пришли! Вас директор ищет. Переводить  некому.
 
- Откуда англичане-то в нашем посёлке?
 
- Из Лондона, наверное. Но я точно не знаю. Пойдёмте, а? Меня за вами послали. Сказали - срочно!
 
Только сейчас я посмотрела на  девчушку. Лицо показалось  знакомым. Выпускница нашей школы, кажется.
 
- Кто сказал?
 
- Там женщина с ними, которая из обкома.
 
- Из обкома? Ничего не понимаю. Зачем приехали? К кому?
 
- Они на таком маленьком самолёте прилетели и сели прямо на лугах.
 
- То есть как «на лугах»?  -  посмотрела с недоверием я на посланницу. И окончательно проснулась.
 
- Так  вот... С самолётом у них какие-то неполадки...  Их отец Николай там и заметил, когда с крестного хода шёл. Говорит, музыканты они.
 
- А вы кто? – спросила на всякий случай.
 
- Вера. Секретарь. Второй день уже работаю... Ну, пойдёмте быстрее, пожалуйста!
 
 
Она даже схватила меня за руку и потянула. Так мы и прошли несколько шагов:  она чуть впереди, а  я, как упирающийся ребёнок,  сзади.
 
Потом  скорость прибавили,  и даже побежали.
 
У входа в школу, на крыльце, стояла  наш директор  -  Елена Федотовна  -  с вечно извиняющейся улыбкой.  Руки её не находили себе места, одёргивая полы пиджака и поправляя бант на блузке.
 
- Такое событие! Такое событие! Они на первом этаже, в  рекреации начальной школы, – сообщила она недостающие детали. -  Отец Николай за гитарой пошёл.
 
Я  проскочила  мимо кабинета директора,  мимо столовой,  закрывая по пути  открытую дверь в подсобное помещение.
 
Когда  вошла  в игровую, сразу увидела на диванах и креслах несколько незнакомых мужчин и женщину.
 
Двое длинноволосых сидели в пол – оборота,  наклонившись  друг к другу, и говорили о чём-то вполголоса.   
 
Лиц их было не видно. Но приглушённую речь с характерными английскими звуками мой слух уловил.
 
Красивая блондинка  лет тридцати в строгом светло сером костюме из хорошей ткани, сидевшая  в кресле, эмоционально крутила кистью руки,  словно пыталась выудить из памяти нужное слово.
 
Два молодых человека, сидевших на диване как раз напротив неё,  смотрели  на красотку с непониманием.
 
Следом за мной с подносом в дрожащих руках вошла в помещение  наша  завуч и, обогнав меня, загородила  всю картинку.
 
Подойдя к журнальному столику, она стала расставлять перед гостями чашки с чаем. 
 
В этот момент  мой взгляд упал на одиноко сидящего мужчину, который что-то записывал себе в блокнот.
 
Он сидел в расслабленной позе, откинувшись на спинку дивана, расположив вытянутые вперёд ноги на маленьком детском стульчике.
 
Это был Джон Леннон.
 
В голове моей что-то щёлкнуло, и я стала терять сознание.
 
Наверное, я покачнулась, потому что  подлетевшая ниоткуда Вера  поддержала меня под локоть.
 
Джон  бросил на  нас с Верой мимолётный взгляд и, слегка подняв в приветствии руку с зажатым карандашом,  кивнул и тут же продолжил  своё занятие.
 
В сидящих  сбоку я узнала Джорджа Харрисона  и Ринго Старра.
 
Блондинку слушал Пол Маккартни  и  незнакомец.
 
- Ливерпульская четвёрка...  Ливерпульская четвёрка  в полном составе, - бормотала я в полузабытьи, и  нахлынувшее счастье слезой наполнило глаза.
 
Блаженство разлилось  улыбкой по лицу  и слабостью по телу.
 
- Наконец-то!  - с упрёком вместо приветствия обратилась ко мне блондинка. – Объясните им, что я уже позвонила куда надо и скоро подъедет автобус. Пусть не волнуются.
 
Вопросы роились в голове,  требуя выхода наружу,  но  восторг от увиденного, овладевший каждой клеточкой тела и мозга,  сделал ноги  ватными,  язык – непослушным.
 
Вера,  взглянув на меня и заметив  странную улыбку,  взяла со столика  чашку и передала мне.
 
После нескольких глотков,  я начала  речь на своём лучшем английском. Подобно Элизе Дулиттл, я выдерживала все интонации,  обращая особое внимание на чёткость произношения любимых английских звуков.

- Good afternoon, dear friends!  We are so happy to meet you all!
 
Наверное,  лучше сразу  переводить то, что я им тогда сказала.

- Добрый день дорогие друзья!  Мы так рады встрече с вами! Для нас великая честь видеть знаменитую Ливерпульскую четвёрку в полном составе!  - тут я смахнула слезу рукой и продолжила. – Ваш представитель уже связалась с Москвой, и скоро сюда подъедет автобус.
 
Тут  Пол и незнакомец (как выяснилось – лётчик) хором  среагировали: «Thank you, Lena!»  Так я узнала имя блондинки. и продолжала.
 
-  Меня зовут Люда. Я преподаю в этой школе английский. Ваша группа – самая любимая не только у  россиян моего поколения, но и моих учеников. Мы знаем все ваши песни и поём даже на уроках. Вы, пожалуйста,  не переживайте.  Всё будет хорошо!  Мы можем предложить  вам  экскурсию по посёлку, - начала я бойко фразу, но здравая мысль опередила: «А что будешь показывать?»  - Сходим в церковь, на Вятку, завод можем показать, -  закончила  список достопримечательностей.
 
- Никакой самодеятельности! -  среагировала  Елена «Прекрасная» на слово «Вятка».  -  Переводите только то, что я буду говорить. – И,  улыбнувшись  лётчику, она продолжила. - Скажите, что в  автобусе будет авиамеханик, который посмотрит их самолёт.
 
Я перевела.
 
- Они, наверное,  голодны?  Мы можем их в «Радугу» сводить,  -  предложила я дальнейший план действий. – Можно в клуб. Там фортепьяно есть.
 
- Вы в своём уме?! – прошептала, как прошипела  Елена. -  Группа Битлз даёт  концерт  для передовых доярок?!
 
- У нас нет доярок. Только заводчане и речники. Но они сейчас работают.  Разве только вечером. А сейчас можно детей собрать – пусть поговорят с англичанами.  И попросить надо, чтобы фотоаппараты принесли.
 
- Какие фотоаппараты?! Очнитесь!
 
- Ну, чтобы сфотографироваться. Ведь никто не поверит, что я их всех видела.
 
- Очнись! – перешла она на «ты» и потрясла за плечо. Голос погрубел, но казался таким родным. – Ты, что уснула?
 
Передо мной стоял муж, который вынимал наушники из моих ушей.
 
Группа  Битлз  пела свою песню «Girl».
 
- Представляешь, я их всех вместе увидела, вот как тебя.  И даже чуть не сфотографировалась.
 
- Ты на дачу или опять сны будешь рассказывать? – спросил,  как показалось, с раздражением благоверный. –  Меня Чук ждёт. Парень, наверное, там уж извёлся.
 
-  Иду... Уже иду...  Такой счастливый сон! Вся  Ливерпульская четвёрка!  Молодые, красивые... К чему бы это?
 
Ответ на вопрос я получила через день, когда приехала дочь с семьёй. И зять подарил мне привезённую из Лондона  футболку с фотографией группы  Битлз.
 
На ней они были точно такими, как в моём сне.
 


Рецензии
Если следовать сонникам, то увидеть во сне великого человека - к большой удаче.
Вот и дочь приехала потом! Это ли не в руку?

Юрий Чемша   04.02.2019 20:46     Заявить о нарушении
Именно так. Они тоже вчетвером приехали.))
Спасибо, Юрий!
С уважением,
ЛВ

Людмила Вятская   04.02.2019 21:35   Заявить о нарушении
На это произведение написано 18 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.