Любовь сквозь ненависти

Я не очень-то  любитель рыбалки, но друзья по работе настолько много наговорили  о рыбалке в пригороде, что я согласился поехать с ними. Мне даже подарили все, что требуется для рыбака.
Больше рыбалки мое внимание привлек мужик  лет 50 с лишним, который ходил по берегу и подавал рыбакам то ли наживку, то ли помогал чистить рыбу, закурить сигарету, принести-унести чего-то от занятого рыбака, погруженного всем мозгом в рыбную ловлю в ожидании малейшего  движения поплавка на поверхности воды. Взамен этих услуг он получал пачку сигарет, маленькую бутылку спиртного или просто мелкие банкноты  для приобретения дешевого алкоголя. Он был одет в старую поношенную одежду, у него было загорелое лицо, нестриженные волосы создавали вид потрепанного бомжа, пьяницу, и к моему неудивлению, он был чуть лучше – он был сторожем в высоком даче возле моря и жил в маленькой комнате, построенной для сторожа, и у которой окно открывалось на улицу, а дверь во двор дачи. Но его манера движений, разговора и даже взгляды говорили о его прошлом довольно высокого уровня.
В обед мы посидели  прямо на берегу на скалах, поели шашлык из свежей рыбы, и после нескольких рюмок я спросил у местного приятеля о том мужике, который ел, не отходя от костра. Тот закурил и рассказал мне историю его жизни.
В Бакинский университет на юридический факультет он попал по одному звонку отца – заместителя начальника городского отдела полиции. Но учился он неплохо в отличие от других студентов, но все же отставал от девушки из бедной семьи из отдаленного района. Без всяких протекций она поступила на юрфак с отличными вступительными оценками и училась на отлично. На втором курсе между ними было уважение друг к другу как между отличниками, на третьем оно превратилось в крепкую дружбу, на четвертом все эти отношения переросли в истинную любовь, а на пятом  дошли до точки кульминации – они провели ночь, полную неземных страстей. И на следующий день, получая распределение по разным регионам, расстались, обещав друг другу переписываться и встретиться через 6 месяцев для женитьбы.
По распределению она попала в районную прокуратуру обычным следователем, а его направили в городской отдел помощником прокурора. Сразу же появились деньги и друзья вокруг него, потом появились стройные девушки по выходным. И письма любимой сначала стали раз в неделю, потом раз в месяц, а полученные от нее письма он не читал уже спустя 2 месяца (через 2 месяца). Но письма от нее шли и шли. Однажды секретарше, когда она принесла почту, он в ярости приказал почитать и написать ей ответ о том, что между ними все кончено. Но секретарша с бледным лицом зашла к  нему и прочла письмо с испугом -  она была беременна уже второй месяц и умоляла его ответить, что делать?
Вечером он собрал друзей и посоветовался. Рассмеялись над ним, мол какая мелочь, не должна беспокоить прокурора – есть очень много методов избавления от нежелательного ребенка, лишь бы с матерью наладить отношения до рождения ребенка, если аборт уже невозможен.
По их же инструкции он позвал ее в Баку, принял ее с объятиями и радостью, сделав вид, что очень рад ребенку, пусть рожает. И она уехала, чувствуя себя на седьмом небе от счастья.
К рождению ребенка у помощника прокурора повысили в звании и в должности, вследствие чего объемы взяток выросли пропорционально, как по второму закону Ньютона.   
С «тщательной» заботой его друзей и «плодотворными» усилиями докторов ребенок умер, спустя несколько часов. И в тот же вечер со всеми друзьями и длинноногими девушками он отметил полную «победу» и «свободу».
Теперь начался новый этап жизни, который Карл Маркс в своем «Капитале» назвал процессом озверения от лишнего капитала: нужно было инвестировать капитал в более выгодное дело, а этим делом, разумеется, оказалась контрабанда наркотиков.
Спустя несколько недель сеть была готова, и кнопка запуска механизма была нажата самим прокурором.
Наконец-то  через 7 лет избалованного единственного сына  - прокурора папа и мама, уже будучи на пенсии, уговорили жениться.   
Как бы ни слаще были деньги, власть и женщины, все равно родная семья даже у самого беспощадного тирана становится дороже всего.
Все окружение прокурора на богатых машинах с богатыми подарками поехало в родильный дом забрать жену и малыша из роддома.
Прокурора отвели в отдельную комнату, показали его малыша и объяснили причину его внезапной смерти. Тот заорал, обещав посадить всех в тюрьму. И немедленно начал выполнение своего обещания. Но  к его удивлению суд отклонил иск из-за заключения какой-то следовательницы по особо важным делам. И все с того дня уже началось.
Одно из центральных изданий опубликовало статью о синдикате, управляемом высокопоставленными органами.
На следующий день  утром прокурора арестовали в кабинете.
И в тот же  день в отделе особо важных дел открылось уголовное дело на прокурора  и многих его приближенных лиц. И все делалось от имени центра из Москвы потому, чтобы никто не смог вникнуть в дело. Вскрылось много чего, вплоть до поставки и продажи наркотиков.
Суд приговорил прокурора к 18 годам лишения свободы с конфискацией имущества. Говорят, его отец скончался от сердечной недостаточности в зале суда. И весь город удивлялся, что это было дело рук какой-то следовательницы по особо важным делам.
За 18 лет бывший прокурор один раз получил письмо с одним словом на листке: «Расплата».
По окончанию срока на улице его ждала чья та служебная машина, шофер дал ему одежду, немного денег  на минимальное проживание и отвез на дачу в пригороде, показал ему маленькую комнату и проинструктировал, как работать сторожем дачи. Зарплату в мизерной сумме на простую еду и дешевый табак ему будут давать по воскресеньям: бросят через маленькое окно внутрь. 
Когда местный приятель закончил разговор, я вновь смотрел на мужчину, который уже  занимался уборкой инструментов. В лице никаких выражений. Реакция на окружающий мир отсутствовала.
Остался у друзей на даче неподалеку от берега, насладился вечерним Каспием, а следуший день ходили на пляж. К пяти часам я собралса в город, отказавшись от машины, предпочел  дойти пешком до автобусной остановки. Меня объехала машина и остановилась перед той дачей, которую мне вчера показывали. Из-за руля вышла женщина в солнцезащитных очках, в форме,  если не ошибаюсь, в чине полковника. Открыв маленькое окошечко возле двери, бросила внутрь что-то и, повернувшись, идя к машине, осмотрела меня, села за руль и уехала в глубину дачного поселка.
Точно помню тот день. Было воскресенье.
PS.Спустя три года я съездил в тот пригородный поселок и, выпивая чай на веранде у приятеля, вспомнил и спросил о том человеке и следователе женщине. Он с трудом вспомнил, о ком идет речь, и все же вспомнил, о ком я, и удивился, какое мне до него дело. Позвонив кому-то, узнал, что два года назад тот мужчина умер. А через год умерла она.
На следующий день я попросил показать могилу, и меня отвезли на кладбище. Обычная могила, ничем не отличающаяся от других, не оставила бы ни у кого каких-либо впечатлений, если бы не надпись рядом на надгробии могилы женщины-полковника: «И там я рядом».


Рецензии
За зло, сделанное другим, судьба обязательно накажет. Творческих удач! С уважением, Вера.

Вера Мартиросян   17.01.2019 23:05     Заявить о нарушении
spasibo i vam

Фальконье   21.01.2019 08:05   Заявить о нарушении
На это произведение написано 10 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.