Фольклор Великой Отечественной войны

Литературоведческое эссе

Кто сказал, что надо бросить
Песни на войне?
После боя сердце просит
Музыки вдвойне, –

писал А.Т. Твардовский.

Устное народное творчество, возникнув много веков назад, отражало жизнь в самых разных её проявлениях. Тема защиты родной земли от врага – воспевание ратного подвига богатырей – с незапамятных времён была одной из важнейших тем фольклора. Былины, сказания, легенды, песни, загадки, пословицы и поговорки об этом дошли до наших дней либо в живой речи, либо в специальных сборниках фольклора.

В годы Великой Отечественной войны фольклорная традиция нашла своё продолжение. Безымянные авторы откликались просто и безыскусно на животрепещущие события разной значимости – от открытия второго фронта до происшествий в конкретной роте. Своеобразная народная поэтическая летопись военных лет создавалась в окопах, в партизанских отрядах, в условиях немецкой оккупации, на заводах и в колхозах, на кораблях и на железной дороге…

Время внесло изменения в жанровую систему фольклора. Былины, сказания стали неактуальны. Зато появились новые жанры, например, частушка – четырёхстрочная песенка лирического или сатирического содержания:

 
Милый в армию поехал.
Говорила: «Я дождусь».
Его голос раздавался:
«Без Победы не вернусь!»

Задушевная подруга,
Что война наделала:
Дролю самого любого
Инвалидом сделала.

Ты, германец-оборванец,
Перестань-ка воевать,
Отпусти парней жениться –
Девок некуда девать!


Юмор времён войны представлен также байками. Байка – анекдот из жизни. Например, мне рассказали байку о том, как шестые-седьмые классы ходили в подшефный госпиталь, расположенный в школьном здании. Классы распределили по палатам, за школьницами закрепили раненых. Одна из них подходит к раненому, лежащему на койке, знакомиться: «Это моя кровать!» Молодой парень улыбается: «Ложись, я подвинусь!»

Известна байка о маршале Г.К. Жукове, похожая на исторический анекдот, как он понимался в 19-м веке. Все знакомые спрашивали шофёра, который возил Георгия Константиновича: «Ты ближе всех к маршалу, узнай, когда война кончится!» Шофёр только решился спросить, а Жуков, садясь в машину, и говорит: «О-хо-хо, когда только эта война и закончится!»

Новые пословицы были призваны поднимать боевой дух армии, разжигать ярость и ненависть к врагу и повышать производительность труда в тылу: «С миру по нитке – Гитлеру верёвка», «Новые порядки – петли да податки». Переделанные из известных пословиц, они содержат новый, неожиданный, остроумный и злободневный смысл. Как в исконных пословицах, в них слышны созвучие: «Не только штык, но и колос врага колет», и даже рифма: «Катюша с Тагила – немцу могила», «Чем дальше в лес – тем хуже для СС».

Многочисленно было песенное творчество. Немалую часть составляли лирические песни с фронтовым колоритом, как песня «Сандружинница Катюша»:


Нашу девушку Катюшею зовут,
В нашей девушке семнадцать лет цветут,
Наша девушка шутлива и строга,
Нам Катюша наша очень дорога.

Мы в поход идём – Катюша вслед идёт,
Санитарные припасы нам несёт,
В сапогах мужских шагает молодцом,
Ясной радостью сияет всё лицо…


Авторы песен, создававшихся на фронте, нередко брали за образец известные произведения. «Раскинулись рельсы далёко» – из названия видно, что это переделка песни «Раскинулось море широко», и пелась она на тот же мотив. Песня о юной партизанке «Есть беседка в городе Черкассы» – один из фольклорных вариантов «Катюши» М. Исаковского и М. Блантера. Бывало и так, что первоисточник относился к забытым ныне произведениям. Песня «Коногон», когда-то широко распространённая, послужила основой для песни «По полю танки грохотали…»:


По полю танки грохотали,
Танкисты шли в последний бой,
А молодого лейтенанта
Несли с разбитой головой.


Во время войны традиции народного театра получили своё продолжение в импровизированных сатирических пьесах, в представлениях с дрессированными собачками, которые за угощение изображали, например, как Гитлер хотел Москву взять и как из-под Сталинграда бежал.
Глубокая скорбь по погибшим отразилась в жанре плача. В Вологодской области записан плач по мужу, продолжение поэтической традиции Древней Руси:


Ой, охти мне, да охти мне больно, больнёшенько,
Ой приехала-то, горе-горькая, я на бывшее поле бранное,
Ой, где шла война кровопролитная,
Ой, я поискать-то да поразыскивать
Своего-то да младу милого.


Чувствуется по стилю, что автор современный, но от фольклорной традиции идёт обращение к силам природы:


Ой, так уж налетите, птички-пташечки,
Уж вы со всего света белого,
Ой, уж распорхните, птички-пташечки,
Вы эту-то могилушку горбатую.
Ой, так уж налети-ко, туча громная,
Разруши домовишечко дубовое,
Ой, так уж подуйте-ко, ветры буйные,
Вы со все-ти четыре стороны…


Приёмы параллелизма и троекратного повтора восходят к древнерусскому устному творчеству, заставляют вспомнить знаменитый плач Ярославны из «Слова о полку Игореве». Постоянные эпитеты: «света белого», «ветры буйные» – также сближают плач ХХ века с его историческими предшественниками.
Традиционный фольклорный приём единоначатия (анафора) перешёл и в частушки:


Было восемь ягодиночек –
Осталось только два.
Двух убили, двух отбили,
Двух машина увезла.


В песне о лётчиках использован приём постепенной конкретизации:


Над аэродромом раскатился громом,
Рокотом знакомый самолёт,
Это из-за тучи штурмовик могучий
Боевой привет нам шлёт.

Эх, крепки друзья-штурмовики,
С «мессершмиттом» справится любой!
Согревай нас жарко, фронтовая чарка,
Завтра утром – снова в бой!


В целом, фольклор Великой Отечественной войны служил для поднятия духа в тылу и на фронте, в условиях оккупации и в партизанских отрядах, вселял в советских людей веру в Победу. Военный фольклор несёт на себе печать времени, являясь не только памятником словесного творчества, но и историческим свидетельством, напоминающим нам о тех героических годах, когда он был создан. Сейчас, через 60 лет после окончания войны, он помогает нам представить те нечеловеческие усилия, которые потребовались от советского народа, чтобы одолеть врага. Произведения различны по жанрам, по настрою, по распространённости. Но есть главное, что их сближает: юмор, сатира, лирика, меткое афористичное слово, рождённые народом, тоже ковали Победу.


Вспомнить произведения устного творчества военного времени мне помогли Галина Мягкова, Маргарита Божукова и книга «Вологодский фольклор. Народное творчество Сокольского района» Северо-Западного книжного издательства, 1975.

Опубликовано в альманахе литературного объединения "Литцех-XXI" - "Созвучие-III", Москва, 2005.


При подготовке сборника к печати мне попался текст Галины Мягковой, художницы и музейного работника. Для лучшего восприятия читателем надо было его исправить, дополнить и убрать лишнее, но автор не откликнулась на мои предложения и не выходила на связь. В результате я использовала фрагменты её работы, за что и приношу свою благодарность!


Рецензии
Наташа, молодец, хотя некоторые байки непонятны из-за их просторечного лексикона. Твардовский -целая отдельная тема! Я бы на твоем месте отдельно написала о нём. Замечательный поэт,не только своего времени, но любого,и близок нам всем. Кстати, тоже репрессирован Сталиным. Я его обожаю! Это тебе не руководитель-ЧОНа (карательного отряда) расписанный Аэлитой как "добрый русский писатель" Аркадий Гайдар...Это настоящий "Убийца-Голик", как его зовут все в Хакассии! - по сей день, выжившие свидетели.Многих он живьем пустил под лёд,а кое-ко сжег живьем в сарае вместе с детьми...Мне ведь из Хакассии статьи о нем прислали, (у меня сын оттуда - хакасенок бывший) и Владимир Солоухин написал об этом "Кровавое озеро"..Свидетели до сих пор его мистически боятся. Почему Наталье Владимировне пришло уговорить Аэлиту написать о нем хвалебную книгу?! Я не понимаю.И Бобровой статью эту я отксерила, отдала.Она же,стремясь угодить Наталье Владимировне,ответила, что "в библиотеке таких сведений нет"..Они что, Солоухзина никогда не читали? Или НЕ ВЕРЯТ известному писателю?..Я до сих пор в ауте.Ну,насчет Аэлиты ясно: угождает,кому хочет.А кто НЕ ОЧЕНЬ НУЖЕН (например я),- можно послать подальше , и почему Рябинина это сделала? Не пойму. Но и Головатого (которого боготворит вся Восточная Сибирь) она не знает и не уважает..Хотя я его знаю лучше: он мой Друг. Вот такие "пироги", Наташечка.Что ы об этом думаешь? Желаю тебе успехов! Элька

Элизабет Стайнер   02.06.2017 21:44     Заявить о нарушении
В общем-то, моё эссе немного не о том.
О семье Твардовского я читала. Репрессированы были его родственники, а он был в фаворе. Брат Иван к нему приходил, но Александр его отшил. Это было напечатано в журнале "Юность" лет 30 назад. От лица самого репрессированного раскулаченного Ивана Твардовского.

Наталья Ромодина   04.06.2017 10:27   Заявить о нарушении
Где просторечный лексикон в байках?

Наталья Ромодина   04.06.2017 10:31   Заявить о нарушении
"Охти мне больно"..да и все частушки просторечны,как правило. Раньше я частушек вообще не любила,но потом привыкла.Не обижайся! А все же при чем тут кулаки (о них отдельный разговор), когда Сталин и его система ПЕРЕСТАЛИ ПЕЧАТАТЬ ТВАРДОВСКОГО,и можно сказать отстранили его, обозвав "врагом народа". Я об этом читала. А про его родных как раз только от тебя узнаю. Жаль мне обманутых добрых ЛЮДЕЙ!!!Сколько их придушено и убито сов.властью..а еще про какую-то "ностальгию" о том времени пишут! Мне кажется, НАМ нужно писать об этом.

Элизабет Стайнер   16.06.2017 01:42   Заявить о нарушении
В "Юности" печатались воспоминания Ивана Твардовского. Или в "Новом мире". Давно, в конце 80-х.

Наталья Ромодина   01.07.2017 13:56   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.