Моя правда!

От боли не избавит ни чего, не заслужить прощения у бога
Достойного нет шанса одного и бесконечно долгая дорога.
Есть главное у избранных людей, за праздным не осмыслить суеты
Где каждый человечек лиходей порок рассудка низвергает красоты.

Беда безнравственно сражается со злом испытывая прочность у любви
С позором нервы крутятся узлом, и гордость сердца умывается в крови.
Но пошлость правит человеческим нутром, кто виноват в правах пустых обид
Слепая ненависть над мстительным костром изобличает судьбоносный стыд.

Три главных слова… я тебя люблю, в борьбе за выживание пустая болтовня
И праведный завет о ближнем я молю, но мир и слеп, и глух, и от седьмого дня.
Ждать тяжело и угнетает миг, смиренность мысли отнимает право быть
В бездушную свободу ад постиг, но выход у Пандоры не открыть.

Кто правит миром… как влачить сей крест… какая сокровенность мне дана…
За пьяным пиром чей то главный перст, и эта местность под названием страна.
Есть бог, как хочет человек: слабак, и каждый выбор в испытаниях грешит
А сильный, «Человек как Бог»,- большой чудак. Ни кто из них законы не вершит.

У совести нет цели быть с тобой, нет средств на правила, и нету смысла жить
Её величиями дразнится любой, игра заставила всех шкурой дорожить.
У каждого она одна, увы своё, и из такого супа долг рождает честь
Ослабленно у разума чутьё, а слабость верит за терпением лишь в месть.

Вина тревожит чувства глубоко, нелепым ощущением от слёз
Обсохло на губах не молоко и страстью жажда корчится до грёз.
Иссяк обыкновенно быть собой, с реальностью сливаюсь в естестве
Из настоящей ситуации живой, меняюсь в натуральном колдовстве.

Есть пережитое в пути рюкзак тугой, где ощущается земная благодать
Мечтается с уверенной ногой к духовному душевное придать.
Там вместо солнечного лучика блестит, моей надежды правило, ценить
Глава отчаянная вечностью грустит, блаженную осваивая нить.

Так шаг за шагом о земную твердь, идти вперёд, туда где зреет высшей стать
И зря не волноваться желчно впредь, не беспокоясь, не хитрить или не лгать.
Пройти сквозь тернии и к звёздам улететь, или же жалкий век один влачить
Я не могу иначе чтоб хотеть, за боль, осмысленный порядок изучить.


Рецензии