Прагматик

ПРАГМАТИК

Семен был прагматичен до глубины души. С раннего детства его учили смотреть на мир с точки зрения здравого смысла, быть реалистом и не подвергать сомнению моральные устои и нравственные правила, отвлекаясь на оппозиционные провокации.
Семен был поздним ребенком, и потому, его родители, хорошо изучившие жизнь и стоящие на пороге предпенсионного возраста воспитывали мальчика с точки зрения личного восприятия окружающей действительности. В детском саду мальчика ни когда не наряжали в костюмы зайчиков и медвежат на новогодние утренники, объясняя ему, что на самом деле говорящие звери это такая же выдумка, как Дед Мороз, Снегурочка и прочие Буратины с Чебурашками. Отправляясь в первый класс, Семен твердо уяснил, что подарки на Новый год ему кладут под елку родители на деньги, заработанные тяжелым трудом. Одноклассники, мягко говоря, недолюбливали прямолинейного ребенка, который, разбивая их детские мечты вдребезги, тоном, не допускающим возражений, вещал, что если взамен выпавшего зуба на утро под подушкой появляется монета, то волшебная метаморфоза произошла не благодаря мифической Зубной фее, а потому, что их мама, дождавшись, когда сын или дочь уснут, производит подмену с целью, которую она и сама не в состоянии объяснить своему чаду. Во дворе мальчишки прогоняли Семена прочь, как только он интересовался у них, какой смысл носиться по улице с палкой в руках, выкрикивая непонятные звуки, и изображая из себя бойца спецназа. Ведь на самом деле со стороны это выглядит также нелепо, как если бы воробей возомнил себя птеродактилем.
В старших классах, равно, как и в училище, Семен не проявлял ни какого интереса к противоположному полу. Родители доступно растолковали своему чаду, что главное в жизни, это выучиться, и получить надежную специальность, вместо того, чтобы чахнуть в любовной лихорадке. По статистике, количество девушек в разы превышает мужское население в стране. По этой причине одиночество Семену в любом случае не грозило, и уж, если ему, когда он твердо встанет на ноги будет совсем уж невмоготу без женского внимания, он всегда сможет выбрать себе спутницу жизни.
Получив заветные корочки, которые подтверждали, что он безупречно прошел обучение по специальности инженер, Семен со спокойной душой отправился отдавать долг Родине. Вот здесь парень проявил себя по полной программе. Старший командный состав нарадоваться не мог такому исполнительному и послушному солдату. Привыкший к порядку Семен и мысли не допускал о том, чтобы посметь подвергать сомнению, отдаваемые ему приказы. Домой парень вернулся в звании ефрейтора и с приглашением на прохождение контрактной службы. Как знать, может быть, Семен и принял бы данное предложение, но случилось непредвиденное, тяжело заболела его мама, и ему пришлось позабыть о службе, и целиком и полностью посвятить себя уходу за престарелой родительницей.
Не желая сидеть на шее у отца с матерью, Семен устроился на работу на завод, где стоя за станком, упорно вытачивал автомобильные детали.
Три года Семен прожил в однообразном и монотонном режиме. Подъем, работа, аптека, уход за мамой, магазин, домашние хлопоты. Отец в помощники не годился. Он был уже старым, глуховатым и требующим постоянной заботы человеком.
А потом мамы не стало. Семен был готов к такому повороту событий, и принял это обстоятельство, как данность. Все люди умирают. Так заведено, и ни что и, ни когда не изменит такого положения вещей. Все хлопоты по погребению и поминкам Семен целиком и полностью возложил на себя.
Отец Семена пережил свою супругу на пять лет.
Оставшись в полном одиночестве, Семен зажил судьбой закоренелого холостяка. Работа, дом, работа – это стало для него привычным жизненным циклом. Пару раз он пробовал отправиться в отпуск к морю, но назойливые кокетливые барышни, не скрывающие истиной цели своего знакомства с холостяком, достаточно быстро отбили у Семена желание продолжать вояжи к побережью. Нет, Семен вовсе не был железным человеком, и к слабому полу он испытывал определенный интерес. Но бросаться на каждую юбку, подобно изголодавшемуся по женскому вниманию Казанове, он не собирался. А еще больше ему претили активные дамочки, первыми сходу атакующие свою жертву. Другое дело, скромные немногословные девушки. Вот, например, как контролер Марина. На проходной Семен старался пройти через стеклянную будку, в которой издалека просматривалась копна рыжих волос. Марина отмечала пропуск, и не обращая внимания на Семена, принималась за обслуживание следующего сотрудника завода. Семен из подслушанных разговоров в раздевалке был осведомлен, что Марина ни когда не была замужем, поскольку благодаря своему нелюдимому характеру не подпускала к себе мужчин вне рабочего времени ближе, чем на пушечный выстрел. Те из коллег Семена, кто попытался испытать удачу в этом направлении, моментально теряли интерес к молчаливой девушке, и переключались на более общительных дам, которых к их общей радости имелось предостаточное количество. Памятуя об упомянутых фиаско, Семен не торопился идти на контакт с немногословной Мариной, и вот уже почти год поджидал более подходящего случая.
Подходящий случай представился настолько неожиданно, что Семен даже не был к этому готов. В очередной раз, механически отметив пропуск, Марина неуклюже подала его мужчине, и картонный прямоугольник, выскользнув у нее из рук, упал на пол. Девушка подняла пропуск, и протянув его застывшему на месте Семену, робко произнесла: - Прошу прощения, Семен Львович.
Внутри у мужчины все перевернулось, оказывается, Марина знала его полное имя! Это уже потом, анализируя случай на проходной, он догадался, что девушка могла прочитать его данные в документе, поднимая его с пола. Но в тот момент, Семен, взяв из ее рук пропуск, коснулся пальцев Марины, и сглотнув комок, моментально подкативший к горлу, хрипло произнес в ответ: - Ни чего страшного, все в порядке, Марина.
Дальше людской поток подхватил Семена, и понес его в сторону цеха.
С тех пор Марина и Семен регулярно здоровались друг с другом на проходной. Но дальше этих официальных формальностей дело не двигалось.
Дома, смотря телевизор, и не обращая внимания, на слова диктора, Семен сотни раз прокручивал в уме варианты дальнейшего развития событий. Но, одно дело мечтать о разговоре с Мариной в одиночестве, и совсем другое, воплотить свои мечты в реальность при наличии огромного числа свидетелей.
Так пролетели Новый Год, День святого Валентина и Восьмое марта, праздники, в канун которых у Семена, казалось бы, были все шансы заговорить с Мариной, но собраться духом он так и не смог.
В конце мая с Семеном произошел случай, который выбил его из колеи привычного хода жизни. Сотовый телефон, в котором он включал будильник на шесть часов утра, решил отключиться, и Семен первый раз в жизни проспал на работу.
Забыв про завтрак и душ, Семен наспех натянул на себя рабочую одежду, и выскочил на улицу. На его счастье автобус не пришлось долго ждать, и уже через двадцать минут, мужчина подбегал к проходной.
Стеклянные будки встретили его заблокированными турникетами, и лишь в одной из них Семен, к своей радости заметил знакомую рыжую прическу.
- Семен Львович, - озадачено произнесла Марина, пропуская его на территорию завода: - Вы сегодня опоздали. Вам крупно повезло, что я дольше обычного задержалась на проходной.
- Марина, вы спасли мне жизнь и рабочее место, - признался Семен, пытаясь выровнять дыхание: - Как вы смотрите на то, чтобы завтра после смены провести со мной вечер в кафе? В знак благодарности, я готов угостить вас ужином, - он и сам не поверил в то, что пригласил девушку на свидание. Испугавшись собственной смелости, Семен поторопился исправить положение: - Ну, если вы не сможете, я все пойму.
- Нет, нет, - торопливо оборвала его Марина, слегка покраснев: - Я не против. Завтра в восемь часов я буду ждать вас у входа на проходную. А теперь поторопитесь, вы сегодня и так припозднились.
Всю оставшуюся часть дня Семен провел в эйфории. У него все валилось из рук, а мысли постоянно возвращали его к разговору у стеклянной будки. Коллеги недоуменно поглядывали в его сторону, замечая, как на лице обычно угрюмого Семена играет задумчивая улыбка.
На следующий день, в пятницу, Семен, напротив, был весь на нервах. Его беспокоила предстоящая встреча, поскольку он не знал, как правильно вести себя в подобной ситуации. Опыта в амурных делах, у него не было ни какого, и он опасался, что произведет на Марину не самое лучшее впечатление.
К оговоренному месту встречи они подошли одновременно, ровно в восемь часов. Нужно ли говорить, что Семен напрочь забыл, а вернее, и не вспомнил о том, что ему стоило бы приобрести букет цветов. Марина была одета в свою традиционную синюю блузку и юбку до пола, в которых ее привыкли видеть на рабочем месте.
Перебросившись парой фраз, они решили отправиться в «Ромашку», кафе, что находилось на противоположной стороне улицы, и уже через пять минут сидели за свободным столиком в самом дальнем углу заведения.
К удивлению Семена свидание прошло вполне успешно. Они с Мариной довольно быстро нашли общий язык, и вскоре он знал, что девушка целиком и полностью разделяла все его интересы. Марина не любила шумных сборищ и общественных мероприятий, предпочитая такому времяпрепровождению спокойный вечер дома наедине с любимой книгой. Еще, она органически не выносила, и не понимала всякого рода розыгрыши и шутки. По телевизору Марина смотрела только новости и канал Культура. Сериалы про агентов ФБР, которые несколько сезонов подряд безуспешно искали истину, и про двух братьев, колесящих по стране, в поисках нечистой силы вводили ее в состояние ступора. Девушка не могла понять, как можно потратить годовой бюджет небольшой африканской страны на то, чтобы снять подобную ересь, а потом с гордостью демонстрировать ее в мировом прокате.
Марина с Семеном просидели в «Ромашке» до самого закрытия, после чего, Семен, как истинный джентльмен проводил девушку до дверей ее дома. Сжав на прощание руки Семена в своих ладонях, Марина призналась, что ей ни когда и ни с кем не было так хорошо. Обменявшись телефонными номерами, они договорились назавтра об очередной встрече, и Марина, стыдливо чмокнув своего спутника в щеку, исчезла в квартире.
Домой Семен вернулся в более чем приподнятом настроении. Миновав автозаправочную станцию, позади которой располагалась его высотка, Семен, не скрывая счастливой улыбки, поздоровался с припозднившимися старушками, расположившимися на лавочке у подъезда и проводившими мужчину недоуменными взглядами.
Спать Семен лег непривычно поздно. Все его мысли были заняты анализом прошедшего и предстоящего свиданий с Мариной. Чувства, которые он при этом испытывал, были для него настолько непривычными, что он ни как не мог разобраться в том, что именно с ним происходит.
Проворочавшись с боку на бок в постели около часа, Семен решил, что не может уснуть из-за того, что в комнате было жарко. Майская ночь выдалась непривычно знойной. Он вышел на балкон, раскрыл нараспашку окна, и осмотрел свою фигуру в трюмо, стоявшем у стены, которое они вынесли сюда еще вместе с отцом. Вернувшись обратно в кровать, Семен закрыл глаза, и перед его мысленным взором предстала Марина, которая сидела за столиком в кафе, и сетовала ему на то, что она не имеет подруг, потому что другие девушки совершенно ее не понимают и не разделяют ее интересов. В золотистых локонах волос девушки играл приглушенный свет, который с каждой секундой становился все ярче и ярче, пока не стал нестерпимо ослепительным. Семен зажмурился, а потом резко открыл глаза.
Постепенно он понял, что находится в своей спальне. Вероятно, Семену все-таки удалось заснуть на некоторое время. Но, вот что было странным. Не смотря на то, что по его расчетам на улице должна была быть поздняя ночь, в глаза Семена бил какой-то мутный свет. Свет струился со стороны открытой балконной двери. Мужчина присел на край кровати, и нащупав ногами тапочки, обулся, и вновь посмотрел в сторону балкона. Свет постепенно растворялся в воздухе, подобно туману, оставляя после себя очертания смутного силуэта.
Семен помахал головой из стороны в сторону, прогоняя остатки сна. Силуэт на балконе повторил его жест.
Мужчина встал на ноги, и с любопытством посмотрел на темную фигуру. Фигура протянула к нему свои длинные руки, и Семен услышал тихий приглушенный шепот: - Не бойся. Я не причиню тебе зла, - после этого руки фигуры безвольно опустились.
Не испытывая совершенно ни каких чувств, ни любопытства, потому что он уже давно и бесповоротно ни чему не удивлялся, ни страха, потому что для того, чтобы проникнуть в окно на двенадцатом этаже, нужно было очень сильно постараться, Семен направился к стеклянной двери.
Фигура продолжала стоять неподвижно, словно ожидая, когда хозяин квартиры заговорит с ней.
Семен переступил порог балкона, и осмотрел незнакомца, пытаясь сфокусировать зрение после сна и яркого света.
Фигура повернулась к нему лицом и уставилась на мужчину огромными черными глазами без век.
Совершенно спокойно, и не выказывая ни каких признаков удивления, Семен внимательно осмотрел серое существо, стоящее перед ним. Оно было примерно одного роста с Семеном и имело рыхлое и непропорциональное тело. Длинные руки свисали почти до самого пола. Голова существа, явно превышала по размерам голову самого Семена и была немного сплюснута по краям. Ушей на голове не имелось, а рот и нос были неимоверно маленькими. Волосяной покров на теле существа отсутствовал полностью, впрочем, как и какая бы то ни было одежда.
- Кто вы, и, что вам нужно? Как вы сюда попали? – задал вполне уместные в данной ситуации вопросы Семен.
- Я прилетел, - существо вытянуло руку в сторону открытого окна: - Мне нужна помощь.
Семен перевел взгляд с незнакомца в ночную мглу. В воздухе, чуть повыше уровня его балкона висел какой-то темный предмет, напоминающий очертаниями большую тарелку.
- Если это шутка, то неудачная. Прошу вас, освободите мою жилплощадь тем же путем, каким вы сюда попали. В противном случае, я буду вынужден вызвать полицию, - предупредил собеседника Семен.
- Это не возможно, - прошелестело существо, и только тут до Семена дошло, что рот у незнакомца во время разговора остается неподвижным, а голос звучит у него в голове: - Не могу улететь, потому что мне нужна помощь.
- Что значит помощь? О чем вы говорите? – решил на всякий случай уточнить Семен.
- Горючее. Срочно. Помогите. Рядом с вашим домом есть станция. Принесите мне горючее. Нужно немного. Только для взлета. Потом я перейду на солнечную энергию, - вновь возник в голове Семена шуршащий голос.
- Я все еще считаю, что вы пытаетесь меня разыграть, - на всякий случай предупредил мужчина.
- Готов произвести обмен. Горючее на это, - существо протянуло левую руку к Семену, и разжало длинную ладонь, на которой находился небольшой черный куб.
- Что это? – устало поинтересовался Семен.
- На вашем языке его можно назвать стиратель. Прибор безвозвратно ликвидирует любые предметы. Демонстрирую, - пришелец повернулся к подоконнику, и направил куб в сторону стоящего перед ним старого горшочного цветка. Из куба выскочил тонкий синий луч. Едва он достиг кашпо, как горшок на мгновенье осветился ярким желтым светом, и исчез.
- Обмен, - существо вновь повернулось к Семену: - Стиратель на горючее.
Мужчина аккуратно взял в руку протянутый ему куб, и внимательно осмотрел его со всех сторон. На одной из граней Семен обнаружил небольшую ровную вмятину, а на другой вмонтированное в поверхность темное стекло, сливающееся по цвету с гладкой поверхностью куба.
- Такого не бывает, - положив куб себе на ладонь, уверенно заявил Семен: - Вы снимаете меня скрытой камерой для того, чтобы потом показать на всю страну, как я попался на вашу уловку.
- Горючее на стиратель. Обмен, - терпеливо повторил пришелец.
Семен продолжал осматривать куб, водя по граням пальцем. Как только палец удобно устроился в выпуклости, из темного стекла вырвался синий луч, который тут же достиг, стоящего напротив Семена существа.
Пришелец успел только попытаться защитить себя руками, загородившись от неминуемой гибели.
В голове у Семена, тут же раздался душераздирающий вопль, который стих, как только контур тела пришельца озарился желтым светом, и тут же растворился в воздухе.
Семен удивленно посмотрел на то место, где только что стоял его собеседник, растерянно хлопая ресницами.
- Вы где? – подождав несколько секунд, осторожно поинтересовался мужчина, осматривая пространство вокруг себя: - Это все-таки шутка, - утвердительно кивнул он головой, так и не дождавшись ответа на свой вопрос: - Так я и думал, - Семен подошел к открытому окну, и облокотившись на подоконник, вдохнул запах ночного воздуха. Большая тарелка продолжала висеть в воздухе. Нахмурившись, мужчина вытянул руку вперед, и уже привычным жестом вложил подушечку указательного пальца в ямку на кубе. Уже через секунду контур тарелки озарился желтым светом, и висящий напротив балкона предмет, растворился в ночи.
Широко зевнув, Семен, шаркая тапками, направился в сторону спальни. Его внимание на полпути привлекло собственное отражение в трюмо. Он повернул заспанное лицо в сторону зеркала, и немного подумав, изменил направление своего маршрута. Семен подошел к трюмо, положил на столешницу перед зеркалом стиратель, направив грань с темным стеклом в сторону стеклянной поверхности, и вложил палец в выпуклость на кубе. Луч, ударив в зеркало, отразился и отскочив обратно, попал ровно в середину куба. Стиратель моргнул желтоватым светом, и растворился в воздухе так, словно его никогда и не было.
Семен удовлетворенно кивнул и вернулся в кровать. На этот раз он уснул довольно быстро и проспал до восьми часов утра без пробуждений.
На утро, ночное происшествие начисто стерлось из памяти Семена. Он списал встречу с пришельцем на сновидение, и больше ни когда не возвращался к этому эпизоду в своей памяти. О визите инопланетного гостя осталось только одно напоминание – исчезновение старого цветочного горшка, но поскольку Семен никогда не был закоренелым цветоводом, то он не придал этому обстоятельству совершенно ни какого значения. К тому же его сегодня ждало второе свидание с Мариной, а это ни шло, ни в какое сравнение с инопланетными визитерами и их обменами на никому не нужные стиратели. Такого было мнение самого Семена по этому поводу, ведь он был прагматичен до глубины души с самого раннего детства.


Рецензии