Тарзан из рачьей ямы...

     Хотел описать услышанную где-то историю о том, как в перестоечные времена цыгане украли полугодовалого ребёнка у третьего секретаря райкома ВЛКСМ.

     И когда цыганская телега проезжала через старый деревянный мост и колесо подпрыгнуло на нестыковке досок, ребенок выпал прямо, в неглубокую правда, но речку ...

   А так как конкретные наши цыгане считать умели только до десяти а детей у них было четырнадцать, они сразу не заметили пропажи.

   Доброе семейство раков обитающих под мостом спасли ребенка, выкормили его тухлой рыбой и свежими моллюсками. Воспитали его высокоморальным, с точки зрения рачьей морали конечно, человеко-раком ...

   А тем временем, распался и был распилен Союз. Безутешному биологическому отцу мальчика достался районный пивзаводик ... Более того, умело и вовремя рассказанная по местному ТВ история о потеряном любимом ребенке выбила слезу у сердобольных избирательниц района и сделала папашку нашего героя депутатом региона.

      И стал папашка утешаться распилом госимущества бывшего СССР ...

  И получилось так, что пивзаводик, теперь уже папашкин, стал отравлять своими стоками те места и ту речку, ниже по течению, где обитал в неведении со своими многочисленными ракобратьями и не менее многочисленными ракосестрами наш герой.

   А как известно раки живут только в чистой воде ... Стали гибнуть головоногие десяткамии. Стон пошел по великой рачьей реке, и сказал глава рачьего племени человеко-раку, - иди вверх по течению и найди того кто нас губит.

   Взял занчит наш "маугли" камень поувесистей и пошел вверх по течению искать виновника.

   Пришел в заводоуправление, прямо в приемную, к молоденькой длинноногой секретарше папашки.

  Увидев загорелую точеную фигуру нашего героя, секретарша Леночка с первого взгляда просто без ума влюбилась в него.  В воздухе стоял мощный запах тины и женских ферромонов.

   Маугли же не знал что такое любовь, им двигало чистое чувство долга. "Где главный?", - спросил её парнень по-рачьи.  Каким-то шестым женским чувством Леночка поняла о чем идет речь, хотя и представления не имела ни о каком рачьем наречии.

   Петровича нет," - пропела она истекая негой страсти от совершенной фигуры молодого человека без каких бы то ни было следов одежды.  "И это замечательно", - добавила она уже чуть тише.

   У неё хватило ума на то, чтобы закрыть дверь на ключ, но не хватило на то чтобы накинуть лифчик на камеру наблюдения. И охранники шефа два часа (с неослабевающим интересом) наблюдали  то, что Леночка выделывала (с небольшими перерывами на отдышаться) с тупо поваленным на спину и ничего не понимающим сынком начальника.

   Шеф тем временем приехал и тыркнулся в приемную, но фиг вам - дверь была закрыта изнутри. Он двинулся к своим секуритате с вопросом "куда уе*ала эта йо*аная дура Леночка". Сцена на мониторе охраны ввела его в ступор. Совершенно обнаженная Леночка лежала посреди приемной  на груди какого-то смуглого и также обнаженного геркулеса и, по-видимому спала, блаженно улыбаясь во сне. Геркулес с интересом рассматривал её как какую-то диковинку, бережно перебирая крашеные Леночкины волосы.

   Петрович сухо сглотнул, покраснел, побледнел, потом опять налился свекольным цветом. Охранники втянули головы в плечи. "Двеееееерь" заорал он, так что услышала даже Леночка через длинный коридор и зарытую на ключ дверь.

   Охранники рванули по коридору к приемной. Пока они добежали Леночка уже открывала дверь. Как она успела одеть платье - уму не постижимо.  Окно на улицу было распахнуто, нашего тарзана уже не было. А третий этаж между прочим ...

      Так вот отвлекся я. Хотел я описать эту услышанную от кого-то историю, но решил не буду. Слишком как-то всё зыбко, непрочно, натянуто ... А читатель пошел ушлый, он сразу чувствует нестыковки. Так что всё - передумал.


Рецензии