Две главы из новой книги Ышка

Звери хозяйничают в доме лесника

                История двадцать вторая

    Прибежав к старому дубу, Ышка остановился. Его мгновенно окружили звери.
— Хозяин, что нам делать? Может тебе чем-нибудь помочь? – спросил Седой Загривок.
— Ну, и чем же ты мне поможешь? – вопросом на вопрос ответил лешачонок.
— Как чем? Мы можем живность старика покормить, дров наколоть, да в избу наносить.
    Ышка усмехнулся.
— После вашей кормёжки от живности и хвостов не останется, а в лучшем случае её по всему лесу вылавливать придётся.
— Почему ты о нас плохого мнения? Разве мы тебя когда-нибудь подводили? — обиженно спросил волк.
    Ышке стало стыдно за свои слова.
— Прости, Седой Загривок, но ты мне ничем не сможешь помочь. Если твоя стая появиться во дворе лесника, то корова и овцы с козами на дуб, что растёт у него во дворе, от страха заберутся. Хотя,… — Ышка почесал затылок, — спасибо за подсказку. Я вот о чём сейчас подумал. Ведь в лесу есть звери, которых не боится живность старика. Верно? Вот они мне и помогут. Значит так. Белочки и куницы, отправляйтесь в сарай и выгребите из яслей объедки, если таковые там ещё остались. Смотрите, не выбрасывайте их, а отнесите в звериную кормушку. Лоси с косулями полакомятся ими с удовольствием. Затем натаскайте в ясли свежего сена, да побольше, ведь бедолаги с утра голодные стоят. Носите аккуратно, чтобы на землю ни одна травинка не упала. Лично проверю! Про кур с утками тоже не забудьте. Зерно находится в бочке, которая в сарае стоит. Она накрыта деревянным кругом. Ясно? Постарайтесь, хвостатые, ничего не напутать. А то я вас знаю, — овцам и корове зерна насыплете, курам с утками сена в кормушки положите. Хрюшон, ты с домочадцами уберёшь из стойла навоз. Ой, чуть не забыл, самое главное, воду, прежде чем живности дать, подогрейте, чтобы скотина не простудилась. Помните, пока старик не вернётся, мы за его хозяйство в ответе. Спичками не балуйтесь, не ровён час от подворья одни головешки останутся. Всем всё ясно?
— Ясно-то, ясно, но что ты делать будешь? Командовать? – проворчал Седой Загривок.
— У меня забот побольше вашего. Надо все лесные кормушки объехать, еду для вас разложить.
— Неужели и мне вкуснятина перепадёт? – засмеялся волк. С чего ты так расщедрился, а, хозяин?
— Заработаешь ты у меня когда-нибудь на орехи!
— Так орехов я не ем, до них у нас белки охочи. Мне мясца подавай. Слушай, Хрюшон, давай поменяемся, я тебе свою порцию орехов отдам, ты мне поросёночка подкинешь. Я согласен даже на самого худого.
— Хозяин, можно этого лоботряса потрепать малость? – спросил возмущённый кабан.
— Кончайте дурью маяться, пора делом заняться. Седой Загривок, ты сегодня мне поможешь зерно по кормушкам развести. Глядишь, к утру все недобрые мысли из твоей башки выветрятся.
— Не сомневаюсь, — проворчал волк.
— Ты чем-то недовольный? – поинтересовался Ышка.
— Я сказал, что очень рад поработать на благо звериного общества.
— Ну, тогда за дело!

    Когда собаки лесника увидели, сколько во двор набежало зверья, то, напрочь, лишились голоса. Они никак не могли понять, что происходит. С какого перепугу куницы с белками управляются по хозяйству? Куда делся их хозяин? Почему от мохнатого чудовища с горящими глазами исходит знакомый запах, и почему оно командует на вверенной им территории? Но они удивились ещё больше, когда мохнатое чудовище щедро угостило их. Разложив по мискам, целую кастрюлю мясной каши, которой не успел попотчевать хозяин.

    После сытного обеда псы смирились с незваными гостями. А что? Не безобразничают. Со двора ничего не тащат. Выполняют работу, которой раньше занимался хозяин. Всё чинно и благородно. А самое главное, — привычно и никакой новизны.

    Лишь корова находилась в крайнем изумлении. Она никак не могла понять, куда делся старый хозяин, и почему её доит лиса. Однако сопротивляться не стала, добровольно отдав молоко новой хозяйке. Накормив живность, белочки с куницами принялись наводить порядок в домике старика. Первым делом затопили печь. Выгнали пауков из потаённых мест. Вымыли потолок, пол и стены. Постирали бельё, и, не дожидаясь Ышки, завалились спать, — кто, где стоял, там и упал. Устали бедненькие.

    Лешачонок тем временем, разложив по кормушкам звериную еду, вёз волка к его семейной лёжке. Седой Загривок едва дышал от усталости.
— Ну что, хочешь мясца? – насмешливо спросил его Ышка.
— Нет, только спать,… — простонал волк, закрывая глаза.
— То-то же. Больше не будешь упрекать меня в бездельничестве? Надеюсь, мою работу ты оценил сполна? Не так ли, уважаемый?
— Сполна, Хозяин, сполна…. Честное слово, я и подумать не мог, что труд лешего столь тяжкий. Следующий раз если понадобиться моя помощь, зови, я с удовольствием тебе помогу.


                Ышкины друзья приходят в домик лесника

                История двадцать третья

    Пока Ышка отвозил волка в стаю, Фёба, Куня, Хлопуша и Фотий прибежали в домик лесника. Им не терпелось узнать, как их друг управился с хозяйством старика. Заглянули в сарай – чистота. Корма в кормушках столько, хоть отбавляй. Корова и козы вместе с овцами за обе щёки душистое сено уплетают. Сытые свиньи на чистой подстилке лежат, да от удовольствия добродушно похрапывают. Во дворе тоже царит порядок. Куры в своём домике на насесте спят. Уток тоже не слышно.
— Молодец Ышка, быстро управился. Только где же он сам? — поинтересовался Фёба.
— В избе, наверное, отдыхает. Намаялся бедный. — Ответил Хлопуша, поднимаясь на крыльцо.

     Войдя в избу, друзья обомлели. Повсюду, куда ни глянь, валялись куницы и белки. Они лежали: на кровати, диване, стульях, на полу. Обеденный стол и подоконники, верх платяного шкафа, — всплошную были заняты зверьками. Одна из куниц почему-то висела на бельевой верёвке рядом с полотенцем. Две белочки лежали в сковородке, будто их собирались поджаривать. Из ящика комода торчали несколько хвостов, а вот чьих, на первый взгляд трудно было определить. Куня заглянул в утятницу и вздрогнул. В ней, на спине, раскинув по сторонам лапы, лежала старая куница, — праматерь всех куниц леса.
    Друзья переглянулись. Им стало не по себе. Хлопуша поднял одну белочку за хвост…. Та даже не пошевелилась….
— Подохли,… — в ужасе выдохнул Фотий.
— Что-то не то съели бедолаги, — прошептал Куня, в ужасе закрывая глаза лапами.
— Вот тебе и дохозяйничался наш Ышка! Почище браконьеров сработал. Одним махом столько зверья загубил! Говорил же вам, что надо с ним было идти! Так нет, — он у нас умный, хозяйственный. Теперь любуйтесь, до чего доумничался ваш хозяйственник.
— Интересно, что всё-таки они съели? – допытывался Куня.
— Да тебе не всё ли равно, что они съели? Главное то, что все передохли. Ума не приложу, куда их теперь девать, — проворчал Фёба.
— Яму копать да хоронить, — мрачно отозвался Фотий и добавил, – ладно, пойду искать лопату.

    Сказано, сделано. Вырыли друзья яму и, сложив в неё белок, пошли за соломой, чтобы сверху тела несчастных прикрыть. Вернулись, а белок и куниц нет на месте. Пустая могила. Стоят друзья на краю ямы, переглядываются, да плечами пожимают. Понять не могут, кому дохлое зверьё понадобилось. Кто его так шустро из ямы перетаскал. Главное куда, и зачем?
— Может, это Ышкина работа? – спросил Хлопуша.
— Вряд ли. Да и зачем они ему.
— Может решил с них шкуры снять,... — неуверенно сделал предположение Куня.
— Не похоже. Но отрицать ничего нельзя. Если зверьки дохлые, почему бы и не снять с них шкуры, не пропадать же добру. Да, в конце концов, чего мы гадаем, пойдёмте в избу и спросим у него самого, — сказал Фёба.
— Кстати, я его в избе прошлый раз не видел.
— Спрятался негодник. Видно стыдно на глаза нам показываться.
— Напрасно ты так. Скорее всего, Ышка по лесу носится и не ведает, что произошло в избе лесника, — заступился за лешачонка Хлопуша.
— Ничего, подождём горе-хозяина. Далеко с мертвецами ему не уйти. Рано или поздно возвратится на место преступления. Вот только гадаю, — со шкурами, или без них, — вздохнул Фёба, поднимаясь по ступенькам крыльца.

    Открыли друзья двери в избу и замерли. Куницы с белками снова в избе лежат. Только теперь не в разброс, а друг к дружке прижимаются, будто согреться хотят. Тут Фотий заметил, что некоторые белочки шевелятся. Живые! Не успел он поделиться с друзьями доброй новостью, как…
— Ой, мне плохо, — пролепетал Куня, и свалился замертво.
— Что с ним? — удивился Хлопуша.
— Не видишь, умер, — боясь рассмеяться, произнёс Фотий.
    Он догадался, что Куня не умер, а попросту упал в обморок. Видно увидел, как шевельнулась одна из «покойниц». Глядя на растерянного Фёбу, овинник решил подшутить над друзьями. Он притворно вздохнул, и слёзно произнёс:
— Жалко Куню, неплохим парнем был. Как его угораздило одномоментной смертью скончаться?
    Хлопуша тревожно озираясь по сторонам, робко поинтересовался:
— С чего бы это, ты не знаешь, Фотий?
— Тут и гадать не надо. Жалко ему белок стало. Как я понимаю, он решил с ними за компанию на тот свет отправиться, чтоб им там без него не было скучно.
— Ещё один покойник на нашу голову, — проворчал Фёба. — Зачем его только взяли с собою. Теперь придётся на себе домой тащить, да перед Ерофеевной ответ держать. Этого только мне не хватало для полного счастья.
— Фёба, зачем его домой нести? Яма готова, вот в ней и зароем нашего любимого Куню. Для белок ещё выроем одну, – попросторнее.
— Ты что предлагаешь, упырь? Как можно так поступать с друзьями?
— Так он уже нам не друг, а покойник, — продолжал разыгрывать Фёбу Фотий, — где ты видел, чтобы покойники с живыми дружили?
— Так вот ты, значит, какой! Всё, хоть и живём мы с тобою на одном подворье, я тебя больше знать не желаю!
    В это время сверху на Куню падает Хлопуша.
— Ой, мамочка, с этим-то что? – совсем растерялся Фёба.
— Не знаю, — Фотий сделал вид, что кашляет. На самом деле он задыхался от смеха. — Фёбушка, боюсь, что мор заразный начался, — продолжил он встревоженным голосом. — Ты слышал, перед тем как умереть, Хлопуша как-то странно вздохнул, будто предупредить нас о чём-то хотел? Как бы мы все тут не остались. Фёба, ты не знаешь, кто следующий умрёт, — ты или я? Сказывается мне, это будешь ты....
— Фёба попятился к двери.
— Почему опять я? Как что, так сразу я? И, вообще, почему я должен умереть? Мне этого вовсе не хочется.
    Фотий опустил взгляд и тихо произнёс:
— Не якай. Никому не хочется умирать. Но надо всё делать по справедливости.
— По какой такой справедливости, чего ты мелешь?
— По той, что ты старше меня. Я, как воспитанный овинник, разрешаю тебе быть первым. Сам не раз говорил, — старость надо уважать. Вот я и следую твоим советам.
    Наступило молчание.
    Фотий взглянул на Фёбу, и у него сразу пропало желание продолжать разыгрывать друга. Тот дрожал, словно осиновый лист на ветру. Казалось, вот-вот замертво грохнется на пол.
— Ладно, успокойся. Живые твои трусы. Они просто в обморок упали.
— С какой стати им в обморок падать?
— Видно увидели, как шевелятся белки.
— Как шевелятся?
— Как обычно. Пойми, они все живые, либо что-то сонное съели, либо так устали, что пошевелиться лень. Когда мы вынесли их на улицу, они снова в тепло сбежали. Кому охота хвосты морозить. Ну, а наши друзья слабаками оказались, решив что «покойницы» оживать стали. А такого не должно быть. Ну, чего стоишь как истукан, неси воды, отливать наших нежных созданий будем.
    Пока Фёба с Фотием приводили друзей в чувство, явился Ышка. Он был крайне удивлён гостям.
— Что вы тут делаете? – спросил он, — и почему здесь столько зверья?
— Это у тебя надо спросить. Чем ты их опоил? Почему они словно дохлые лежат?
    Ышка остолбенел. Он никак не мог понять, что могло произойти в его отсутствие.
    В это время одна белочка подняла голову и пролепетала:
— Хозяин, мы всё сделали, как ты велел. Даже с добавкой, и так устали, что шевелиться не хотелось. А эти разбойники, — она указала лапкой на Ышкиных друзей, — нас чуть живьём не закопали. Хорошо, что мы проворными оказались, — сбежали от них. – Белочка вновь свернулась в клубочек и засопела.
— Я сейчас сам мертвее мёртвого, — вздохнул Ышка, — и, потеснив на кровати белок, мгновенно провалился в глубокий сон.

    Друзья потоптались на пороге, затем тихонько вышли, плотно закрыв за собою дверь.
— Не работнички, а какое-то сонное царство, — проворчал Фёба, — ну ничего, завтра придём и во всём разберёмся. Если надо поможем.


Рецензии
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.