Вебсик. Башни Меера. - Эпизод 8

Начало 1-й истории: http://www.proza.ru/2016/10/16/2248
Начало 2-й истории: http://www.proza.ru/2016/12/11/699

Начало - http://www.proza.ru/2017/06/01/1104
Предыдущий эпизод - http://www.proza.ru/2017/06/11/384

Все-таки удача отворачивается не всегда! Володя и Юля не только сами прилетели, но и тигрят с собой взяли. Так что, все пока складывается неплохо. Впрочем, увидев заваленный папками и видеостраницами стол, мой друг-профессор после кратких приветствий уселся «поглощать информацию», а Влада увлекла Юлю «подышать воздухом». Пусь посмотрел на меня, вздохнул и поплелся за девушками – они хоть при удачном раскладе то за ухом,  то пузико почешут, а у вас тут одна болтовня…
Пока Ростислав Петрович давал Володе очередной комментарий, я прикинул обстановку на карте, найденной в одной из папок. Башни Меера стояли в стороне от Великой тропы, но один из ее поворотов почти до них доходил, если не считать разницу уровней и ущелье. Пока я не мог понять, какая логика определила выбор места создания башен. Мне было трудно представить, как можно было вообще сделать незаметным такое масштабное строительство в труднодоступном месте. Нам потому и пришла в голову идея про бомбовые станции – их с орбиты можно закинуть. Перенос сооружения в готовом виде исключался -  полтора века назад гравидомкратов не было. Правда, была и применялась технология «семени» - на место будущего строения доставлялся «зародыш» его каркаса, который «строился» сам по заложенной программе, а уже потом на каркас надевалось «мясо» и защитные оболочки. Так орбитальные города строили, лунные базы.  Пока я размышлял, Володя добрался до наших «андроидов в скафандрах».
- А почему вы говорите, что было три андроида? – вдруг спросил он, внимательно изучив все снимки. – По-моему он там везде один. А кое-где его вообще нет – голограммы на фоне тумана. Посмотрите при максимальном увеличении на правый рукав – он у всех изображений порван, и порван одинаково. Могу ошибаться, но мне так кажется.
Пока мы с Ростиславом Петровичем «переваривали» новую информацию, Володя быстро досмотрел остальные снимки и устало откинулся на спинку стула.
- Я бы запросил мой отчет по экспертизе останков большого разведчика, - сказал он. – Как помните, его уничтожили импульсным ударом. А вот эти отверстия, которые вы посчитали за иллюминаторы жилого отсека, очень напоминают люки импульсных пушек конца двадцать первого века. Примерно к этому периоду относится и ходовая часть большого разведчика, которую я видел. Пирамидальная вершина второй башни тоже подозрительно напоминает щит-отражатель, которым в те времена прикрывались военные спутники. Так что, я бы все это уточнил и не сбрасывал со счетов вариант спуска всего этого хозяйства с орбиты. На бомбовые станции это не похоже, а на возвращаемые блоки старой военной техники – очень даже.
- Действительно, фирма “MAS” имела подразделение, занимавшееся утилизацией старого военного хлама, в том числе и космического, - сказал Ростислав Петрович. – Спасибо, Володя, очень интересно и ценно.    
- Тигриный десант откладывается? – спросил я.
- Нет, почему? – возразил мне Ростислав Петрович. – Просто мы им запретим приближаться к башням, а так – пусть ищут этого андроида. Разомнемся? – Он стал и пригласил нас посмотреть его дом. Мы позвали девушек.
- Меня смущало, помню, то, что ходовая часть большого разведчика была во много раз старше его головы с «постом управления», - рассказывал нам Володя, пока мы поджидали Владу и Юлю. – А если смотреть с позиций всего этого, - он кинул на заваленный папками и видеостраницами стол, - то – ничего странного. Натащили сюда старого хлама и лепили из него.
- Но, согласись, биоскафандры на людях более логично выглядят, чем на андроидах, - заметил я. – Ты уверен, что это именно андроиды?
- Полностью тут нельзя быть ни в чем уверенным, - ответил Володя. – Но, представь себе, что ты имеешь какого-нибудь паука и хочешь придать ему человекообразный облик? Ты на него и наденешь что-нибудь человекообразное.
- А, знаете, это кое-что проясняет, - заметил Ростислав Петрович. – Я старался размещать регистраторы в труднодоступных местах, но «какой-нибудь паук» вполне мог залезть и потом их снять. Похоже, что они за мной следили. Но моя аппаратура ничего не фиксировала. Для меня самого эти кадры стали большой неожиданностью. Мы потом провели полную дистанционную разведку района для выявления техногенной активности, но никаких следов не нашли.
Володя хмыкнул, но ничего не возразил. Подошли девушки с Пусем, и мы отправились за нашим хозяином по дому. Впрочем, Пусь не пошел – остался с тигрятами на веранде.
В доме было пять комнат и большая белая зала с настоящим «концертным» белым роялем. Я не знал, что наш дед умел играть на этом старом инструменте. Оказалось, что он даже выступал с концертами в юности и пользовался успехом. Слушая его рассказ, я вспомнил про искалеченную руку и пожалел, что не услышу игры, если только его Вебсик не вылечит. С веранды вход был прямо в залу через ажурные раздвижные двери. Из залы арки вели в три комнаты и на лестницу к антресолям. Две комнаты – гостиная и столовая – были под антресолями и имели невысокие потолки.  Мне понравилась очень уютная гостиная с камином, стенами в бежевых тонах и, как понимаю, «фирменными» для Ростислава Петровича плетеными креслами из коричневых прутьев. Тут же в углу стоял угловой диванчик совершенно «музейного» вида – где он только такой нашел?!  Столовая имела современный интерьер, ее стену украшала только картина в тяжелой резной раме. Кабинет хозяина вызвал во мне резонанс заполненными книжными шкафами. Одну стену занимал видеоэкран, посередине стоял обычный письменный стол с двумя гостевыми креслами, в углу был диван с подушкой и пледом, около дивана на тонкой ноге торчала тарелка древнего светильника. На антресолях дома располагались две спальни. Вела к ним совершенно изумительная резная деревянная лестница-спираль. Никаких новомодных эскалаторов или подъемников. Меня, признаться, впечатлило. Краем глаза я видел, что Влада тоже не осталась равнодушной.
В кабинете Влада тихо тронула меня за рукав.
- Вон, на столе, посмотри, - шепнула она.
Среди папок на письменном столе рядом с пультом стационарного коммуникатора стояло на подставке малахитовое яйцо с видеопортретом женщины. Присмотревшись, я с трудом узнал в молодой особе Эмму Дэви. Стало грустно и понятно, почему наш дед с такой любовью обустроил этот дом…   
Когда мы вернулись на веранду, то со стола все папки уже были убраны. Вместо них стояли тарелки на салфетках, а в центре возвышалась большая посудина, источавшая аромат борща. За столом нас ждали Ион и Зет. Влада уже успела послать коптер за Дебби, и вход на веранду украшало живописное семейство бенгальских тигров, между которыми «случайно» оказался мирно спящий и явно уже сытый Пусь. Влада и Юля принялись разливать суп по тарелкам.
- У нас есть новость, - сообщила Юля, переглянувшись с Владой. Суп уже был разлит, и все приступили к трапезе, но подняли головы.
- Мы обе ждем малышей, - совершенно будничным тоном продолжила Юля.
Наступила пауза, во время которой мужское сообщество «переварило» информацию, а потом выдало бурную реакцию. Я заметил, что Ростислав Петрович отвернулся и вытер ладонью странно заблестевший глаз. А мы с Володей сперва немного растерялись, а потом просто встали и молча поцеловали своих девушек.
- Вторая новость состоит в том, что у нас ожидаются двойни, - приняла от Юли эстафету Влада. – В связи с этим мы начинаем рассматривать вариант поселиться всем вместе в Соловье или Загорном.
Признаюсь, что сразу подумал о том, что мне будет очень грустно покинуть наш дом на горе. Я же простой человек, я привыкаю к вещам, как и они – ко мне, а этот дом – с ним столько уже связано! Но будущие малыши решительно меняли расклад вещей. Там, у нас на горе, все-таки было небезопасно. Мы могли встретиться с любыми неожиданностями, а девушек надо было обезопасить от них. Надо будет посоветоваться и с Вебсиком, решил  для себя я. Оказалось, что Ростислав Петрович тоже об этом подумал.
- Новости у нас очень приятные, особенно для меня, - признался он, - но определенные изменения в расклад нашей команды они внесут. Вы еще не собираетесь последовать примеру наших будущих мам и пап? – спросил он близнецов.
Те немного смущенно ответили, что «только собираются создать союз». Ясно – «Виконика» на очереди. Мы им дружно похлопали и попросили не забыть пригласить.
- Я думаю, - продолжил Ростислав Петрович, - что для нашего друга Вебсика эти новости тоже будут приятны. Детей он любит, это факт. А то, что он их защищает, даже порой во вред себе, я убедился на примере истории дрессировки большого разведчика некими очень умными сорванцами.
- А почему во вред? – спросил Зет.
- А потому что, после того, как он разрушил связи большого разведчика с башнями, они начали вытеснять его самого. В итоге, чтобы противостоять объединенным разумам десятка людей, Вебсику пришлось приложить немало сил для их разделения. Что из этого получилось – вы знаете.
- Пирамидки, - пробормотал я.
- Правильно, пирамидки, – услышал меня Ростислав Петрович. – И в каждой из них – интеллект, достойный лучшего применения. Вы только подумайте, какую титаническую борьбу надо выдержать, чтобы вот так просто обратиться к вам и попросить о помощи, как это сделали они.
- А почему мы им тогда сразу не помогли? – спросила Влада. – Марта, как я помню, была готова помочь, но все заглохло, и они пропали сами.
- Есть несколько причин, - ответил ей Ростислав Петрович. – Во-первых, наши фобии прошлого. Они в свое время вызвали их травлю. Отчасти из-за того, что многие из той команды говорили и думали не так, как все. А все не посчитали нужным допустить, что они тоже могут быть правы. Это историческая беда человеческой цивилизации – одна ее часть постоянно чего-то запрещает другой и воюет за свою «правоту». И только спустя века выясняется, что Джордано Бруно был прав, а его сожгли за это. Тут у нас такие же «Джорданы», – Ростислав немного помолчал, собираясь с мыслями. -  Во-вторых, год назад никто из нас не был готов к серьезным действиям, даже я и мой департамент в СБ, надо признать. И всю «разборку» с ними взял на себя наш Вебсик. Думаете, он просто так решил себе новый дом строить? Пока он был в башнях – с ним боролись. Есть Вебсик – есть проблема, нет Вебсика – нет проблемы, как говорится… Третья причина – мы подверглись атаке аномалии в Загорном, имели пострадавших и спасали их как могли. У нас просто не было сил ни на что другое. Даже хорошо, что после потери большого разведчика, мы к башням не лезли.
- Зато мы нашли пещеру и кристаллы, - вставил Ион.
Ростислав Петрович взглянул на него и задумался. Мы его не торопили. Борщ остывал и его дружно доели. Маленький робот, который приносил папки,  привез из столовой столик со вторым блюдом на тарелках. Больше никаких домашних роботов я в доме деда не увидел. Девушки помогли малышу раздать тарелки и собрать использованную посуду. Он благодарно коротко пискнул и укатил стол обратно. Получился небольшой перерыв.
- Вебсик вчера нам показал детальную карту размещения этих кристаллов, - прервал я паузу, - а мне он сообщил, что она составлена по сопоставительным данным дистанционного зондирования. То есть, выходит, что Вебсик к ним отношения не имеет и исследует их так же, как и мы. Только ему наша озабоченность аномалиями времени, телепортациями и прочими эффектами малоинтересна. В его мире нет времени.
- Зато это очень интересовало фирму «MAS», - остановил меня Зет. – Мы составили семантический фильтр, и по нему две трети их архива  было отнесено к этой тематике. Думали, Вебсик поможет, но он не проявил активности.
- Правильно, что не проявил, - снова активизировался Ростислав Петрович, и мы приготовились «внимать». – Пещеры, кристаллы, масоны с Кобелевичем и Кулэге – это отдельная ветка нашей проблемы. Вебсик тут ни при чем. Он просто использовал ситуацию для решения своих задач. Он будет этим заниматься, думаю, только в одном случае – если пещера с кристаллами помогает связности двух миров – его и нашего.
- Но тут же, вроде, соприкосновение с каким-то другим миром было, - вставила Влада. – Если заинтересовать Вебсика этим другим миром…
- Он не станет им интересоваться, - ответил ей я, вспомнив рассказ Вебсика про детство. – Он рожден для странствия в нашем мире, он создал в нем свой новый сегмент…
- Ну-ка, ну-ка, постой! Откуда такие данные? – оживилась она.
Пришлось мне рассказать им то, о чем поведал Вебсик. Заодно я подумал, что не случайно он разговор про детство завел со мной – видит, наверное, что скоро папашей сам стану. Короче, мы пришли к выводу, что разговор с Вебсиком необходим, особенно после всех новостей. Поговорим – и поймем, что делать дальше.
После чая Юля неожиданно попросила у Ростислава Петровича разрешения поиграть на рояле. По Володе я видел, что про это ее умение он тоже не знал. Сама Юля сказала, что училась в детстве, но уже лет десять пальцы инструмента не знали, так что – не судите строго. Пару мелодий она сыграла неуверенно, но потом, словно «вспомнила» и «выдала» нам недурной отрывок какой-то очень знакомой на слух сонаты. Рояль давно смолк, а мы все сидели, очарованные его звучанием. Пусь у меня вообще «меломан», я его щенком приучил к музыке. Но реакция у него была уморительная – когда Юля кончила играть, то пес подошел к толстой ножке рояля и несколько раз потрогал ее лапой, словно прося поиграть еще…
Домой мы все вернулись поздно вечером на большом коптере. Саша уже спал, Слава и Марта нас ждали на скамейке у дровницы.
- Знаешь, - сказала, прижимаясь ко мне Влада, - я тоже хочу научиться играть. Мы заимеем рояль?
На синтекристалле она играла и очень неплохо. Особенно Слава любил слушать ее. Но рояль – совершенно другая техника, а потом, сам инструмент достать непросто. Ну, подумал я, если не найду ей инструмент, то у деда поиграет всегда.
- Заимеем, - ответил я.
- Уаа! – поддержал меня Пусь.

Продолжение http://www.proza.ru/2017/06/14/630


Рецензии