Немножко суфизма перед Великой Субботой

                1.

        В древнем городе Шаш  жил с матерью один человек и звали его Саид. У него был друг-суфий из ордена «пляшущих дервишей» Мевлеви, которого он звал «Мауляна», что значит «наш господин». Саид и сам намеревался стать членом ордена, но полюбил христианку и принял в единственном православном храме Шаша святое Крещение.

        С женщиной у него не сложилось, она вернулась в Россию и вышла замуж за другого человека. Оставив квартиру матери, Саид покинул Шаш и переселился в её город.

        Пару раз в месяц,  он приходил в её семью, благо муж, будучи уверенным в супруге, относился к таким визитам спокойно.

        Не порывал он отношений и с Мауляной. Встречи их были редкими, но насыщенными благодаря поучительным комментариям учителя  к событиям жизни Саида.


                2.
 
        Однажды в субботний вечер в его квартире раздался телефонный звонок. Друг-суфий известил о своем прибытии в город и просил разрешения остановиться у Саида. Получив его, тут же позвонил в дверь.

        Увидев Саида, одетого в выходную одежду, Мауляна поинтересовался, куда он собирается.

        - Я приглашен сегодня на ужин, но по случаю вашего, учитель, визита,   остаюсь дома.
 
        - Если пригласившие тебя не против, я готов пойти с тобой.

        Саид позвонил той женщине, предупредил, что будет с приятелем. Закончив разговор, повернулся к Мауляне:

        - Она не против, но сейчас Великий Пост, и стол будет скромным.


                3.

        Женщина встретила их приветливо, пригласила за стол, но суфий обратил внимание на некую напряженность в ней и её муже, не связанную ни с постом, ни с гостями.
 
        Стол был накрыт красиво. Вкусно пахнущая грибная похлебка, овощные салаты, пророщенная зелень, картофельные и капустные пироги, вежливое внимание гостям было безупречным.

        За чаем Саид позволил себе осторожно спросить, есть ли какая печаль у хозяев, ведь насколько он знает, оба они достойно держали длинный пост, а в следующее воскресенье уже ожидается Пасхальный праздник.

        Хозяин рассказал, что в субботу Страстной седьмицы, то есть, накануне Пасхи,  его сестра празднует юбилей, на который они не могут прийти ввиду поста, и не могут не прийти, потому что сестра – единственная и младшая.
 
        С каждым его словом брови хозяйки сдвигались, и лицо каменело. Она тяжело вздохнула.

        Для суфия появился случай и повод к размышлению.

        Муж хозяйки рассказал, каким страшным был тот вечер, когда он сообщил сестре, что её день рождения пришелся на Великую Субботу, а потому ни он, ни  жена не смогут принять участие в праздновании.

        С рыданиями сестра кричала, что суббота – это самый удобный для всех приглашенных день, потому что впереди воскресенье для отдыха. Заявила, что ни в какого такого бога ни она, ни один из приглашенных гостей не верят, а старший брат просто её не любит, раз из-за такой ерунды игнорирует её праздник.

        Муж сестры усмехнулся и добавил: «Я тебе всегда говорил, что твой брат под каблуком у жены, так что любуйся теперь на своего зомбированного дебила».

        Хозяин замолчал, а хозяйка продолжила горестную для обоих тему:

        - Страстная седьмица – самая главная из всей Четырехдесятницы, Великая Суббота – самый главный день Страстной седьмицы.  В этот день мы печем куличи, ездим в Свято-Троицкий монастырь, во дворе которого каждый час батюшки освящают людям пасхальную трапезу, а под вечер у телевизора ждём схождения Благодатного Огня. Потом немного отдыхаем, и пешком движемся к ближайшему храму, потому что машину там негде поставить. Впереди долгая ночная служба. Как, ну скажите, как в ТАКОЙ вечер сидеть в шумном кафе с мирской пищей, музыкой, мирским праздником?

        - Вы советовались с вашим священником?

        - Конечно. Он предложил поклониться имениннице, поздравить подарком, а посидеть и пообщаться – в другой день. Мы так и решили сделать.

        - Так ЧТО же вас печалит?

        - Скорбь в сердце из-за выслушанных нами гнева и недовольства. Впрочем, вам, наверное, не могут быть интересны наши скорби, вы – другой веры.

        Хозяйка замолчала и отвернулась.


                4.

        - Вы напрасно думаете, что суфизм и христианство далеки друг от друга, - мягко произнес Мауляна.

        Взглянув на него, Саид увидел улыбку на его лице, самую любимую улыбку, которая появляется вместе с интересной темой, позволяющей наглядно продемонстрировать нечто важное. Сейчас надо было напрячься, чтоб это «нечто» не пропустить. И Саид стал внимать каждому слову друга с удвоенной силой.

        - Хамза Маламати Мактулу, основатель суфийского ордена Маламатия в 16 веке, был даже казнен по обвинению в следовании христианскому учению. Четырьмя веками раньше Ахмед аль-Бедеви, основатель ордена Бедеви, тоже был замечен в проповеди христианства. В целом Иса ибн-Мариам в суфизме трактуется, как Мастер Пути. Так что у нас  с вами есть точки соприкосновения.
 
        - В следующую субботу утром поздравлю сестру её любимыми цветами, а в кафе мы твердо решили не идти, –  муж хозяйки продолжил больную тему.

        - А я решила, что вообще больше к ним ни ногой. Такие оскорбления моей семье и мне лично оставили слишком глубокий след в моем сердце, - сказала нахмуренная хозяйка. – Но я всегда себя чувствую очень несчастной, когда приходится с кем-то портить отношения. А тут – самые близкие родственники. Моя золовка – единственная сестра у мужа, тем более, младшая.

        Саид видел, что Мауляна улыбается, хотя лицо Мауляны было серьезно.


                5.

        - Ваша сестра счастлива? – спросил Мауляна хозяина. Тот задумался. За него ответила жена, видимо, ответ был выстрадан.

        - Нет. Причем настолько «нет», что фраза «за ЧТО мне всё это» у неё самая повторяемая. Она не понимает, почему при столь добросовестном, на её взгляд, исполнении всех своих ролей – дочери, матери, жены, сестры, подруги, она так одинока. Мать живет при ней, и она заботится о ней, но вместо благодарности получает скандалы, капризы и придирки. Её отношения с супругом даже комментировать не буду. У детей – свои семьи и своя жизнь. Но когда начинаешь отвечать на её вопрос «за что», она озлобляется, мол, «Не учите меня жить!».

        - А сама постоянно учит, кому и что надо делать, - с детской обидой в голосе добавил хозяин.
 
        - А вам не приходила в голову мысль, что самый несчастный в этой истории человек – это не вы и не ваш муж, а юбилярша?

        - Это как? – хором спросили хозяева.

        - Религия есть способ организации в пространстве своего невидимого тела. И если нарушать законы, принятые предками, в вашем случае – православными предками, то надо нести  ответственность за свой выбор. Вашей сестре, – суфий повернул голову к хозяину, и тот обратился во внимание, -  был дан редкий шанс переменить свою судьбу к лучшему. Ведь она, по сути своей, хороший человек?

        Хозяева согласно закивали.

        - Судьба подарила ей к юбилею замечательный подарок – нестандартную ситуацию, - продолжил Мауляна. – Сделай она правильный выбор, у неё мог появиться шанс стать счастливее, то есть получить возможность вести более осмысленную жизнь, а не плыть по течению. Вам следует жалеть свою родственницу и молиться о ней, поскольку пройти мимо шанса изменить свою судьбу к лучшему – это ОЧЕНЬ тяжелое последствие.

        Возникла пауза. Её прервала хозяйка.

        - Мы молимся о ней и её семье. Мы никогда не отказываем ей, если она о чем-то просит. И впредь будет так же. Но в её дом я теперь вряд ли загляну. Как и она – в наш.


                6.

        За окном распевали птицы свои весенние песни.

        Скоро – Пасха. Снова воскреснет Христос, и с ним воскреснут все наши надежды, и не сбывшееся до сих пор станет возможным для всех, постившихся и не постившихся, и пасхальное солнце будет играть для всех – любящих  и озлобленных.

        Но именно перед Пасхой человек определяется, с кем он. И если он сделает правильный выбор – он не будет чужим на пасхальном праздничном пире. Как это важно – быть не чужим на пире веры своих предков - зачастую люди понимают только на грани смертельного круга.

        Суфий прочел эти мысли в глазах хозяев, кивнул Саиду, и они вышли.

        - Жаль, что ты не смог удержать эту женщину в своей жизни, - вдруг вздохнул Мауляна, едва за ними закрылась дверь.

        - Это был её выбор, - вздохнул и Саид.


                7.

        Да будет благословен твой житейский путь, о, читающий эти строки, и да будет разумен каждый твой выбор на этом пути!



Рецензии
Неожиданно (для меня) серьёзное, стОящее произведение.
Далеко не со всем согласен, но благодарен за возможность поразмышлять и над ситуацией, и над поступками героев.

Павел Техдир Антипов   26.06.2018 10:27     Заявить о нарушении
Мне очень дороги Ваши слова. Благодарю Вас.

Глафира Кошкина   26.06.2018 20:21   Заявить о нарушении
На это произведение написано 16 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.