Берёза, бабочки и лето

          Обычный  сибирский  посёлок.  Разбросан  по  горам - домики,
  домики, огороды - лишь  на  одной  из  них пятиэтажные дома  старой
  застройки, кирпичные, но  уже  осовремененные: окна в  них  нарядные,
  пластиковые, как  в городе.
          Всё  так, да не так. Две-три  улицы, где  нумерация  домов и
  та своя-особенная. Нет  стороны  чётной или  нечётной. Номера домов идут по 
  порядку, как  в  учебнике.
          С  этого  началось  удивление и продолжается  до  сих  пор. 


                Небо, здравствуй!

  Столько  простора!  Небо  высоченное! Казалось, взберёшься  на  гору,
  на  самую  макушку, к  сосновому  лесочку, который гребешком  топорщится
  на  ней - и вот  оно, небо, руками  трогай! А  оно ещё дальше  от  тебя,
  ещё  выше...
      Присядешь  на  травку, тёплую, пахучую и  думаешь: бегу-бегу
  к  тебе, а  ты - такое  большое и разное - ты  видишь  ли   меня? И  есть
  ли  тебе  до меня  дело?  Только  манишь  всю  жизнь и  не  впускаешь!


                Берёза

          Дом,  в  котором  живём  с  внучкой вот  уже  пятое  лето, стоит
  в  конце  улицы  на  самой горе.  Перед  окном  старая  берёза, всего  в
  трёх  метрах  её  листва.
        Смотрю  на  неё, а   в  подружки  не  гожусь.
  Выше  дома  растёт - никому, кроме  птиц, свою  макушку  не  показывает.
  Ствол  наверху  тонкий, но  не  затерялся  среди  ветвей, а  вырвался
  вверх, как  будто  на  этой  берёзе, сама  по  себе растёт  молодая,
  тоненькая, трепетная.
         Каждое  утро  смотрю  в  окно - как  она  там? Не
  сломило  ли  ветром?  Наверху-то  он  не  церемонится.
  Стоит, голубушка. Листья сквозь солнце прозрачно-зелёные, улыбчивые.

         
                Бабочки

         А  вчера  в  стекло  бились  бабочки - то одна, то сразу  три.
  Их  так  много  в  этом  году.  Всегда  казалось, что уж  об  этих
  созданиях я всё  знаю. Сколько их перебывало в детских  руках, сколько
  пыльцы  стёрто  с  их  крылышек, сколько  погублено, пока  вырастешь и
  поймёшь, что  не  всякое  прикосновение - благо.
         
         День  сегодня  выдался  солнечный  и  тёплый, без  духоты и  пекла,
  почти  без  ветра.  Бабочки  заполонили  собой  весь  воздух: порхают,
  вьются, планируют, будто  танцуют,  никого  не  боятся.
         
         Вот  одна  присела  на  мгновение  на  мою  руку,  одарила 
  невесомой  лаской  и  вверх, вверх - уже  над  берёзой. Слежу  за  ней
  взглядом - и  замираю!  В  синей  ясной  глубине  на  сколько  хватает
  глаз - бабочки!  Белые, те  самые, обычные  и  привычные - они  там!

         В  природе  нет  ничего  случайного. Любая  мелочь  необходима -
  и  пусть  тебе  непонятна  и  удивительна - она  для  чего-то. А  бабочки?
  Зачем  они  в  небе? Даже  стрижи,  которые  целой  стаей  носились
  какое-то  время  над  головой  и  казались  ритмическим  диссонансом
  в  лёгкой  воздушной  феерии,  даже  стрижи  не  были  так  высоки!

         И  сложно, и просто - бабочки! Брачное  созидающее  время
  закончилось, новая  жизнь  зреет, цветы   радуют  и  радуются...
  И  вдруг - небо, высота!  Эта  радость  тоже  заложена  природой? Чего 
  не  знаю  я, но  знают  бабочки? 

         А  может, всё  просто - чтобы  человек  поднял  голову, посмотрел,
  полюбовался, распахнул  свою  душу  небесным  просторам  и помнил  всегда,
  что  он - человек?


                Чтобы  и  уму  и сердцу...

         Когда  задумываюсь  о  жизни, всегда  возникает  один  и тот  же
  вопрос: почему  говорят, что  нужно  идти, не  останавливаясь, идти  вперёд
  и, самое  главное, самое  важное - идти  вверх!?

         Почему  обязательно  вверх? Вопрос  не  отпускал, требовал 
  внутреннего  решения. Сегодня, наконец, "увидела" ответ  наглядно, прямо
  перед  собой.  Мы  с  внучкой  поднимались  на  гору.  Отроги  Кузнецкого
  Алатау - горы невысокие, холмы и холмы. И  подъёмы  не очень  утомительные:
  по  полянкам, по  дороге, вдоль  сосновых  посадок, уже  настоящих  взрослых 
  деревьев, где  воздух, кажется,  несёт  тебя, и ты  почти  не  сбиваешься
  с  дыхания, а  идёшь, всё  вверх, вверх.
        Бабочки  порхают, шмели  гудят, мухи  проносятся, едва  не  ударяясь
  о  тебя,  комарики  зудят  тихонько и  вкрадчиво, незаметно  оседают  в 
  укромных  местечках, а  ты - идёшь.  Устанешь, обернёшься: красота
  вокруг - аж  дух  захватывает!

         И  так  далеко  видно! И  дом, и  окно  в  доме, откуда  на  мир
  смотришь, и  дорога, по  которой  только  что  прошёл - видно  всё!
  И  оно  другое! Посмотришь, поудивляешься и дальше - вверх, вверх...
  Вот  так  и  в  жизни.  Не  будешь  вверх  стремиться -  в  жизни  своей
  заблудишься. Другими глазами  на  себя  посмотреть  не  сумеешь - и  уведёт
  тебя  дорога  в  сторону, что ни  уму твоему, ни  сердцу ни  пользы 
  не  даст, ни  совета, ни  покоя, ни  радости. А  так  ли  жизнь  свою
  хотел  прожить?

         Главное - стремиться, а остальное  только  Господу  известно  и
  подвластно. А  вот  на  гору  подняться,  посидеть  в  тиши, мысли 
  в  порядок  привести, красотой  полюбоваться - это  в  нашей   власти.
        И  как  хорошо, как  замечательно  это!


                Сорока

        Какое  интересное  создание  - сорока.  Да!  И стрекотуха  она,
  и  суетливая, и  смешная -  но  это  привычно. А ещё  и  красавица  она!
  Графически-классическое  чёрно-белое  оперение  сороки  всегда  восхищало
  и словно  бы  заслоняло от  меня  мелкие  неприятные  впечатления  от 
  птицы, если  таковые  случалось наблюдать.

        У  нас за  окном  берёза  растёт  выше  пятиэтажного  дома, старая,
  раскидистая. Сорока  устроилась  на  самой  верхней  веточке, хрупкой
  на  вид, но  гибкой. Моё  окно  позволило  рассмотреть её  подробно.
  Сорока  была  молодая, с  чистыми  белыми  боками - ни  пёрышка  серого
  или  грязного - с  умными  глазками. А  ещё - настырная.

        Макушку  берёзы,  на  которую  пристроилась  сорока, трепыхало  ветром,
  наклоняло  и  встряхивало.  Птица  то  и  дело  распахивала  крылья,
  растопыривала их,  снова  складывала. Ей  было явно неудобно  сидеть,
  завалившись на  один  бок, но  несколько  минут, сосредоточенно  думая
  о  своём, птица  машинально  удерживала  равновесие. Потом  развернулась,
  стрекотнула  коротко и  камнем  ринулась  вниз, нацеливаясь  на  крышу
  ветхого  сарая,  стоявшего  метрах  в  пятнадцати от  берёзы.

         Я  не  оговорилась: сорока, действительно, сложила  крылья
  и  торпедой  ринулась  вниз. Крылья  расправлялись  ровно на одну секунду
  двумя  острыми  веерами для того только, чтобы  уточнить  траекторию  полёта.
  Так  она  и  спускалась: раз - крылья  раскрылись,  два, три - сомкнулись,
  прижались к  бокам.  Впечатление  завораживающее!

          Почему-то  подумалось, что  при  случае  она  ещё  и  воин, эта
  смешная, нарядная  птица. А  сорока  снова  устроилась, уже  на  крыше
  сарая, поскакала-попрыгала, пострекотала о  чём-то и, повертев  головой,
  снялась  и  исчезла  за  деревьями.
   


Рецензии
Спасибо, Татьяна, очень трогательно и заставляет задуматься!
Иногда так хочется уйти от ежедневной суеты, скрыться от всех и, в тишине, взглянуть на свою прожитую жизнь, задать себе единственный вопрос:"А так ли жизнь свою хотел прожить?".
Творческих успехов Вам!
С теплом, Забил.

Забил Алекперов   07.07.2019 06:57     Заявить о нарушении
Спасибо, Забил!
Рада знакомству с хорошими произведениями и их автором.
С теплом и наилучшими пожеланиями,
Татьяна

Татьяна Белокурова   07.07.2019 07:17   Заявить о нарушении
Благодарю, взаимно!

Забил Алекперов   07.07.2019 08:48   Заявить о нарушении
На это произведение написано 12 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.