Вебсик. Башни Меера. - Эпизод 11

Начало 1-й истории: http://www.proza.ru/2016/10/16/2248
Начало 2-й истории: http://www.proza.ru/2016/12/11/699

Начало - http://www.proza.ru/2017/06/01/1104
Предыдущий эпизод - http://www.proza.ru/2017/06/16/411

Скоростные тротуары были точно такими же, как в любом земном городе, народ тут действительно был. Участников экспедиции многие узнавали и приветствовали. Ханни быстро нашла нужное направление и вскоре они вышли в круговую галерею у начала детского сектора. У входа в сектор, оформленного под сказочный замок с драконом на верху широкой надвратной башни был экран, позволявший посетителям видеть и слышать происходившее в большой игровой зале. Ханни подошла к нему и попросила дать обзор. Экран засветился. Никаких звуков слышно не было, а увиденное слегка всех озадачило. Дети смирно сидели на полу четырьмя плотными кучками, в середине которых возвышались горы подушек.  Ханни посмотрела на Миха.
- Где – они? – спросила она. – И что все это значит?
- Это значит, что у наших собакисов – мертвый час, - заявил Оле Лук, рассмотревший среди подушек ближайшей кучи нос и лапы спящего на спине цверга.
- Как они быстро всех приручили, - восхитился Павел Лорин. – Даже робоняньки по струнке стоят и ни мур-мур…
Две робоняни – забавные конусовидные машины с пухлыми мягкими «руками» и широким овалоидом головы, оформленной в стиле «моя любимая бабушка» - спокойно стояли у стенки.
- Жаль будить, а придется, - вздохнул Мих, притрагиваясь к пластине входа.
Прозвучал мелодичный сигнал, и из недр подушечных горок изверглись четыре серые молнии и тишина сразу рухнула. Арка открыла проход, и стоявшая ближе всех к нему Ханни приняла на себя натиск четырехкратной собачьей радости.
- Вы их уведете? – раздался за спиной Миха детский голосок. Мих обернулся.
Дети уже высыпали в галерею и окружили прибывших плотным кольцом. Маленькая девочка в розовом комбинезоне из мягкой ткани одной ручонкой вытирала глаза, а другой протягивала Миху зеленую игрушку – паука.
- Возьмите, пожалуйста, мы так весело с Дарти играли. Это ему на память.
Мих взял игрушку, присел на корточки и подозвал щенка.
- Дарти, ты с нами пойдешь или останешься играть с ребятами? – спросил Мих, поглаживая песика.
Дарти понюхал игрушку, завилял хвостиком, схватил паука и потащил его в сторону грустно отходящей девочки. Догнав ее, он положил перед ней ношу, поскреб лапой ее ногу и весело тяфкнул.
- Жаль, обручей нет, - шепнул Мих, наблюдая эту сцену.
Ханни кивнула.
- Мне кажется, что тут они в большей безопасности будут, чем с нами, - сказала она. – Вот только куда они гулять тут бегают?
- Они в парке гуляют, - ответил ей один из мальчиков. – У нас есть парк. Хотите, мы вам покажем? Гулять пойдем? – обратился он к трем щенкам, уже навострившим уши на знакомое слово. Три хвоста вильнули и побежали вглубь зала.
«Парк» примыкал к игровому залу и был по размерам даже больше него. Тут был сделан холмистый ландшафт с настоящей почвой и куском низкорослого леса. Часть парка занимал луг и тихое лесное озеро. Видеопластика на стенах раздвигала пространство.
- Это часть интерьера Первой звездной, - сказал Оле Лук, - я не знал, что те разработки сюда отправили.
- Я где-то читал, что «Луна-10» задумывалась как тренажер для Первой звездной, - задумчиво сказал Брандт. – Кольцевая галерея – это имитатор внешнего жилого вращающегося кольца корабля, вполне возможно, что интерьеры скопировали.
- А сам корабль Первой звездной в натуре кто-нибудь видел? – вставил Павел Лорин. – Может, эта станция-база и есть сам корабль, закопали его, понимаете ли…
- Ребят, фантазировать бросьте, - примирительно сказал Стасин. – Пустое дело. Вон, как малышня бегает – любо-дорого посмотреть. Это – главное. А кто создал, да зачем – не важно, важно, что малышам хорошо от этого. И лохматым тоже.
Мих и Ханни подошли к маленькой девочке, обнявшей Дарти и что-то шептавшей ему на ухо. Странно, но песик будто понимал ее и время от времени кивал головой.
- Ты что, разговариваешь с ним? – спросила Ханни, присаживаясь рядом на пол.
- Да, - ответила малышка. – Он тоже разговаривает со мной. Я его слышу. У нас есть живой уголок, там всякие птички, рыбки, хомячки… Мышки белые есть, из всех – они самые умные, но разговаривать не умеют. Там никто не умеет разговаривать, хотя меня многие понимают. А Дарти и его братишки – такие говоруны! Мы впервые таких видим, - выпалила она.
- А… как ты разговариваешь? – осторожно спросил Мих, все еще не решаясь последовать примеру Ханни.
Девочка подняла голову и посмотрела на него.
- Я просто думаю, что хочу сказать, а он меня слышит. Он тоже думает, и я его слышу.
Дарти тем временем перебрался на колени к Ханни. Девочка тоже придвинулась, и они обе стали почесывать блаженствующего от ласки цверга. Мих, наконец, присел рядом на корточки.
- Тебя как зовут, ребенок? – спросил он.
- Мара, - ответила та. – Так короче, чем Марианна. Я - мамина и папина. Папа меня зовет только Марианной, а мама – только Марой.
Мих улыбнулся.  Как выяснилось из дальнейшего рассказа крохи, папой ее был главный техник-инженер базы Иржи Лель, с которым Мих хотел договориться встретиться завтра по делам экспедиции. А мама работала тут на базе в одном из спорткомплексов тренером общей практики.
- А правда, что Дарти научился разговаривать на большой круглой полянке? – вдруг спросила девочка.
Мих кивнул. Значит, она и в самом деле общалась с Дарти, если про это знает. А, вот что интересно…
- А ты где научилась разговаривать с ними? – спросил он. – И еще кто-нибудь умеет?
- Я научилась у Мемориала, - ответила девочка. – Нас возили к нему на транспортере, мы учили и читали там стихи, а на следующий день в живом уголке я вдруг стала разговаривать с мышкой. Она все понимала, все делала, что бы я не подумала. У нас почти все научились, кто стихи читал со сцены.
- С какой сцены?
- Сцена – это такая площадка со ступеньками, на нее поднимаешься и читаешь стихи Мемориалу.
Она с  выражением прочла четверостишие. Мих благодарно погладил ребенка по головке и посмотрел на Ханни. Та кивнула и встала.
Было видно, что Дарти ждал ее решения – оставаться ему тут или нет.
- Я думаю, Дарти, что тебе будет веселее здесь, - сказала ему Ханни.
- Уаа, -  совсем как его папа произнес Дарти и вильнул хвостиком.
- Мы сюда пришлем ваши лежанки и комбинезоны, - продолжила Ханни. – Может быть, попросим и нас переселить поближе к вам, если возможно. И еще вот что…
Она подошла к одной из робонянь, стоявших у стены.
- Можно уточнить дату посещения Мемориала Марианной? -   попросила Ханни.
- Да, конечно, - приятным женским голосом отозвался робот и назвал дату.
- А теперь нужно выяснить, было ли на тот день полнолуние, - сказала Ханни, обращаясь к Миху. Тот сразу понял, что она имела в виду: способности Марианны могли быть вызваны ханнеритом.
- Это был день полнолуния на Земле, - подтвердила робоняня.
Мих взялся за свой коммуникатор.
- Извините, у меня не совсем обычная просьба, - сказал он, когда на экранчике появилась Милена Кисс. – Можно переселить меня и Ханни из жилого сектора на кольцевую галерею поближе к детскому сектору и нашим собакам?
- Поблизости есть резервная учебная комната, она может быть переоборудована для вас через пару дней, - сообщила администратор после длительной паузы. – Еще кто-нибудь хочет переселиться с вами?
Мих спросил товарищей, но всех устраивал жилой сектор.
- Заявка принята к исполнению! – подытожила администратор и отключилась. 
- Вы, вижу, уже нашли общий язык с моей Марианной? – раздался от входа мужской голос. – Я тут прослышал про необыкновенных собак и решил посмотреть на них сам. – Иржи Лель с улыбкой подошел к собравшимся и перезнакомился со всеми. Последним он пожал лапу Дарти, который невозмутимо ему протянул ее. – Ну, ты красавец, - сказал он, погладив пса по голове. – Действительно – чудо, Марианна права. А где остальные?
- В парке бегают, папа, - сообщила Марианна.
- Иржи, у меня к вам несколько деловых вопросов, хотел завтра с ними подойти, но раз встретились, то, может, и обсудим? – предложил Мих.
Лель кивнул, и они отошли в сторону. Вовремя - со стороны парка уже спешила троица серых братьев с мячиками в зубах и оживленная группа детей за ними. Назревал веселый кавардак.
- Иржи, вы знали Томаса Ри? – спросил Мих техника после того, как они выяснили все деловые вопросы.
- Близко не знал, - ответил Лель. – Я в его время был технологом шестого обогатительного. Пересекались, конечно, он же был администратор Лунопорта, через него все грузы проходили к нам. Знаю, что нелепо погиб, но на проводах не пришлось быть – летал на астероиды, на рудники. Кажется, от метеорита?
Мих кивнул. Ему стало ясно, что Лель ничего о научной работе Томаса не знал. Транспорт он обещал выделить, роботов-разведчиков – тоже. Тут Мих вспомнил про утреннюю встречу с ребятами и показал технику их рисунок.
- А, эта троица, - сразу вспомнил он. – Знаю, о чем речь. Даже сам туда ездил. Есть там застрявшая в камнях штуковина, верно. Она вам тоже интересна?
Мих кивнул.
- Знаете, что? – задумался Лель. – Давайте завтра не вашими вопросами займемся, а туда прокатимся? У меня как раз в той стороне небольшая инспекция есть, заодно и ту штуку посмотрим, а?
Мих поманил своих коллег подойти ближе и озвучил предложение «прокатиться».  Все быстро согласились, но сказали, что надо из контейнеров багажа «кое-чего» достать и завтра взять с собой, а посему дальнейшая экскурсия по базе, увы, сворачивается.  Ханни не возражала, и вскоре расшумевшийся детский сектор был вновь предоставлен надзору робонянь. Собакисы остались «в гостях».

Продолжение http://www.proza.ru/2017/06/21/1445


Рецензии
Детский сектор прекрасен!

Татьяна Мишкина   24.06.2017 22:32     Заявить о нарушении