Дети войны

   Бабушкино детство.

Моя бабушка – относится к поколению  «Дети войны».
 
Вот она-то мне и рассказывала.

О своем детстве.

В городе Иванове войны не было, немцы до города не дошли.

Наши героические солдаты остановили немцев  под Москвой.

А  пленные немцы в нашем городе содержались.
Даже в нашем дворе было здание за железной решеткой, где они и находились.

Днем их увозили куда-то на работу, а вечером привозили. Оборванные, бледные, понурые, с потухшими глазами – это были не те немцы, вышколенные, одетые с иголочки в перчатках, каких показывали в кинохронике.
 
Это были те же немцы… , но поверженные и разбитые.

И  нам, детям, их было,  даже, жалко, хотя у многих детей с войны не вернулись близкие.

А мы, дети, по доброте душевной, приносили им что-нибудь поесть,  хотя бы кусочек хлеба, который за милую душу могли съесть и сами.

Мы с жалостью и грустью смотрели на них, а они смотрели на нас, и улыбались, когда мы играли во дворе в свою любимую тогда игру-  «чижик « (лапту), или жмурки, где прятались в самых несуразных местах.
 
А  осенью, когда родители солили на зиму капусту, мы делились  с ними кочерыжками, и они радовались, как дети.
В   связи с этими  пленными ,  мне на всю жизнь почему-то запомнилась одна история:  среди пленных немцев был один, почти мальчик, лет 17-ти.
И он был такой  красивый, как из сказки:  беленький, голубоглазый, высокий и всегда грустный.

И  одна наша русская дуреха, стыдно сказать, в него влюбилась  и стала в ущерб себе его подкармливать, улыбаться ему, как-то особенно.
Самой-то есть было нечего.
На что она надеялась, она бы и сама не ответила.
Прошло какое-то время: не стало пленного мальчика, исчезла и девушка. Оба пропали навечно.
Это было время  -  НКВД.

Я уже пошла в школу.
Нас приняли сначала в октябрята и  на грудь прицепили значок мальчика с кудрявой головой, и мы всегда читали стишок:

Когда был Ленин маленький с кудрявой головой,
Он тоже бегал в валенках по горке ледяной.
Камень на камень, кирпич на кирпич,
Умер наш Ленин Владимир Ильич.

Меня всегда мучил вопрос: куда же  у Ленина делись, такие  кудри.

С ними он был такой красивый…

Потом в 3 -ем классе нас приняли в пионеры и повязали красный галстук, которым я очень гордилась, сама его стирала и гладила, а в 7-ом классе уже прятала под ковбойку, так как по росту уже переросла всех пионеров.

Самым интересным в эти годы для меня  был Дворец пионеров.

Там были всевозможные кружки, и все они были бесплатные.

И это в такие тяжелые годы после войны.

Там была комната сказок ,и в ней целый день детям рассказывали сказки.

В комнате  свет выключался, а в углу горел костер, как настоящий, даже трещали поленья.

Дети приходили и садились на пол, на ковер.

Приходила вожатая в галстуке, садилась на ковер с нами и начинала читать сказку.

Казалось, что ты сам погружаешься в этот сказочный мир.

А дома вечером я эти сказки рассказывала, когда все ложились спать.

У нас дома, кроме черной тарелки-радио ничего не было, как почти у всех.

А самой любимой передачей был  « Театр у микрофона.».

А во дворе мы сами устраивали для родителей концерты художественной самодеятельности.
 
Выносили на улицу венские стулья,, чтобы сидеть с комфортом, лузгали семечки  и радовались за своих детей.
Мы были на седьмом небе от счастья, что приносили людям радость.

Мы чувствовали себя настоящими артистами.

А еще у нас в городе было знаковое место:  Краеведческий музей.

Это было равносильно посещению другой планеты.

И это тоже было бесплатно.

И чего там только не было.

В  подвале была специальная комната, где  находилась гробница, в которой лежала настоящая мумия.
 
Там была зловещая тишина, было очень холодно и страшно.

Хотелось скорей уйти из этого склепа,  но…, как магнитом тянуло  назад.

Музей был в несколько этажей и, казалось, что это какой-то древний замок с приключениями и привидениями.

А   на все лето меня отправляли в пионерский лагерь, но это другая будет история.


 


Рецензии
Теперь они нас любят...

Нина Турицына   02.06.2020 17:58     Заявить о нарушении
На это произведение написано 9 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.