Пионер - всем ребятам пример! сборник невыдуманные

         «Я, вступая в ряды, Всесоюзной Пионерской Организации имени Владимира Ильича Ленина, перед лицом своих товарищей торжественно обещаю» , - звонким голосом чеканила старшая пионервожатая. Ей вторили тоненькие чистые детские голоса: « … горячо любить свою Родину, жить, учиться и бороться, как завещал великий Ленин» …
           Алена слушала, смотрела на своего Витьку и вспоминала себя … Тридцать с небольшим лет назад вот так же стояла и она на школьном дворе, так же пахло сиренью, так же дрожал ее голосок и подгибались от волнения коленки … Пройдет еще тридцать лет и она, уже старенькая бабушка, будет слушать пионерскую клятву своих внуков … Алена вздохнула. Ее Витька стоял первым в шеренге – он был длинненький, худенький, отличник и очкарик, очень похож на своего дедушку, Алениного папу. Вот старшие товарищи повязали им красные галстуки, вот новоиспеченные пионеры впервые салютовали. Ах, с каким нетерпением Алена ждала в детстве этого события! Как хотелось поскорее почувствовать себя частью этой огромной команды, где и тимуровцы, и пионеры-герои, и мальчиш-Кибальчиш, и неуловимые мстители, и «комиссары в пыльных шлемах» … Ах, какое было время! «Зарницы» - вы помните «Зарницы»? Как бежали через овраг с пыльными лопухами, сжимая в руках деревянные пистолеты, как шли по компасу, как искали в дупле старой ивы «секретный пакет»? А сбор металлолома? Ничего более азартного не было в ее жизни! А как ходили к подшефной древней старушке убирать ее ветхую хатку, почти вросшую по окна в землю. До сих пор помнится особенный запах – что-то земляное, горькое, затхлое – так пахнет старость. Алена и потом улавливала этот запах от старых одиноких людей. А теперь вот сама принюхивалась к себе – не началось ли уже?
«Взвейтесь кострами
Синие ночи,
Мы пионеры – дети рабочих» …
Старшая пионервожатая выстроила детей по двое, и они неровным строем потянулись в торец зала, где между белых колонн стоял бюстик Ленина на высоком постаменте, рядом – красное знамя и пионер-пятиклассник в почетном карауле. По задумке организаторов новоиспеченные пионеры  должны были по очереди возложить цветы к подножию бюста Владимира Ильича. Первым шел Аленин Витька - взмокшая от волнения челка торчала как хохолок, по щеке от виска сбегала капелька пота. Мальчик держал в потной ладошке пять согнувшихся тюльпанов, второй рукой поддерживал за ремень великоватые брюки из толстой черной шерсти. Материнское сердце сжалось от его трогательного вида – Господи, какой же худенький! Волнуется, бедненький, даже спотыкается … Вот он дошел до бюста,  и вдруг внезапный испуг округлил его и без того огромные глаза за толстыми линзами очков. Гипсовая голова вождя мирового пролетариата, знамя, пионер с поднятой в салюте рукой … Куда же положить цветы?... Память предательски молчала … Сзади уже наступали на пятки. Витька на деревянных ногах нерешительно прошел мимо бюстика, мимо знамени – все! Выбора не оставалось, и он неловко опустился на одно колено и бережно возложил тюльпаны к ботинкам  побагровевшего пионера. Туда же положил пышные гладиолусы рыжий Генка, шедший за ним, потом букет сирени возложила худенькая светленькая девочка, и дальше, и дальше шли пионеры и клали цветы.
               Когда старшая пионервожатая оглянулась,  горка цветов перед пунцовым часовым доходила ему уже до колена. После минутного ступора девушка подбежала к обалдевшему  объекту поклонения, подхватила с пола кипу цветов и перенесла ее к подножию бюста. Шеренга юных пионеров послушно потянулась к новому месту возложения, и торжественное мероприятие продолжалось далее по утвержденному плану без сучка и задоринки.
               Алена так разволновалась, что не сразу поняла, почему ее тянет за рукав кудрявая Зинаида – мама Вали Шишкаревой.
- Ну дал Ваш! Ну отмочил!.. – она хихикнула в ладошку, - скажите спасибо, что не при Сталине!
Вот бы уж не отвертелись от лагерей ни Вы, ни малец Ваш, ни все школьное начальство … Ну дал!!!
         Алена посмотрела на розовое вспотевшее лицо сына, на взмыленную пионервожатую, бледную учительницу русского языка, и представила их всех, бредущими в арестантской колонне на далекую Колыму…
«Спасибо, дорогой Леонид Ильич за наше счастливое детство!»- подумала Алена. Абсолютно искренне.


Рецензии
"Алена посмотрела на розовое вспотевшее лицо сына, на взмыленную пионервожатую, бледную учительницу русского языка, и представила их всех, бредущими в арестантской колонне на далекую Колыму…"
Сейчас о такой перспективе даже думать смешно. А ведь буквально каких-то 80 лет назад это были реалии нашей жизни.

Татьяна Матвеева   20.06.2018 05:35     Заявить о нарушении
Спасибо, Танечка! Да, трагедия постепенно превращается в фарс, ужасное в смешное. Слава Богу, что не наоборот. Значит, жизнь движется в правильном направлении!
С признательностью,

Ольга Горбач   20.06.2018 10:40   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.