Ликвидация

Был обычный весенний день. Жары не было, однако погода радовала.   Мегаполис жил своей обычной жизнью. В парке на скамейках друг напротив  друга сидели шесть молодых женщин. Это были Модница, Лютик, Пампушка, Алмаз, Ворона  и Листик. Рядом с ними стояли четыре детские коляски. Парк, в котором они расположились,  принадлежал   Большому Семейному Центру - медицинскому учреждению, находящемуся  в самом центре города.  В этом заведении оказывались все виды медицинских услуг. Здесь наблюдали беременных, принимали роды, предоставляли консультации специалистов для детей и взрослых, проводили различные операции.   Сидевших  на скамьях женщин объединяло то, что все шестеро были посетительницами данного Центра, и за короткое время они успели и познакомиться друг с другом, и даже немного сблизиться.
- А Вы с чем? - спросила Лютик у сидящей справа женщины.
- У меня депрессия...Два месяца ребенку, а меня не отпускает. Это просто ужас. Не могу я так больше, - ответила Модница. - А Вы?
- С синдромом Дауна.
- А...на УЗИ не увидели, что ли?!
- Нет.
- И сколько ему?
- Месяц.
- Ясно. - Лютик  вздохнула.
- А у Вас что? - полюбопытствовала она у сидевшей слева Алмаз.
- Вы знаете, я просто поняла, что материнство - это не мое, - ответила Алмаз. - Родила полгода назад, и за это время поняла, что не надо мне такого "счастья". Я устала, у меня постоянный недосып.  И вообще я не готова к этому. Я хочу еще какое-то время пожить для себя.
К одной из скамеек подошла беременная. На вид она была совсем молодой - лет двадцать.
- Простите, я могу присесть? - спросила она. - А то устала и голова немного кружится...
- Да, конечно, садитесь, - ответила Листик, отодвигая коляску с ребенком. Девушка села.
- Слушай, а ты-то чего? У тебя вон какой пупс симпатичный!  - поинтересовалась у Листик Пампушка.
- От меня муж ушел три месяца назад.
- Думаешь, не справишься?
- Нет. Двоих я однозначно не потяну. Предатель!
- Жалко...
- Самой жалко. А что делать? Время нынче непростое. Чуть ли не каждая третья вынуждена приходить на ликвидацию.
- Ага...
- А у вас совсем всё плохо? Что врачи сказали?
- Сказали, что можно вытянуть массажами и лекарствами, а можно и не вытянуть. Получится или нет, сейчас точно сказать невозможно. Дурацкое у нас законодательство. На ликвидацию можно прийти только до года, но ведь до года не ясно, будет у ребенка ДЦП или нет! Если бы продлили...хотя бы по медицинским показаниям.
- А сколько твоему?
- Три месяца.
- Простите, а что это за ликвидация, о которой вы говорите? - поинтересовалась девушка.
- Вы не  знаете, что такое постнатальная ликвидация? - уточнила Листик.
- Нет.
- После того, как женщина родит, у нее есть еще год, чтобы окончательно определиться, нужен ли ей ребенок. Если он родился больным, если в семье возникли серьезные затруднения, или если она просто не хочет воспитывать этого ребенка дальше, она может привести его на ликвидацию. Новорожденному делают укол, и он засыпает.
- И...что потом?
- Ничего. Просто засыпает, и всё. И больше не просыпается.
- То есть...как?! Его что, убивают?!
- Не убивают, а ликвидируют. Новорожденный - это еще не человек, соответственно, ликвидация - не убийство.
- Как не человек?! А кто же?!
- Девушка, Вы сильно отстали от жизни. Два года назад был принят новый закон, согласно которому ребенок от  рождения  до года считается "новорожденным"...
- "Новорожденный" - это же только четыре недели после рождения! - перебила девушка. - И это уже человек, его жизнь защищена законом!
- Еще раз повторяю: по новому закону новорожденный - это до года! И как распорядиться его судьбой, решает женщина. А то всякое в жизни бывает, знаете ли.
- Но ведь это живой человек! Он растет, развивается, ползает, ходит, улыбается...как можно убить его???
- А Вы мясо кушаете? - вмешалась Пампушка.
- Ну, да...
- А Вас не смущает, что оно тоже когда-то бегало, издавало звуки, росло и развивалось?
- Но ведь одно дело - скотина, а другое - человек...
- Зря Вы так про скотину, - возразила Модница. - Скотина тоже жить хочет. Чем животное хуже человека?
- Новорожденный - это тот же кусок мяса. Несмышленое, неразумное существо, сам себя не обслуживает и не содержит. Глупо считать это человеком, - заявила  Алмаз.
- Это просто еще очень маленький человек, но это человек!
- Ну да, скажите еще, что эмбрион - это человек! - насмешливо заявила Ворона, грубо пихая бутылочку с детским питанием в ротик   ребенку. -  И что нельзя аборты делать.
- Аборты можно. Я про аборты ничего не говорила.
- А если аборты - можно, почему  тогда ликвидацию - нельзя? 
- Потому что до родов это просто плод, это еще не человек. 
- А тогда в какой момент, по-Вашему, плод перестает быть "плодом", и становится "человеком"?
- Ну...после родов. Когда родится.
- То есть, когда родилась только голова, это еще не человек, верно? И эту голову можно спокойно  отрезать, и убийством это не будет?
- Перестаньте!!! Что за ужас Вы говорите?! -  воскликнула девушка.
- Алмаз, не надо так,  девушка все-таки беременна, - попросила Модница.
- Нет, я хочу чтобы наша собеседница обосновала свою позицию, - возразила Алмаз. -  Почему аборт - не убийство в ее понимании, а ликвидация - убийство?
- Просто ребенок до рождения - это еще не совсем ребенок...- нерешительно произнесла девушка. - Это плод.
- А в какой момент плод превращается в человека-то? И чем ребенок за несколько минут до рождения принципиально отличается от только что родившегося?
Девушка молча пожала плечами.
- Так вот, дорогуша, принципиальных отличий нет. Ребенок, что до рождения, что после - это одно и то же существо.  И если это существо по каким-то причинам является нежеланным для матери, решается проблема и до родов, и после них примерно одинаково - прекращением жизнедеятельности данного существа. Способы разные, а принцип один. Вы же не отрицаете, что аборты делать можно, правда?  Считайте, что ликвидация  - это тот же аборт, только постнатальный.
- Постнатальный - это сразу после рождения, - возразила девушка.
- Вам же сказали: сейчас законы изменились. Теперь постнатальный период  - это период от рождения до года.
Девушка немного помолчала, а затем снова обратилась к собеседницам:
- Прошу Вас, не надо, не делайте этого! Это же ваши сыновья и дочки!
- Девушка, Вам уже лучше? Если да, то идите, куда шли. Много ума не надо, чтобы других осуждать, - резко  сказала Пампушка.

Девушка встала и пошла сторону выхода из парка.

- Раздражают сопливые девчонки, которые начинают   учить жизни, - прокомментировала Лютик.
- Она просто еще молодая и неопытная, и не понимает, что в жизни всякое случается, - ответила Листик.

Ребенок Модницы проснулся, и та дала ему грудь.
- Теперь еще с молоком придется что-то делать. Ну, после, в смысле. Оно же больше  не понадобится, - посетовала она. Ненавижу это грудное вскармливание! Но ничего, завтра весь этот ужас прекратится. Так хочется, чтобы поскорее это осталось позади...
-  Держись, скоро уже. А насчет грудного молока - есть очень хорошие таблетки для прекращения лактации. Их можно в Центре, в аптеке купить...- отозвалась Листик.
Женщины пустились в обсуждение различных методов прекращения лактации, которые были им известны. Обсудив эту тему, они заговорили о том, кто как собирается распорядиться детской одеждой и прочими принадлежностями,  которые, как и грудное молоко, тоже скоро не понадобятся их детям - ведь самих детей скоро не будет. Когда закончили обсуждать эту тему, среди них воцарилась грустная атмосфера, и чтобы это исправить, Лютик завела разговор о том, кто и как собирается планировать семью после ликвидации.
- Я пока никак, я хочу отдохнуть, - ответила Алмаз. Ее ребенок тоже проснулся, и она вяло взяла его на руки.
- А я не знаю...Может, предприму еще одну попытку стать матерью. Годика через три, - ответила Лютик. - Надеюсь, в следующий раз пренатальную диагностику сделают правильно.
- Но ликвидация-то безопаснее для здоровья, - возразила Алмаз. - И вообще, женщине полезно рожать - так мне мама говорила.
- Для здоровья - да, просто морально тяжелее... Не знаешь, что лучше.


Между тем к женской компании   подошел еще один человек. Это был молодой мужчина. В руках у него были какие-то листы бумаги.
- Здравствуйте, дорогие женщины, - вежливо поприветствовал он сидящих на скамейках. - Возьмите, пожалуйста.
С этими словами он стал протягивать женщинам печатные материалы.
- Что это? - с недоверием спросила Пампушка. - "Не убивайте своих детей..,", "Нет абортам и ликвидации", "Остановим детоубийство", "Дети - это счастье"...Молодой человек, Вы что, сектант? Что это за бредятина?
- Я не сектант.
- А кто Вы? - с вызовом спросила Ворона.
- Я пролайфер.
- Понятно. Значит, сектант.
- Уважаемый, что Вам от нас нужно?  - возмутилась Лютик.
- В наших печатных материалах рассказывается правда об абортах и ликвидации.  Я хочу, чтобы присутствующие здесь ознакомились с этой информацией и никогда не совершали непоправимых ошибок.
- И что Вы предлагаете? Всех рожать, включая больных и нежеланных? И всех родившихся оставлять? Оставлять, даже если жизнь потом превратится в кошмар? -  ледяным тоном спросила Алмаз.

- Но не убивать же их, даже если они нежеланные! Это же люди.
- Да не убийство это! - огрызнулась Ворона.
- Даже если и убийство, то оправданное, - сказала Пампушка. - Разные бывают ситуации, и не все могут оставить ребенка. Вот у моего  ребенка угроза ДЦП. Что ж теперь, обрекать на долгие годы себя и его на мучения?! Ведь нет гарантии, что заболевание удастся предотвратить!
- Но Вы в крайнем случае можете отказаться от него! Отдать на усыновление можете. Это лучше, чем убить.
- Кому он нужен? Такая жизнь не нужна ни ему, ни другим. Мне точно не нужна.
- А почему Вы решаете за него, что ему не нужна жизнь?
- А кому еще решать? Ребенку? Кто он такой, чтобы решать? У него нет на это права. А вешать его на шею государству я не собираюсь. Это нечестно. Или вот, Ворона. У нее слабое сердце, а ребенок очень непоседливый,  гиперактивный. Она, с ее здоровьем, не может с ним справиться, ей тяжело. Что ей теперь, помереть, что ли? Поэтому не надо никого осуждать, - поучительно заключила Пампушка.
- Согласна, - поддержала Лютик. - Для любой женщины ликвидация является тяжелым испытанием и трагедией. И не от хорошей жизни  мы идем на такое.
- Но вы же заботитесь о своих малышах! - продолжал пролайфер. - Покупаете одежду, кормите их, гуляете с ними...Неужели вы их не любите?!
- Да, заботимся. Да, кормим и одеваем. А что еще остается? - ответила Листик. - Если мы не будем этого всего делать, и органы опеки это просекут, понесем уголовное наказание. На прогулку, когда сами куда-то идем,  берем по той же причине: не имеем права  дома их одних оставить -  за это и посадить могут. Мало ли, что может случиться в наше отсутствие...
- Но если Вы собираетесь их убить...не все ли равно вам и органам опеки, что случится, если они одни дома останутся? Как-то нелогично...
- Такое у нас законодательство. Если о ребенке не заботиться, это статья. Оставление в опасности - тоже. Это противозаконно. А на ликвидацию вы добровольно приходите, на законных основаниях. Тут все официально, все по закону.
- Это лицемерие и двойные стандарты. Шизофрения общественного сознания. Безумие!
- Молодой человек, замолчите! Или уходите, чтобы не выводить  нас из себя! Не надо учить нас жизни! - с раздражением прикрикнула Пампушка. - Вы готовы усыновить моего ребенка, у  которого поражение центральной нервной системы и угроза ДЦП?! Или ребенка Лютик, у которого синдром Дауна?!
- А меня и моих детей сможете обеспечить? От меня муж ушел, когда второму было пять месяцев. Как я должна содержать себя и двоих детей? Одного бы поднять!  Думаете, мне легко далось решение привести ребенка на ликвидацию?! Морально это очень тяжело, но у меня нет выбора.
- Выбор есть всегда, - возразил пролайфер.
- Девочки, не слушайте его, - сказала Листик. - Эти сектанты хотят запретить аборты и ликвидацию. По их мнению, пусть рождаются и живут дети с патологиями, слепые, глухие, нежеланные, дети наркоманов и проституток. Пусть живут и мучаются, и пусть мучаются их родители! Им на это плевать! У моей знакомой ребенок в девять месяцев подхватил какой-то коварный вирус, и в результате болезни стал умственно отсталым. Ей пришлось сделать ликвидацию, чтобы не обрекать на мучение себя и ребенка. Но нет, считают эти сектанты, так делать нельзя! Для них главное - добиться запрета и отстоять свои взгляды. А на детей и их родителей им плевать!
- К счастью, наша власть не слушает кучку дебилов, которые так говорят. Или пусть они тогда забирают к себе всех нежеланных детей, которых они так защищают! - заявила Лютик.
- А если у матери здоровье слабое, как у Вороны, например? А если она умрет, не сумев справиться с нагрузкой? Убийцы!
- Мы не убийцы. Мы как раз выступаем против убийства, в частности - против  инфантицида, как пренатального, так  и постнатального. А если  Вам нужна помощь, наша организация ее окажет. Мы помогаем  беременным женщинам и семьям с детьми. Многие отказники обрели родителей с нашей помощью. Готовы помочь и вам. На обратной стороне листовки есть наши контакты, вы всегда можете обратиться. 
- Да, так я и поверила, что вы там такие все добренькие!!! - взъелась Ворона. Детей пристраиваете в семьи! Да, как же! Наверняка вы их на органы продаете! Или бездетным парам за большие деньги! Я в этом более, чем уверена. Не выйдет у вас ничего!!! Я не дам вам заработать на своем несчастье!!!
- Ничего подобного у нас нет. Мы оказываем помощь безвозмездно. Я предлагаю Вам отдать нам Вашего ребенка. Вы же собираетесь просто убить его!
- Люди усыновят ребенка, а потом решат, что им он тоже не нужен, и ликвидируют  его  каким-нибудь зверским способом! - заявила Листик. - Он будет умирать мучительной смертью! И в этом будет моя вина. А так его жизнь прекратится тихо, спокойно и незаметно для него самого. Я в этом буду уверена, и по крайней мере за это  моя совесть будет спокойна.
- Кстати, да, - поддержала Модница. - Я недавно читала в газете, что одна семья усыновила ребенка, чья мать хотела сделать ликвидацию. Они ее отговорили и забрала ребенка к себе. А сами заморили его голодом! Малыш  умер от истощения. Уж лучше бы ликвидацию провели.
- Да уж, - поддержала Пампушка. - Я как-то смотрела передачу - там рассказывали о семье, которая тоже взяла такого ребенка. А спустя примерно год вся семья погибла во время пожара. Представляете, какое это мучение - сгореть заживо?!
- Ужас! - согласилась  Модница. - А той женщине теперь всю жизнь мучиться от мысли, что жизнь ребенка могла прекратится щадящим способом,  если бы она сделала ликвидацию, а не поддалась бы на уговоры.
- Такие случаи бывают, но это исключение! - возразил пролайфер. - Как правило...
- Знаете что, идите вон отсюда! - перебила его  Алмаз. - Иначе я полицию вызову! Или пожалуюсь администрации Центра, чтобы они не пускали в свой парк всяких придурков вроде вас!!!
- А давно пора это сделать, - с энтузиазмом подхватила Пампушка.  - Действительно, надо пойти и пожаловаться. Пусть предпримут меры.

Пролайфер молча покинул компанию и пошел дальше.

- Вот ведь нахалы, - посетовала Модница. - Лезут со своими нравоучениями и запретами!
- А мужчины  вообще должны молчать в тряпочку, - возмущалась Листик. - Мой от меня когда уходил, ни копейки не оставил. Даже на ликвидацию не дал. Когда я спросила, где мне денег на процедуру взять, он знаете, что сказал? Займи, говорит, у кого-нибудь из знакомых. Потом продашь коляску, кроватку, детские вещи, и вернешь деньги. Пришлось так и сделать.
- Вот гад, - посетовала Пампушка, сочувственно качая головой.
- Слушай, а сколько стоит ликвидация, если по показаниям? - поинтересовалась у Пампушки Алмаз.
- Если по медицинским показаниям, то бесплатно.
- Ого!
- А для тебя  сколько?
Алмаз назвала сумму. 
- Ох, ничего себе! Недешево! - изумилась Пампушка.
- Только я не понимаю, почему так дорого. Неужели препараты для ликвидации такие дорогие?
- Препараты нам государство предоставляет бесплатно.  Основная сумма идет на вывоз и утилизацию биологических отходов. Ну, ты понимаешь...- пояснила Ворона.
Алмаз кивнула.
- Кстати, в ближайшее время хотят сделать бесплатно для тех, чьи дети абсолютно здоровы. От них можно будет брать донорские органы для других малышей, - сообщила Листик.
- Это очень хорошая идея! - воскликнула Лютик. - Двойная польза: и родители  будут избавлены от нежеланного ребенка, и другим детям за счет него можно будет спасти жизнь. А тот, бедняга, все равно страдал бы, будучи нежеланным. Чем жить и мучиться, лучше пожертвовать своей жизнью ради других.
- И то верно, - согласилась Модница.

- Девочки, а у меня еще одна хорошая новость! - радостно  воскликнула  Листик, поднимая глаза от экрана смартфона. - Вчера утром была создана петиция о продлении срока для ликвидации до трех лет. И подписались уже две тысячи человек. Это за сутки, представляете?
- Слава Богу! - порадовалась Пампушка. Она откинулась на спинку скамейки с намерением насладиться пением птиц. Однако удовольствие продлилось недолго. У Вороны проснулся ребенок - мальчик одиннадцати месяцев. Он встал в коляске, заулыбался и, пошатываясь на ногах, потянул к матери свои ручки. Ворона грубо толкнула ребенка. Он упал на спинку коляски и заплакал.


Рецензии
А ведь и это может стать нормой! Есть технология "окно Овертона".

Александра Казакова 2   13.06.2020 09:40     Заявить о нарушении
Увы, да. С этим окном может дойти и до такого. Некоторые товарищи на западе предлагают легализовать "постнатальный" аборты. На случай, если ребенок родился с патологией, которую не увидели на УЗИ.

Харченко Екатерина   15.06.2020 13:54   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.