Запоздавший реквием

                Нельзя дотянуться до небес, считая звёзды…



   Чувствую себя брошенным и никому не нужным. Все меня покинули. Долгие месяцы пытаюсь смириться с одиночеством. Часто задают вопрос «Как дела? Где ты?», на который не знаю, что и ответить. Даже сейчас не могу определить точно своё месторасположение. Я потерян во времени…

   Давать советы все мастера. А вот выслушать меня некому. Иногда так хочется опустить голову на плечо родному человеку и высказаться.

   Тогда я решил поговорить сам с собой. Попытка не пытка…

   Однажды рассказал другу, что не понимаю себя и свои мысли, на что он даже немного подшутил:

   - Хочешь сказать, что есть жалобы на самого себя?

   - Поэт, я совсем одинок.

   - Ты несправедлив к себе. У тебя всегда был большой успех в любовных отношениях.

   Сказав это, он долго ещё посмеивался над моим несчастьем. Вот так завершалась каждая моя попытка с кем-то поговорить. Но в тот день мне нужно было поделиться тайной, которая не давала мне покоя. Я всё же решил рассказать:

   - Обещай, что никому не скажешь об этом.

   Услышав слово «тайна», друг воодушевился и внимательно посмотрел на меня. Волнение заставляло дышать всё быстрее. По задумчивому взгляду друга можно было определить, как он пытается перебрать возможные темы для моего секрета, о котором он ничего до этого дня не знал. Но, поняв, что лучше выслушать, чем предполагать, он сказал:

   - Обещаю, что не буду задавать вопросов…

   И вы сейчас узнаете тайну, поведанную ему в тот день. Как же тяжело быть одиноким, когда все так уверены в твоём счастье…

   Это событие произошло давным-давно. Может даже прошла тысяча лет. Вспоминая об этом сейчас, все мысли мутнеют, как взволнованное во время шторма дно океана. И, по иронии судьбы, каждый раз, когда, собравшись с мыслями, хочу об этом поведать, то обязательно что-то происходит не так…

   До того случая мне казалось, что себя я люблю больше всего на свете. Но так редко вспоминал, что нужно позаботиться о себе. Самой большой мечтой было приносить пользу Родине. Как говорила бабушка, я пытался найти себя в любом деле и никогда не унывал. В школе не был отличником, но всегда был на хорошем счету у учителей за своё старание. Никогда не любил играть с ребятами в футбол, карты или ходить плавать. Последнее я даже не умел. С лёгкостью, как это делали мои сверстники, держать кий в бильярде, так и не научился до сих пор.

   Предпочитал добиваться всего сам, без покровительства свыше. На самом деле, ничего не изменилось и сейчас. Хотя, наверно, это просто вредная привычка детства «я сам».

   Тогда мне ещё не было полных восемнадцати лет. Уже было почти два года, как мы с Махирой любили друг друга. Хотя сейчас я смутно помню её черты лица. А может это просто желание забыть и никогда не вспоминать. Не знаю. Помню наши прогулки по всему районному парку на моём стареньком велосипеде. И тот день, когда она пришла после четырёхлетнего моего тюремного заключения. Это был день, когда я хотел начать строить мир с нуля, а, не успев начать, вновь остался под его руинами. Получив диплом филологического факультета, она наутро решила прийти ко мне. Но побыла совсем недолго. С упрекающим взглядом отдала мне письмо и сразу же ушла. Не успев отойди далеко, пыталась всячески скрыть ручьём льющиеся слёзы.

   Махира училась всего лишь на класс ниже меня. В те годы мы построили прекрасные планы. Так как я оканчивал школу годом раньше, то должен был срезаться в свой год поступления, чтобы на будущий вместе приехать в Баку и поступить на одинаковый факультет в один и тот же университет. Но фортуна от нас отвернулась. Так произошло и тогда. Участковый Ибрагимов оперативно выполнил свою работу. Когда я очнулся, было уже поздно что-либо доказывать. Товарищ Ибрагимов замёл всевозможные следы.

   Многое из того, что произошло, и по сей день остаётся для меня загадкой. Но точно знаю, что всё изменилось с того дня, когда я взял в руки ружьё прадеда. У каждого из нас есть своя слабость. Так и у меня – это неописуемый интерес к огнестрельному оружию. А началось всё с обычного ружья, висевшего дома, для стрельбы в тире. Я часто любил поохотиться на воробья или какую-то мелкую дичь, из которой ухитрялся ещё приготовить вкусный обед. Иногда перейдя границу в виде соседского забора тёти Дуруш, я уменьшал количество их голубей, ранив в крыло или в глаз. А пару раз я даже подстреливал летучих мышей, которых с нетерпением ждала наша собака Ева. Самое главное в стрельбе – правильно и чётко прицелиться.

   Откуда появилась такая сильная тяга к оружию – остаётся и для меня загадкой. Но хорошо помню, что даже после освобождения из тюрьмы, во время работы замполитом в воинской части, это безумие было всегда превыше всего. Только позже понял, что есть более сильные и опасные виды огнестрельного оружия. Но было довольно поздно. Всё произошло быстро – за один день. «Горячая кровь не застынет в жилах», - так говорят о тех, кому не миновать своей участи…

   Был конец октября 94-го года. Пытаясь забыть тот день, не хочу говорить о точной дате. Договорившись с дядей Меликом, мы сбежали с ним в лес на охоту. Он был глухим, но хорошим стрелком. Именно он научил меня прицеливаться, стрелять и многим навыкам этого дела. Мой прадед не умел попадать в цель. Стрелял, но каждый раз попадал мимо. На самом деле, дядя Мелик попросил моего деда взять меня с собой в лес. Это был мой второй поход на охоту. Дома я пообещал, что не вернусь с пустыми руками. Так и случилось. Я застрелил человека! Нечаянно. Как вы обычно говорите – случайно. И самое важное – сам я ничего об этом не знал, пока не вернулся вечером домой. Услышал я новость от Ибрагимова. В гуще леса я произвольно выстрелил и, как оказалось впоследствии, попал в какого-то человека. На улице все обсуждали последнюю новость. Всё было уже готово. На всём селе только в трёх-четырёх домах были охотничьи ружья, и провести проверку не составило особого труда. Пуля, извлечённая из правого ребра юноши, была от двуствольного оружия, зарегистрированного на имя моего прадеда. Теперь я был убийцей! Убитым оказался одноклассник Махиры – Рашид. Как сейчас перед глазами вижу окровавленное тело парня. Но тогда я не мог рассудить, в чём же дело. Только помню, что по дороге мы видели Махиру, идущей в сторону леса. Но ни я, ни дядя Мелик не придали этому особого внимания, потому что на окраине было ещё несколько женщин и детей, собиравших ягоды. Спустя только четыре года, прочитав письмо, принесённое Махирой, я узнал настоящую причину её похода в лес. Но годы своё уже забрали, и мне оставалось всего лишь два года до освобождения из тюрьмы. Суд учёл во внимание, что это было не умышленное убийство Рашида.

   Я видел, как у друга ком встал поперёк горла от моего рассказа. Он замер и неподвижно ждал продолжения. Хотя всё уже было ясно – шесть лет своей молодости я провёл в тюрьме, в то время как абсолютно был невиновен…

   В письме Махира писала, что сама назначила Рашиду встречу в самой гуще леса. Она всё рассчитала. В его глазах это выглядело как любовное свидание. Позволив самодовольному парню обнять себя, незаметно достала из сумочки гаечный ключ и нанесла смертельный удар в висок. Широкие лапы елей не дали ему упасть на землю. Плюнув на бездыханное тело, Махира убежала. Выходит, что до пули, выпущенной мною, он был уже мёртв.

   Наверно, вы сейчас осуждаете меня за тот день, когда я видел, как она шла в лес, и даже не догнал её, не спросил, куда же идёт моя любимая девушка. К сожалению, к тому времени, мы расстались с ней. Нам не хватило смелости встретиться лицом к лицу после того, как я узнал, что Рашид её изнасиловал. Всё было решено за секунду.

   Казалось, что точку поставили не мы…



   P.S. Потеряв дорогих нам людей, мы теряем возможность быть счастливыми…


Рецензии
Интересный сюжет и язык ,но несколько сумбурное повествование,как мне показалось...С уважением к автору С.И.

Саида Изюмова   24.01.2019 19:07     Заявить о нарушении
Спасибо!
С уважением, Мушфиг.

Мушфиг Хан   24.01.2019 19:53   Заявить о нарушении
На это произведение написано 17 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.