Мне тридцать лет Глава 6

               

               
                Долго приглядываться не пришлось, хотя одни поклонники отпали сразу после моего знакомства с  Витей,  другие  находились под боком. Первых можно было реанимировать. Вторые знали, что мое сердце и время занято, и все-таки чего-то выжидали.
                Нет, я не собиралась выходить замуж, но мне нужно было забыть своего предателя в обществе кого-то, в меня влюбленного.
                Советская школа  всех моих ровесников и меня в том числе воспитала атеистами, но вот в Судьбу я верю. И так как природа наградила меня богатым воображением,  то я   все абстрактные явления перевожу в картинки. В моем представлении  Судьба – существо неземное, но  с характером очень даже земным.  Эдакая    дамочка, непредсказуемая, с изменчивым настроением, от которого мы и зависим. В запасе у Судьбы не один вариант жизни каждого человека. И вроде бы она дает нам возможность выбрать самый приемлемый вариант. Но  нам       только кажется, что мы – хозяева своей судьбы.  Дудки!  Всякие там приятные случайности или неожиданные несчастья зависят не от нас, а от этой самой госпожи с  капризным нравом.
                Но в молодости я еще фатализмом не болела  и  надеялась на счастливый поворот событий, который сама и организую.  Я бы не отказалась и от помощи подруг, но  они могли только посочувствовать, а не предложить помощь – в виде удачной идеи, которая бы и вернула мне моего беглеца.
                Правда, была одна особа, у которой разнообразных идей хватало на десятерых.      Регина, вот кто мне поможет!  Вот у кого фантазия бьет неиссякаемым ключом!
                Я с этой колоритной личностью познакомилась, когда наша семья получила временное жилье ( комнату) в университетском общежитии. Дом наш тогда стоял на капитальном ремонте.
                Двухкомнатная «квартира» Регины и ее мужа, Германа, была через стенку. Не помню, с чего началась эта странная дружба с женщиной, старше меня на десять лет, но она продолжалась   в вялотекущей форме до моего замужества.
                Регина преподавала русский язык у студентов - «демократов». Она успела закончить аспирантуру и защитить кандидатскую диссертацию. Ее любопытство к людям не имело границ. Она была авантюристкой по духу, искательницей приключений, любила сводить людей, чтобы навести в их личной жизни порядок.
                В своей собственной  семье они с мужем тоже  установили порядок,  но какой-то странный.  Смешно было слышать, как они общаются – церемонно, на «вы», словно только вчера познакомились. И каждый жил сам по себе. Правда, исповедовали одну религию – католическую, что как-то не вязалось с их профессией преподавателей вузов. В те времена  если кто и верил в Бога, то помалкивал, а Регина бегала в православную церковь,   не скрывая этого. Католического храма в городе просто не было. Она была полькой по национальности, Герман – немцем. Он преподавал на физмате лингвоматематику,  защитив по этой новой науке докторскую диссертацию. 
                Герман погряз в своей науке до полной глухоты к окружающим предметам,  людям и к собственной жене.   А Регина находилась в состоянии затяжной влюбленности в ректора своего института. Правда,  тот не догадывался, кто так упорно атакует его анонимными письмами с признаниями.
                – А муж ничего не подозревает? – спросила я однажды.
                – Не подозревает, а знает об этом! В церкви ведь нет исповедальни, так что я плачусь на неразделенную любовь в жилетку своего супруга, – засмеялась Регина. – И он мне сочувствует, – добавила она. –  Что вы, Люся, так смотрите? Это же по-христиански – сочувствовать! А я не сделала ничего плохого. У меня же любовь платоническая!
                Да, эта парочка ученых могла своим поведением  изумить кого угодно. 
                Регине первой я и рассказала о своем горе.  У нее глаза даже загорелись:
                – Что-нибудь придумаем, не вешайте нос!  Наша задача – вызвать ревность у изменника.  Думаю,  практика кончится, и  он  к  вам прибежит.
                – А если не прибежит?
                – Еще как прибежит, если узнает, что у вас появился другой.  Давайте вспоминать, кого можно вернуть. У вас же на первом курсе столько ухажеров было! Помню такого румяного блондина в очках. Славик, кажется? Торчал под вашими окнами каждый вечер.
                – О нет, этот ребенок чуть не убил свою маму, когда заявил, что женится, – улыбнулась я, вспомнив, как бедный Славик заплакал, когда  я отказалась немедленно выйти за него.
                – А куда делся Шурик?  Вы же так долго дружили! И, кстати, смотрелись вместе очень хорошо.
                – Шурик отпадает. Второй раз  морочить голову хорошему человеку…подло.               
                Шурика я вспоминала не один раз, когда мы с Витей ссорились. Вот кто был бы идеальным мужем.
                С ним я познакомилась, когда лежала в больнице со своей язвой. Угодила туда перед весенней сессией на первом курсе. Шурик ходил навещать маму, Марию Петровну, мою соседку по койке. Вначале я ее приняла за бабушку этого мальчика. Она была почти седая, как и ее супруг. Мне они казались тогда милыми и улыбчивыми стариками.
                Марии  Петровне почему-то я нравилась. Она так убедительно расхваливала мою внешность и ум, что я уже готова была поверить ей.  Ее сынок – высокий и стройный паренек застенчивый по-девичьи, на меня боялся поднять глаза, пока сидел возле ее кровати и выслушивал восторги в мой адрес:
                – Нам с Люсенькой совсем не скучно, она так интересно рассказывает о разном! Она…
                И так далее.
                После ухода Шурика  Мария Петровна  переключалась на   сыночка: какой он добрый, честный, трудолюбивый,   школу закончил с золотой медалью, сейчас получает повышенную стипендию, потом пойдет в аспирантуру, и даст Бог – найдет себе хорошую девочку и женится на ней.
                Я понимаю: хорошая  девочка – это я, и мне неловко,    потому что мне Шурик до лампочки. Замуж я не собираюсь, а когда захочу – так у меня есть Юра, который живет и учится во Львове, но бомбит меня нежными письмами, где рисует радужную картинку нашего общего будущего в окружении кучи детей.
                – На ком Шурик женится, тому просто повезет, – никак не может угомониться  Мария Петровна.
                – Он же такой молодой… Зачем ему жениться?
                – Жениться надо тогда, когда попадается умная девочка, да еще и симпатичная, – горячо шепчет моя соседка. – Чтобы не прозевать своего счастья. Я вот за моего Мишу выскочила  сразу после школы, а ему было тридцать пять лет. И не пожалела. Он меня на руках носит всю жизнь.
                Я  не сдержала улыбки. Михаил Львович на голову ниже своей супруги и весит  намного меньше. И как бедняга еще не надорвался? Он бегал к своей Машеньке по два раза в день, и если на руках не носил, то все равно в моих глазах был идеальным супругом.
                Вот совершенно забыла, как же все-таки мы с Шуриком сошлись и подружились.  И после моей выписки из больницы стали гулять по паркам и городу, ходить в кино  и есть мороженое в кафе. С Шуриком было легко и даже интересно. Он оказался мальчиком начитанным, нам было о чем поговорить.
                Через месяц Шурик осмелился меня поцеловать. Больше он не стеснялся откровенно мною любоваться и засыпая комплиментами. Чем повысил градус моего недоразвитого честолюбия.
                – А пойдем к нам?  Мама соскучилась по тебе, – сказал однажды Шурик.
                Я согласилась. Мне было любопытно побывать в этом райском уголке, где проживали всякие кандидаты и доктора наук. Место так и называли: Поселок научных работников. Он состоял из коттеджей, отдаленно напоминавших дворянские усадьбы с их мезонинами и садами. Эти, правда, были миниатюрнее по площади и построены по одному проекту, так что походили на близнецов.  Но простому народу они  казались верхом богатства и шика.
                Мария Петровна вся засветилась, увидев меня, и кинулась обнимать.
                Сначала меня повели  на экскурсию в розарий, и я искренне ахала от восторга. Пока мы ходили по саду и цветникам,   Михаил Львович  шустро выполнял поручения своей супруги  по организации  праздничного застолья. Я никогда не видела такого разнообразия вкусных блюд, да еще украшенных затейливо.
                В общем, меня встречали по-королевски, и другая девочка, более прагматичная, вцепилась бы в это благополучное семейство всеми четырьмя конечностями. Но я не страдала по богатству.   В обаятельном Шурике чего-то не хватало. Наверное, характера. А мне не хватало ума, чтобы сообразить: меня бы в этой семье окружили лаской и заботой.
                Диагноз мне поставила подружка-однокурсница, Алла Кольцова, выслушав отчет о визите к потенциальным свекрам:
                – Глупая ты, Люсенька! Иметь собственный дом, сад, влюбленного мужа, влюбленную в тебя свекруху, да еще не бедную…. Не будешь считать каждую копейку – от стипендии до стипендии. Держись за своего Шурика, он такой славный мальчик! И тебе ни в чем не перечит!
                Вот-вот, не перечит. Может,  в этом вся разгадка.  В те годы  мне нравилось дружить с теми, кто имеет свое мнение и смелость  отстаивать  его. Шурик был типичный соглашатель. Я никак не могла догадаться, что влюбленному парню просто не хотелось со мною ссориться.
                Уже не помню, как мы расстались, но, конечно,  по моей инициативе. Мне казалось – вся жизнь впереди, и пока она не приносит особых огорчений. В семье, пусть и бедной, но относительный порядок. Родители ссорятся, но не дерутся. Никто не пьянствует. Папа с мамой любят нас, своих детей. Но вот это – вся жизнь впереди – и определяло состояние молодого оптимизма.
                Это вроде, как плывешь в лодке по реке с красивыми берегами, любуешься ими. Солнышко светит, дождик кончается быстро – не успеешь промокнуть, ветерок  незаметно подгоняет тебя, а не грозит перевернуть лодочку. И ты твердо уверен,  что сможешь направить свой челн к тихой пристани с полюбившимся пейзажем. А пока не торопишься. Река ведь бесконечна!
                Такую пристань и сулило замужество  с Шуриком и его милыми  мамой и папой. Между прочим – не родными: они усыновили его младенцем, когда уже потеряли надежду иметь своих детей.
                Так что же Судьба замышляла, подсунув  мне сей вариант сладкой личной жизни, посланный в момент доброго настроения? А я отвергла его так легкомысленно!

Продолжение http://www.proza.ru/2017/06/30/1683


Рецензии
Здравствуйте, Людмила! (Какое прекрасное слово: ЗДРАВ-СТВУЙ-ТЕ!!)

С большИм интересом прочитал новую главу этой динамичной, захватывающей повести
о жизни Вашей литгероини.
Читаю про её душевные метания в выборе мужа - и невольно чувствую себя виноватым
в муках героини, потому что её страдания описаны Вами так живо, так реально, что в норме надо бы им сочувствовать - а мне ... смешно! Вы уж извините!

И даже объяснить толком не могу, что в этом смешного, но именно к веселью подталкивает Вами написанное: женихи, как подросшие щенята, разползаются в разные стороны, а литгероине так хочется собрать их в кучку, чтобы взять от одного - это качество, от другого - иное, от третего - третье ... и слепить нечто идеальное, вполне подходящее такой сверхтребовательной натуре!

Если именно к этому эффекту - вызвать добрый смех, улыбку читателя - стремился автор,
то задача выполнена блестяще!
А если автор писал искренне и всерьёз, то писатель, уютно бытующий внутри автора,
исподтишка водил авторской рукой помимо автора - это ещё лучше! Ибо выбор наилучшей формы повествования уже перешёл у Вас в безошибочный инстинкт - высший класс!

Очень понравилось! Молодчина, Людмила!

Здоровья и всего Вам самого доброго!
С глубоким уважением

Юрий Фукс   01.07.2017 21:38     Заявить о нарушении
Очередное спасибо, мой любезный сказочник Юрий Фукс! Вы уже критик-профи! Только не совсем поняла, о каких женихах Вы пишете, если в 6 главе он один, а уже в 7 появляется второй. А если бы я писала всю правду, то их было больше, а идеального так и не нашлось. Таких просто нет. Они живут в воображении каждой женщины, а не в жизни. Как нет идеальных и женщин,

Людмила Волкова   02.07.2017 11:12   Заявить о нарушении
Здравствуйте, Людмила!

Спасибо, но до "профи" надо прожить ещё одну жизнь, причём с нуля!

Я имею в виду не формально сделавших предложение, а мысленный перебор женихов потенциальных.
По моим наблюдениям, каждая женщина - с первого дня осмысленной жизни и до почтенного возраста - мысленно примеряет каждого субъекта мужЕского пола на роль жениха/мужа. Тем более - в годы расцвета.

Здоровья и всего Вам самого доброго!
С глубоким уважением

Юрий Фукс   02.07.2017 11:33   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.