История одного концерта

Если бы кто-нибудь когда-нибудь сказал, что мне придётся организовывать международный концерт с участием солиста оркестра Каунта Бэйси – ни за что бы не поверила. Да и сейчас не верится, но факт остаётся фактом. Было. Да к тому же ещё и как первый самостоятельный проект в моей жизни. Что уж тут!? Коли начинать – так уж по-крупному!
С Деннисом Роуландом мы познакомились на одном из московских фестивалей «Джаз в саду Эрмитаж». Меня поразило его выступление: сладкий и вместе с тем полный силы бархатный баритон, невероятная харизма, помноженная на богатый опыт актёрской работы в мюзиклах, плюс колоссальное обаяние. По окончании сета прошла за сцену, представилась и сообщила, что его исполнение произвело на неизгладимое впечатление. Что Россия большая, и помимо Москвы и Питера есть такой замечательный город, как Ростов-на-Дону. Город с устоявшимися джазовыми традициями, уникальной инфраструктурой и прекрасно подготовленной аудиторией. И было бы замечательно, если бы певец там выступил. Деннис подобному предложению почему-то обрадовался и тут же дал координаты своего менеджера Тома Кессиди. Мол, с ним и следует вести переговоры, а сам певец заранее даёт «добро».
 Вернувшись в Донскую столицу и пообщавшись с администрацией музыкального театра, связалась с Томом. Мы выбрали свободные даты и уточнили райдер. Через неделю получила Договор, подписала у гендиректора, отсканировала и отослала назад. Итак, все начальные формальности соблюдены. Осталось уточнить репертуар американского вокалиста, сделать афишу и купить авиабилет. Но это уже мелочи.
День приезда выпал на декабрьский понедельник. В субботу в 2 часа ночи по московскому времени (т.е., в 19:00 по Нью-Йорку) неожиданно зазвонил телефон, и приятный незнакомый голос сообщил, что это Том Кессиди и с плохой новостью: Деннису не дают визу. Меня буквально выбросило из кровати.
– Как не дают? Ведь послезавтра концерт, и билеты все проданы!?
Вхождение в ступор – не мой конёк. Нужно срочно принимать меры. Но какие? Конечно же, о том, что проект может «сорваться» даже мыслей не возникало. Вот уж дудки, не на ту напали! Главное, чтобы рейс не отменился. Тогда точно ничего не поделаешь! А сейчас – вперёд на абордаж или амбразуру, но немедленно! Я стала продумывать возможные варианты выкручивания из сложившейся ситуации.
Для начала решила просто тупо пересмотреть свои связи и поискать в интернете контакты американского посольства в России и русского в Америке. Если с последними оказалось всё элементарно, то из реально способных помочь нужных людей оказалось всего два. Первый – председатель «Всероссийского музыкального общества» Ростовской области Светлана Старостина. У неё масса друзей в Москве на самых разных уровнях. Второй – координатор Open World Leadership Center Александр Хилков. В рамках возглавляемой им программы российские джазмены получили возможность с 1999 года бесплатно стажироваться в одном из вузов США. Вот, у кого есть прямые контакты с посольствами. Правда, мы с ним никогда не встречались, но это и неважно. Почти пять лет плотного сотрудничества даёт мне полное право использовать служебное положение в личных целях.
С трудом дождавшись утра, приступила к обзвону. Александр обещал помочь, но… как-то неуверенно. Светлана сказала «пробьёмся» и сразу взялась за дело. Я рванула в кинотеатр «Россия», где тогда находился Центр имени Кима Назаретова. На рабочем месте как-то лучше соображается. В ожидании ответов принялась разрабатывать стратегию и тактику дальнейших действий.
Прежде всего, необходимо корректно составить «просительное» письмо на двух языках и указать, что срыв такого колоссального мероприятия пагубно отразится на российско-американских отношениях. Так что, дорогие работники посольства, примите все меры и исправьте досадное недоразумение! На это ушло часа два. Затем распечатала письма, открыла директорский кабинет с факсом, быстро уяснила методом «научного тыка» все премудрости технологии передачи данных и запустила первое письмо, продублировав его же и по e-mail. Через час, не получив ответ, вновь повторила рассылку. Потом ещё раз, потом ещё, постепенно дополняя текст новыми ужасающими картинами возможных последствий при отмене выступления.
Ближе к вечеру перед очередной порцией рассылок раздался звонок. Строгий мужчина сообщил, что русское посольство Нью-Йорка, заваленное моими письмами, выдаст визу американскому певцу, но в следующий раз рекомендует заранее решать такие вопросы.
Я была на седьмом небе от счастья. А ещё через полчаса Светлана сообщила заветный номер, который Деннису требуется назвать в визовом центре. Прибыть туда следует ровно к девяти утра и ни на секунду позже. Конечно, от меня ни полслова о том, что уже получен положительный ответ «из от туда». Ведь подстраховка никогда не бывает лишней. И два положительных результата лучше, чем один. Ласково заурчал факс и выдал посольское письмо типа: «В связи с нестандартной ситуацией мы решили изменить своим правилам и выдать визу г-ну Роуланду. Но – а-ай-ай! – вы так больше не делайте!»
Наскоро выдохнув, тут же сообщила радостную новость Тому и Деннису. Зная американскую бестолковость, попросила дважды повторить, как поняли, и строго-настрого предупредила быть без опоздания. Но лучше позвонить мне дважды: до посещения посольства и после. В 08:55 и 09:10 по нью-йоркскому времени облегчённо выдохнула: самое страшное уже позади. Но до концерта оставалось чуть больше суток, часть из которых Деннис будет лететь в самолёте. Как бы проконтролировать авиалинии, чтобы не вздумали задерживать рейс!?
Теперь настало время тщательно продумать день прилёта. Прежде всего необходимо договориться с начальником аэропорта о прохождении паспортного и таможенного досмотров в первую очередь, затем с милицией о беспрепятственном проезде к музыкальному театру, чтобы не зависнуть в пробках. А там уже и до концерта рукой подать.
И вот он – он, понедельник, 13 декабря. Я приехала за час до прибытия рейса и проверила готовность всех служб для принятия дорогого гостя. Самолёт приземлился точно по расписанию в 17:50. Минут через десять диктор попросил Денниса немедленно пройти к стойке поста. Спустя мгновенье увидела удивлённое лицо афроамериканца, не ожидавшего подобного приёма. А, знай наших!
В 18:20 наша машина, возглавляемая милицейской мигалкой, уже неслась к музыкальному театру по двойной сплошной. Измученный долгим перелётом артист молча сидел на первом сидении. Потом повернулся ко мне и хрипло произнёс: «Ольга, у меня проблема – кажется, на нервной почве голос пропал!» Я онемела. Такого поворота событий я не ожидала! Как так? Вот тут уж однозначно никто не сможет помочь! Через секунду он рассмеялся: «это шутка!»
В театр мы влетели за 20 минут до начала концерта. Деннис тут же пошёл к музыкантам знакомиться и хоть чуть-чуть порепетировать. Ведь ему придётся не только петь, но и управлять оркестром. А возле меня в мгновение ока появилась замдиректора Ирина и сходу стала умолять не задерживать начало. Что тут скажешь!? Решили сообщить публике, что по техническим причинам концерт начнётся немного позже. Но зато потом все получат колоссальное удовольствие.
 В 19:20 Деннис пошёл переодеваться, и в театре прозвучал третий звонок. Ведущий концерта Юрий Кинус спросил, сколько времени ему вещать вступительную речь. Я пожала плечами и предложила посматривать в мою сторону, мол, дам отмашку. Юра спокойно вышел на сцену и неторопливо повёл беседу о Бэйси, оркестре и его величайших музыкантах. Думаю, так он мог говорить часами – благо, за плечами около 20 лет преподавания «Истории джаза» в училище искусств. А каково публике, на которую ни за что ни про что обрушился сплошной поток малознакомых имён и подробностей из американского джаза!?
Внезапно по закулисью разлился запах дорогого парфюма. Через мгновенье кто-то тронул меня за руку. Рядом стоял потрясающий мужчина в тёмном костюме с умопомрачительной брошью на лацкане и большим платиновым перстнем на мизинце. Глазами он спрашивал: «зацени?» Обалдев, я выпалила весь запас комплиментов: stunningly, brilliantly, incredibly beautiful, magnificently...
Дальше всё как в тумане. Зал ревел и неистовствовал. Голос вокалиста разливался подобно самому высококачественному маслу, а обаятельнейшая улыбка и обилие шуток заставляли то и дело подскакивать даже сидящих на последнем ряду балкона. Артист самым удивительнейшим образом заполонил собой всё пространство зала. Он хохмил и танцевал, пел и общался с музыкантами. Это было самое что ни на есть мастерски сделанное ураганное хулиганство, но очень интеллигентное и «вкусное». Казалось, его понимали даже те, кто не знает английский язык! И вдруг… на сцену выходит ученица ростовской джазовой школы имени Кима Назаретова Алина Енгибарян. Представляете себе – одиннадцатилетняя вокалистка и мировая звезда вместе поют Shiny Stockings!? Видеть и слышать такое дорогого стоило! А когда на коду гитарист Ара Родица заиграл один из популярнейших хитов Карлоса Сантаны Smooth, и Денис выдал своё шоу, зал просто задохнулся и пал.
После концерта Деннис поинтересовался: «ну и как?» Я просто показала большой палец вверх и на чистом русском ответила: «супер»!


Рецензии