Глава4. Наконец-то в поход

Но вот и день отъезда, вокзал, призывный гудок электровоза, состав тронулся, по перрону побежали провожающие. Его спутниц, как и самого Олега никто не провожал, что немного озадачило. И вот уже мелькают за окном пригородные поселки, а мысли, обгоняя поезд, убегают в горы: каким же ты будешь, новый поход, какие принесешь находки, какими одаришь разочарованиями...

Только спустя сутки им удалось собраться в одном купе. И тут-то выяснилось, что Катя и Соня имеют, скажем так, весьма странные понятия об укладке рюкзаков. Вспомнив, с какими ладными рюкзаками женщины пришли на вокзал, Олег понял, что в Москве рюкзаки укладывал кто-то другой. Уж не тот ли, кто этих женщин ему и сосватал. Интересно, кто он, этот ретивый? Впрочем, интересно – не то слово. Надо обязательно это выяснить. Поступившему так доверять нельзя. Точно отпадают он сам, Арнольд, Коля и Петя. На Кендуре выявился бы факт знакомства. Отпадают Северовы. Лёня, увидев новеньких, аж глаза вытаращил от удивления. И Ева отпадает. Она спрашивала его, как зовут новеньких. Митя тоже. Он тогда подошел к ним, Ева и у него стала выяснять. Митя достал билеты, нашел нужные и прочитал имена этих женщин. Петя предположил, что Тарас. Но Тарас бы своих пассий без себя не отпустил. Тем более, что в связи с Лидкиным отъездом к матери у него появляется шикарная возможность гульнуть. За Тарасом другой грех. Точнее, за Тарасом и Лидкой. После того злополучного похода Олега на Хамар-Дабан на слете был обстоятельный серьезный разговор. И решили тогда: те из костяка группы, кто выяснил о невозможности идти в поход последними, дозваниваются до Ростислава или до кого-нибудь из руководителей других групп. Некоторые предлагали, чтобы звонил сам руководитель вдруг поредевшей группы. Но Ростислав это предложение жестко отверг, сказав, что руководителю такой группы и без того хлопот хватает. Почему же Тарас и Лидка не позвонили? В этом году большинство групп еще дома. Ушли только Кузьма со своими женщинами и Всеволод.

Олег вздохнул  и вновь стал думать о приведшем в Команду Соню и Катю. Кто же он? А может не он, а она. Настя Киселева, к примеру. Уж больно странен ее отказ от участия в походе. Или Лидка: эта, конечно же, до последнего надеялась пойти, чтобы самой прикрыть неумелых подруг. «Ладно, вернусь домой – выясню, - подумал он. – Какой тут туристский опыт, если даже рюкзаки укладывать не умеют».

Тяжело вздохнув, Олег принялся переукладывать женские рюкзаки. И минут через пять чуть не грохнулся в обморок: что непромокаемых мешков для спальников и запасной одежды нет – понятно. Можно объяснить, хоть и с трудом, на кой лях взяли мягкие домашние тапочки, зато не взяли запасные толстые носки. Но юбки и ночные рубашки - это уже нечто. Неужели они не понимают, что горный поход - это не пикник в подмосковном лесочке. Кстати, а что сейчас у них на ногах? Велеть разуться? Еще обидятся. Женское восприятие самых простых и естественных вещей – терра инкогнита. Никогда не поймешь, на что они надулись. Не надо начинать и без того неудачный поход с обострения отношений в маленькой группе. Женское белье Олег, разумеется, смотреть не стал. Вздохнул. Хорошо хоть сандалии взяли. Без них на некоторых переправах не обойтись. Ну и походец ему выпал, не дай бог повторения...

- Девчата, давайте-ка начистоту: этот поход какой у вас по счету?

- Второй, - смущенно ответила Соня.

- А в первый поход когда, куда и с кем ходили?

- Да в этом году, - удивленно сказала Соня. – С Арнольдом, Колей и Петей на Кендур.

Олег почувствовал, что сползает на пол. Мелькнула даже подленькая мыслишка: а не оставить ли этих спутниц в палатке у станции, а самому пойти-таки в одиночку с тентом? Олег тут же осерчал на себя: не потому ли он ушел от  Павла Никодимовича, что тот так и поступил, причем при более надежном раскладе: оставались не две женщины без всякого походного опыта, а парень с девушкой, до этого по разу ходившие. А результате – два трупа. Что же это он сам-то? Нет уж, дорогой Олег, тащи этот крест до конца. Взял их в поход – неси теперь ответственность за них до самой Москвы. И вот что еще. Никаких телок. Такие игрища приемлемы в достаточно большой группе, когда новенькие под присмотром составляющих большинство группы старичков, когда попытка ответной выходки будет тут же пресечена. Когда же он один с двумя женщинами, не имеющими никакого походного опыта, то любая их обида чревата трагедией. Расплачутся, разбегутся. Не зная гор, не имея походных навыков, попадут в такой переплет, откуда им уже не выбраться. И что тогда Олегу делать? Искать их трупы? Вообще-то, и самому Олегу эти игры в телок стали надоедать. И уж точно, в отсутствии команды, они не доставят ему никакого удовольствия. В этом году он и не собирался брать в Команду новичков. Как же они появились? Кто же ему сказал, что с ними идут две новенькие? Арнольд. И сказав, выразил неудовольствие: в Команде будет тринадцать человек, а это не к добру.

Но уж теперь сомнений нет: кто-то из своих из каких-то еще неведомых Олегу соображений уговорил этих женщин идти в поход, помог им купить хорошую походную обувь, отдал им свои старые рюкзаки и спальники, а потом умыл руки. Ясно, что Лидка к этому не причастна. Неужели Настя? А что, вполне может быть. Она – женщина злопамятная. Решила и ему, Олегу, отомстить за то, что года три держал ее в телках, подсунув настоящих телок, и этим своим подругам за что-то насолить. Да им сам хорош, разозлился Олег на себя. С новенькими даже поговорить не удосужился, не то, чтобы расспросить обстоятельно. Снаряжение их не проверил. Одно слово – дурак. А еще руководитель группы…

Олег, вновь тяжело вздохнув, стал объяснять своим спутницам основы поведения в горах, упирая на жесткую дисциплину и необходимость безоговорочного исполнения всех  его приказов. Проведя инструктаж, достал карты и принялся кардинально перекраивать план похода: какие тут вершины с такой группой, пойдут они в обход собственно горного массива, так, чтобы не выше пятисот метров. Стоп, есть же лучший вариант: пройти вдоль реки Ивовая. От станции над ее восточным берегом почти до истока. Затем несложная переправа – в верховьях Ивовая совсем узкая. И дальше над западным берегом к железной дороге. Да, именно так. Сделают круг и с западной стороны выйдут к той же станции. Правда, последние три перехода будут потяжелее, там отроги круче и выше. Ничего: и новенькие уже обретут некоторый опыт, и рюкзаки будут полегче. Если же женщины войдут во вкус, можно и небольшой траверс сделать через две-три вершины. Кроме того, в случае каких-то осложнений есть возможность избежать переправы в нижнем течении Ивовой, пройдя по железнодорожному мосту. А на самый крайняк есть вариант с возвращением по грейдерной дороге, соединяющей заброшенные штольни в верховьях реки Ивовая с упраздненной недавно станцией Водораздельная. Конечно, этот путь подлиннее будет. Но идти они будут быстро. Петя же сказал, что ходоки девчата хорошие, с этим в вылазке на Кендур никаких проблем не было.

Дневок надо предусмотреть три-четыре, чтобы и при самых непредвиденных обстоятельствах обязательно дать женщинам отдых. И первую дневку устроить на берегу Туманного озера, за одноименным, вытекающим из озера ручьем. Порадовать женщин возможностью искупаться в кристально чистой воде этого озера. Дальше же с учетом непредвиденных обстоятельств. А какие могут быть непредвиденные обстоятельства? Самое неприятное: они придут в пик половодья. Что ж, это он заметит сразу: ручей Белокрылый наполняется водой только в половодье и при ливневых паводках. Если в этом ручье вода низкая, то или половодье еще не начиналось, или пик его уже прошел. Кузьма говорил, что в этих местах половодье редко начинается мощно, обычно недели две-три набирает силу, разгоняется. Да и обычный срок начала половодья - конец мая. Так что уровню воды в этом ручье вполне можно доверять. Если придут в самый разгар таяния снегов, то поднимутся к верховью ручья Белокрылый, а от него через перевал пройдут к озерцу, из которого вытекает ручей Вертлявый. Конечно, придется на сложных участках самому переносить женские рюкзаки, но тогда они не будут лимитированы временем. От верховья Вертлявого сделают пару-тройку радиалок. Ну, остальные непредвиденные обстоятельства привычны: травмы, проливной дождь, плотный туман. В тучу на таких высотах они вряд ли попадут. Как бы то ни было, все эти обстоятельства сводятся к одному: отсидка. А при отсидке продукты тратятся, а силы берегутся. В случае чего возвращаемся старым следом. Главное – как можно раньше оценить стадию паводка. И не промедлить с решением возвращаться. Плохо, что такой вариант маршрута он не рассматривал даже как аварийный выход. А потому и Кузьму об этих местах не расспрашивал. Впрочем, Кузьма немного об этих местах сам рассказал, когда заговорил о катастрофическом весеннем паводке. Что же касается питания, то режим такой: утром и вечером картофельное пюре из пакета с сушенным мясом, которое так хорошо навострилась изготавливать Маша Северова. Разумеется, утром еще кофе, а вечером на выбор: чай или какао. В середине ходового дня обед. Суп из пакетиков, сухари и чай с сухофруктами…

…Соня думала, как бы она повела себя на месте Олега. Оставила бы одних у станции или все-таки, изменив маршрут, пошла с ними в горы? Судя по тому, как сосредоточенно Олег работает с картой, он выбрал второй вариант. Она впервые подумала о мужчине, с которым ее так неожиданно и странно свела судьба, по-доброму, благодарно. И робко шевельнулась в груди симпатия. Ей даже захотелось сказать Олегу что-то ласковое. Соня вдруг смутилась и отвернулась к окну…

…Катя заворожено смотрела в окно. Вот уже и горы показались. Впервые она видит горы. Какие они грозные издали. Как воспримут они маленькую Катю?..

…Поезд опоздал почти на пять часов, что лишь усилило мрачность Олега. Но вот его щеки ощутили призывную шершавость ветра, глаза обрадовал горный пейзаж, пусть пока еще и незнакомый, ноги рвутся шагать...

Горы их встретили приветливо: несильный ветер приятно холодил кожу, легкие облачка неспешно скользили по небу. Нежарко, правда, градусов пять-семь тепла. Жаль, конечно, что все вершины закрыты частью ближними отрогами, а частью плотными облаками, но и открывавшийся вид ошеломил женщин, впервые в жизни увидевших горы воочию…

…Катя несколько минут стояла, открыв рот, восторженными глазами глядя на открывшуюся панораму гор.

- Вот это да, - проговорила она, вдруг поняв, что ей не найти слов, способных выразить охватившие ее чувства. – Какая волшебная красота, Соня…

Соня стояла молча. Горы столь поразили женщину, что ей казалось кощунственным что-либо говорить. «Картины, фотографии, фильмы лгут, - вдруг поняла она. – Чтобы почувствовать горы, надо прийти к ним…»

Олег, давая женщинам полюбоваться горами, не торопил их, не вскидывал свой рюкзак. Стоял чуть поодаль, улыбался. Но все-таки надо идти. Он резким движением вскинул на плечи свой рюкзак. Обе женщины разом обернулись.

- В путь, девчата, - скомандовал Олег, помогая им надеть рюкзаки. - В горы...

В первый день шли небыстро: Олег щадил своих женщин, давая им пообвыкнуться, втянуться в ритм. Да и заходной вес его собственного рюкзака был значительным: более тридцати килограммов. Впрочем и женщинам пришлось нести почти по двадцать, многовато для первого горного похода. Сам собой установился порядок следования. Первым, разумеется, шел Олег. Второй – то и дело радостно восклицая – Катя. Слушая ее возгласы, Олег радовался тому, что хоть в одном ему точно повезло: восприятие гор этими женщинами созвучно его собственному. Нет этого, с некоторых пор ставшего раздражать его, спортивного дробления гор на элементы сложности, нет и всегда бесившего его страха, столь часто проявляющегося у других новичков.

Соня шла последней, нарочито поотстав от Кати: восторженные возгласы подруги мешали ей. Она вдруг поняла, что с горами можно общаться, они слышат и отвечают… Соня разом успокоилась, пришла вера: горы, принявшие ее как свою, оберегут ее, спасут…
Олег, словно угадав Сонин настрой, не корил ее за отрыв. Только время от времени останавливался и терпеливо ждал, когда Соня нагонит их.

Часов в семь вечера они подошли к небольшому, но быстрому ручейку, без труда перешли его по камушкам. Здесь Олег решил расположиться на ночлег, поскольку до следующей переправы им сегодня не дойти, а тащить на себе воду неразумно. Да и прошли все же несколько более шести километров, неплохо для первого дня. Пусть и по вездеходной дороге, сворачивающей вниз почти у самого ручья, но все равно, неплохо. И уровень воды в ручье успокаивает, невысокий уровень. Может, им повезло, пик половодья прошел, и они без проблем обойдут западную часть горного массива.

- Сбрасываем рюкзаки, - скомандовал он. – Будем устраивать бивак.

Женщины с явным облегчением выполнили его команду.

- А как называется этот ручей? - спросила Соня, усаживаясь на большой камень.

- У него красивое название, - сказал Олег, давно взявший за правило помнить весь маршрут наизусть. - Белокрылый.

- Белокрылый, - нараспев повторила Соня. – А почему он так называется?

- Не знаю, - улыбнулся Олег. – Может, кто из геологов так назвал в честь красавца-лебедя…

Хотя место для палатки Олег приглядел сразу же, он специально просмотрел еще четыре площадки, подробно объясняя Кате и Соне чем плохо вот это место, а чем – это. Объяснив, почему именно это место наилучшее из всех здесь имеющихся, стал учить женщин ставить палатку. Конечно, провозились куда дольше, чем если бы Олег поставил палатку сам, но зряшной тратой времени он не это не считал, понимая, что обстоятельства могут всяко повернуться. После того, как установили палатку, стал учить своих спутниц, как обращаться с примусом и как разжигать костер, благо сушняка в зарослях можжевельника, ольхи и ивы было много. Поужинав, еще больше часа сидели у костра: спать не хотелось, выспались в поезде впрок, разговор тоже не очень клеился: Олег пытался угадать, минуло половодье или нет. Судя по уровню воды в ручье – чуть выше щиколоток – можно надеяться, что вода уже спадает. Может, верно говорят, что новичкам и дуракам везет. Если так, то их шансы высоки: с точки зрения этой пословицы, состав группы оптимальный - две женщины, никогда раньше не бывавшие не то что в горных, самых простых походах, и дурак в качестве руководителя. Отменная, можно сказать, по составу группа.

Его спутницы заворожено глядели на  вздымающиеся  вокруг хребты.

- Какая чарующая красота, - чуть слышно прошептала Соня. - Неужели это явь, а не сон... Катя посмотри: облако медленно взбирается по склону горы...

Олег поднял голову и улыбнулся:

- Еще и не такие красоты увидите. Горы, это…

- Соня, Олег, смотрите: солнце зажгло облака, - восторженно вскрикнула Катя. - Вечер уже, а оно так высоко. Волшебство…

- В этих краях как раз сейчас начинается полярный день, - улыбнувшись, объяснил Олег. – Пусть и не столь долгий, как на Кольском. Солнце зайдет ненадолго около полуночи.
Однако поздно уже, пора спать. Завтра нам шагать и шагать…

И следующий день прошел достаточно успешно. Утро было тихим, как и вечер накануне, прохладным. От ручья стали подниматься на невысокий отрог, в середине дня спустились вниз, перешли через еще один ручей, Вертлявый – Олег упредил вопрос, сразу назвав ручей по имени - несколько более полноводный, вода на стремнине достигала середины голени. От ручья вновь начался подъем, заметно более крутой, поэтому шли серпантином. Но все чаще стала проявляться недисциплинированность и безалаберность обеих спутниц Олега: то одна решит спрямить путь и ее приходится медленно выводить с сыпухи , то другая отправится по нужде за бугорок, а за бугорком-то обрыв. Бросишься подстраховать ее, так тут же истошный крик «Не подходи!»  и почти тут же еще более истошный «Ой, я падаю!». Олег хмурился, объяснял в который раз, что в горах не надо искать укромное местечко, достаточно сказать: «Не смотрите в мою сторону». Обе женщины согласно кивали головами, но спустя несколько часов все повторялось вновь. Тем не менее, они все дальше и дальше углублялись в горы, Катя то и дело восторженно ахала, восклицала, порой даже подпрыгивала от рвущегося восторга. Соня шла, тихо улыбаясь своим думам, радуясь знакомству с горами. Настроение Олега понемногу улучшалось, крепла надежда на благополучный исход похода. К вечеру перешли вброд ручей Студеный, столь же полноводный, как и предыдущий, прошли метров пятьсот вверх по течению, остановившись на ночлег в том месте, где от долины ручья ответвлялось идущее с подъемом ущелье: по нему Олег рассчитывал миновать крутые осыпи и выйти почти на самый верх отрога. Олег нашел приемлемую площадку как раз на стыке обоих ущелий, поставили палатку.

- Вот что, Олег, - решительно сказала Соня. – Поскольку на тебя – из-за нашей неумелости – ложится большая нагрузка на маршруте, готовкой будем заниматься мы с Катей. Да и дело это более женское, нежели мужское.

- Будь по-вашему, - улыбнулся Олег. – Тогда готовьте ужин, а я пройду по боковому ущелью, посмотрю, нет ли неприятных сюрпризов.

Когда он вернулся, ужин был уже готов. Поели, болтая о пустяках. Девчата быстро сполоснули миски и забрались в палатку, намаялись за день. Олегу же, несмотря на усталость, не спалось. Сидел у костра, смотрел то на огонь, то на бегущие неподалеку воды ручья. «А ведь хорошие они женщины, - вдруг, ни с того, ни с сего, подумал он. – Ты же, дурак, живешь неприкаянный. Ведь уже пятый десяток разменял…». Осерчав на себя закурил. «Брось, - прикрикнул сам на себя. – Только походных романов тебе и не хватало. Лучше прикинь завтрашний отрезок маршрута»… Но о завтрашнем отрезке маршрута не думалось. Мысли вновь и вновь возвращали Олега к «его» женщинам. «Катя более озорная и более стыдливая. Соня на второй день усвоила: по нужде никуда не отходить, а Катя, похоже, не может себя переломить, ищет хоть какое укрытие, стыдясь не только меня, но и Соню. И частенько выбирает для своих делишек места, где не то что присесть, стоять не рекомендуется. Дважды чуть не сорвалась. И оба раза: сначала кидается мне на шею: спас, а потом вскрик ужаса: я же без трусиков. А уж озорство… По ее поведению, Кате больше двадцати не дашь. И ей все время кажется, что я нарочно преувеличиваю опасности, пугая их. Скажешь: на этом участке у каждой из вас постоянно должны быть две точки опоры, одновременно ногу и палку от земли не отрывать. Так Катя именно на этом участке не только демонстративно идет без палки, но и подпрыгнет где-нибудь посередине. Однажды подпрыгнула так, что чуть не покатилась кубарем по склону. Соня совсем другая, спокойная, рассудительная, но способна так глубоко уходить в себя, что уже не видит нас с Катей. Быстро поняла: отходить по нужде за камни опасно. Но теперь перехлест в другую сторону: чувствую, отстала, оборачиваюсь, а Соня сидит на корточках метрах в двадцати от нас. Потом выговариваю ей, что же не крикнула, не предупредила, чтобы не оборачивались. «Разве? – отвечает она отрешенно. – Впрочем, да, замечталась…». И ее отставания. Наверное, Катина восторженность и моя сосредоточенность на маршруте мешают Соне внимать горам. Но она так уходит в себя, что не следит, как именно я шел. Заметила: мы остановились, ждем. Улыбнется застенчиво и идет прямо на нас. А я здесь обходил курумник  с неустойчивыми камнями. Кричу ей, но она не останавливается, идет, как и шла, словно не слышит. И на переправах то же самое: сколько ни говори, Соня не смотрит, где я иду, на какие именно камни ступаю. Поскользнувшись, размахивает руками, стараясь сохранить равновесие, вместо того, чтобы зафиксироваться палкой…
Он вздохнул, подумав:

- И все же они очень хорошие женщины. И горы воспринимают также, как и я. И обе мне нравятся. Только вот их две, а я один. Скажем, я такое супружество с удовольствием приму. А вот они? Не воспримут ли они даже намек на такие необычные семейные отношения как оскорбление? К тому же, у них могут быть и родственники. Вот те точно выскажут все, что думают о подобной безнравственности… 

Олег еще раз вздохнул и полез в палатку…


Рецензии
Мне, в первую очередь, Александр, в ходе чтения интересно, как автор сумеет удержать интерес у читателя. В этой главе (как и в предыдущих) этот интерес удерживается. В главе меньше персонажей, но зато и меньше отвлечений читателя на другие моменты,линии. Внимание читателя сосредоточено на размышлениях Олега. Размышления дельные, к месту. Показывают специфику туризма (это для читателя интересно, как для ходившего в поход,так и не знакомого с этим).Показывают характер руководителя похода. Характер обстоятельный,деловой, серьезный, вызывающий симпатию читателя и пробуждающего у читателя желание следить за проявлением этого характера далее по тексту.Раскрываются характеры двух новых участниц группы и отношение к ним Олега. Читаем дальше.

Николай Николаевич Николаев   17.03.2019 06:34     Заявить о нарушении
Спасибо, Николай, за отклик. Стараюсь удерживать интерес у читателей, но насколько это получается, судить, естественно, не мне. Приятно, что пока Ваш интерес не ослабевает. С признательностью, Александр

Александр Инграбен   17.03.2019 09:18   Заявить о нарушении
На это произведение написано 13 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.