Птица счастья

   
   
   Егорка выскочил из-под поношенного ватного одеяла, быстро, одним прыжком, натянул носки, сероватые брюки, рубашку в клетку, выскочил во двор до ветра. День уже вовсю проснулся, солнце высоко уже щурило свои подслеповатые глаза, выглядывая из-за железной крыши дома.
   - Мам, ну что же ты не разбудила, ведь опоздаю!
   - Да успеешь, успеешь, времени-то всего половина восьмого, вам же вроде к девяти в школу, - мама Егора посыпала курам зерно в корытце.
   Егорка успокоился. Сегодня был особенный день, воскресенье, но весь их пятый класс должен был прийти в школу. Предстоял необычный день, поездка в Хоперский заповедник. Эта поездка волновала Егорку, тридцать километров - это казалось очень далеко, столько всего интересного должно случиться!

   - Иди, садись завтракать, - позвала мама. - Да вымой руки.
   Егор подошел к бочке с чистой колодезной водой, которая стояла здесь же во дворе, наполненная с вечера. Вода была прохладной, но не ледяной, за ночь слегка согрелась. Егорка несколько раз сполоснул лицо, потер руки, опустил их по локти в бочку. Приятная свежесть разлилась по лицу, подул свежий ветерок, и Егорка весело поскакал в комнату к столу, чуть не задевая маленьких крольчат, мирно дремавших на земляном полу в "кильдиме" - так называли в их семье входной тамбур, построенный над погребом и ведущий в сени.

   Со стола разносился запах любимых Егором капустных пирожков.
   - И когда это она успела? - с теплом подумал Егор.
   Он с аппетитом приложился, съев сразу три пирожка, запивая свежим, пахнувшим травами, совсем недавно выдоенным, но уже немного остывшим, вкуснейшим утренним молоком.
   - Одевайся в чистое, то, что носишь в школу, - послышался голос мамы.
   - Но там же лес, вдруг испачкаюсь.
   - Ты должен выглядеть прилично, повседневная одежда не подойдет.
   - Ладно, только можно я вместо ботинок надену кеды, в них-то по лесу намного легче.
   - Конечно, надевай. Да поосторожней там, в лесу-то еще наверно сыро, слякотно, не просохло с весны.
   Мама достала из ящика стола целый бумажный рубль.
   - Зачем так много? -передернул плечами Егорка. Обычно он получал на день 10 копеек и покупал на них два пирожка в школьном буфете.
   - Вы же там будете обедать. Ты сколько надо потрать, а сдачу привези.
   - Ладно, мам. Ну, я побежал.

   Ноги Егорки быстро простучали по ступенькам крыльца и уже еле слышно протопали мимо дома с синим палисадником, наполненным зацветающими фиолетовыми ирисами, двумя молодыми березками и кустом калины.
   - Вот ведь торопится, а до отъезда еще целый час, - подумала мама.
   Егорка был мальчик неторопливый, но сегодня очень спешил, боялся видно опоздать, хоть до школы и было всего-то 5-10 минут ходьбы.

   - А вот и Егор, - навстречу вышел дружок Толик, пожал руку по мужски, по взрослому. Толик, невысокий темноватый паренек, был лучшим другом Егорки в классе. Оба тихого, спокойного характера, были почти одинакового роста, стояли рядом на уроках физкультуры.
   Егорка вспомнил, как они однажды решили помериться силами. Ни с того, ни с сего, без ссоры вдруг сцепились в борьбе прямо в проходе между партами. Все смотрели удивленно, оторопело - лучшие ведь дружки, не торопились разнимать. Впрочем, победителя не оказалось, мальчики были совершенно равны и по силам. Это как-то еще больше укрепило их дружбу.

   - Мальчики, подойдите к Клавдии Васильевне, она отмечает присутствующих, - к друзьям обратилась темненькая смуглая девочка Оля. Клавдия Васильевна была старшей пионервожатой. Всегда бодрая, веселая, неунывающая, с пионерским галстуком на груди, она нравилась мальчикам и девочкам за свой неудержимый энтузиазм.
   - Ну, что, готовы к труду и обороне? Еще двое, записываю.

   Около школьного ПАЗика показался дядя Слава - водитель. Всех учителей называли по имени - отчеству, и только его все называли Славка. Светловолосый, веселый и неунывающий, дядя Слава сел на водительское кресло, покопался 2 - 3 минуты, и вот уже наш "Титаник" вовсю заурчал, выпустил первые клубы бензинового дыма. Еще минут через пять дверца автобуса открылась, и детвора неторопливо, маленькими группами стала погружаться в салон автобуса. Егор сидел рядом с Толиком, справа у окна.Дети помаленьку подтягивались и вот уже Клавдия Васильевна объявила:
   - Ну вот, вроде все в сборе. Слава, трогай!

   Автобус заурчал громче, дядя Слава поддал газу, и медленно выкатился со школьного двора на проезжую трассу.
   В салоне было весело. Сперва обсуждали всякие детские новости, потом девочек потянуло на песни:

   - Ребята, надо верить в чудеса,
Когда-нибудь весенним утром ранним
Над горизонтом алые взметнутся паруса
И скрипка пропоет над океаном...

  Песен много пелось, задорных, пионерских, веселых и грустных, время летело незаметно, автобус свернул с трассы на лесную дорогу, а детские голоса еще звонко разносились в чаще леса. Дорога хоть и тянулась через лес, была довольно ровной. Справа и слева проплывали могучие черноствольные дубы.
    У жителей центральной России дуб всегда был главным деревом. Из дуба рубили дома, и они могли служить долго, до ста лет и более. Если удавалось запасти дрова из дуба, они горели долго, давали много тепла. Никита вспомнил, рассказывала мама, как в послевоенный год, во время страшного голода собирали дубовые желуди, толкли их, смешивали с мукой и пекли хлеб. Он был совсем не вкусным, но многим он помог выжить. Срубы у колодцев из дуба служили долго и вода всегда оставалась чистой и вкусной.

    Автобус тем временем заворачивал в поселок Варварино - там располагался музей заповедника. Он остановился у одинокого огромного дуба. Дуб был великолепен. Он рос немножко вбок и где-то на двухметровой высоте главный ствол разделялся на четыре, которые еще выше, в свою очередь делились на все более тонкие темные, почти черные ветви. Все это великолепие венчали короны резной резной зелени, каждый листик словно светился, наполняя пространство вокруг необыкновенным дубовым ароматом. Дышалось легко, чувствовалось абсолютное здоровье и какое-то успокоение. Сквозь зеленые кроны проглядывали кусочки небесной лазури, создавая картину невероятной красоты.

    Оказалось, дом - музей до революции принадлежал управляющему и сохранился с дореволюционных времен. Сохранилась информация, что земли эти принадлежали роду Раевских. Школьникам не терпелось быстрее попасть музей, увидеть экспонаты. Главный из них - выхухоль, из-за чего, собственно, и был создан заповедник. Да еще, пожалуй, орла - белохвоста. Егорка увидел нечто продолговатое, покрытое серебристой шерстью с торчащими с одного конца длинным хоботком, с другой - сплющенный чешуйчатый хвост. Но когда Егорка узнал, что выхухоль существует без изменения не один миллион лет, это, конечно, очень удивило.

    И все-таки больше понравились чучела зубра, кабана, благородного оленя, волков да и другого всякого маленького зверья. Очень красивой была коллекция бабочек, яичек пернатых - девочки долго их рассматривали. Экскурсовод, немолодая женщина, долго рассказывала о животных, птицах, земноводных, редких растениях, многие занесены в красную книгу.

    Потом загрузились опять в автобус и он потихоньку двинулся в гущу леса, в лесную заимку. Тишина здесь была - просто звенящая. А воздух - дыши всю жизнь - не надышишься. Мы увидели сарай, в котором хранилось сено для подкормки животных, малюсенькая избушка в одну комнатку. В загоне жили 2 косули, большая и маленькая.
    - Приболели, - объяснил нам лесник, - вот поправятся и выпустим обратно в лес. Ребята разошлись вокруг домика.

    Егорка отошел чуть дальше в лес и вдруг увидел нечто необычайное. Он тихонько поманил стоящую недалеко Олю. В этом месте лес, влажный от росы, немного расступался и впереди виднелась большая поляна. И она вся, сплошняком была покрыта цветущими тюльпанами.
    - Какая красота! - Оля засмотрелась на цветы. - Они не такие крупные, как домашние, в палисадниках, но такие нежные!
    Оля повернулась к Егорке и вдруг увидела, что он смотрит ей прямо в глаза, пристально и не мигая.
    - Егор, ты чего?
    - Ой, прости. Егор и сам не мог объяснить, что происходило в эту минуту. Ему просто хотелось смотреть девочке в глаза, смотреть долго. Оля была очень красивой девочкой, да и очень умной, училась на одни пятерки.
    Да и не в этом было дело. Просто Егору всегда нравилось смотреть на Олю, хотя бы издали. Но он не мог еще в этом возрасте отдавать отчет своим чувствам, этой внезапно нарастающей симпатии.

    - Вы и сами уже обнаружили поляну? - подошла экскурсовод.
    - Эй, ребята, идите скорее все сюда. Смотрите, какая красота! Это тюльпаны Шренка. Они занесены в красную книгу, встречаются очень редко.
    Клавдия Васильевна вертела головой, она все пыталась всех посчитать.
    - А где Игорек?
    Игорь был отчаянным парнем, самым сильным.
    - Клавдия Васильевна, я здесь! - и он махал рукой с вершины огромного дуба. Как он мог туда забраться?
    - Слезай немедленно, разобьешься!
    Игорек нарочито медленно стал спускаться, ему нравилось, чтобы на него смотрели все одноклассники.

    Потом вышли к реке Хопер. Экскурсовод сообщила, что Хопер является самой чистой рекой Европы. Именно поэтому здесь выжил этот удивительный зверек - выхухоль. Он может жить только в самой чистой воде. Сфагновые мхи очищают торфяные болота от болезнетворных бактерий и делают пресную воду кристально чистой.
    - Вот бы тут порыбачить!

    Было много интересного и удивительного. Сам по себе пойменный дубравный лес был необыкновенно красив, весь в пышной зеленой растительности, с огромными ежевичными лианами, двухметровыми зарослями крапивы. Столетние деревья сплошь закрывали небо, солнце с трудом пробивалось сквозь кроны.
    Запомнились рощи из серебристого светлоствольного тополя, характерных только для этого заповедника. Толщина стволов деревьев достигала метра и более. Было какое-то неземное ощущение.

    Но всему когда-то наступает конец. Путешественники покинули заповедник, вновь все погрузились в автобус и отправились в ближайший районный центр - Новохоперск. Обед в столовой, кафе тогда еще не существовало, показался невероятно вкусным, хоть и состоял из обычных блюд: борща, котлет с макаронами и фруктового компота. Уговаривать никого не пришлось.
    Егорке запомнилось еще, как пришли на рынок и один из продавцов продавал вареных раков. Они были такие яркие,красные, бросались в глаза. Егор никогда до этого не видел вареных раков. Мальчики и девочки тоже удивлялись, но покупать не стали - от греха!
   
    День перевалил за экватор, солнце потихоньку стало склоняться к западу. И вот ребята опять уже все в автобусе, усталые, полные впечатлений, едут домой. Девочки уже не поют, смотрят в окно, переговариваются вяло и лениво. Автобус вывернул из леса на трассу в направлении родной деревни - Листопадовки. Проехав километра три, он вдруг остановился. Дядя Слава вышел на улицу, обошел вокруг автобуса. Оказалось, одно из колес спущено.

    - Привал, выгружайтесь. Ребята гурьбой стали выходить наружу и вдруг все замерли, остановились и замолчали. Они увидели настоящее чудо. Совсем недалеко от них, на проводах сидела синяя птица. Она была совершенно необычная, никто из детей никогда не видел такой. Молчание длилось долго, наверно, не менее 5 минут. Потом птица взмахнула крыльями, еще раз продемонстрировав зрителям все свое великолепие. Она была довольно крупной, вспорхнула и лениво полетела в сторону леса.

    Когда колесо было заменено на запасное и путешественники уже опять ехали домой, Клавдия Васильевна рассказала, что эту птицу зовут сизоворонка, что она невероятно редкая и что увидеть ее не каждому удается за всю свою жизнь. А еще,что если кто увидит ее - тому она принесет счастье.

    Мы - родившиеся в начале шестидесятых годов - счастливое поколение. Отгремела и все больше удалялась самая мощная и кровопролитная война в истории человечества. Нашему поколению не суждено уже было погибнуть от пуль и снарядов, переживать бомбежки и оккупацию. Мы начали жить в той жизни, за которую воевали и погибали миллионы, а кто не воевал, трудились со страшными перегрузками. Мы действительно счастливое поколение, к нашему детству практически была побеждена разруха, вызванная войной. Мы росли уже в спокойное время, когда не было голода, и пусть жили не богато, но это было мирное время, которое не имеет цены, за которое бьется наша страна в самых сокрушительных войнах.

    Судьба мальчиков и девочек этого класса сложилась по-разному. Кто-то сделал карьеру, кто-то прожил жизнь, работая простым рабочим или сельским тружеником. Кто-то побогаче, кто-то победнее. Кто-то здоровым, кто-то с тяжелыми болезнями. Но все они все-таки чувствовали себя счастливыми, может быть не все время, может, в отдельные редкие только моменты. И все-таки они были счастливы, потому что смогли увидели эту редчайшую и прекрасную птицу - птицу счастья.

    Егор переступил порог дома.
    - Ну, как вы съездили? - его встречала мама.
    И она увидела руку Егорки с поднятым вверх большим пальцем.


Рецензии
Здравствуйте, Юрий! Увлёкшись рассказом, забыл его название, но птица счастья сама о себе напомнила! Тронула заключительная мысль, впрочем, как и всё остальное: образ заботливой мамы, портреты таких разных и вместе с тем таких похожих детей, описания чудес заповедника!
Спасибо!

Дмитрий Гостищев   25.09.2018 17:58     Заявить о нарушении
Здравствуйте, Дмитрий. Благодарен за Ваш теплый отзыв. Описания заповедника получились слабовато, съездить не получилось, писал по ощущениям детства, а ведь минуло около 40 лет. С уважением, Ю.И.

Юрий Иванников   25.09.2018 21:52   Заявить о нарушении
На это произведение написано 19 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.