Труба реальности

                «У каждого своя труба реальности»
                Шамбра


                Мы с нетерпением ждали этого момента. О том, что сегодня выйдет на работу новый начальник отдела, было известно еще неделю назад, но по-настоящему отдел заволновался только сегодня.
              Наш старый шеф из отпуска сразу ушел на пенсию – «на дачные огурчики к бабкам и внукам» и, как ни странно, нам было плохо без руководителя. Некому было отстроить прогульщиков,  унять склочников, осадить выскочек. Причем, все они, в основном,  женщины. Мы хоть и не бухгалтерия, но у нас тоже женская специальность - экономисты.
              Но начальниками у нас испокон веков были мужчины. А это и правильно. Терпеть не могу теток-начальниц, не встречала ни одной достойной. Даже я сама не люблю себя, когда мне приходится «руководить» ( я хоть маленький, но тоже начальник – старший экономист. В подчинении у меня девушка Лиза – юная, глупая и ленивая особа).
              Так что, новое начальство мы ждали с нетерпением. Тем более, ходили слухи, что это начальство молодо и интересно.  Правда,  большинство напускали на себя равнодушный вид. Но в курилке-то фальшивые маски спадали, и тетки разного возраста зудели как комарихи, обсуждая последние сплетни. Я никогда не принимала участия в этих обсуждениях. Просто ниже своего достоинства считаю. Смешно мне – стоит одной из них выпорхнуть наружу, как оставшиеся тут же начинают перемывать кости уже ей.
              Да, я не люблю их. А за что их любить? Завистливые, злые, нечистоплотные. Эти ногти облупившиеся … На рабочем столе вперемежку булки, документы, тюбики с кремом. На месте мужчин, я бы побрезговала прикоснуться к таким. Впрочем, мужики у нас не лучше. Обабились с бабами. Обрюзгшие, сонные какие-то … А уж сплетники такие! Да, ни с кем не сложились у меня дружеские отношения на работе. Ну и что? На работе надо работать.
             Я – одиночка и уже привыкла к одиночеству. Точнее, я перестала его воспринимать как таковое. Скорее – самостоятельность. Я всегда полагаюсь только на себя. Я сама за собой ухаживаю, сама покупаю себе цветы, хожу одна на интересующие именно меня спектакли в удобное именно мне время. Я хожу одна по магазинам и покупаю то, что считаю нужным. Я не нуждаюсь ни в чьих советах, ни в чьих мнениях. И никто никогда меня не подведет, не обидит и не обманет. Потому что я все сама! Вы подумали, что я гордая, самовлюбленная и холодная? Так у нас все думают, что я не знаю? А вот как раз и нет! Просто не было рядом человека, перед которым мне хотелось бы раскрыться. Пока не было.
               
                И так, когда открылась дверь, и зам.генерального ввел Юрия Михайловича … Юру … весь отдел встал из-за столов, как школьники при входе в класс директора. Я стояла, как громом пораженная! Я сразу поняла, что  случилось чудо, когда увидела Его. Как прекрасен Он был! Высокий, прекрасно сложенный,  он еще обладал низким бархатным голосом, а в светло-карих глазах его прыгали этакие чертики, от которых любая женщина теряла голову мгновенно. В его уверенном спокойствии, некоей небрежной раскованности жестов, великодушно- покровительственном тоне угадывались повадки не знающего поражения Мачо.  Таким должен быть король. Или Бог. Совершенство  во плоти!

                Сколько сил я потратила, чтобы не выдать свои чувства! Как славно, что и остальные перестали замечать что-либо вокруг кроме него: молоденькая секретарша Галочка уронила бумаги, старший специалист Эмма Анатольевна наступила на свои упавшие очки и стояла на них, как соляной столб, а уборщица тетя Сима утирала исказившееся восторгом лицо копировальной бумагой.
              По имеющимся сведениям Юрий Михайлович … Юра … был разведен и жил в гражданском браке с  Ларисой Некрасовой - переводчицей из нашего филиала. Дама противная и нахальная. Детей у них не было. Так что его семейное положение оставляло за собой некие варианты:  хоть и не свободен, но и не женат. Честно говоря, будь он хоть владельцем гарема, меня это бы не удивило. Но все же приятно …
               Потом все его окружили, зам.генерального представлял сотрудников, настал и мой черед. Он посмотрел на меня. Всего мгновение. Еле заметно кивнул и перевел взгляд дальше, но! Я уверена на сто процентов, было некое замешательство, как будто ему пришлось прилагать усилие, чтобы оторваться. Что в этот момент он почувствовал? Почувствовал ли предназначение? 

               С огромным трудом я дождалась, когда он остался в своем кабинете один. Я постучала и вошла к нему с какими-то бумагами для визирования .
- Здравствуйте, Юрий Петрович. Напомню - я старший экономист Юлия Петрова. Это договор с японцами – нужна Ваша виза.
            Он смотрел на меня в упор, очень долго и серьезно. Я пыталась не отвести взгляд, но стушевалась, опустила глаза и почувствовала, как краснею.
 
- Здравствуйте, старший экономист Юлия Петрова. Давайте сюда договор с японцами, я изучу и завизирую.
            Я подошла и положила на стол бумаги.
- Юля, Вы можете в двух словах ввести меня в курс дела?
            Теперь я подняла на него глаза и смотрела неотрывно в самые зрачки его глаз, пока не закружилась голова. Он взгляд не отвел. Я почувствовала, будто легким гусиным перышком провели мне вдоль спины – и холодок, и истома, и мурашки пробежали по позвоночнику сверху вниз … Невольно у меня вырвался полувздох-полустон. И тут случилось невероятное – он покраснел, да так сильно, что вынужден был судорожно расстегнуть верхнюю пуговку на рубашке и ослабить галстук.
- Вам нехорошо?
-Нет … Ничего … здесь просто душно …
- Принести воды?
- Нет-нет, спасибо … Извините, давайте с договором попозже. В конце дня…
- Да, конечно.
                Я вышла из кабинета, прошла к кулеру и выпила залпом стакан воды. Не знаю, как объяснить, но я совершенно точно знала - что-то произошло между нами тогда. И точно знала, что он меня не просто заметил, а ОЧЕНЬ заметил. По всему моему телу разлилось приятное тепло, сердце билось ровно и сильно, я чувствовала какую-то удивительную уверенность, как снайпер, взявший цель на мушку. Осталось только нажать на курок. Медленно и не дыша …


                *   *   *   *

                Галочка заценила нового шефа. Ничего так мэн, и рост, и фигура такая … И его взгляд на ее ноги и их «продолжение» она заметила, когда нарочно уронила бумаги и сексуально изогнулась, чтобы их поднять … Ну, дело-то житейское – шефу надо понравиться.  Даже приятно будет с таким красавцем-шефом «задержаться на работе». Не то, что предыдущий боров, вечно засыпал перед компьютером. Засыпал и сопел … Штрафовал ее за опоздания. Боров! Хорошо, что он ушел.
                Этот поди-ка не заснет! Глаз такой у него – ну видно, что ни одну юбку не пропустит! Интересно,  как он у нас приживется, почти одни бабы в отделе и презлющие. Эмма Анатольевна как на него уставилась сегодня! Прям, как соляной столб застыла …
                А Петрова наша ( ее за глаза называют Консерва за абсолютно искусственный непогрешимый вид) , так она бровью не повела, а быстренько какие-то бумажки собрала и прямиком к нему в кабинет. Правда, не долго пробыла, вышла вся красная и пошла воду дуть. Ущипнул он ее, что ли? Ха-ха-ха, представляю! Карелова с Макеевой сразу курить побежали – кости мыть.
                Ой пропал мужик! Тут его по косточкам разложат! Бедный … Душка! Ну как такого не пожалеть?


                *   *   *   *

                Почему она такая невезучая! Это уже пятые очки за последние три месяца! Пятые!!! Причем, пришлось последние два раза выписывать новый рецепт – ходить к окулисту, проходить неприятное обследование, капать в глаза какаую-то дрянь и сидеть потом на лавочке, пока глаза хоть как-то начали видеть …
                Первые очки, конечно, были уже плохие, диоптрии уже стали маловаты и все равно надо было менять. Ну, это ладно. Вторые были сестры, как память о ней. Они были великоваты, но ничего, выручали. Так и те, и другие лежали в сумке хозяйственной, которую она забыла в электричке по дороге с дачи. А может, сперли ее. Не было там ничего ценного – кабачки, две газеты, два очешника и мешочек с лекарствами. Ну вот кому это надо? Может, конечно, и не сперли, сама забыла …
                Третьи очки она взяла у мужа, у него их много. Он же их и раздавил – сел на табурет, на котором лежала газета с очками. Ну что ему скажешь – старый уже, не видит ничего и не соображает. Пришлось идти к врачу, выписывать рецепт. И ведь специально положила рецепт в очешник,  чтоб под рукой был! Так очешник вместе с очками и рецептом и потонул! На даче соседский пес – редкой придурковатости белый лабрадор Марик схватил очешник и прыгнул в пруд, очешник бросил, подхватил там какую-то корягу и выволок ее к ногам ошарашенной Эммы. Потом пытались сачком как-то выловить, да где там …
                И вот опять пошла к окулисту, выписала рецепт, заказала очки. Сегодня получила. Рецепт убрала в обложку паспорта. Очки оказались очень хорошие, и оправа ей к лицу была. Дорогие, конечно … Но куда ж без них … И вот – открывается дверь, входит новый начальник отдела, надо же было рассмотреть. А очки-то у нее для чтения, вдаль-то она не видит в них, вот и сдвинула их пальцем к кончику носа, чтобы посмотреть поверх очков. А они взяли и свалились. Инстинктивно она наступила на них ногой, будто они могли укатиться. Ну инстинктивно, не специально. Почувствовала как хрустнула изящная оправа.

                Так и застыла – боялась шевельнуться. Макар Ильич: «Познакомьтесь, коллеги, это наш новый сотрудник, ваш новый начальник …», а Эмма стоит столбом,  глаза от обиды и возмущения житейской несправедливостью слезами наполнились, она их пошире распахнула, чтоб слезы не потекли. Стоит и ничего не видит – ни нового начальника, ни старого зам.директора. Потом уже, когда ушли, ногу убрала – все … нет больше очков … Стекло все растрескалось, оправа погнулась … Да почему же на ее голову-то все это сыпется!!! Какого черта принесло этого начальничка именно сегодня! Да зачем он ей сдался – смотреть на него!!! Нет, ну и что теперь – идти заказывать новые очки? Это ж шестые … Мозги себе лучше новые заказать! Тьфу!!!


                *   *   *   *
 
                Новое место работы пока радовало. Место расположения удобное – центр, но подъезды без особых пробок. Старинный особняк снаружи, а внутри – современный хайтэк. Коллектив в основном  молодежный, как Лариса и говорила. Это она его сюда сосватала: и зарплата чуть больше, и работа попрестижней,  да и у нее контроля побольше.
                Юра умел производить приятное впечатление и знал это. Вот и сегодня он привычно обаял женскую часть, вроде бы понравился мужской. Женщины в его отделе довольно привлекательные. Миленькая эта – секретарша Галочка, эдакая птичка-невеличка на крепеньких ножках. Юра любил этот типаж. Ну и так она довольно шустренькая … Попка такая … Мда …
                А эта, кажется старший специалист мадам Анатольевна, уставилась на него как удав на кролика. Наверное, мужененавистница. Взгляд такой … Как у тещи, ха-ха … Все тетки после пятидесяти вызывают ассоциацию именно с тещей. Неприятные, надо сказать, ассоциации. Ну не к ночи будут помянуты.
                Смешная у них уборщица – тетя Сима. Вот она как раз на тещу не похожа. Такое знакомое лицо … Похожа на соседку из коммуналки из старой квартиры его детства. Хорошая была бабулька, пирожками угощала… И тоже привычка у нее была – лоб вытирала тем, что в руках было – то полотенцем, то фартуком, то носочком детским, занавеской даже. А эта Сима – копиркой, синий след по всему лицу размазала. Смешная … Надо посмотреть сколько она там получает, наверное гроши, похлопотать, чтоб прибавили надо будет. В память о детстве … 
                Так что, можно сказать, первый день на новом месте прошел как нельзя лучше. Почти идеально. Почему почти? Подпортил один факт. Подпортил и напугал. Вот уже в третий раз это случалось с ним. Совершенно на ровном месте вдруг подкатывала к горлу  тошнота, да так, что ни говорить, ни дышать становилось невозможно. Вот и сегодня это случилось, да еще в присутствии  дамочки из его отдела, знаете, такие бывают … их еще называют «сорокопятки» - женщины бальзаковского возраста с идеальной укладкой, маникюром, надменные и надутые, только в глазах – собачья тоска. Я бы даже сказал – сучья. Этакие престарелые принцессы, не дождавшиеся своих принцев …
                И вот она наклоняется к самому его носу,  уже и запах "Шанели" стал уловим, и вдруг живот скручивает  дикий спазм, дыхание перехватывает, из нутра поднимается что-то горько-кислое, едва успел зубы сцепить. А вдруг это что-то серьезное? Третий раз уже … Юра надавил на живот – справа отдалось глухой болью. Вот черт! Ладно, посмотрим к вечеру, что будет …
Что же – к врачу идти? .. Кишку заставит глотать … Ну хорошо, хорошо, - схожу… и Ларке скажу. Ну или схожу, а потом скажу … Как-то все не к стати … Называется – вышел на новую работу …
                Юра при всей своей мужественности очень не любил врачей, поликлиники, лекарства и вообще всю медицину. Одно дело ранение – это нормально. Его дважды зашивали и он легко к этому относился. Но вот последующее лечение, эти капельницы, перевязки, вонючие мази, уколы в зад, клизмы … Унижение, отвращение, беспомощность … Пойти к врачу для него – это где-то на грани подвига. С другой стороны – не пойти – малодушие … Да и - вдруг что серьезное …
                Да … А сорокопятка, видать, испугалась, растрепет теперь всем … Надо как-то ее отвлечь вечером …

 
                *   *   *   *

                Серафима его сразу признала. Да такого как не признать – личность приметная. Сволочь! И как это так получается – сводит жизнь людей … Ну кто ж мог такое предположить, чтоб именно сюда его назначили?... И-и-и … Сволочь! Черти принесли! И сам  чертяка! Как увидела его, даже испугалась! В пот шибануло.  Давление… Не хватало еще инсульт получить из-за головореза этого. Сволочь!
                А вдруг он ее тоже признал? Уволит … У, сволочь! Да пусть! За гроши тут горбатиться! Сволочи! Главное, стоит корзины вынести, так тут же нарвут бумаги, накидают! Набрызжут водой! А чтоб подтереть за собой – как же, баре все! Сволочи! Один плюс – недалеко ездить. Да и Макар Ильич – хороший мужик, мужа ее знал … А остальные все – сволочи!
                И этот к ним – для полной коллекции … Гадючую машину свою, интересно, где ставит? Я ему и здесь ключиком-то отрехтую боковинки, попомнит ужо! Как орал-то тогда! «Кто это сделал? Кто это сделал?» Дед Пихто! Чуть не попалась тогда. Застукал с ключом в руке у самой машины. Почему-то он на нее не подумал, улыбнулся ей даже. Сволочь!
                А Кузьку-то не воскресишь! Такой был кот … Белый, пушистый сибиряк. А уж умный какой! Серафима его одного гулять выпускала, он всегда приходил в одно время, хоть часы сверяй. Восемь лет ему было … Треску вареную так любил … А еще заберется к ней на коленки, мордочку свою ей в ладошку подсунет … А эта сволочь! Осенью замерз котик, залез куда-то там под машину его, застрял,  мяукал громко. Дети слышали, да не смогли достать. Когда этот пришел, сказали ему, так он отмахнулся – спешит, вишь, сел, да поехал … Сволочь! Да если б знала она – легла бы поперек дороги, не пустила бы ни за что! Как же смог он вот так, знал же – живую душу губит! Сволочь! Нашли Кузю дети на дороге, принесли ей трупик …
                Как убивалась она, уж как убивалась … Вечером пошла к его машине, пинала ее, пинала, пока сигнализация не заорала. Думала – выйдет эта сволочь, она все ему выскажет, в харю его фашистскую плюнет. Так он не вышел! Выключил сирену из окна и все! Спать пошел! Сволочь! А на следующий день Серафима ключик взяла и провела вдоль всей боковины жирную полосу. Сигнализация возопила как тварь живая.  Прибег быстро, не ожидала она, уйти не успела, но Бог отвел тогда, сошло ей с рук. А тут на тебе – нарисовался! Черти принесли! Глядел так … А и не пойман – не вор! Не видел он! А хоть и признает, брошу ему тряпку в харю и уйду, хлопнув дверью! Сволочь!

 
                *    *    *    *

                Вот еще один скучный никчемный день прошел … Бумажки, промокашки … В этой пыли, среди этих стариканов проходят лучшие годы ее жизни … Уже почти прошли … Двадцать три года! Мать ее родила в двадцать один! У нее уже мог быть двухлетний ребенок!!! Но сидя тут разве замуж выйдешь? Так и досидишься до состояния Консервы – старой девы и старой стервы, в ней уже вообще ничего ни женского, ни живого нет. Даже не разговаривает ни с кем! Надо же было попасть к ней в группу! Опять приволокла вычитывать договоры. Что я ей – личный раб?
                Мужика какого-то привели … А, это новый шеф. Хмырь какой-то. Губы тонкие – значит злой и язвительный. С язвой, наверняка. Шеф – блеф - древ … Вот почему к ним в отдел не берут на работу молодых, перспективных ребят? Потому, что экономисты – все девки. У них в группе на двадцать девчонок всего два парня было. Бесперспективняк!
                Во – побежала Консерва к новому шефу, будет вешаться ему на шею. Нашла себе очередного прынца... Тоска … И Галка наша, секретутка, вон какой буквой зю изогнулась, но у этой шансов больше. А Сима-то наша чего струхнула? Копиркой вся измазалась – прям Виниту в засаде на тропе войны! Одна Эмма нового шефа не заметила – где ей заметить, кажется, очередные очки раздавила …
                Есть охота … и спать … Целая рабочая неделя впереди – тоскааа … Потом с предками на дачу – тоскаааа …. Надо поехать куда-то, что ли? Куда?... Тоска … Как они все здесь сидят столько лет? Наверное, протухли все внутри, никаких мыслей нет, никаких чувств … Господи, ну почему в этом болоте вообще ничего не происходит?! Ну ни-че-го!!!
                Бедная, бедная Лиза - еще на день ближе к старости … Тоскааа …


Рецензии
Обычно на "Прозе" я не могу преодолеть и двух абзацев, но Ваш рассказ прочёл "от и до"; более того, вернулся и перечитал ещё пару раз.

Известный подход: глянуть на событие глазами каждого из участников, но фантазия Ваша и словесные находки превыше всяких похвал. Одна "Консерва" чего стоит. :)

Примите мои поздравления.

Воки Шрап   25.01.2019 20:49     Заявить о нарушении
Спасибо, Воки, я тронута, я считала этот рассказ не очень удачным, поэтому особенно приятно. На идею натолкнула интересная деталь - об одном событии люди вспоминают совершенно разные вещи. Наверное, поэтому историкам так трудно установить истину по воспоминаниям очевидцев.

С признательностью и теплом,

Ольга Горбач   26.01.2019 12:29   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 4 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.