15. Годы репрессий 1930-1936

    До 1929 года  легальная эмиграция  немцев осуществлялась практически беспрепятственно. При активной деятельности германского посла в СССР Ульриха Брокдорф – Ранцау  было открыто  много консульств , в том числе  в 1922 году в Баку. С  конца 1927 года советское руководство начало вводить ограничения на свободный выезд. Сокращалось количество консульств. В Закавказье с 1926 года было одно Генеральное консульство в Тбилиси. Но к концу 1928 года эмиграция усилилась. 16 сентября 1929 года ВЦИК принял  постановление о полном прекращении  выдачи разрешения на выезд.  19 декабря 1929 года более 5000 немцев успели выехать в Северную Америку. Дверь в Германию захлопнулась для многих надолго….
  Власти делали все, чтобы выехало как можно меньше желающих .  Газета « Бакинский  рабочий» 9 января  1930 года  сообщала о «трагическом» положении колонистов, эмигрировавших в Германию: » В г. Гаммерштейн они содержатся, как арестанты,  в ужасных лагерных условиях.  Каждый имеет свой номер, который пришит к костюму.  Общение  с посторонними запрещено,    свирепствует корь. Настроение отчаянное и они всем рассказывают, что им никогда не было так плохо  в СССР».   
   В январе  1930 году главная газета ВКП (б) «Правда» писала, что наступило время »объявить не на жизнь, а на смерть войну кулачеству». Орудием ликвидации были судебно-карательные органы.   30 января  1930 года газета «Вышка»(54)  в статье »Пала кулацкая крепость»  рапортует: «На днях  на фронте классовой борьбы в деревне, произошло великое событие. В немецкой колонии  Еленендорф  бедняки, середняки и с/х  работники   сбросили со своей шеи  кулаков.  Богачи и пасторы ( попы) говорили сладкие речи о единстве немецкой нации. У пастора созывались собрания, отсылались телеграммы » .
   В это  время    насильно  был организован колхоз им. Тельмана, что вызвало ряд актов протеста против ущемления прав крестьян. Один из них, получивший  название «Бабий бунт», прошел  17 марта 1930 г в Еленендорфе перед районным комитетом партии  (99). 
   24 сентября 1930 года правительственная комиссия провела обследование немецких колоний.   По мнению    советских властей,  жизнь у колонистов   была неплохой.  В 1930 году в Еленендорфе  проживало 2150 немцев (1020м.+1150ж.) , временно проживающих немцев -250 человек,  1078 ассирийцев, уже 700 армян, 200 азербайджанцев(150+50), русских и прочих- 180. Главным занятием оставалось виноградарство и виноделие. Реализация вина производилась с/хозяйственным кооперативом «Конкордия», который  объединил   99%  производителей. Работали коньячный, ректификационный и водочный заводы. Мастерские хорошо оборудованы  машинами, где работает  много кустарей,  плотников и штукатуров.  Частная торговля отсутствует. Раз в месяц проходит колхозный базар. Существует энтомологический кабинет с музеем и  прекрасная общественная баня.  Колония полностью электрифицирована. Водопровод, построенный 30 лет тому, нуждался в ремонте.
  Общественная площадь в центре колонии называется не Церковной, а Ленинской. Там стоит памятник Ленину и устроен фонтан. Быт населения - традиционный и тесно связан с церковью.  Новое  приживается с трудом. Дома хорошо построены, с достаточным количеством света, просторны, обставлены чисто и опрятно. Грамотность высокая. Все дети охвачены учебой. Наиболее  неопрятны ассирийцы, что ведет к распространению инфекционных болезней, которые лечат знахарки.
    Работает Рабоче-крестьянский клуб, библиотека-читальня, радио, кино, кегель-бан, симфонический и духовой оркестры. Каждая немецкая семья выписывает какую-нибудь немецкую газету - до 1500 тысяч экземпляров в год, среди них :» Берлинер тагенблат- Берлинская ежедневная газета» и «Гамбургер фрейденблат- Гамбурская независимая газета».  Имеется 4 школы, из них две немецкие, одна армянская  и  ассирийская . Работает музей краеведения,  который  находится  в особом здании и богат экспонатами.
   С заведующим Еленендорфской немецкой школой-семилеткой  Вильгельмом Ивановичем  Гуммелем  была  проведена «долгая устная беседа», где  было выражено недовольство отсутствием у учеников политической активности.  И это несмотря на то, что  в школе постоянно отмечались все революционные праздники,  драмкружок ставил пьесы , названия которых говорят сами за себя :» Звери без суеверия», «Стройка», «Право на север», «Советская репка». Проходили демонстрации против узников-негров в Америке, сбор денег на гидросамолет » Бакинский рабочий», в конце октября праздновали  День урожая и коллективизации , перед пасхой проходила  антипасхальная  неделя .
  В тридцатых годах   советское «светское« государство   ввело  »пятидневку».  Дни    именовались соответственно  : 1-ый день пятидневки, 2-ой , и т. д. Коммунисты предприняли попытку сломить вселенский, естественный алгоритм людской жизни, кратный7-ми.Веками устоявшийся семидневный цикл человеческой жизни, привязанный к понятию » суббота» , самой своей сутью напоминал о Творце.  Все три мировые религии  ритмически совпадают и резонансно поддерживают этот главный жизненный цикл. Различие  состоит  в том, что мусульманская »суббота»  приходиться на пятницу, иудейская – в субботу,  христианская – в  воскресенье. 
     С целью «борьбы со старым бытом» школа также  перешла на пятидневку. Только война и снижение трудоспособности населения  вынудили   власти  отменить пятидневки.  Газета «Вышка»  8 октября 1930 года, описывая жизнь            
нацменьшинств в Азербайджане, пишет: « Немцы, проживающие в Наримановском  и Шамхорском  районах и в г. Баку, имеют на своем родном языке в Еленендорфе сельскохозяйственный  техникум, 7-летнюю школу и школу 1 ступени. Школы снабжаются  литературой из Немецкой республики  и  ОГИЗ,ом  СССР. Там  расположен   клуб   и обширная библиотека .   78 %  немецкого сельского  населения-  грамотны».
    Все общины Грузии в 1931 году практически  остались без пасторов. В  Мариенфельде  и  в  Екатериненфельде   работал двоюродный брат пастора Рейша  и самый близкий ему человек (вейльзорге)- Теодор  Гейнрих Феллер. Он  родился  в  1895 году в Мишельфельде, окончил в 1928 году семинар проповедников  в Ленинграде , был ординирован  и направлен от Московской консистории  в Грузию. Несмотря на запрет, он продолжал преподавать Закон Божий школьникам. Когда  власти умудрились перенести выходной день  с воскресенье на пятницу, он вводил специальные Пятницкие службы. В колониях занимался душепопечительством . При создавшейся драматической ситуации  он  в 1931 году  подал  в Закавказский  ЦИК просьбу  разрешить обслуживать и другие лютеранские  общины Грузии, но ему не позволили. Такое разрешение получил пастор Отто  Венцель из Азербайджана, которому  на то время  больше доверяли.       
  Немецкие пасторы и служители культа  терпели притеснения. Они страдали от властей, которые  вмешивались в дела церкви, препятствовали конфирмации детей, контролировали переезды пасторов, душили  налогами  и ущемляли права верующих. Неудивительно, что  при такой обстановке, оберпастор лютеранских общин  закавказских колоний  Рихард Майер  не  спросил  разрешения у ЗакЦИК  на созыв в 1931 году  очередного закавказского синода,  и советские власти распустили его. Во время раскулачивания  оберпастор  Майер  был арестован. После  ходатайства германского посла  Дирксена  перед НКВД  СССР  ссылка Майера в Сибирь была заменена  высылкой за пределы Союза.  Но пастор Майер,  по всей вероятности под давлением,  отказался от этого предложения. « Моей Родиной   является Россия»- заявил он. Его сослали  в Томск, где он умер  в 1933 году.
    После ареста оберпасторалютеранские общины Закавказского округа   возглавил его заместитель   пастор Рейш,  но в апреле  1931 года АГПУ арестовало  и его.    Члены Церковного  совета   Майфельда  (Анненфельд)  Генрих Эстерле, Фридрих Георг Вальнер и Яков Анзельма  4 апреля обратились с просьбой освободить его из тюрьмы Гянджи,  но  1 мая  пастора   перевели в Тбилиси   и поместили «на съедение  вшей»  в камеру  с ужасными условиями. В течение полутора месяцев не проводили допросов .  19 августа  1931 года  община опять обратилась  в НКВД с коллективной просьбой (457 подписей) выдать пастора Рейша на поруки   в связи с болезнью малярией и язвой в желудке. Рейш, в свою очередь, подал заявление  с просьбой  допросить его либо  задать вопросы, на  которые он мог  бы дать письменные ответы, желательно на немецком языке(105).
    На этот раз все обошлось относительно благополучно. Пастор  Рейш  отклонил  предложение стать  негласным агентом ГПУ. » Мне не позволяют религиозные мотивы, так как  у нас разное направление организаций»- скажет он. Его » без ущерба для следствия» выпустили в ноябре 1931 года под расписку, которую он озаглавил: »Моя декларация». Пастор Рейш  дал  обещание  никогда не использовать   положение служителя культа в контрреволюционных целях, выразил свое согласие на свободную коллективизацию  и дал слово » приспособить пасторскую работу к советским условиям».
   В июле 1931 в Еленендорф,  проездом из  Тифлиса , заехал и остановился у своего товарища по университету  доктора В. Гурра,  пастор Витт (Gustav Witt). Он родился в 1885 году в Бессарабии.  После гимназии закончил в 1916 году  юридический факультет Дерптского университета, прошел испытания в Санкт-Петербурге. В 1918-23 годах - пастор в Альт-Шведендорфе, в 1923-34 году - в Гоххайме  и пробст  в  Крыму. В Тифлисе он имел продолжительную встречу с консулом Дирксеном.   Ознакомившись  с жизнью немецких  колоний в Тифлисе и Азербайджане, он  отмечал,  что их  положение, по сравнению  с Крымом,  значительно лучше. Но, рассказывая о жестокости властей и разрушительной силе коллективизации, предрекал, что через два года закавказское немецкое  население  окажется в таком же разорении,  в каком теперь находится немцы Крыма (99).
   По предложению властей  Я. Гуммель  1 сентября 1931 года  составил   краткий  краеведческий очерк, где  немецкие колонии представлены, как  » мощные культурно-экономические единицы, побившие в виноградарстве и виноделии мировые рекорды и идущие в области образования, наряду с наиболее культурными странами». Работал энтомологический музей, который в 1931 году был преобразован  в музей виноделия и виноградарства. Он отмечает, что «  впервые в Советском Союзе  колонисты  применили  вместо деревянных шпалер - цементные и проволоку. Впервые в мире   они разработали и применили искусственное  опыление виноградников. Для  борьбы с алкоголизмом  «Конкордия» стала производить безалкогольное вино, которое являлось  также  лечебным средством. Значительный процент произведенного вина является экспортным товаром. По благоустройству немецкие колонии стоят выше всех окружающих селений и ряда городов АССР.
  Построены  уникальные  гидросооружения,  многокилометровые туннели, оросительные каналы, кягризы.  Бр.Фореры   еще раньше в долине реки Гянджинки  проложили канал, на котором работала  2х-этажная мельница. Ночью  вода вращала турбины, освещая Еленендорф . После этого вода шла на полив ,что способствовало урожайности  винограда .Свои электростанции были в Анненфельде  и Георгсфельде.
  Как показали исследования,  по физическому развитию и здоровью немецкие колонисты стоят гораздо выше немцев Поволжья, Украины и Крыма, а также швабов Германии. Признаки вырождения замечаются в некоторых семействах на почве алкоголизма,  но это, как исключение».
   По мнению Гуммеля, Еленендорф теряет свою привлекательность.  В дождливую погоду на улицах грязно, тротуары там не цементируют. Из-за уплотнения  колоний и нечистоплотности некоторой части пришлого элемента, санитария в колонии упала,  до невозможного.  Я.Гуммель считал, что надо разгрузить немецкие колонии от лиц,  не имеющих отношения  к работе в них и прежде всего  от беженцев -айсоров, которые еще с царских времен живут здесь и хотят перебраться на свою родину, но не могут. Кроме того,  здесь  расположилось много районных учреждений,  а намеченный перевод сюда Гянджинского сельскохозяйственного техникума  пагубно отразиться на работе Еленендорфских школ (119).
   Необходимо более справедливо  распределять воду из Гянджинки,  так как колонисты платят огромный водный налог, не получая ничего взамен. Мастера–ремесленники, игравшие большую роль в довоенное время,  исчезли. Политический горизонт колониста узок, ощущается стремление их  нажить средства на «черный день» . Все  мысли  колониста вращаются вокруг своего хозяйства  и в заботе о собственном благополучии. Присланные лица для ведения культурно-просветительской работ- подготовлены слабо, немецкого языка не знают, не знакомы с психологией закавказских швабов и почти не имеют успеха.
   Быт колонистов, по мнению Гуммеля,  обособлен,  замкнуто-консервативный, с мелко буржуазным уклоном .  Все это является результатом исторического развития колоний  и их законов. Регулярное потребление некоторыми колонистами  вина,   вредно отражается  на здоровье потомства. Спасением  пока   является то, что женщины совершенно не пьют.
   Антирелигиозное воспитание затрудняется тем, что лютеранская церковь легко  приспосабливается ко всякого рода условиям, признает  новейшие научные теории и старается привести их в согласие с библейскими сказаниями.  Служители культа, в большинстве случаев,  люди с высшим образованием и пользуются большим уважением и популярностью среди населения.  Ввиду сказанного, надо быть  весьма осторожным при ведении антирелигиозной работы.   
   « Энергия немецких колонистов, их трудолюбие, честность, аккуратность,  чистоплотность, бережливость, хозяйственность, удивительная выносливость и культурность  являются главными причинами их достижений. Колонии за 120 лет существования дали яркий пример того , как личным   и  упорным путем  пустыни могут быть превращены в цветущие сады и поля.  И это все  позволяет надеяться,  что сравнительно отсталые соседи колонистов, давно уже позаимствовавшие от них разного рода ремесла и мастерство, более усовершенствованные орудия производства и методы обработки земли, по мере проведения культурно-просветительской работы  воспримут  достижения колонистов в самых разнообразных областях,  сблизятся с ними и будут дружно работать рука об руку на фронте социалистического строительства». И если за эти годы  соседнее население не смогло научиться  чему-нибудь у немцев- колонистов,  то винить колонистов в этом, по мнению Я.Гуммеля,  во всяком случае, нельзя.   Для  сближения немцев с окружающим народностями,  в первую очередь, надо ликвидировать неграмотность среди этих народностей Можно  проводить различные соревнования, шефство и пр.(120).
   В 1932 году в  Алексеевку и в Анненфельд пастором был назначен сын пастора Карла Циммера- Вильгельм Карл. Он родился 22.07. 1896 года в Елизабеттале.  В 1904-08 годах -  учился в гимназии в Острогорске, в 1910-1917 - учащийся реальной школы Катариненштадта возле Самары,  в  1917-18 году – рабочий,  в 1919-20 годах - домашний учитель, в 1920-22 году числится  немецким беженцем  и переселенцем,  в 1923 году - учитель и кистер  в Елизабеттале, в 1930-32 годах заканчивает семинар в Ленинграде , где и был ординирован.
   Идеалом для учащихся оставался учитель,  московский аспирант  Г. Л. Тиц. Он  владел ключом к сердцу и уму каждого ученика,  никогда никого не наказывал и  воспитывал в них нравственность, чистоту и доброту.  Его веселые музыкальные оперетки, которые он ставил с учениками, всегда имели успех.  В 1933 году  Тиц организовал велопробег по Военно-Грузинской и Военно – Осетинской дорогам . Пятеро  учеников, в том числе и  Павел  Филиппов, дважды пересекли Большой Кавказский хребет . Это оставило   незабываемое впечатление на всю их жизнь!   Часто выезжали на самое красивое  озеро Гек-Гель и  на гору Кяпаз. Там еще все было не благоустроено,  у озера стояла одна единственная избушка  для ночлега  и одна лодочка,  но  какая неповторимая красота!
  В честь любимого учителя  Павел Петрович  назвал своего первого сына- Helmuth!  В 1935 году  Тиц  был признан  «  убежденным националистом» и  отстранен от должности преподавателя. Как и всем  немцам, учителю пришлось пережить репрессии и унижения. В трудовой армии  он сильно голодал. Его видели, копающимся  в мусорных ящиках.  В газете » Neues Leben» в 70-х годах   был некролог о его смерти, подписанный  Аллой Цайзер (ур. Масевич)  и другими,  благодарными  его  учениками из Еленендорфа.  Алла была дочерью юрисконсульта Генриха  Масевича , который , несмотря на  депортацию  в 1941 году,  сумел  дать детям образование: Алла Генриховна стала доктором  физико-математических  наук, профессором,  ее сестра  Итта - юристом, а брат Цезарь  -  профессором и известным хирургом в Москве. Все они  в детстве изучали иностранные языки  с Люцией Карловной .  Ира Филиппова работала в этой семье гувернанткой и  ее  считали  ангелом-хранителем .
   В своих воспоминаниях  Павел Петрович  неоднократно подчеркивал, что еленендорфцы не любили чужаков и называли их нахлебниками  и  чужими  среди своих. И он это всегда ощущал. По воскресеньям  некоторые его одноклассники из богатых семей,  которые водили «свои компании»,   одевались в хорошие костюмы  с галстуками и шли в гости к богатым тетушкам  и  дядям. Дети   из бедных семей,  к которым относилась  семья Филипповых,  проводили  день на речке, где с  ассирийцами или  другими детьми, играли в камушки, купались и загорали, питаясь фруктами и  орехами . Вечером Павел шел закоулками домой, чтобы не встретиться с этой ухоженной компанией. Его часто возмущала непонятная  гордость и пренебрежение швабов к другим национальностям, даже к немцам Поволжья.  В 1932 году, после окончания  Советской  Еленендорфской  школы 11 ступени   (с 1933 года эта школа стала техникумом с бухгалтерским уклоном),  они  с отцом  окончательно  вернулись в Траунбенфельд  и занялись  там своим хозяйством. В Еленендорф Павел  приехал только в 1934 году.  Хоронил  своего отца  Петра Ивановича  на Еленендорфском  немецком кладбище.  Возможно, это его спасло,  так как больше всего в годы репрессий пострадала молодежь  Еленендорфа.   
   2 января 1932 года газета »Бакинский рабочий» рапортовала: » буксирная бригада  в  составе 200  немцев-колхозников и единоличников, бедняков и середняков Шамхора  выехали с большим энтузиазмом на помощь Мильскому совхозу».
  Приход к власти в 1933 году фашистов во главе с Гитлером  моментально отразился на положении немцев в Советском Союзе, в том числе и на немцах, которые с 1819 года проживали на территории Азербайджана. Механизм  по вытеснению немцев с Кавказа набирал обороты  и постепенно принял политический характер.  Колонии  интенсивно  заселялись пришлыми  армянами, айсорами  и др. народностями. В принудительном порядке,  колонистов заставляют  принять их в свои дома. Начались аресты тех, кто сам бывал в Германии или имел там родственников. 
      Все чаще  стали вспоминать пастора Энгельгардта ,  призывавшего  к эмиграции. Сейчас это стало невозможным. Генеральное консульство было бессильно, а контакты с ним  и  с германско-подданными,  впоследствии  стали основанием  для обвинений в сотрудничестве с « вражески  настроенными государствами» .
   05 июля 1933 года    и.о.  оберпастора  Рейш  вместе с Георгом Адамовичем Бримом (эмигрировал в Германию)  и Михаилом Штейнбрехером(Steinbrecher) провели в Тбилиси  заседание ИК Закавказского синода, на котором было решено войти с ходатайством  в ЗакИК   о разрешении созыва Пленума Синода в ноябре 1933 года. Этот вопрос пастор Рейш обсудил с Елизабеттальской общиной, с пасторами Феллером и Циммером, с представителями тбилисской общины, а в начале сентября 1933 года - с пастором Венцелем  в  Еленендорфе.  Это был последний Синод Закавказского  лютеранского  округа.         
   Правительство Советского  Союза в 1933 году объявило  первое воскресенье  сентября  Международным юношеским днем.  Заданный  результат проведением  этого праздника  в колониях  не был   достигнут : в пионеры и в комсомольцы практически никто не вступал  и  движение в пользу коллективизации оставалось медленным (112). 21 октября 1933 года  Сталин и Молотов  подчеркивают важность развития культуры и образования немцев Поволжья.
   К 1934 году  в Еленедорфе проживало 2400 немцев, в Анненфельде  -1350, в  Георгиевске -1030, в Грюнфельде- 900,  в Алексеевке- 480 , в Траубенфельде - 430,в  Марксовке- 320, Эйгенфельде- 230.
       Вместо коммуниста Э.Гейца в Еленендорф из Баку  прислали Федора Михайловича  Вигандт. Он родился  в 1897 году в с. Себастьяновке,  в Поволжье. Имел жену Марию ,1903 года рождения и двоих детей . Служил в царской армии рядовым, а с  1920 года стал членом ВКП(б). Деятельность  Вигандта,  по данным ГПУ, также не дала никаких результатов. Всего в 1934 в немецких колониях  Азербайджана  было 24 члена ВКП (б ). Надо отметить,  что немцы Еленендорфа  активно  протестовали против красных большевиков,  о чем убедительно пишет в своей книге Джафарлы (99). 7 ноября 1934 года у здания Нариманоского РИК  была  разбросана листовка с  текстом: »Успехи России за 17 лет: умерли с голода - миллионы людей, в тюрьмах  невинных - миллионы, разорено крестьянских хозяйств - миллионы, умерло детей от голода - миллионы. Красный террор не прекращается».   
    Пастор Рейш,  исполняя обязанности оберпастора,   настойчиво продолжал свою объединительную политику    и    30  мая 1934 года   предложил пастору Евангелическо-лютеранской церкви Спасителя в Баку  Паулю Гамбергу (Hamberg) присоединиться к Закавказскому синоду. Но и там уже была видна безысходность. Пастор Гамберг, ранее освобожденный от воинской повинности по состоянию здоровья, был неожиданно призван в тыловое ополчение. По возвращению,   в конце 1934  года,  он  покинул общину.
   24 сентября 1934 года  пастор Рейш  подал в Тбилиси  заявку на  проведение очередного Закавказского синода  20 ноября 1934 года. Но ответа не получил. Тогда же председатель церковного совета тбилисской общины Люция Кайзер   предложила ему переехать в Тбилиси , но он отказался.
   С  1  декабря  1934 года   после убийства Кирова  начался новый виток жестокостей сталинского режима. Вновь вспомнили о немцах. Прошла волна антинемецких кампаний.  Начались этнические чистки  и   открытое преследование   учителей и служащих . Резко увеличилось финансовое  обложение пасторов , страховка, рента и налоги со строений . Пастор Рейш  с представителями церковного совета ездили несколько раз в Баку  в Народный  Комитет  финансов,  АзЦик, обращались в Москву с просьбой  пересмотреть  эти решения. Организовывались сборы пожертвований, делегации общин, петиции, заявления.  Но все  было безрезультатным.  В конце 1934 года  лютеранские общины Азербайджана   вынуждены     были   внести налог в 5000 рублей.
     Роберт Септ,  проповедующий Слово Божье  в Алексеевке и Елизаветовке,   а   с  1932 года, после ареста  Адольфа Лампартера,  в Грюнфельде  в  1934 г  был арестован , сослан  за Урал , где умер или  был расстрелян в 1936 году.      
      Но колонисты не сдавались. Они, как бы демонстративно  продолжали регулярно посещать кирху, в которой  дважды   в день  звонил  колокол. В этом году  прошло  85 конфирмаций.  Похоронные процессии «случайно» останавливались напротив советских  учреждений.  Это была своеобразная форма протеста.
    В ноябре 1934 года предложили провести  снятие с работы социально чуждых элементов в советских школах и колхозах.  В Еленендорфе  были уволены 11 человек с запретом заниматься преподавательской деятельности . В этом же году   произошло слияние двух школ - неполной средней, которую возглавлял Георг Гуммель  и полной, во главе с Вильгельмом Вильгельмовичем Ганнефельдом. Была организована  Еленендорфская   Интернациональная средняя школа, в которой было три сектора - немецкий, русский и армянский. Последние  уже достаточно крепко засели в Еленендорфе…
    27 апреля 1935 года   Бюро ЦК КП Азербайджана рассмотрело вопрос о преподавательском составе  немецких школ и отметило  «значительную роль немецкого учительства  в деле   изучения Закона Божьего».  Приняли  решение: « для борьбы с влиянием церкви и с целью уничтожения единства  немцев  в колониях , немедленно  заменить  антисоветский элемент , путем  переброски  учителей из других регионов, которые  являются   членами  КПБ и комсомольцами »(113) .   
    Это коснулось многих немцев, в том числе  жены  сына  одного из помещиков Форер из Еленендорфа,  которая «родственно связана с кулацкой верхушкой колонии и  в  довоенное время находилась в Германии».
   Франц Кун –« сын кулака. Отделился от отца и благодаря этому  сумел проникнуть в колхоз.  Настроен - фашистски».
   Гаусс Анита - « дочь церковного активиста,  ярая националистка, подрывает антирелигиозную работу».
   Ризен Исбрант из колонии Алексеевка –« наряду с педагогической деятельностью с 1920-24г.г. является служителем религиозного культа , поддерживает связи с духовенством.  Пользуется авторитетом среди кулацкой группировки и его жена Тереза Адамовна , дочь арестованного кулака«.
   «Замену»  выполняли   Шахвердян и  Нарком Просвещения Шахбазов.  Наконец-то   армяне    дорвались  к власти и могут напомнить немцам кое-что из прошлого. Надо отметить, что в репрессиях против немцев в  разные годы активно  использовались армяне и евреи, особенно после антиеврейских процессов Гитлера в Германии.
   В немецкие  колонии Азербайджана было направлено 40 партийцев, преимущественно  немцев- рабочих.  В 1935 году   началось массовое выселение немцев из немецких колоний.   В  эти годы   тысячи талантливых и честных немцев были физически уничтожены только потому, что имели с Гитлером одну национальность. При этом Советы препятствовали и жестоко наказывали немцев за попытку вернуться на историческую родину.
   1 мая  1935 года  немцы   Наримановского района торжественно встречали появление над демонстрацией самолета »Наримановский осоавиахимовец»,  который был куплен на средства колхоза им. Тельмана и « Конкордии». Об этом радостно сообщал «Бакинский рабочий» 28 мая 1935 года.
  Дробление  кооператива » Конкордия» на мелкие хозяйства  не успокоило власти.  В  1934 году они предложили  ликвидировать его  вместе с членами и устроили в феврале 1935 года  проверку. Суд определил вредность и опасность деятельности  кооператива  и закрыл его.  «Конкордия»  была в очередной раз ограблена. Ее членов, колонистов- тружеников  начали  арестовывать и   репрессировать.  Еще в 1933 году был арестован грамотный экономист  и прекрасный организатор производства  Цайзер Густав Христианович.
  Нельзя не вспомнить врача Гурра Вильгельма Яковлевича. Это была знаменитая личность. Грамотный и энергичный , он  успешно применял в своей врачебной  деятельности все передовое ,  новое и  прогрессивное .  Переписываясь с медиками Германии ,  он открыл по их технологии молочную кухню для новорожденных детей ,чем остановил повальную смертность детей всех наций, в том числе азербайджанцев,  армян,  русских , ассирийцев и др . В колонии открылась школа для глухонемых . За это,  »в знак     благодарности» ,  он  был осужден  и  выслан в Йошкар-Олу,  а  в 1937 году  этапирован в Баку и  21 октября расстрелян,  как « немецкий шпион «.
   Тяжелая судьба  постигла  Якоба  Иоганновича Гуммеля,  б.   директора Еленендорфской   школы , страстного археолога,  автора первой книжки »Das Heimatbuchlein»  о немцах-переселенцах Азербайджана, которая  была в каждой  доме колониста. Благодаря его усилиям,  был организован  краеведческий  музей. Павел Филиппов  много помогал ему  в сборе экспонатов  и устройстве музея,  а также в раскопках   курганов  старых захоронений. Я. Гуммель был репрессирован и выслан  в Северный Казахстан, где  умер в 1942 году  от голода  в сталинском колхозе  на холодной русской печи в Кулунде.
   В 1934-35 годах членами  Церковного Совета (ЦС)  Евангелическо- лютеранской общины Анненфельда  были:  Вальнер Ф.Г. -с 1924 года церковный староста ,проводил проповеди и совершал обряды; Шиллинг Иоганнес,  65 лет, ревностный служитель культа, второй церковный староста с 1935 года  и кассир общины; Эстерле  Генрих- человек старых убеждений, 78 лет, член ЦС с 1924 года;  Анзель  Яков , 78 лет, член ЦС с 1924 года;  Иоганесс Бек, 55 лет –член ЦС с 1935 ; Юстус Нейман- 46 лет,  член ЦС с 1935 года; Рудольф Готлиб  Зигле, 35 лет, член ЦС с 1935. В ЦС входили три  вдовы - Бек Тереза, Гресс Фрида и Штиф Вильгельмина , которые  собирали добровольные пожертвования. В Совете  состояли Зигле Готлоб (второй) ,Ваккер Яков, Христиан Нейман и Мартин Вирзум. Все они были убежденными церковниками, делегатами от  общин на Синодах в Тифлисе и ходатаями по делам общины в Баку.
   Активными  членами общины были : вдова Елизавета Кирхер, германско-подданная Лиина Ветцель , Альберт Цееб  и Эмилия Форер. Они всегда,  по мере сил и возможности,  помогали  в церковных делах. Позже их  арестовали и выслали. Но своей веры они не предали. Была среди них и Мария Рудольфовна Кун (106).Она родилась в 1896 году в г. Люксембург Тбилисской области, проживала в Анненфельде,  имела пятиклассное  образование,  по-русски говорила «нечисто». Муж  ее - Кун Альберт Готлибович был арестован и осужден.  Марию   выслали  в 1941 году в Казахстан , в с. Кумашино  Курчумского  района , где она организовала в 1943 году  подпольную религиозную  группу из немцев-лютеран. Обязанности пастора исполняла Мария. Это были истинно верующие люди. Даже следователи завели  дело на них  под названием »Неугомонные».  С 1945 года эта группа была под наблюдением  районного отделения  НКВД, которое имело среди них осведомителей с кличками »Шлом», »Морген» и др. В  январе 1956 года  Мария Кун  была ,  как и все немцы-выселенцы , освобождена.
   14 декабря 1935  года   пасторы  Рейш  и Феллер  вместе с  членом ЦС Нейманом  и делегациями от церковных советов Георгфельда, Эйгенфельда и Анненфельда   в третий раз посетили тов. Рихарева в НК финансов в Баку. Но все это были пустые хлопоты.               
   За эти годы  из 31 действующих пасторов  в Закавказье , 15 были арестованы, сосланы или убиты(114). Арестовывались  также кистеры и члены церковных советов. После трудовой повинности, большая часть  пасторов  отказались от  должностей:   
  Эмиль Ганнефельд (Hanefeld)  родился в Тифлисе в 1912 году, окончил семинар проповедников  в Ленинграде, в 1933-34 годах работал пастором в Елизабеттале (Ассурети) . В 1934 году женился на Аделе , дочери последнего руководителя Лютеранской Церкви СССР  Артура Леопольда Мальмгрена , вскоре был взят под арест и осужден. В тюрьме находился до 1946 года. Затем  был депортирован  вместе с семьей  в Казахстан, в селение Ленинское,  на пять лет. Позже  жил в Поволжье и  работал бухгалтером.   Умер в Киеве в 1972 году .
  Рихард  Гебель (Goebel) родился  в Поволжье в 1891 году, окончил семинар  в Ленинграде в 1929 году,   ординирован  и направлен в Армавир. С 1932 года работал в Еленендорфе и Александершильфе (г. Цалки.)  Зимой 1933-34 года арестован,  в мае 1934 сослан на 10 лет   в Сибирь, где  умер от туберкулеза  в 1936 году.
  Тржаска (Tczaska) Николай Адамович родился в 1895 г. в Мариенфельде. Окончил в 1925 году теологический курс в Ленинграде, где был ординирован и направлен в  Мариенфельд.
 Отто Венцель - «самый сильный пастор», в 1935 году  отказался от духовного сана. В 1936 году  переехал в Баку, работал учителем,  с 1939 года   преподавал немецкий  язык  в Азербайджанском университете.  В 1940 году 10 июля арестован органами НКВД ,  «как антисоветчик и германский шпион».  1 апреля 1941 года приговорен к расстрелу.  30 апреля 1941 г. приговор   приведен  в  исполнение.   
 Феллер  Теодор Генрихович  арестован 05  мая 1936 года. В  1937 году осужден и выслан на 10 лет в Новосибирск, где 03.03.1938 года скончался.  Это был самый близкий человек  пастора Рейша.
   Тиц   Иоганн  Павлович  -духовный учитель  в Алексеевке и в Елисаветинке ,   арестован в 1935 году, выслан на 10 лет  и   погиб.
  Циммер Вильгельм Карлович, род . в 1896 г. в с. Ассурети , Тифлиской губ. ,  арестован 6 января 1935 года по ст. 58-10 ч.2  УК РСФСР  и   осужден 13 января 1936 года Военным трибуналом Закавказского Военного округа на 10 лет лишения свободы.  Из Тбилисской тюрьмы для отбытия наказания прибыл 20 июля 1936 года в Ухтпечлаг Коми АССР. Работал мотористом на 1-м промысле Ухтпечлага НКВД.  23 декабря 1937 года был там же арестован. Добавили еще ст. 58-11 УК и по решению тройки УНКВД по Архангельской области  2 января 1938 года приговорили  к высшей мере наказания.  Приговор приведен в исполнение 27 февраля 1938 года . 24 июля 1989 года  реабилитирован прокуратурой республики Коми  по судимости от 02.01.1938 года. Каких-либо фотографий и личных документов в архивном деле нет.  Эти данные получены по запросу Евангелическо-лютеранской общины г. Баку из  Госкомитета государственной безопасности Коми ССР  03.09.1996 года за № 10/9-8189 . Наша община была единственной,  кто вспомнил о пасторе Циммере. 
   Многие вынуждены были уйти в подполье. Но за закрытыми  ставнями и дверями, жизнь продолжалась, никто не хотел сдаваться!  Все с грустью вспоминали годы общинной жизни. Раньше в общине думали о людях, собирали деньги на случай пожара, при беде помогали несчастным, сообща помогали сиротам, престарелым  и инвалидам , учили грамоте  на общинные деньги. Сейчас  же  люди ожесточились, стали друг  другу врагами,  стращают и угрожают.  Многим  горе- подвижникам пришлось под покровом ночи бежать в страхе от возмездия .
   В 1936 году активно набирала обороты антирелигиозная пропаганда  и  кампания по закрытию церквей. В  Еленендорфе  власти  »удовлетворили просьбу молодежных организаций»  и передали  здание кирхы под физкультурный зал». Именно так проходило закрытия церквей – «по просьбе трудящихся»  и руками  прихожан. Коллективные письма и  добровольно- принудительные подписи   были изобретены коммунистами и они в ходу до сих пор.  Официальных  постановлений    Коммунистической партии и правительства Советского Союза по этому поводу не было.
   Церковный староста  Готлиб Иоганович  Вухрер  вместе с членами церковного совета Гамар Краус и Екатериной Рейтенбах, стараясь сохранить церковь, ходили по домам и уговаривали не ставить подписи согласия на закрытие церкви, а заявить общий протест или объявить забастовку. Г. Вухрер относился к категории тех людей,  которые имели  свое мнение и не боялись его высказывать вслух.. Во время «бабьего бунта «,  когда  разгромили Исполком Еленендорфа, он был среди женщин. Позже, когда началось «государственное мероприятие по ликвидации безкоровности», Вухрер посчитал возможным заметить:  » раньше  каждая семья держала по 2-3 коровы, а сейчас не в силах  даже одной» . Вполне возможно, что он мог сказать: » политика ВКП(б)-политика обнищания» . Все это скоро вспомнили и в ночь с 13 на 14 марта 1938 года, по постановлению тройки,  его  расстреляли. В 1940 году его дочь Алина  обратилась с жалобой в порядке надзора, но прокурор Костанян « не нашел оснований для пересмотра « .   Только в 1989 году  Вухрер Готлиб Иоганович попал под действие Указа Президиума Верховного Совета  СССР от 16 января 1989 года »О дополнительных мерах по восстановлению справедливости в отношении жертв репрессий, имевших место в период 30-40 –х и начала 50-х годов» и был реабилитирован(115). 
    Эмиль Рейш остался  единственным пастором на весь Азербайджан. Он говорил: « Я понял, что мы терпим такое же поражение, как и в борьбе за объединение общин» и пытался  не допустить  закрытия церкви ,  всеми силами противодействуя этому. Он считал, что необходимо максимально использовать положительные стороны Советской Конституции  и, несмотря ни на что, бороться за сохранение церкви. Для этой цели предлагал использовать юристов, жаловаться в вышестоящие органы, но действовать только в соответствии со всеми советскими законами, »несмотря на то, что власть сама нарушает свои законы».
    Встречаясь весной в Баку с активом  Евангелическо-Лютеранской общины, которая входила в состав   Московской консистории, он посоветовал  члену Церковного Совета  Тиссену  заменить должность отсутствующего  пастора, по примеру менонитов,  выборным проповедником и этим узаконить его  появление в общине. Дело в том, что  иерархическая  структура Лютеранской Церкви, в отличие от  организованных по демократическому принципу общин менонитов,  баптистов и  даже лютеранских общин  Закавказья, не позволяла на место выбывшего пастора  избрать нового простым голосованием  членов  общины. Тогда, по  совету Рейша, проповедницей была избрана  М. А. Фридрихзон. 
   Коммунистическая  партия,  осуществляя ленинско-сталинскую национальную политику, принимает решение о переводе на родной язык всех школ нацменьшинств: удин, курдов, аварцев, татов, лезгин , цахуров»(116).
   15  мая  1936 открылось  республиканское совещание по работе среди немецком молодежи, где доклады идут на русском и немецком языках. Решено организовать в Еленендорфе и Анненфельде   Дома молодежи, озвучить кинотеатры во всех колониях, направлять в консерваторию и художественный институт одаренных немецких детей, включать в программу радиопередач один раз в декаду  на немецком языке  политинформации, музыку,  спектакли. Организовать при Бакинском книжном пассаже коллектор немецкой книги и  завозить книги  в немецкие села.Построить клуб в колхозе »Совет-Штерн» в Траубенфельде и переоборудовать клубы в колхозе им.Тельмана в Еленендорфе и в колхозе »Роте-фане» в Грюнфельде.  Газету »Leninsweg» Наримановского района,  издаваемую в Ханларе, превратить в республиканскую, с редакцией в Баку. Организовать  политические кружки на немецком языке в Балаханах,  Сабунчах,  Бухте Ильича  и  в  Ворошиловском,  Октябрьском и  Шаумяновском  районах  Баку(116 ).
  В декабре 1936 года газета »Вышка» (№ 265) сообщает о преступной деятельности германских фашистов  в СССР.  В Москве и Ленинграде арестованы некоторые германо-подданные,  которые   « создавали фашистские ячейки и  вели фашистскую пропаганду, распространяли фашистские листовки, занимались военным шпионажем в интересах иностранных государств». Поверенный в делах Германии фон Типпельскирх затребовал сведения  и заявил протест против их  ареста, но его отклонили. Германский посол в  СССР фон Шуленбург  обратился в Комитет Народного комиссариата иностранных дел и выразил сомнение в виновности арестованных. Но заместитель наркома считал, что все формальности,  предусмотренные советско-германским соглашением от 1925 года о поселенцах,  соблюдаются.   


Рецензии