Звонок из полиции

Конец апреля в этом году порадовал погожими, тёплыми деньками.  Я отвел четырехлетнего внука на занятия по каратэ, и теперь  не спеша прогуливался по городским улицам.  Снег окончательно покинул холодную землю и уже не пытался лечь на тёплую.  Яркое солнце и  шумная  встречная молодёжь в футболках  с короткими рукавами, создавали иллюзию наступившего лета.  И только пластиковые бутылки и бумажный мусор на обочинах, да  голые серые деревья выглядели нелепо  и выбивались из общей картины.  Резкий телефонный звонок вернул  меня в реальность:
- С вами говорят из полиции, вы не могли бы зайти на опознание вещей?
  Хорошее настроение  улетучилось,  словно его и не было.  Неприятные воспоминания годичной давности заставили сильнее биться сердце.
 В тот день мы вернулись с дачи  в пять утра и не смогли попасть в городскую квартиру. Ключи  провернулись в замке, но железная дверь оказалась закрытой на внутренний засов.  Мы им никогда не пользовались.  Как он мог закрыться сам, было непонятно. На всякий случай несколько раз позвонили в дверной звонок, вдруг все же гости? Нет. Решили, что задвижка просто сдвинулась от дверного хлопка.   Дача в получасе езды от дома и привезённый ломик в комплекте с ножовкой по металлу помог открыть дверь.  Возникшая картина с порога  вызвала оторопь. Шкафы открыты,  их содержимое выброшено  в проход. Посуда, бельё, раскрытые книги, словно их все сразу пытались читать, но особенно в память врезались заграничные паспорта  рядом с размотанной туалетной бумагой.  Пройти по коридору было сложно,  не наступив на какую либо вещь. Такое ощущение, что воры прикрывали свой  отход,  заваливая проход домашним скарбом, сметенным с полок и вешалок.
При  этом количество вещей, о существовании которых мы и не подозревали, повергало в шок. Когда  они занимали каждая своё место, то  не мешали нам жить. Теперь же возникал вопрос, - а зачем их столько много? Некоторые  уже никогда не понадобились бы в этой жизни. Детские пелёнки взрослых детей, игрушки, которые потеряли надежду на вторую жизнь, так как  безнадежно устарели.  Счета,  квитанции и телефонные справочники десятилетней давности. Щербатые чашки и тусклые алюминиевые вилки. Из вещей можно было составить небольшой музей, правда,  интересен он будет только нам.
Пропало немного. Воры ушли через окно, а кучка вещей,  подготовленных к выносу у этого  окна, намекала на то, что мы их спугнули.  Жалко было охотничьих ружей, обручальных колец  и альбома с монетами, а остальное как-то не очень волновало.  Приехала милиция, запустив протокольную процедуру признания нас потерпевшими. Сняли отпечатки пальцев, подобрали с пола подозрительную перчатку, которую мы затруднились признать своей, и отбыли.
Ближайшие несколько дней мы посвятили разборке завалов и генеральной сортировке того, чем побрезговали грабители. Подозреваю, что в мусорные баки мы сами в итоге вынесли  больше барахла, чем утекло в воровские закрома.  Чистота, свобода и порядок в домашних запасах быстро выветрили досадную обиду. Постепенно все забылось.
И вдруг благая весть: поймали воров. Теперь оставалось выяснить, наши ли?

Отделение полиции встретило закрытой железной дверью.  Лет пятнадцать назад я бывал здесь, когда получал разрешение на охотничье оружие. Тогда вход был свободный, теперь нет.  Путано объясняю по домофону,  зачем я здесь.  Вхожу, и попадаю в небольшое помещение, где за железной решёткой сидит человек в форме полиции.  Справа и слева  от решетки имеются двери.   Обе заперты.  Объясняю в окошко,  зачем я здесь.
-Ждите за вами придут, - сообщает дежурный.
 Не пригласят, а придут, - отметил я.  Может, чего-то за собой я ещё не знаю, а пути отступления уже отрезаны? А моя полиция не только меня бережет, но и себя неплохо охраняет. За мной действительно пришла строгая дама и провела  в комнату, сразу напомнившую мою квартиру после ограбления.
Через небольшое окно проникал свет, который освещал два стола справа и слева от входа и небольшой сейф у стены. Все остальное пространство комнаты  было завалено вещами.  Несколько туго набитых сумок,  как у  наших «челноков» в Турции в начале девяностых, стояли вдоль стены и  ожидали очереди на выгрузку.
Сидевший за одним из столов полицейский, не глядя на меня, спросил:
-  Что-нибудь узнаете?
Я стал лихорадочно вспоминать, что же у меня пропало  год назад. И стал перечислять.
- Ружья, ножи, альбомы  с монетами, деньги.
 Полицейский посмотрел на меня.
- Какие деньги?
- Двести долларов и  два золотых обручальных кольца.
 Полицейский улыбнулся, приняв мой лепет за  шутку,   и  достал протокол, уточнив  мою  квартиру.
Я стоял у самого выхода, так как даже подойти к столу не было возможности. Вокруг были разбросаны предметы,  и их было так много, что сосредоточиться на чем-то я не мог.  Огромная, бесцветная масса ненужных,  подержанных  вещей, -  это походило на свалку у мусорного контейнера после нескольких дней праздника или недели ремонта.
Полицейский поднял голову от протокола.
- Вот тут написано: охотничий нож. Посмотрите в ножах.
 В свалке проглядывало несколько кухонных ножей, один перочинный,  но всё это было не то. Рыться в чужих вещах было неудобно, и я подумал, - а чёрт с ним, с ножом.
- Здесь нет.
- Не спешите,  посмотрите  внимательнее.
И он протянул обувную коробку с охотничьими ножами.  Два десятка ножей  в кожаных чехлах,  с потёртыми ручками, наверное,  для бывших хозяев памятные и дорогие. Теперь они  имели вид  печальный и  неухоженный. Наверное,  долгое отсутствие хозяев сделало их всех похожими друг на друга и одинокими.  А ведь многие  рукоятки  согревали  не раз ладони хозяев, а может, и спасали жизнь. Но ворам они не принесли богатства, их даже продать не смогли. Моего ножа не было, да и не очень жалко его было.  Новенький, купленный на ярмарке в Домбае,  - я привыкнуть к нему не успел. И в деле он не был.
  - Вот ноутбук, посмотрите,  не ваш ли? 
- Очень похож. А  зарядное устройство есть? Включить бы.
- Нет.  Но вы учтите,  уже трое пострадавших  этот ноутбук признали  своим.
Я расстроился.  Хотелось увидеть, хоть что-нибудь точно своё, чтобы хоть как-то оправдать  свой визит.
- А монеты у вас есть?  У меня был альбом с серебряными  российскими.
- Нет, вот только это.
И он протянул небольшой  целлофановый кулёк с тремя десятками советских монет  разного достоинства. По пятнадцать, двадцать копеек. А еще советские рубли и  полтинники.  Ура! Это был мой пакет и моё содержимоё.  Когда  четырёхлетний внук Дима приходил ко мне,  мы с ним играли этими монетами.
- Мой,  без сомнения. Могу сказать, сколько  и каких монет находится в пакете.  Дима любил их пересчитывать и  собирать в столбики.   Наверное,  я не смог бы так радоваться любой другой пропаже как этой. Эта была наша общая с внуком потеря. А теперь получается, что находка:
- Я могу забрать?
- Нет, это вещественное доказательство. Только после суда.
Я почувствовал себя усталым. .
- Можно мне уйти?
- Ну, если больше ничего вашего нет,  идите.
Я  вышел на улицу.  И задумался - а хочу ли я возвращения пропажи.  Наших с внуком  монет да, хочу, а всего остального?
  С украденными  вещами  я уже давно простился. Они побывали в чужих руках. А их место в доме уже заняли другие.  Первое  время  были огорчение и жалость к себе.  Но проходили дни,  и  конкретные вещи стали забываться, слившись в одну общую  потерю.  А возвращение?  Минутная радость, что поймали именно тех,  - и всё.   
А вдруг моя украденная  вещь кому-то  понравилась и приносит радость? Может, она осчастливила  кого то, как когда-то меня.    
Ну,  тогда и пусть.


Рецензии
Описание событий вызвало улыбку.Это так вкусно написано. На фоне ваших рассказов мне мои рассказы показались бледными. С огромным уважением Татьяна. Я, наверное, буду читать все ваши произведения в свободное время, которого сейчас много.

Татьяна Ковалькова   19.01.2018 08:06     Заявить о нарушении
Вы знаете, я часто сталкиваюсь с тем же, когда читаю чужие рассказы. Я завидую и ничего не могу с собой поделать. Опускаются руки, падает настроение, но проходит время и вновь сажусь за ноутбук. Наши рассказы -это наши дети и не любить их мы не имеем права. Человек когда пишет, то вкладывает в написанное душу. А судить чья душа лучше, хуже мы не можем. Каждый пишущий создаёт свой фон на котором одному комфортно, а другому нет. Спасибо за тёплые слова. Ничто нас так не греет как поддержка, оказанная вовремя.

Карпачёв Леонид   20.01.2018 05:09   Заявить о нарушении
Спасибо за прочтение моего рассказа "Счастье в жизни есть". Спасибо за отзыв и добрые слова. Мне показалось, что мы одинаково мыслим о некоторых моментах жизни.

Татьяна Ковалькова   20.01.2018 13:17   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.