Погоня за призраком. часть первая. гл. 2

                Глава 2

 Бросив ключи от двери на тумбу, Александр прошел на кухню. Он вылил воду из чайника и, всполоснув его, налил в него свежую воду. Поставив его на плиту, он направился в комнату, где быстро переоделся в спортивный костюм и снова направился на кухню, где, уже, надрываясь от свиста, кипел чайник. Несмотря на то, что он весь день ничего не ел, он почему-то не испытывал чувство голода. Заварив в небольшом фарфоровом чайнике цейлонский чай, Александр направился в комнату, где надрывался от звонка городской телефон.
 - Саша! Это – я, Елена, здравствуй.
 - Здравствуй, – произнес он, прокручивая в своей голове варианты, по которым могла позвонить ему жена, с которой он не жил уже более года.
 - Ты знаешь, Саша, я вчера неожиданно вспомнила, что оставила у тебя несколько дорогих моему сердцу вещей, без которых мне не очень комфортно. Я знаю, что они не играют в твоей жизни ничего, но без них….
 - И, что это за вещи? – перебив ее, спросил Серов. - Ты когда уходила забрала у меня практически все, даже то, что никогда  не принадлежало тебе. Да и после этого ты неоднократно посещала квартиру в мое отсутствие и подбирала остатки «былой роскоши».
 - Да, я приезжала к тебе, ну и что? В этой квартире я прожила столько лет и почему  не могу посетить ее или я должна была спрашивать у тебя разрешения на это?
 - Мне просто интересно, как бы ты поступила, если бы я в твое отсутствие стал посещать твою квартиру? Что молчишь?
 Сейчас он немного пожалел, что поддался на провокацию жены и стал понемногу «заводиться».  Ему не хотелось спорить с ней, ведь за все годы их супружеской жизни он никогда не был прав. Он был виновен буквально во всем, в чем можно было обвинить мужчину, и этот разговор в который раз напомнил ему об этом.
 - Что тебе в этот раз нужно от меня? – спросил он супругу. – Чего молчишь?
 - Я хотела бы забрать…, – неуверенно произнесла жена и стала перечислять вещи и места их нахождения. – Ты сам их мне привезешь или мне приехать за ними?
 - Я не хочу, чтобы ты посещала мою квартиру. Я сам тебе все это привезу.
 - Вот ты как? – произнесла жена. – Мы с тобой еще в законном браке и эта квартира принадлежит не только тебе одному, но и мне.
 Александр громко засмеялся.
 - Кстати, та квартира, в которой ты сейчас живешь, тоже не твоя. В ней есть и моя доля, ведь она тебе досталась от тетки при нашей совместной жизни. Ты об этом не забывай, дорогая.
 - Как? – удивленно произнесла супруга. Ты и так сделал из меня какую-то мегеру, которая бросила своего мужа после перенесенного им инфаркта. Ничего не выйдет. Все уже давно знают, почему я оставила тебя.
 - И, почему?
 - Ты сам хорошо знаешь об этом. Зачем мне все это повторять?  Привези все вещи в воскресенье после десяти часов утра. Лучше будет, если ты сделаешь мне предварительный дозвон. Мало ли что…
 - Хорошо. Договорились.
Александр положил трубку на рычаг телефона. Боль, которая как заноза до сих пор сидела у него где-то в сердце, снова напомнила ему о своем существовании. Он взял со стола упаковку с лекарством и, выдавив из пластины одну таблетку, положил себе в рот. Боль в сердце то усиливалась, то затихала.
 «Надо же, - подумал он, - этого только не хватало. Давно меня так не прихватывало».
 Он протянул руку и, нащупав пачку сигарет, закурил.
 «Похоже, вечер окончательно испорчен – решил он. – Чтобы не было подобных звонков и посещений нужно срочно поменять замки или поставить квартиру на охрану».
 Александр откинулся на спинку кресла и закрыл глаза. Ему сейчас было не до чая.

***
 Утром, прежде чем отправиться к себе на работу, Серов поехал к Панкратову на работу. Судя по лицу своего товарища, настроение его было не ахти каким.
 - Что скажешь? – спросил его Александр.
 - А, что здесь говорить, ты, как всегда, оказался прав. Вчера я провел разбор полетов со своими специалистами и выявил два прискорбных факта. Первый труп был в мае этого года. Одинокая старушка в возрасте восьмидесяти лет. Проживала она на улице Коммунаров, дом 4, квартиры 12. Обнаружили труп соседи. Тело было в стадии разложения, ну, ты сам понимаешь, запах и все такое. Вскрытие показало, что у нее сломана гортань. Специалист сообщил об этом дежурному по отделу милиции, но тот почему-то посчитал, что она сама нанесла себе эту травму, ударившись о край стола. Такое вполне возможно.
 Вадим замолчал и посмотрел на Серова, который что-то записывал в свой блокнот.
 - Как ее фамилия?
 - Кого? – не сразу понял его Панкратов. – Специалиста?
 - Старушки, старушки, Вадим?
 - Гаврилова Пелагея Гавриловна, 1924 года рождения.
 - А, вторая?
 - Вторая?
 Это - Суханова Светлана Владимировна, 1921 года. Улица 10-я Союзная, 23-51. Труп обнаружила дочь. Утром она с ней разговаривала, обещала зайти к ней вечером. Пришла и застала мать мертвой. Пришел участковый, составил протокол и ушел. Труп был без видимых признаков насильственной смерти. Дочь не хотела вскрытия и обратилась к нам с заявлением, чтобы вынос тела был не из квартиры матери, а из морга. Сейчас это стало модным, хоронить прямо из морга.
 - И, что?
 - Вскрыли ее по ошибке…
 - Ну и дела в вашем заведении. Интересные у вас ошибки.
 - Ну, ты же обещал мне, Саша?
 - Да, обещал и поэтому пока промолчу. А что, в милицию трудно было сообщить?
 - Специалист объясняет это тем, что боялись скандала. Вскрыли тело без разрешения дочери.
 - Это когда у нас это было?
 - В том месяце. 15 июня.
 Записав дату, Серов поднялся из-за стола и, поблагодарив Панкратова, вышел из кабинета. Сев в машину, он взял в руки  телефон. На экране светилась цифра пропущенного звонка. Судя по номеру, ему звонил начальник отдела.  Александр набрал номер Горохова и стал ждать ответа.
 - Горохов, – услышал он в трубке.
 - Серов, – в ответ произнес он. – Вы мне звонили, Сергей Иванович?
 - Да, звонил. Ты, почему не на работе?
 - Спроси об этом начальника Управления, он тебе ответит. У меня - свой график работы.
 - Я, что-то не понял тебя Серов? Ты, наверное, забыл, с кем ты разговариваешь?
 - Не напрягайтесь раньше времени, Сергей Иванович. Я выполняю приказ начальника Управления.
 - Я не собираюсь спорить с тобой по телефону. Срочно приезжай на работу, здесь и поговорим.
 - Хорошо, Сергей Иванович. В течение часа буду.
 Серов отключил трубку и бросил телефон на пассажирское сиденье автомобиля.
 «Есть же такая категория людей, которая обязательно испортит тебе настроение – подумал он. – Неужели Яковлев не сообщил ему о задании?»
Машина резко тронулась с места, едва не зацепив стоявшую рядом машину. Он выехал на улицу и, прибавив скорость, направился к себе в управление.

***
 Серов шел по коридору областного управления внутренних дел, здороваясь с попадавшими ему навстречу сослуживцами. Он многих знал не только в лицо, но и по совместной  работе. Александр до работы в отделе по особо важным делам долгое время работал в отделе по борьбе с имущественными преступлениями. Нет, он не жаловался на судьбу, несмотря на то, что люди, с которыми ему приходилось работать, давно уже были большими начальниками и носили не две, как он, звезды на погонах. Его ценило руководство Управления и поэтому неоднократно предлагало поменять направление своей деятельности, чтобы получить соответствующие звания и должности, но он почему-то всегда отказывался от этого. Многим его товарищам было не понятно, что его удерживало в этом отделе, в котором, как считали они, перспектив роста у него практически не было.
 Остановившись около двери начальника отдела, он сделал глубокий вздох и толкнул дверь ладонью. Горохов стоял около окна и о чем-то весело беседовал по телефону. Он не обращал внимания на вошедшего Серова, а может, просто не слышал, как тот вошел в его кабинет. Закончив говорить, он повернулся  и, увидев Александра, вздрогнул от неожиданности.
 - Стучаться нужно, Серов, – произнес Горохов, - так можно до смерти напугать человека.
 Александр улыбнулся.
 - Вы не умрете, Сергей Иванович, - в ответ произнес он. – У вас не нервы, а канаты.
 Его реплика, похоже, понравилась, начальник улыбнулся и указал Серову на стул.
 - Яковлев вышел в отпуск и поручил мне осуществлять надзор за тобой. Я надеюсь, что это не так сильно задевает твое самолюбие? Вот видишь, как бы ты не хотел подчиняться мне, судьба против этого.
 - Вы знаете, Сергей Иванович, мне абсолютно без разницы, кому докладывать, вам или ему.
 Александр явно кривил душой, говоря об этом, и этот момент не ускользнуло от глаз Горохова.
 - Ты вот скажи мне, Серов, почему ты весь такой преуспевающий оперативник, так не любишь своего начальника? Может, из-за того, что не ты стал начальником отдела, а я?
 - Я бы не хотел отвечать на этот вопрос. Если у вас больше нет ко мне вопросов, разрешите идти, работы у меня много, Сергей Иванович.
 - Не спеши, Серов. Работа - не волк, в лес не убежит. Ты, почему не хочешь отвечать на мой вопрос?
 - Не вовремя вы его задаете мне. Да и отвечать я на него не хочу. Думаю, что этого вполне достаточно, для того, чтобы покинуть ваш кабинет. Кстати, Сергей Иванович, сегодня в 17-00 заслушивание в Кировском отделе милиции по убийству старушки Новиковой. Вы приедете?
 - Нет, я не поеду. Проведи его сам. Завтра доложишь, что они там накопали по этому делу.
 - Хорошо, - ответил Александр и встал со стула.
 Сев в машину, Серов достал свой блокнот и прочитал первый, записанный им адрес, который назвал ему Панкратов. Ехать пришлось не так долго. Минут через двадцать он припарковал свою автомашину около четырехэтажного кирпичного дома, называемого в народе «хрущевкой».  Железная дверь в подъезд оказалось закрытой, и Серову пришлось ждать минут двадцать, прежде, чем ему удалось попасть внутрь дома. Квартира, в которой жила Гаврилова, оказалась на третьем этаже. Он нажал на кнопку звонка и стал ждать, когда ему откроют дверь.
 - Сынок, - услышал он за спиной женский голос, - вам кого?
 - Гаврилову Пелагею Гавриловну, - ответил он, повернувшись на голос.
 Дверь в квартиру, что была  напротив, оказалась открыта и в проеме стояла женщина лет пятидесяти. Судя по сумке, что она держала в руках, женщина собиралась сходить в магазин.
 - Вы знаете, Пелагея Гавриловна умерла еще полтора месяца назад. Сейчас в этой квартире живут новые жильцы. А, вы кем ей будете, что-то я вас раньше здесь не видела. Вы - родственник?
 - Я - сын ее старой подруги, - соврал Александр. –  Мама попросила меня навестить ее, все-таки возраст. А, от чего она умерла?
 - Я не знаю. Смерть всегда причину найдет. Может, сердце, а может и еще что-то такое.
 - Вы меня извините, но мама мне рассказывала, что она была женщиной общительной.
 - Я бы так не сказала. Как говорят про таких людей, она была сама себе на уме. Я иногда заходила к ней в квартиру, когда собиралась идти в магазин. Все хотела чем-нибудь угодить ей, но она всегда отказывалась от моей помощи и предпочитала сама ходить за продуктами. Магазин «Магнит» расположен всего в двух шагах от нашего дома.
 - Понятно. Спасибо вам.
 Александр быстро спустился вниз и, выйдя из подъезда, направился к своей автомашине.

***
 Покойная Суханова Светлана Владимировна  проживала на окраине города. Ранее в этом небольшом микрорайоне работало несколько промышленных предприятий, теперь здесь царило полное запустение. Корпуса заводов чем-то напоминали старое, заброшенное людьми, кладбище, которое стало прибежищем для местных бомжей, алкоголиков и бродячих собак, которые с лаем стаями перебегали от одного корпуса к другому.
 Дом номер двадцать три оказался такой же «хрущевкой», как и дом Гавриловой. Судя по цифрам, что красовались на фасаде здания, дом был построен в 1969 году. Перед тем, как войти в подъезд, Серов обошел вокруг дома, чтобы лишний раз убедиться, что попасть в квартиру со стороны улицы практически невозможно. В подъезде было темно, пахло прокисшими щами. Глаза быстро привыкли к сумраку, и он стал медленно подниматься по бетонным ступенькам лестницы. Судя по состоянию стен подъезда, ремонта здесь не было с момента сдачи дома в эксплуатацию.
Поднявшись на третий этаж, он остановился перед металлической дверью, на которой красовалась цифра пятьдесят один. Серов долго давил на кнопку электрического звонка, но за дверью было тихо.
 «Днем здесь делать нечего, - решил он. – Похоже, дочь покойной на работе».
 Он позвонил в соседнюю дверь, но и ее никто ему не открыл..
 «Не повезло, - подумал он, спускаясь вниз. – Нужно будет вызвать дочь убиенной на завтра и поговорить с ней, ведь она до сих пор не знает, что мать была убита, а не умерла от старости. Впрочем, это ничего не меняет».
 Выходя из подъезда, Александр столкнулся с мужчиной неопределенного возраста. От него пахло алкоголем, табаком и не мытым телом. Мужчине было лет тридцать – тридцать пять, брюки его, похоже, уже давно не помнили утюга, клетчатая рубашка на груди была расстегнута, отчего была видна поблекшая  татуировка, выколотая на груди. Мужчина удивленно посмотрел на Серова, прикидывая про себя, к кому мог приходить этот человек.
 - Привет, - поздоровался он с Александром. – Ты не ко мне приходил случайно?
 - Нет, я приходил к Сухановым.
 - А…, - как-то разочарованно произнес он. – Ты, сигаретами не богат? Может, угостишь?
 Серов молча достал пачку и, вынув сигарету, протянул ее мужчине.
 - Может, и спички дашь? А, то я забыл свою зажигалку на кухне.
Прикурив, мужчина снова спросил его:
 - Ты к ее дочери приходил или к матери? А, то старушка душу Богу отдала с месяц назад.
 Серов сделал удивленное лицо.
 - Она давно жаловалась на сердце, - произнес Александр, - что сделаешь, мотор есть мотор.
 - Ты че? Какое сердце? Да она фору даст любому здоровому человеку. Я в этот день ее утром видел. Она как коза поскакала в магазин. Ну, мы с мужиками бухнули немного, смотрю тащится обратно домой с полной сумкой.
 - Она шла одна или кто-то провожал ее?
 Мужчина громко засмеялся.
 - Ты че, мужик. Кому она нужна, старая калоша. Я особо к ней не приглядывался, одна она или нет. По-моему, рядом с ней шел какой-то молодой парень. Вошли они вместе в подъезд или нет, я этого не знаю. Я что - шпион, чтобы за ней следить?
 - А, что за парень был?
 - А, хрен его знает. Я только на баб гляжу, а мужики меня не интересуют.
 Серов усмехнулся и с улыбкой посмотрел на мужчину. Попрощавшись с ним, Александр направился к машине.

***
 Серов поздоровался и сел на свободный стул. Начальник отдела милиции посмотрел на него и кивком головы, поднял с места начальника уголовного розыска.
- Начинайте, - приказал ему начальник и откинулся на спинку кресла.
 Богданов встал из-за стола и начал свой доклад. Он говорил до того монотонно, что многие стали позевывать и с надеждой смотреть на начальника отдела, ожидая от него команды об окончания заслушивания. Наконец Богданов закончил свой доклад и, облегченно вздохнув, сел на свое место.
 - Что я могу сказать, вы хорошо поработали, - произнес начальник милиции, поднимаясь из-за стола, - я доволен вашей работой. Интересно, что нам скажет представитель областного управления уголовного розыска? Какова его оценка работы нашего отделения?
 Все обернулись в сторону Серова. Восемь пар глаз, словно сверла, буравили его лицо.
 - Действительно, судя по цифрам, приведенным начальником сыска, проделана большая работа: десятки опрошенных соседей, с десяток, назначенных следователем следственного комитета экспертиз. Вроде бы все хорошо, цифры впечатляют.  Вот только я одного не понял, для кого прозвучали эти цифры? Здесь - не заседание группы статистики, а заслушивание по нераскрытому убийству гражданки Новиковой. Вами, товарищ Богданов, была озвучена цифра количества отработанных квартир, однако, не было сказано конкретное число опрошенных граждан, ведь в каждой квартире живут как минимум двое взрослых людей. Кого вы хотели удивить этими цифрами? Меня или следователя следственного комитета? Я хотел бы услышать, версии, которые были выдвинуты в ходе работы по делу, но они почему-то не прозвучали в этом кабинете.
 Серов замолчал и окинул взором лица сидящих в зале сотрудников отделения уголовного розыска. Все молчали. Кто-то что-то писал, кто-то отрешенно смотрел в окно, молча, дожидаясь окончания заслушивания.
 - Ясно пока лишь одно, что бабка умерла не сразу, а какое-то время оказывала сопротивление этому душителю, - продолжил Александр. - Следовательно, у нее под ногтями могла остаться какая-то биологическая масса, принадлежащая преступнику. Вы изъяли ее или понадеялись на экспертов? Если на них, то почему до сих пор нет никаких результатов?
 - Этот вопрос больше относился к следователю следственного комитета, чем к сотрудникам милиции, - произнес начальник отдела милиции и посмотрел на молодого человека, который сидел напротив двери.
Тот встал с места растерянно посмотрел на Серова, не зная, что ему ответить на поставленный им вопрос.
 - Вы знаете, у нас сейчас в комитете создан специальный отдел, который занимается назначением экспертиз. Все вопросы в отношении экспертиз, это - к ним, а не ко мне.
 - Тогда, скажите мне, товарищ следователь, как вы хотите раскрыть это преступление, если не осуществляете весь перечень первоначальных оперативно-следственных мероприятий? Может, вы просто не желаете раскрывать это преступление?
 Начальник отдела милиции встал из-за стола и хотел что-то произнести, но Серов жестом руки остановил его.
 - У меня еще один вопрос к следователю Следственного комитета. Назначена ли экспертиза на микрочастицы с одежды убитой Новиковой? Думаю, что эта экспертиза могла бы нам рассказать о том, в какую одежду был одет преступник во время совершения убийства. Но, судя по вашему лицу, вы тоже не знаете, была ли назначена подобная экспертиза или нет.
В кабинете стало тихо. Было слышно, как на улице играли и смеялись дети. Серов замолчал и сел на стул. Из-за стола встал начальник отдела милиции. Он громко откашлялся.
 - Что я могу сказать? Товарищ Серов прав. Мы действительно подошли к этому делу не столь серьезно, как требовалось. Могу заверить областное Управление уголовного розыска в лице товарища Серова и Следственный комитет, что мы приложим все силы, чтобы поправить положение. Вам все понятно? Раз нет больше вопросов, считаю наше заслушивание законченным.
 Все встали с мест и, гремя стульями, стали расходиться. Александр вышел из кабинета начальника милиции последним. В дальнем конце коридора, он увидел  Богданова, который явно ждал, когда он выйдет из кабинета.
 - Теперь мне ясно, почему ты не захотел вчера выпить со мной коньяк, - произнес Валерий. – Выходит, ты уже вчера хорошо знал, что я буду докладывать на этом заслушивании?
 - А, ты, что обиделся? Можно подумать, что это - первое заслушивание, на котором ты присутствуешь, и тебя критикуют? Люди со временем приобретают опыт работы, а ты лишь по-прежнему шлифуешь свою дикцию. Думаю, что у тебя еще есть время поправить ситуацию.
 Александр вышел из отдела и, не оглядываясь, направился к своей автомашине.

***
 Серов закончил писать отчет по заслушиванию и, встав из-за стола, потянулся так, что у него затрещали суставы рук. Он давно так много не писал и лишь только приказ Горохова заставил его сесть за стол. Александр вышел из кабинета и направился к начальнику отдела. Секретарь, Лариса, молодая красивая девушка, с красивыми длинными ногами, от которых весь мужской состав отдела просто сходил с ума, сообщила ему, что начальник уехал по делам и едва ли сегодня вернется на работу.
 - Лариса, будь добра, передай эту справку Сергей Ивановичу, - обратился он к ней и протянул справку. – Я сейчас тоже уеду по делам, если я ему понадоблюсь, пусть звонит.
 - Хорошо, Саша, передам. Ты когда будешь отдыхать? Все работаешь и работаешь… Я смотрю у вас в отделе есть люди, которые живут только на «подхватах», за все время так и не раскрыв самостоятельно ни одного преступления.
 Серов улыбнулся.
 - У тебя сегодня очень красивая прическа, Лариса. Она тебе очень идет. Глядя на тебя так, и хочется запеть – где мои семнадцать лет….
 Девушка покраснела и скромно улыбнулась.
 - Спасибо, Саша. Я рада, что тебе она понравилась.
 Она снова покраснела. Легкий румянец еще больше подчеркивал ее красоту.
 - Да, Лариса, нелегко устоять перед такой красотой.
 - Саша, скажите, а, сколько вам лет?
 Серов улыбнулся.
 - Мои года, мое богатство. Старый я для тебя, Лариса, старый. Да и женат я. У меня дочь, наверное, ровесница тебе.
 Он еще раз улыбнулся девушке и вышел из приемной. Шагая по коридору управления, он достал из кармана телефон и быстро набрал номер Панкратова.
 - Вадим, это - Серов. Извини, что беспокою в нерабочее время. Скажи, одежда убиенной Новиковой еще цела или вы ее уже уничтожили?
 Тот рассмеялся над его вопросом.
 - Ты, что только проснулся Серов? У нас склада нет, чтобы хранить вещественные доказательства. Если вашему следствию не нужны эти тряпки, то зачем они нам?
 - Ты, прав, Вадим. Извини за беспокойство.
 Домой он приехал часа через два. Не успел он переступить порог дома, как зазвонил городской телефон. Не снимая обуви, он прошел в комнату и снял телефонную трубку.
 - Здравствуй, папа, - услышал он голос дочери, - как твое здоровье? Я тебе уже целый час названиваю, уже стала беспокоиться.
 - Терпимо, дочка. Я только, что вошел домой, был на работе. Как там внучок?
 - У нас все хорошо, папа. Я, что тебе звоню? Я сон нехороший видела, вот и решила тебе позвонить.
 - Значит, только сон? А я думал, что ты просто мне позвонила? Да, ладно, это я просто пошутил, дочка. Как там мать?
 В трубке повисла пауза.
 - А, почему ты меня об этом спрашиваешь, папа? Неужели тебя так интересует ее здоровье?
 Теперь замолчал он, соображая, что ответить на ее вопрос.
 - Молчишь? Тогда слушай, что я тебе скажу. Если тебя так интересует ее здоровье, то позвони ей сам и спроси об этом. Я не хочу быть посредником в ваших взаимоотношениях.
 - Я понял, Маша. Доброго тебе вечера.
 Он положил трубку и сел в кресло. Сердце снова прострелила боль. Он сунул в рот таблетку нитроглицерина и, закрыв глаза, облокотился на спинку кресла. Кровь прилилась к голове, от чего ему показалось, что она вот-вот разорвет его череп.
 «Зачем я ее спросил о матери? – подумал он. – Ты же предполагал подобный ответ? Глупо, Серов, глупо. Разбитую чашку уже не склеишь? Да и зачем тебе это нужно? Может, ты уже забыл эти ежедневные скандалы, которые возникали буквально из ничего. Выходит, забыл, если стал интересоваться здоровьем супруги».
Перед глазами поплыла картинка – перекошенное от злости лицо жены, ее оскорбления, сыпавшие в его адрес, как из рога изобилия.
 Раздался звонок, который вернул его к реальной жизни. Звонил дежурный по УВД.
 - Серов! У нас - труп. В своей квартире обнаружен труп Смирновой Галины Николаевны, 1927 года рождения. По информации участкового, жертва задушена шнуром от утюга.
- Кто обнаружил труп?
 - Соседка, которая принесла ей лекарства, заказанные ей накануне.
 - Адрес?
 Дежурный быстро надиктовал ему адрес. Вырвав листок из блокнота, он быстро вышел из дома и направился к своей автомашине.

***
 Те, кто жил или живет в крупных мегаполисах, тот хорошо знает, что такое пятница. Проехать через весь город вечером в этот день недели было большим испытанием для любого горожанина. Люди, словно ждали окончания недели и сразу после окончания рабочего дня потянулись за город. Кругом были заторы, пробки и даже Серову, хорошо знающему город, с трудом удалось добраться до нужного ему адреса. Он подъехал к дому в тот момент, когда два сотрудника милиции выносили из подъезда пластиковый пакет с трупом.
 - Погоди, не спеши, - произнес Александр сотруднику милиции.
Те молча опустили тело на землю и, достав сигареты, отошли в сторону. Серов нагнулся и, расстегнув на пакете «молнию», посмотрел на лицо женщины. На ее шее отчетливо виднелся фиолетовый след от удавки. Он закрыл пакет и пошел к подъезду, около которого стоял начальник районного уголовного розыска.
 - Везет тебе, Богданов, как утопленнику, второй труп за неделю и все на твоей территории. Думаю, что этим трупом это все не закончится. Преступник, словно охотник, если начал свое дело, то не остановится, пока не упрется в расстрельную стену.
 Валера невесело улыбнулся.
            - Не мне, Серов, везет, а нам с тобой, я бы так сказал.
Они поднялись на третий этаж и вошли в квартиру потерпевшей. На кухне сидел следователь из Следственного комитета и допрашивал соседку, обнаружившую тело погибшей. 
 - Что она говорит? – поинтересовался Серов у начальника розыска. – Есть что-то интересное?
 - Вчера убиенная Смирнова попросила ее купить ей в аптеке лекарство. Она купила и хотела занести его ей. Долго звонила, так как та почему-то не открывала ей дверь. Не дождавшись ответа, она толкнула дверь, которая оказалась почему-то  открытой.  Около трупа на полу лежал утюг, вон он стоит на столе. Похоже, преступник и задавил ее шнуром от утюга, так как других предметов мы при осмотре не обнаружили.
 - Кто-то слышал шум борьбы или еще что-то такое?
 - Нет. Все было тихо. А, в прочем, соседей слева нет, они летом живут на даче. Соседи снизу слышали, что что-то упало на пол, но не придали этому значения.
 - И когда они это слышали? - спросил Александр Валеру.
 - Говорят, часов около трех дня,  точного времени, сам понимаешь, у нас нет.
 - Ее вообще-то кто-то сегодня видел?
 - Да, есть такой человек, он уже допрошен. Он встретил старушку в магазине «Магнит», он здесь рядом. Он у нее еще занял пятьдесят рублей до понедельника.
 - Она была одна?
 - Он говорит, что одна, хотя и не совсем уверен. Ему показалось, что она кого-то ждала.
 - Почему он так решил, - с накатывающей в интонации злостью, спросил его Серов. – Ты, в конце концов, можешь сам спокойно и обстоятельно доложить, почему мне все время приходится, чуть ли не клещами вытаскивать из тебя все это?
 - Ты, Серов, не пыли. Ты даже не представляешь, сколько умных командиров из числа наших «опытных» товарищей уже здесь побывало. Зайдут, посмотрят и назад. Каждый подойдет и начинает мне на мозги капать. Ты, говорит, это проверь, другой просит проверить другое, а сами в машины и поминай, как звали.
Валера замолчал. Чтобы как-то снизить накаленную между ними ситуацию, Александр поинтересовался у него, приезжал ли на место происшествия его начальник отдела.
 - Ты, что Серов издеваешься надо мной? Это когда Сергей Иванович приезжал на место преступления? Он, брат, не из таких людей. У него для этого есть такие люди, как ты Серов. Ты тоже пока не мешай нам работать. Я уже вызвал сюда своих людей, подтянул участковых инспекторов. Сейчас начнем повальный обход квартир, пока еще люди не уехали на дачи.
 Богданов посмотрел на Александра, ожидая от него каких-либо указаний.
 - Валера, проследи, чтобы следователь вынес постановления на экспертизы: биологические и на микрочастицы. И еще, постарайтесь  хорошо поработать со шнуром от утюга на наличие на нем следов, может, удастся что-то выделить.
 - Понял, товарищ начальник. Спасибо за подсказку, - произнес он с язвительной улыбкой на лице. – А мы вот, лохи, не знали, что нам делать. Спасибо вам, барин.
 - Раз понял, тогда до утра. Цыплят по осени считают.
 - Завтра ведь суббота, сейчас лето… - заканючил вдруг Богданов. – Я - то ничего - человек привычный, но другие…
 Серов не дал ему договорить.
 - Нет, у нас, Богданов, с тобой ни суббот, ни лета. Понял? Пусть и твои сотрудники начинают привыкать к этому режиму, раз пришли работать в уголовный розыск. Понял?  Раз понял, я тогда я поехал.
 Он сел в машину и, медленно лавируя между машинами, выехал со двора.


Рецензии
Спасибо, Саша, всегда интересно Вас читать.

Лора Шол   30.08.2019 23:44     Заявить о нарушении
Спасибо, Лора... Читайте...

Александр Аввакумов   31.08.2019 10:43   Заявить о нарушении
На это произведение написано 45 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.