Глава 7. В ловушке

К утру ненастье стихло, небо разъяснилось. Когда же Олег и его спутницы вышли из палатки, горы впервые предстали перед ними во всей красе. Женщины, первыми выбравшиеся из палатки, разом ахнули и застыли в изумлении.

- Ты только посмотри, Соня! - воскликнула Катя. – Темно-синяя туча, а ниже ослепительно белые снега. Такое и вообразить невозможно.

Олег глянул на северную часть массива – и обомлел: мощные снеговые поля лежали на склонах. Не было еще пика половодья, оно только начинается, стремительно и грозно.

- Катя, а здесь красота какая! – тихо сказала Соня. – Вспышки зарниц, черные тучи и потоки дождя…

Олег обернулся назад – и похолодел: южный фронт, легко оттеснив своего северного собрата над отрогами, схлестнулся с ним у узла хребтов. Отсюда было видно, какое ненастье разыгралось вокруг вершин. И что самое страшное: по склонам в долины устремились могучие потоки. Назад им пути нет, не перейти им ближние к железной дороге ручьи, обернувшиеся враз бушующими реками. Вот он, тот самый катастрофический вариант половодья, о котором говорил Кузьма как о событии крайне редком. Попали они в переплет. Оставаться на этом месте и ждать конца весеннего паводка – верная гибель. Кузьма же рассказал, что тут творилось тринадцать лет назад. Черт возьми, опять тринадцать. Магическое число этого похода. Назад пути нет, и вниз пути нет, не обогнать им мчащиеся в Ивовую потоки. Выйти, как он замыслил, к верховьям реки Ивовая невозможно. Конечно, восточная часть этого массива им проработана куда детальнее, чем западная. Но проработана для Команды. Что же делать? Вперед идти опасно. Наверх? Но подняться наверх можно только, идя по самому обрыву над ручьями, что Заячьим, что Бурным. Смогут ли пройти там Катя и Соня? Сомнительно. К тому же, именно там, возле узла хребтов, что южнее вершины 1243 метров, схлестнулись фронты. Хорошо, что не пошли в верховья ручья Вертлявый: оказались бы сейчас почти в самом эпицентре стихии. А он, надо признаться, уже жалел, что изначально не избрал этот вариант. Черт, ну и попали же в переплет. Какая досада, что столько времени потеряли впустую. Эх, стояли бы сейчас над ручьем Туманный… Красота, никаких проблем: этот ручей вытекает из озера, поэтому и в  половодье, даже в такое, переправа через него вполне спокойная и надежная. А за этим ручьем – несложный подъем на водоразделы. Переправились – и пошли себе не торопясь к истоку Ивовой, к проложенной по предгорьям дороге. Но они-то стоят не над Туманным, а над Заячьим. А до вожделенного Туманного целых три переправы, при нынешних условиях одна сложнее другой. Нет, не совсем так. Переправа через Коварный будет полегче, чем через Заячий. Да, но при условии, что вода не будет быстро подниматься. А вот  через ручей Бешенный им точно не перейти. При таком развитии половодья и со своей Командой он не рискнул бы предпринять такое. А потому… А потому, Олег, ты должен тщательно просчитать все варианты и выбрать один, оптимальный. Возможности что-то переиграть у тебя уже не будет…

- Олег, завтрак готов, - вывел его из задумчивости веселый Катин голосок. – Какой сегодня чудесный день. Солнечно. И сразу потеплело. Как здорово.

- Да, да, завтракаем, - откликнулся он, стараясь голосом не выдать своей тревоги.

За завтраком Олег был молчалив. «Теоретически у нас целых пять вариантов, - размышлял он, механически поедая картофельное пюре. – Два из них предусматривают возвращение к Бурному ручью с переправой через него. В их пользу говорит то, что эта переправа уже известна, не надо тратить время на разведку. Кроме того, мы будем ближе к железной дороге. Три варианта – с переправой через ручей Заячий. Тут два плюса: в той или иной степени я эти маршруты просматривал.Кроме того, если мы сможем переправиться через ручьи Коварный и Бешенный в их верховьях, то без особых проблем выходим к дороге. Но уж слишком много этих «если». Итак, после переправы через ручей Бурный можно просто отсидеться, дождаться спада воды. Такая возможность у нас есть. Почему? Во-первых, ближе к долине реки Ивовой начнется березово-лиственичный лес. И топливо нас не лимитирует. Во-вторых, между ручьями Студеный и Бурный хороший спуск к Ивовой. Через реку нам, разумеется, не переправиться, а вот рыбу ловить можно. Крючки и лески я взял, в качестве удилища сойдет ивовый прут. Так что и с продовольствием проблем не будет. Можно не отсиживаться, а идти к верховьям обоих ручьев с тем, чтобы по водоразделу выйти к станции. Плохо то, что этот водораздел представляет собой не слабенькую вершину, 1198 метров. По имеющимся сведениям, это категория «один А», в это же время года, возможно, и со звездой. Очень серьезно. Есть ли возможность обойти ее? Не знаю. Кроме того, нельзя исключить, что с нее сейчас бегут паводковые ручьи. Хорошо, если споткнемся на первом же, отступим. А вот если попадем в ловушку? Хуже всего, что в первые дни похода эту вершину закрывали облака. А отсюда она не видна. Более того, даже на подходе к ней я не смогу оценить все перипетии. Пожалуй, стоит отсидеться, каждодневно проверяя уровень воды. Конечно, от начальства мне влетит. Но это переживаемо. Слишком много на мне завязано, чтобы бояться увольнения. К тому же, не факт, что вовремя не вернусь из отпуска. В запасе целых восемь дней. Надо только выяснить у девчат, как им-то такая задержка.

- Катя, Соня, если…, - Олег запнулся, но нашел-таки аккуратную формулировку. – Если наш поход немного затянется, для вас это не обернется неприятностями?

- Что ты, Олег. Нас это вполне устраивает, - рассмеялась Катя.

- Вот только с деньгами на билеты, - нерешительно проговорила Соня. – Те билеты, что ты взял, пропадут.

- Об этом и не думайте, - улыбнулся Олег. – Все потери на задержке мои. Я, как-никак, руководитель похода.

Раз девчатам задержка не страшна, то решение, можно считать, найдено. Но только непонятно, почему погибшие здесь тринадцать лет назад бедолаги не ушли за ручей Бурный. Не ожидали такого разгула стихии, а когда спохватились, было уже поздно? Чересчур уповали на свою опытность? Может быть. И все же… Поручу-ка я девчатам сборы, а сам сбегаю к Бурному, посмотрю, не изменилось ли что. Плохо, что потеплело, очень плохо. Солнце усилит таяние снега. А если еще при такой теплой погоде пройдут дожди, то вообще караул. Но на всякий случай, надо прикинуть варианты с переправой через Заячий ручей…

- …А потом, Катюша, стали падать камни. И я совсем оробела…

Сказанные Соней слова не сразу дошли до сознания Олега. Вообще-то, погруженный в раздумья о том, как им выбраться из ловушки, он не вслушивался в щебетание своих спутниц. Какие-то отдельные фразы, слова долетали до его слуха, но не внимал им. И только спустя несколько минут он вдруг осознал: Соня слышала камнепад. Когда, где?

- Соня, а когда все это случилось?

- Что, Олег?

- Камнепад.

- Сегодня ночью.

Так. Час от часу нелегче.

- Сонечка, милая, вспомни, где он был. Как можно точнее. Это очень важно. Ты даже представить себе не можешь, как это важно.

- Олег, понимаешь, ночью мне приспичило. Я вылезла из палатки. Гроза, молнии сверкают совсем рядом. Страшно было. Ну, кое-как пописала. И, когда уже передвигалась назад, к палатке, после удара молнии стали падать камни. Вон там.

Соня рукой показала в сторону Бурного ручья.

- Соня, точно там?

- Да, Олег. Звуки шли вот оттуда.

- Так.

Камнепад был ниже места их вчерашней переправы и запросто мог подпрудить ручей. Вода уже заполнила запруду, а потому скорость течения восстановилась. Только вот глубина там сейчас больше. Не проходит вариант с ручьем Бурный. Переправа через Заячий неизбежна. А что дальше? Дальше открываются три варианта. Все они связаны с трехглавой горой Кантынсорумнёр, высота каждой из вершин которой более 1200 метров.

- Девочки, сейчас для нас самое главное – побыстрее переправится через Заячий. Не мешкая, собираемся и в путь. Предстоящая переправа не чета тем, что уже были, придется идти без штанов. Так что наденьте купальники. Прошу вас сегодня быть предельно собранными и дисциплинированными. Особенно на переправе. Она будет сложной. Очень сложной. А потому - никакой самодеятельности. Точно выполнять все мои приказы. Поняли?

- Поняли, - улыбнулась Соня. – А вот купальников у нас нет. Одна из женщин твоей Команды сказала нам, что горный поход – это не поездка на горный курорт, а потому купальники там не нужны. Остальные же наши трусы практически одинаковы.

В другое время Олег стал бы допытываться, кто из женщин его Команды сказал такое. Но сейчас не до этого. Нужно искать пути ухода из ловушки.

- Снимать штаны придется, - повторил он. – И на переправе руками не прикрыться.

- Снимем, - рассмеялась Катя. – И прикрываться не будем. Да, Соня?

- Конечно, снимем, - смущенно улыбнулась женщина.

Олег кивнул головой и скомандовал собираться, предупредив, что оба женских спальника должны оказаться в одном рюкзаке. Механически укладывая свой рюкзак, он прикидывал возможные варианты пути после переправы. Участок между Заячьим и Коварным ручьями им тщательно проработан. Предполагалось, что они всей Командой пройдут с северо-запада на юго-восток через пологую гору Сэнквынёр и спустятся на перевал Коварный. И на этом перевале Команда разделится. Восьмерка во главе с ним, Олегом, пройдет траверсом всех трех вершин горы Кантынсорумнёр, а пятерка, руководимая Лешей Черняк, направится в обход этой горы. По первоначальному варианту огибая ее с запада. Да, предполагалось, что Лешина группа спустится по западному склону перевала Коварный. И в возможности этого спуска никаких сомнений у него не было. Поскольку спуск всегда технически сложнее подъема, то проблем быть не должно. Озадачивает только название перевала. Раз Коварный, то надо допускать какую-то неожиданную опасность. Какую? И с какой стороны перевала? Надо представить себе этот перевал. На север от него поднимается широкий и пологий склон горы Сэнквынёр. Здесь никаких каверз и быть не может. То же самое и восточный спуск с перевала. Широкий и пологий он выводит в долину реки Люльсынвит. Если они смогут подняться на перевал, то именно по нему они и спустятся, только не сразу в долину, а пойдут по восточному склону горы Кантынсорумнёр к верховьям реки Сорочья. Да, именно так, чтобы избежать переправы там, где эта река становится шире. А дальше уже никаких проблем не будет. Бодренько зашагают к озеру, устроятся на его берегу. Дров там навалом. И все же, почему перевал назвали Коварным? Где может быть ловушка? С юга на перевал спускается сложный для восхождения склон горы Кантынсорумнёр. Именно из-за сложности этого восхождения он и решил разделить группу. Тут сложность, а не коварство. Так что подвох таится на западном склоне. А потому надо допустить, что они не смогут подняться по этому склону и рассмотреть и другие варианты. Западный склон горы Кантынсорумнёр им рассматривался как элемент запасных вариантов. Во-первых, если не удастся пройти последний участок северного склона этой горы. В этом случае он намеревался через ребро перейти на западный склон. И, во-вторых, если разведка покажет невозможность спуска по южному склону. Спуск по западному интереснее, чем по восточному, где, собственно говоря, и проблем-то никаких нет и быть не может. Ну, разве что кроме узкой полосы сыпухи. Потому он его и избрал в качестве альтернативы. Спустившись по этому склону с отклонением к югу, можно выйти на полку. Она недлинная, метров пятьдесят, не более, и относительно широкая, метра полтора в северо-западном конце и чуть более двух в юго-восточном. И выводит эта полка на пологий спуск к тем же верховьям реки Сорочья. Из-за этой полки он и отказался от варианта, согласно которому группа Леши Черняка, спустившись с перевала Коварный на запад, должна была по ней выйти к реке Сорочья. И отказался именно из-за наличия в этой группе двух новеньких женщин, которых необходимость идти по полке, прижимаясь к скале и видя слева обрыв может испугать. Обеспечить же надежную страховку Леша и Петя не смогут. Но сейчас выбора нет, а потому, если перейти через перевал Коварный не удастся, то они пойдут к этой полке…

- Олег, мы готовы, - прервал его размышления Катин голосок.

- Да, девочки, идем. И хотя сегодняшнее утро подарило нам такую сказочную красоту, оно же загнало нас в цейтнот. Расточительно тратить время нам более нельзя. А потому соберитесь, будьте внимательны, осторожны и дисциплинированы. Договорились?

- Мы постараемся, - негромко сказала Соня.

- Мы очень-очень будем стараться, - улыбнулась Катя.

Олег застегнул клапан рюкзака, вскинул его на плечи. Затем помог женщинам. Через минуту они уже шли к разведанному Олегом спуску в ущелье. Велев женщинам скинуть рюкзаки, Олег ловко спрыгнул с уступа, перешагнул через ручеек, снял рюкзак, пристроив его возле большого камня. Обернулся. Соня уже сбросила свой рюкзак, Катя, почему-то, медлила.

- Катя, чего же ты медлишь?

- Олег, а можно я попробую спуститься с рюкзаком? Только подстрахуй меня.

Не ко времени, конечно. Но и отказать нельзя. Чем быстрее хотя бы одна из женщин овладеет навыками ходьбы в горах, тем выше их шансы выбраться живыми.

- Хорошо.

Олег подошел к обрыву, протянул Кате руку. Женщина неуклюже спрыгнула вниз, чуть не снеся самого Олега. Что ж, начало положено. Катя перешагнула через ручеек, привалилась, было, спиной к скале, но Олег подозвал ее. Сняв с обрыва Сонин рюкзак, он протянул его Кате. Женщина приняла рюкзак, поставила рядом с Олеговым. Потом достала из кармана фотик. Олег поднял руки, взял Соню подмышки и аккуратно спустил женщину вниз. Уже почти коснувшись носочками земли, женщина всем телом прижалась к Олегу, и тот, как вчера на переправе, ощущает трепет женских грудей. Но вот вскинуты рюкзаки, маленькая группа углубляется в ущелье. Идут так же, как и вчера: впереди Олег, за ним Соня, а замыкающей Катя. Верхняя часть ущелья уже освободилась от снега, но из-за поворота высовывался снежный язык. И это неплохо. Вряд ли это фирн. А даже, если и фирн, то поверх него лежит слой слежавшегося за зиму сезонного снега. По нему идти гораздо легче. Только бы он не напитался влагой. Хотя, вряд ли. Предыдущие дни были холодными, ночами даже подмораживало.

- Девчата, дальше пойдем по снежнику, - негромко сказал Олег. – Верхняя его часть, да, пожалуй, и средняя вполне надежная. А вот внизу этот снежник может превратиться в снежный мост над бурным потоком. Поэтому не смещайтесь к середине ущелья. Даже если вам покажется, что там идти лучше. Катя, ты идешь замыкающей, контролируй не только себя, но и Соню.

Олег не обманулся в своих ожиданиях. Они легко спускались по снежнику, даже Соня не отставала. Ущелье узкое, а потому закрывший ручей снег избавлял туристов от необходимости искать проход между скалой и потоком воды. Чем ниже они спускались, тем внимательнее становился Олег. Зная, что под слоем снега течет поток воды и что чем ниже, тем тоньше слой снега над ним, он, прежде чем сделать следующий шаг, прощупывал палкой надежность снежного моста. Держит, идти можно. Надо только держаться ближе к правому скальному склону. Еще раз наказал Соне и Кате идти за ним след в след, соблюдать двухметровую дистанцию и уж ни в коем случае не смещаться к середине снежника. Обе женщины заверили его, что будут идти след в след.

Первое время Катя внимательно следила за тем, как идет Соня. Но цепочка шагов ее подружки совпадала со следами Олега. Поскольку шаг Сони был короче, то некоторые ее следы попадали между отпечатками подошв мужских ботинок, где-то заходили на них. И Катя, уверовав, что на спуске ничего с ними не случится – ведь Соня такая осторожная и внимательная – принялась разглядывать ущелье, становившиеся все выше и выше скалы. Она даже достала из кармана куртки фотик, сделала несколько снимков. Ведь и их с Соней дочкам будет интересно увидеть эти суровые красоты. Пусть на фотографиях.

Соня боялась, что спутники будут мешать ей общаться с горами. Но этого не произошло. Олег шагал молча, он вообще, когда они шли, был неразговорчив. Но сегодня особенно, только изредка бросал короткие реплики. И по этой молчаливости Олега Соня вдруг заподозрила, что ситуация изменилась к худшему, что сегодня утром Олег заметил и понял то, чего не заметили ни она, ни Катя. На душе стало тревожно, и Соня стала просить горы пощадить их, не губить. Но Олег шагал спокойно и уверенно, а вот сзади раздались такие знакомые, характерные звуки. Это же Катя фотографирует. Значит, не так уж все опасно. Идти легко, все же снег – это не курумники, где боишься оступиться, споткнуться о камень и упасть. И волнения, страх медленно ушли из Сониной души. Женщина зашагала спокойнее. Очередной шаг Олега обнажил камень, неровный, кажущийся ненадежным. Соня помедлила и шагнула чуть влево, обходя его. Ботинок скользнул по другому камню. И женщина еще сдвинулась влево, улыбнулась, ощутив под ногами приятную упругость слежавшегося снега. Выпирающие из снега камни, по которым шел Олег, образовывали небольшую площадку, длиной метра два-три. И Соня решила обойти их по снежнику. Вот же оно, такое ровное белое поле, по которому ей так легко идти. Шаг, другой. Вдруг под левой ногой что-то хрустнуло. Соня посмотрела вниз. На поверхности снега образовались трещины. Женщина не успела осознать случившееся, как кусок снежника резко просел, ее левая нога потеряла опору. Не устояв, Соня упала на левый бок, попыталась встать. И тут с шуршанием обрушился целый пласт, ее голова повисла над провалом, на дне которого мчался бурный поток. Женщина попыталась удержаться, но почувствовала, что медленно скользит вниз, в эту страшную дыру. Она попыталась ступнями зацепиться за снег, но он не захотел держать ее тело, ускользал из-под ног, ссыпаясь вниз.

- Вот и все, это конец, - поняла она. – Никогда больше я не увижу Верочку и Машеньку. Никогда. А Олег и Катя поженятся. Не сразу, конечно, но поженятся. И никаких проблем у них не будет…

Соня напрягла все силы, пытаясь руками подтянуться назад. Но ее тело еще продвинулось вперед, теперь уже по грудь она нависала над зловещим провалом. Осознав, что еще секунда-другая и она полетит вниз, женщина пронзительно закричала…


Рецензии
Душещипательная концовка. Цейтнот - главный источник ошибок, хоть и косвенный.
С уважением, Ев. Ратник.

Евгений Ратник   25.11.2018 18:40     Заявить о нарушении
P.S. Теряюсь, какой это район? Названия вершин на языке Хантов...

Евгений Ратник   25.11.2018 18:45   Заявить о нарушении
На это произведение написано 10 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.