Погоня за призраком. часть первая. гл. 3

                Глава 3

 Утром в субботу Александр приехал в районный отдел милиции. Дверь в кабинет начальника уголовного розыска была открыта настежь. Заметив вошедшего в кабинет Серова, Богданов оторвал свой взгляд от бумаг и посмотрел на него.
 - У тебя что, день открытых дверей? - спросил его Александр и улыбнулся.
 - Жара, - коротко бросил Валера. – Нормальные люди на пляже балдеют, а здесь в кабинете истекаешь потом.
 - Не ворчи, Богданов, все равно не разжалобишь. Что-то новое «нарыл»?
 - Читай, здесь все, что удалось нам накопать за эту ночь.
 Серов сел за стол и, взяв справку, начал читать.
 - Интересно, Валера, получается. Здесь - смотри, как и при убийстве Новиковой, преступник ничего не искал, он даже не взял деньги, которые лежали на столе. Богданов, как ты думаешь, почему он закрывает лицо жертвы полотенцем?  Чего он боится?
 - Это ты его спросишь, Серов, когда задержишь. Единственно с чем я с тобой могу согласиться, что этот малый - больной на голову. Когда я не понимаю логику человека, я всегда теряюсь и немножко боюсь этого человека. Вот и сейчас, я испытываю подобное чувство. Мне не понятен подбор жертв, почему он убивает лишь старушек, а не молодых и красивых девушек? Может, ты мне объяснишь, почему он это делает?
 - Если бы знал прикуп, то жил бы в Сочи, - ответил Александр. – Я сейчас поеду к себе на работу и попробую проанализировать все эти преступления. Может, тогда я смогу ответить на твой вопрос.
 - Давай, думай. Я отпускаю людей, они всю ночь пахали. Пусть немного отдохнут.
 - Хорошо. Тебе решать, - ответил Серов и, пожав руку Богданову, направился к выходу.
 Серов открыл окно. В кабинет ворвался жар и шум улицы. Он  положил справку на стол и, откинувшись спиной на спинку стула, задумался. Достав из тумбы стола лист чистой бумаги, он начал составлять только ему понятную схему.
 «Все убитые женщины - преклонного возраста, которые проживали в старых «хрущевках», на третьем этаже,  - размышлял он. – С чем это связано? Наверняка, с возможными путями отхода. А это значит, что он может легко спрыгнуть вниз с третьего этажа и при этом не поломать себе ноги. Следовательно, он - или бывший спортсмен, или хорошо подготовленный к подобным прыжкам человек. А сейчас - думай Серов, где можно всему этому научиться? Все правильно. Значит, он служил или до сих пор служит в специальном подразделении, где есть высотная подготовка. Во-вторых, все жертвы - одинокие женщины, то есть проживали одни. Вопрос, как он их вычислял? Не исключено, что кто-то помогал ему делать это. Все жертвы задушены. Он не меняет свой подчерк. Опять - вопрос, почему?  И самое главное, обстановка в квартирах не была нарушена, ценности и деньги не тронуты. Выходит, преступник убивает женщин без цели обогащения, а, следовательно, он проникает в жилище лишь с одной только целью и эта цель- убийство».
 Громкий звонок телефона оторвал его от размышлений. Александр поднял трубку. Звонил начальник отдела. Собрав со стола бумаги, он направился к нему.
 - Ты, когда закроешь этот вопрос с бабушками? – не здороваясь с ним, спросил его Сергей Иванович. – Я сейчас был на совещании у исполняющего обязанности начальника Управления. Скажу честно,  мне было стыдно от критики, которую он обрушил на работу нашего отдела. Ему звонили из мэрии. Руководство города интересуется, когда мы раскроем эти убийства?
 - Трудно сказать. Все намного сложнее, чем кажется на первый взгляд. Этих убийств, между прочим, четыре. Все началось полтора месяца назад, а когда закончатся, не знает никто?
 - Сколько? – удивленно переспросил его удивленный Горохов. – Ты ничего не путаешь, Серов?
 - Нет. Два убийства оказались латентными и были выявлены мной три дня назад.
Последняя реплика Серова окончательно лишила Горохова дара речи. Он замахал руками, словно отбиваясь от какого-то вполне  реального человека, который пытается напасть на него. Наконец он успокоился.
 - Кто кроме нас еще знает об этом?
 - Только Панкратов, который и помог мне выявить эти преступления.
 В кабинете стало тихо. На лице Горохова можно было прочитать, что тот что-то придумал.
 - Вот, что, Серов. Пусть это все останется пока между нами. Зачем поднимать лишний шум. Ты сам-то, что думаешь обо всем этом?
 - Я вам вчера все это изложил в рапорте. Вы, что его не читали?
 - Нет. Ты думаешь, что я здесь просто так сижу и читаю ваши бумажки? Посидел бы ты немного на этом месте, запел бы по-другому.
 Александр не ответил, так как почувствовал в словах своего начальника явные нотки провокации. Любой его ответ, мог вызвать у него непредсказуемую реакцию.
 -  Насколько я тебя понял Серов, ты считаешь, что это - маньяк?
 - Да. Думаю, что это - не последнее его убийство. Хорошо, если выйдем на него быстро, а так, черт его знает, сколько старушек он еще «замочит».
 - Не каркай, Серов. Ты представляешь, что будет, если об этом узнают журналисты? Да нас с тобой просто порвут, как тузик грелку. Давай, займись этим делом вплотную.
 - Я и так занимаюсь, но здесь нужна группа. У Богданова много текучки и он едва ли сможет серьезно заниматься этими убийствами.  Могу сказать лишь одно, преступник-человек неглупый, пока он не оставил нам ни одного следа, за который мы могли бы зацепиться. Вот я здесь немного подумал, так сказать, попытался проанализировать эти преступления. Взглянуть не желаете, Сергей Иванович?
Горохов махнул ему рукой, давая понять, что их разговор закончен. Александр вышел из кабинета и посмотрел на тонкую папочку, что держал в руках. Странно, но Горохов не стал вникать и обсуждать то, о чем он размышлял в своем кабинете перед его звонком.
 - Вы к себе, Александр Константинович? – спросила его Лариса.
 - Да, а в чем дело? Сегодня суббота, почему вы на работе?
 - Я просто хотела вас угостить вареньем. Вчера мы с мамой сварили варенье из абрикосов, вот я и хотела угостить вас.
 - Спасибо, Лариса, - произнес он. – Мне, конечно, приятно твое внимание к моей персоне, но я боюсь тебя разочаровать.

***
 Субботний вечер. Городской шум за окном затихал. Жара спадала. Александр открыл окно и сел в кресло. Он любил эти вечерние минуты, когда можно было немного расслабиться и отвлечься от рабочих проблем. Вот и  этот вечер не стал для него исключением. Серов удобно устроился в кресле и, закурив, стал смотреть городскую программу новостей. Миловидная девушка рассказывала о встрече городской общественности с руководством областного управления внутренних дел. Среди руководителей УВД  Серов заметил и своего начальника - Горохова Сергея Ивановича.
 - А, вот, что нам рассказал начальник отдела по особо важным делам, - произнесла диктор и посмотрела на Сергея Ивановича.
  Горохов, словно кинозвезда, мило улыбнулся ведущей и, откашлявшись, начал свое выступление. Неожиданно для Серова, начальник отдела вдруг обратился к аудитории с просьбой оказать помощь милиции в розыске и задержании преступника, который убивает престарелых граждан нашего города.
 - Как вы считаете, Сергей Иванович, в городе появился маньяк? – спросила его ведущая.
 Горохов посмотрел на начальника УВД, а затем, произнес:
 - Может, еще рано называть этого человека маньяком, но он очень опасен и сейчас на его розыск и задержание ориентированы все силы милиции. Я могу сообщить, что за информацию об этом человеке УВД области готово заплатить один миллион рублей.
 «Что он делает? – подумал Серов. – Он же пугает людей! Не исключено, что многие из них испугаются и вместо того, чтобы оказывать помощь, предпочтут молчать. Страх перед убийцей окажется намного сильнее обещанных им денег. Во-вторых, кого искать? Мы же ничего не знаем о преступнике, у нас нет ни примет, ни какой-то другой информации!».
 От телевизора его отвлек телефонный звонок. Кроме жены, дежурного по УВД и дочери, никто не знал номер его городского телефона.
 - Здравствуй, Серов, – услышал он голос жены. – Это правда, что у нас в городе появился маньяк?  Ты опять, наверняка, занимаешься его розыском и задержанием.
 - Здравствуй! Что-то случилось? – словно не услышав его вопроса о маньяке, спросил он супругу.
 - Да. Меня завтра дома не будет, я уеду к подруге на дачу. Так что можешь не приезжать.
 - А, почему к подруге? У нас ведь есть своя дача? Я работаю, так, что там никого нет. Ты можешь хорошо отдохнуть и там.
 - Не хочу. Она, во-первых, далеко от города, - произнесла она, капризным голосом, а во-вторых, мне там просто не нравится. Там, наверняка, не осталось ничего от  моего уюта.
 - Как далеко? Ведь когда мы ее покупали, я говорил тебе, что не всегда я смогу возить тебя сюда. Помнишь, что ты мне тогда ответила? Ты сказала, что ты сама сможешь ездить сюда рейсовым автобусом. Так, что же изменилось или автобусы перестали туда ездить?
 - Просто я не хочу бывать там, где бываешь ты. Разве ты это еще не понял?
 - Вон оно, что? – начиная раздражаться, произнес он.
 - Так, что завези мне вещи завтра вечером или в понедельник с утра.
 - В понедельник не смогу, я ведь работаю, значит, попробую завезти завтра вечером.
 Она положила трубку. Александр сел в кресло и снова взглянул на телевизор. По нему шел фильм о работе милиции. Оперативник, с бицепсами культуриста, крушил направо и налево челюсти преступников. Улыбнувшись, он выключил телевизор и направился на кухню. Он не любил современные фильмы о работе уголовного розыска. Ему было обидно, что современные режиссеры делают большой акцент на физическую силу, а не на умственные способности оперативников.
«Интересно, а что сейчас делает преступник? Наверное, сидит, улыбается и смотрит телевизор. А, может и наоборот, сидит в темноте и трясется от страха. Ведь неспроста он закрывает лица своих жертв полотенцами. Он просто боится застывших глаз своих жертв, ведь многие из них почему-то верят, что в глазах жертвы, словно на фотографии остается образ преступника. Все правильно, поэтому он и нападает на старушек со стороны спины. В понедельник нужно переговорить со специалистами, пусть они составят психологический портрет душегуба».
Сунув две таблетки себе в рот, он запил их водой и выключив свет, направился в спальню.

***
 Вечером в воскресенье Александр заехал к жене, которая жила в центре города. Прежде чем вытащить из багажника машины ее вещи, он набрал ее телефонный номер. Трубку долго никто не брал. Когда он уже был готов отключить вызов, в трубке что-то щелкнуло, и он услышал голос супруги:
 - Саша? Это ты?
 - Да, это я. Вот уже полчаса стою около твоего дома, чтобы разгрузить свою машину. Тебе эти вещи нужны или ты решила в очередной раз немного поиздеваться надо мной?
 - Извини, но я до сих пор на даче у подруги. А, ты не мог бы завтра привезти мне  вещи?
 - Лена! Ты хоть немного пожалей меня, я же тебе не мальчик. Ты там отдыхаешь со своей подругой, а я гоняю по всему городу, чтобы отдать  тебе вещи, без которых ты просто не можешь жить.
 - Почему ты разговариваешь со мной, Саша,  в таком тоне? У тебя есть машина, разве тяжело привести их мне в удобное для меня время? Привези их завтра, если тебе это не так тяжело?
 - Завтра я не могу, у меня - работа, ты это хоть понять можешь? Я отдам твои вещи дочери, пусть она и привезет их тебе.
 - Как тебе не стыдно, - произнесла супруга. – Я не хочу, чтобы ты передавал их Маше. У нее и без этого много дел.
Чтобы не сорваться, он отключил трубку и бросил ее на пассажирское сиденье. Он хотел завести двигатель, но тут вдруг снова раздался телефонный звонок.
 - Ты, что бросаешь трубку? Что опять тебя понесло?
 Прежде, чем ответить ей, он глубоко вздохнул.
 - Лена! Что еще тебе от меня нужно? Мы с тобой не живем больше года. Сейчас у тебя своя жизнь, а у меня своя. Ты попросила меня, чтобы я привез тебе милые твоему сердцу безделушки, я тебе привез. Что тебе еще от меня нужно?
 - Я не хочу, чтобы ты разговаривал со мной в таком тоне. Я и так всю жизнь прожила с оглядкой на тебя.
 - Говори точнее, с какой оглядкой, - произнес он, - я, что тебя обижал? Может быть, бил или оскорблял? Ты не работала, сидела дома и у тебя была уйма времени, чтобы переосмыслить свою жизнь, свой выбор. Почему ты тогда не ушла, когда я был еще здоров?
 - Дурой была, вот и не ушла. Сейчас жалею об этом. Ты мне сломал всю жизнь…. Ты отобрал и растоптал мою молодость….
 В трубке послышались всхлипы.
 - Хорошо, так и быть. Я выберу время и завезу тебе все то, что ты просила, - произнес он и нажал кнопку отбоя.
 Он завел двигатель машины и поехал обратно к себе домой. Каждый подобный разговор с женой наносил очередную зарубку на больном сердце. После перенесенного им  инфаркта миокарда ему предложили уйти с работы на пенсию по болезни, но он отказался и попытался доказать всем, а в том числе и себе, что инфаркт - не приговор для человека и ушел полностью в работу. Сейчас он жил один и его позднее возвращение с работы больше не нарушало семейной идиллии. На светофоре он чуть не ударил стоявшую перед ним автомашину и, мысленно обругав себя матом, обтер вспотевший лоб ладонью. В эту ночь он плохо спал, ему снился сон, что он вновь молодой и женится на своей супруге. Он дважды вставал ночью и, выйдя на кухню, долго курил, оставаясь под впечатлением сна, который никак не хотел отпускать его в эту ночь.

***
 - Привет красавица, - произнес, улыбаясь Александр. – Для меня что-нибудь есть?
 Лицо Ларисы вспыхнуло.
 - Все шутите, Александр Константинович. Вот вам журнал, расписывайтесь за входящую почту. Вы у нас словно кинозвезда, - произнесла девушка и громко засмеялась. – Смотрите - сколько вам почты, артистам столько не пишут, сколько вам.
 Расписавшись в журнале, Серов забрал почту и, улыбнувшись Ларисе, направился к себе в кабинет. Открыв окно, он начал  внимательно читать и откладывал в сторону ответы, полученные ЖЭУ. Все они были однотипны, словно написанные одним человеком, под копирку. Руководители ЖЭУ сообщали, что заявок на ремонт сантехники и других бытовых приборов в домах, где были совершены убийства, в указанные им дни не поступало. Подобный ответ был  и от службы «Горгаза».
«Выходит, официальных заявок, не было, - подумал он. – Нужно опросить самих сантехников, может, эти люди, и обращались непосредственно к ним за помощью, минуя официальные каналы. Однако, все они жили в разных городских районах и обслуживали эти адреса разные ЖЭУ. Не мог же один тот же убийца работать в этих организациях одновременно. Но, все равно, надо поручить эту проверку Богданову Валере, пусть его ребята сделают это дело».
 Александр подошел к окну и, достав сигарету, закурил. По приказу начальника Управления, сотрудникам было категорически запрещено курить в рабочих кабинетах, однако, Яковлев  был в отпуске и Серов решил использовать этот шанс в своих интересах. Он глубоко затянулся и выпустил дым на улицу. Неожиданно дверь открылась, и в кабинет вошел Сергей Иванович. На его лице сияла улыбка.
 - Нарушаем? - произнес он. – Ты, что не читал приказ начальника Управления?
 - Не то, что читал, даже подписался, что ознакомился с ним лично. И что?
 Горохов сел на стул, и дождавшись, когда Серов закончит курить, спросил его:
 - Ты смотрел мое субботнее выступление по телевизору? Ну и как?
 - Если честно? Скажу одним словом, глупо и преждевременно.
 На лице Горохова пробежала едва заметная ухмылка. Он явно не ожидал услышать от Серова подобную оценку.
 - И в чем же заключается эта глупость? Расшифруй мне, глупому и недалекому человеку. Давай, Серов, не стесняйся. Будем считать это критикой снизу.
Горохов пристально посмотрел на Серова, давая ему понять, что готов услышать от него о своей глупости.
 «Говорить или нет? – подумал Александр. – Наверное, нужно сказать, ведь кроме меня ему об этом никто из сотрудников управления не скажет».
 - Первое, - тихо произнес Серов. – Вы сильно напугали население города своим выступлением об убийце. Что вы преследовали, сообщая об этих преступлениях? Вы не только напугали население, но вы насторожили и убийцу. Думаю, что он сделает вывод из вашего выступления. Второе. Скажите мне, вот вы призвали людей к поиску и задержанию преступника. Кого они должны искать? У нас нет ни его фотографии, ни его примет, ни описания внешности. Преступник, наверное, потирал ладони от удовольствия, ведь у милиции нет никаких зацепок в отношении его. Сейчас нас с вами забросают заявлениями и замучат звонками о предполагаемом преступнике, которых люди будут видеть в каждом прохожем. Скажите, кто это все будет проверять? Нужно создавать специальную группу, которая будет только сидеть на проверках этой информации.
 Лицо Горохова потемнело. Только сейчас он понял, что совершил большую ошибку.   Несмотря на охвативший его гнев, он спросил Александра:
 - Что предлагаешь?  Ну, прокололся, с кем не бывает….
 - Это вы уже сами решайте. Вы - начальник, вам и принимать решение.
 - Критиковать, Серов, всегда легче, чем что-то посоветовать, - произнес он с обидой в голосе.
 - Вы сами создали подобную ситуацию, вам из нее и выбираться. У меня есть чем заниматься, вы  сами это знаете.
 Горохов вскочил со стула и, не обращая внимания на Серова, стал шагать по кабинету от стены к стене. Вскоре он остановился и быстро направился к двери.
На столе Серова зазвонил телефон. Александр снял трубку и услышал голос Ларисы.
 - Александр Константинович! Можно я занесу вам чая?
 Эта просьба была столь неожиданной для него, что он растерялся.
 - Конечно. Я не против этого, - произнес он и положил трубку.

***
 Вся неделя Серова была похожа на какой-то один сплошной кошмар. Бесконечные звонки граждан, сотни письменных обращений граждан, которые почему-то стали считать своих соседей преступниками и просили их арестовать и посадить тех в тюрьму. В пятницу поток всех этих обращений стал понемногу спадать. Александр, назначенный руководителем группы разбора всех этих обращений, вынужден был полностью отойти от работы по раскрытию этой серии убийств. Однако, предчувствие нового убийства не покидало его. За все годы, что он работал в этом отделе по особо важным делам, у него обострилось подобное чувство и сегодня, он вновь ощутил его, как никогда остро.
 На столе зазвонил телефон. Звонок был таким резким и неожиданным для него, что он невольно вздрогнул.
 - Серов, - привычно представился он. – Слушаю….
 - Александр, здесь звонят твои коллеги, хотят переговорить с тобой. Соединить?
 - Давай, - коротко ответил он и пододвинул к себе блокнот и ручку.
 - Александр Константинович, - услышал он глуховатый мужской голос. – Вас беспокоит Леонид Кипоть, город Волжск. Насколько я знаю, вы работаете по раскрытию убийств бабушек. Это так?
 - Да, - коротко ответил Павел.
 - Александр Константинович, у нас вчера зарегистрировано аналогичное преступление. Бабушка, семидесяти пяти лет, задушена у себя дома. Скажите, у вас есть электронная почта? Хочу отправить в ваш адрес ориентировку и  протокол осмотра.
 Серов продиктовал ему адрес и стал ждать. Наконец, на экране монитора появилось сообщение. Он нажал на кнопку и раскрыл его.
« 06.08.10. в 15-00 был обнаружен труп гражданки Самоделкиной А. А. , 1931 года рождения, проживающей: ул. Советская, дом 5, кв. 38. Тело лежало на полу головой к окну. Лицо жертвы было покрыто кухонным полотенцем. В процессе предварительного осмотра тела установлено, что смерть гражданки Самоделкиной наступила в результате асфиксии. Рядом с трупом  обнаружен телефонный аппарат. Предположительно, преступник  использовал шнур аппарата в качестве удавки. С места преступления изъят след обуви сорок третьего размера, принадлежащий неизвестному человеку, пять пленок со следами пальцев рук, принадлежащих Валынкину Евгению Николаевичу, 13.09.1972 г.р., который проживает этажом ниже. На шнуре обнаружены потожировые следы, принадлежащие неизвестному лицу. Ценности и деньги не похищены, обстановка в квартире не нарушена.
Валынкин Е.Н. допрошен, с ним был проведен полиграф. Причастность Валынкина к убийству не установлена. Из его допроса следует, что утром он заметил Самоделкину А.А. около магазина « Магнит». Он помог донести ей продукты до дома. В квартире убитой был минут десять. С его слов, потерпевшая кого-то ждала, так как постоянно смотрела на часы. Работа по делу продолжается».
Серов распечатал сообщение и направился с ним к начальнику отдела.
- Сергей Иванович, вот только, что получил из Волжска. У них - убийство. Думаю, что это - наш душегуб, - произнес Александр и протянул сводку Горохову.
 Тот медленно прочитал ее и посмотрел на подчиненного.
 - Это же здорово, Серов. Вот видишь, я напугал его своим сообщением, и он решил перебраться в другой регион. Думаю, что он больше к нам не сунется.
 - Так это же на границе с нашей областью.
 - Ты, прав. Однако, это территория не наша и пусть местные опера сами чешут репу и раскрывают это преступление.
 - Вы не правы, мы обязаны создать совместную группу и вместе с коллегами попытаться раскрыть это преступление.
 - Чепуха, самая настоящая чепуха! Я же сказал тебе на чистом русском языке, что это преступление совершено не на нашей территории. Пусть теперь этим делом занимается Главное управление уголовного розыска МВД России. Ты это понял или нет?  Если тебе нечем заняться, я найду тебе работу.
 Серов промолчал. Интуиция в этот раз подсказала ему, чтобы он не спорил с Гороховым, так как в любом споре с начальником всегда  проигрывает подчиненный. Он развернулся и вышел из кабинета.

***
 Прошла неделя и Серов, выбрав время, привез жене ее вещи. Выгрузив из машины две коробки, он занес ей их в квартиру. Жена встретила его довольно сухо.  Оставив коробки в прихожей, он направился к двери.
 - Погоди, Саша, - остановил его Елена. – Я хочу с тобой поговорить о нашей дочери, если тебя хоть как-то интересует ее судьба.
 Он остановился около двери и посмотрел на нее.
 - Ты знаешь, что Маше сейчас очень тяжело, ей не хватает денег?
 - Она мне об этом ни разу не говорила, - ответил Серов. – Когда она обращается ко мне с подобной проблемой, я всегда помогаю ей.
 - А, ты не думал, что она может стесняться тебя? Ведь ты у нас такой занятый человек, все ловишь и ловишь преступников, а вот судьба своей дочери почему-то мало интересует тебя. Ты всегда был таким сухим, нечеловечным. Для тебя вся жизнь – работа. Ладно, ты меня не считал за человека, но причем здесь наша дочь, внук…
 Глаза Елены пылали гневом, казалось, что еще одна его реплика, и она буквально порвет его на части.
 - Погоди, не шуми. Если она стесняется обратиться к отцу, значит ей еще не так тяжело. Почему об этом ты говоришь со мной? Ты, разве, не мать? Помоги….
 - У меня нет столько денег, сколько их у тебя.
 - Вон оно, что? Почему ты решила, что у меня много денег? Может, объяснишь?
 - Я это знаю, - коротко бросила супруга. – Ты всегда был при деньгах.
 - Лена, - спокойно произнес Александр, хотя внутри его бушевал шторм негодования. - Я не хочу говорить на эту тему. Передай дочери, если ей нужна моя помощь, пусть обратится лично ко мне. Мне посредники в этом вопросе не нужны.
 - Ты всегда был таким, жестким и жестоким. Для тебя, что я, что дочь.
 - Ты не права, дочь намного ближе, чем ты.
 Серов молча вышел из квартиры и, остановившись на лестничной площадке, он достал из кармана пачку сигарет и закурил. Неожиданно для него, дверь квартиры жены открылась и на площадку вышла супруга.
 - Ты забыл сказать мне до свидания, - произнесла она.
 - Ты, тоже. До свидания, - произнес он и  стал быстро спускаться по лестнице.
 «Почему, всякое общение с женой вызывает у меня какое-то болезненное состояние. Начитает ныть и болеть сердце, портится настроение. Неужели нельзя обойтись без всяких нравоучений? Почему она всегда учит меня, как мне жить, как поступать в той или иной ситуации?»
 Он почему-то сразу вспомнил случай, когда она позвонила ему на работу и попросила его помочь старой своей подруге, у которой за нарушение правил дорожного движения отобрал права начальник районного ГАИ. Несмотря на сложности по работе, он выбрал время и поехал в ГАИ. Начальник отделения оказался хорошим мужиком, и они быстро договорились.
 - Ну и знакомая у тебя, Саша, - произнес он. – Ты бы только слышал, как она оскорбляла меня. Не веришь, вот я даже отобрал два объяснения у прохожих, которые оказались свидетелями этого конфликта. Если хочешь почитай.
Серов быстро пробежал глазами по тексту. Он сам не очень любил сотрудников ГАИ, но здесь, читая эти бумаги, он полностью был на стороне начальника отделения. Он протянул их обратно начальнику отделения, но тот не взял их. Вернув Серову права, он проводил Александра до выхода.
 - Бывай, Серов. Другому бы я не стал помогать, а вот тебе помог.
 - Спасибо, капитан.
 Вечером он отдал права жене, которая тут же стала звонить своей подруге.
 - Ты знаешь, Саша забрал у него твои права. Так, что не переживай, все нормально.
 Через три дня ему позвонил сотрудник ГАИ.
 - Как же это так, Серов. Я тебе отдал все материалы, а твоя знакомая накатала на меня «вонючку». Мне сегодня из-за этого вкатили строгий выговор. Вот и делай людям добро.
 Это было, как ушат грязи, вылитой ему на голову. Он тут же набрал домашний номер. Когда трубку взяла жена, он попросил ее связаться с подругой и спросить ее, почему она так поступила. Минут через пять ему позвонила подруга жены.
 - Вы меня извините, Саша, но я не обращалась к вашей жене за помощью. Я просто рассказала ей, что произошло со мной утром. Я уже утром написала жалобу и передала ее в прокуратуру. Так что винить вам меня не за что.
 От всей этой истории ему стало как-то не по себе.
 - Лена! Я только что переговорил с твоей подругой. Она мне все объяснила, а самое главное, это то, что она не просила у тебя никакой помощи. Почему ты меня попросила ей помочь? Ты знаешь, в какой неприглядной ситуации оказался я?
Вот тогда он впервые услышал от нее не совсем приятные для себя слова:
 - Ты знаешь Серов, мне почему-то всегда бывает хорошо, осознавая, что тебе плохо.
 Эти слова жены, словно нож, вонзились в его сердце. С этого дня он хорошо знал, что надеяться на жену не стоит и в случае чего, она его непременно предаст, оставит  в сложной жизненной ситуации. Так оно и произошло.

***
 Как известно, понедельник - день тяжелый. Серов с трудом открыл глаза и посмотрел в сторону окна. На улице шел сильный дождь. Крупные капли монотонно стучали по стеклу и, не удержавшись на его поверхности, ручейками скатывались вниз.
 «Скоро осень, за окнами август», - промелькнули в голове строчки известной песни.
 Александр быстро привел себя в порядок и стал завтракать. В комнате зазвенел городской телефон. Он отложил в сторону салфетку и направился к телефону.
 - Саша, - услышал он голос жены, - ты не привез мне кое-какие вещи, о которых я тебе говорила.
 У него возникло желание швырнуть трубку, но он сдержал себя от этого порыва.
 - Все, что ты просила, я привез тебе. Что еще тебе нужно? Сейчас я возьму бумагу и специально запишу то, без чего ты не можешь жить.
 Жена стала перечислять, а он записывать.
 - Лена! Почему ты считаешь, что это твои вещи? - спросил он ее. – По-моему, все, что ты перечислила, было куплено на мои деньги.
 - Как на твои деньги? – словно не понимая, о чем он говорит, переспросила его супруга. – Конечно, ты прав. Я тогда не работала, сидела дома и готовила тебе еду, стирала, убирала квартиру. Разве это ничего не стоит? Поэтому, тебе не стоит меня обижать, напоминая мне о том, как ты подсадил меня на «финансовую иглу» и сделал меня заложницей своих денег.
 Александр рассмеялся. Ему показалось, что ее последняя реплика о «финансовой игле» была ей произнесена с особой дикцией и была равносильна  окончательному приговору, который не подлежал никакому обжалованию.
 - Ты не смейся, а лучше привези мне эти вещи. Они тебе ни к чему, а мне будет приятно.
 - Лена! Зачем тебе все это, у тебя же все это есть? Ты же все всегда покупала в двух экземплярах, один из которых дарила своей тетке. Сейчас ты живешь в ее квартире, а это значит, что это все у тебя есть.
 - Все равно, привези.
 - Хорошо, - ответил он и положил трубку.
 Пока Серов шел к своей машине, его окатила водой из лужи проезжавшая мимо него машина соседа. Выругавшись вслед удалявшегося автомобиля, он сел в машину и поехал на работу.
 - Ты что, опаздываешь? – спросил его товарищ из отдела, попавшийся ему в коридоре. – Через пять минут Горохов собирает всех оперативников у себя.
Серов заскочил на минуту в свой кабинет и, схватив со стола ежедневник, направился на совещание. Стульев всем не хватило и многим сотрудникам отдела пришлось стоять вдоль стены кабинета. Горохов говорил много и долго, он умел это делать, говорить ни о чем. Вот и в этот раз он начал говорить о плохой оперативной работе сотрудников отдела, а затем вдруг резко переключился на вопрос о дисциплине.
 - А теперь все по рабочим местам, - произнес он привычными для всех комсомольскими призывами.
 У двери образовалась пробка. Серов стоял у стены, ожидая, когда сотрудники выйдут из кабинета.
 - Серов! Подожди минуту, - обратился к нему Горохов.
 Александр подошел к столу и сел на стул.
 - Что это? – спросил его Сергей Иванович, протягивая ему лист бумаги.
 - Это мой рапорт, - спокойно ответил Серов.
 - Я - не слепой, - огрызнулся начальник отдела, - вижу, что рапорт. Серов, почему ты  адресовал его мне?
 - Потому, Сергей Иванович, что вы - мой непосредственный начальник. Если вам это не нравится, то могу переадресовать его начальнику Управления.
Губы у Горохова вытянулись в струнку и заметно побелели. Это был явный признак того, что он начинал злиться.
 - Ты кого из себя корчишь, Серов? Ты думаешь, что написал этот рапорт и снял с себя ответственность за нераскрытые убийства? Не получится, Серов, не получится.
 - А я и не снимаю с себя ответственности за эти нераскрытые убийства. Просто обращаю ваше внимание на то, что нужно заниматься решением этого вопроса, а вы мне не даете это делать.
 - Выходит,  во всем виноват я? Ты такой белый, весь пушистый, а я - гад, который не дает тебе раскрывать эти преступления?
 - Я этого вам не говорил, Сергей Иванович, а тем более не писал. Не нужно домысливать то, о чем не говорится в рапорте.
 - А, кстати, Серов, - произнес он, - ты у нас - единственный сотрудник, который уже длительное время не участвовал в комплексных проверках районных отделов милиции. Вот и хорошо. Собирайся! Завтра в составе группы, которую возглавляет начальник штаба, выезжаешь в Заволжский район.
 - Сергей Иванович! Если я вам здесь пока не нужен, то отпустите меня обратно в отпуск пока на улице еще тепло.
 - Никаких отпусков, работать нужно, а не отдыхать. Понял?
 - Разрешите мне с этим вопросом обратиться к начальнику УВД?
 - Что? К начальнику УВД?
 Он схватил со стола рапорт и порвал его на мелкие клочки, которые швырнул в урну.
 - Свободен, Серов! Я все сказал!
 Александр закрыл за собой дверь кабинета и, улыбнувшись Ларисе, направился к себе в кабинет.


Рецензии
Здравствуйте, Александр! Очень интересный детектив, читаю с удовольствием. Маньяк убивает старушек, драгоценности не берёт. С какой целью он это делает? Какая всё-таки коварная жена у Серова, жаль мужика. Творческих удач и осеннего настроения! С уважением, Вера.

Вера Мартиросян   23.11.2019 22:36     Заявить о нарушении
Спасибо, Вера... Приятного чтения...

Александр Аввакумов   24.11.2019 09:26   Заявить о нарушении
На это произведение написано 39 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.