Погоня за призраком. часть третья. гл. 2

Вечером Александру позвонил отец Григорий.
- Как у тебя дела, Серов? – поинтересовался батюшка. – Не поймал еще душегуба?
- Нет пока, но обязательно поймаю.
- Бог тебе в помощь, - ответил отец священник. – Саша к вам в город я отправляю одного из иноков. У него в вашем городе живет родственник, который в настоящее время находится в больнице. Он никогда не был у вас и, наверное, ему будет сложно найти эту больницу. Помоги ему, если, конечно, у тебя будет время.
- Хорошо. Вы дайте ему мой телефон, пусть позвонит, когда приедет. Я найду возможность помочь ему.
- Вот и хорошо, Саша. Спасибо, что не отказал в просьбе.
Серов поужинал и, включив телевизор, сел в кресло. Вспомнив о конверте, который он сунул, уходя домой, Александр поднялся с кресла и вышел в прихожую. Вернувшись назад, он вскрыл его и, разгладив ладонью лист бумаги, начал читать. Это был ответ на его запрос в Министерство обороны.
«На ваш 24/ 1498 от 26 апреля сообщаю, что все военнослужащие срочной службы, а также военнослужащие, проходящие службу по контракту в «горячих точках», проходят обязательную дактилоскопию. Данные сведения хранятся в Информационном центре Министерства обороны. В отношении представленного вами образца сообщаем, что след большого пальца правой руки, предположительно, принадлежит рядовому 201 базы российских войск, расквартированных в Таджикистане - Полищуку Виктору Ивановичу, 1985 года рождения, уроженец города Иванов. Для более точного заключения прошу вас направить другие фрагменты пальцев.
В настоящее время Полищук В.И. демобилизован из рядов МО по состоянию здоровья».
                Инспектор ОК МО
                майор                Хромов.

Кровь прилила к голове Серова. Рука, державшая лист бумаги, мелко задрожала.
«Неужели я вышел на него», - первое, о чем подумал он. Александр еще раз перечитал документ.
Последняя фраза о дополнительном направлении других отпечатков руки, немного сбила с него эйфорию.
«А вдруг - ошибка и этот след принадлежит не Полищуку Виктору Ивановичу, а совершенно другому человеку? Нужно ехать в Москву и чем быстрее, тем лучше», - подумал Серов.
Он отложил в сторону от себя документ и откинулся на спинку кресла.
«Ехать в Москву, конечно, нужно, но меня могут и не отпустить. Зачем мне ехать, если там есть представитель Главного управления уголовного розыска МВД России, которому сделать это намного проще. С другой стороны, почему он, а не представитель ГУУР вышел на убийцу? Наверное, ответ здесь один - много преступлений. Это для тебя это- преступление века, а для него…. Впрочем, завтра и увидим, что он из себя представляет. Если хороший парень, то непременно проинформирую, а если так, из «пехоты», то промолчу, а иначе можно потерять время», - раздумывал Александр.
Он достал из пачки сигарету и закурил.
«Стоит ли об этом говорить Собину и Горохову? Эти люди никогда не интересовались этим преступлением. Значит, не стоит. Тогда как быть с выездом в Москву?»
Серов посмотрел на телефон. Ему как никогда хотелось поделиться своей радостью с кем-нибудь из своих коллег. Вдруг телефон вздрогнул, а затем зазвонил. Он не сразу поднял трубку, так как все происходящее показалось ему странным и не совсем реальным.
- Здравствуй, папа! Как у тебя дела? – услышал он голос дочери.
- Здравствуй, Маша, - радостно ответил он. – У меня пока все хорошо. Здоровье не подводит.
- Вот и хорошо папа. У нас тоже все хорошо.
В трубке раздался сигнал отбоя. Александр положил трубку и направился на кухню.

***
На следующий день приехал представитель Москвы – Миронов Антон Леонидович. Им оказался молодой человек в возрасте около тридцати лет. На его лице блуждала самодовольная улыбка. Смуглая кожа, темные вьющиеся волосы, аккуратно постриженные, красивый импортный костюм и плащ лишний раз подчеркивали его превосходство над Собиным и Серовым, которые были одеты в куртки и джинсы. Начальник отдела услужливо выхватил из  рук приезжего большую импортную сумку и, согнувшись от тяжести на бок, потащил ее к ожидавшей их автомашине.
- Как доехали, Антон Леонидович, - поинтересовался у него Собин. – Вас куда, в гостиницу или прямо на работу?
- Конечно, в гостиницу, - ответил москвич. – Справка по делу, надеюсь, уже готова?
- Все готово и справка, и баня, - засмеялся Собин каким-то неестественным для него смехом.
Москвич посмотрел на хмурое лицо Серова и промолчал. Ему явно не нравился этот мужчина, который сел рядом с водителем. Несмотря на то, что дорога заняла много времени, Миронов не проронил больше ни слова. Машина свернула направо и помчалась в сторону гостиницы.
- Если меня не подводит интуиция, вы и есть тот самый Серов? – спросил  москвич Александра.
- Вы угадали, - не дав сказать слово Серову, быстро произнес Собин. – Он у нас - один из самых опытных оперативников. Скажите, Антон Леонидович, а вы где работали до этого, я имею в виду - Главного управления?
Миронов не ответил и, судя по его выражению лица, был не совсем доволен заданным ему вопросом. Он был племянником заместителя начальника УВД города  Москвы и без особых усилий поступил в юридический институт МВД России, который закончил с красным дипломом. Ему пророчили большое будущее и предлагали остаться в институте для научной деятельности. Однако, несмотря на уговоры родственников, он твердо решил посвятить свою жизнь борьбе с преступностью. Дядя помог ему устроиться на службу в Главное управление уголовного розыска МВД России и вот уже второй год, он носил в своем кармане удостоверение старшего оперуполномоченного по особо важным делам. Несмотря на то, что он особых заслуг в раскрытии преступлений не имел, его все же назначили руководителем оперативной группы по раскрытию убийств престарелых женщин. Антон и сам не знал, почему этот, сидящий на переднем сиденье, оперативник сразу вызвал у него антипатию. Еще не сталкиваясь с ним в конкретном разговоре, он, почему-то внутренне ощутил его превосходство над ним.
- Александр Константинович, - обратился он к Серову, - вы подготовили справку по всем нераскрытым убийствам. Хочу ее почитать. Мне хочется уловить направление вашей работы, ваших мыслей.
- Справка готова, Антон Леонидович – снова не дав ответить Серову, ответил Собин. – Он еще вчера подготовил ее, я ее прочитал, кое-что поправил. Так что, приедете в Управление, почитаете, что мы здесь наработали.  А, как обстоят дела в других регионах?
Миронов снова промолчал, сделав вид, что не услышал вопроса начальника отдела. За время работы в МВД России он четко усвоил одно из правил аппаратной игры, никогда не спешить с ответом. Пусть его молчание ставит в неудобное положение других сотрудников, так как любой необдуманный ответ может моментально поломать его имидж - работника центрального аппарата.
Машина вильнула в сторону и остановилась напротив входа в гостиницу. Собин и Миронов вышли из машины и скрылись за стеклянными дверями гостиницы.

***
Серов пришел на работу довольно рано и, достав из сейфа материалы дела, начал печатать запросы, один из которых был в Министерство обороны. Закончив работу, он достал из пачки сигарету. Повертев ее в руках, он сунул ее обратно в пачку. Вчера он встретил инока, который приехал из монастыря. Александр довез его до больницы.
- Вас подождать? – поинтересовался у него Серов.
- Спасибо вам, Александр Константинович, за помощь. Вот примите баночку меда. Это меня попросил вам передать наш настоятель – отец Григорий.
- Спасибо. Всегда рад помочь.
В коридоре раздались грузные шаги. Так мог ходить в управлении лишь один человек – Собин.  Александр собрал все документы и направился вслед за ним, надеясь подписать у него запросы. Он открыл дверь приемной кабинета начальника отдела и  увидел Ларису, которая легкими движениями руки подкрашивала губы.
- Привет, подруга, - поздоровался с ней Александр. – Что у вас нового на олимпе богов?
- Привет, - радостно ответила Лариса. – Как сам?
- А, что мне будет? Работаем, - ответил он ей и улыбнулся. – Ты сегодня, Лариса, необычно красива. Какие красивые, черт возьми, у тебя глаза, в которых можно запросто утонуть.
- Вы только сейчас это увидели, Александр Константинович? - засмеялась она.
- Почему только сегодня? Я и до этого момента замечал это. Я всегда себя спрашивал, почему такая эффектная девушка работает в УВД?
В приемную, резко открыв дверь, вошел Собин.
- Вот хорошо, что я тебя увидел, - произнес он. – Я сейчас поеду за Мироновым, а ты, будь здесь, никуда не отлучайся.
Лицо начальника было сильно «помято». Похоже, они вчера с москвичом хорошо отдохнули. Вернулся Собин через час. Он позвонил Серову и попросил его зайти к нему. В кабинете помимо него находился Миронов.
- Ну, что готов отчитаться? – поинтересовался у него Антон Леонидович, хотя по его виду было хорошо видно, что ему не до отчета. – Сейчас пойдем к вашему Горохову, он тоже хотел бы послушать твои новые  наработки.
- Мне, в принципе все равно, где докладывать, здесь или в кабинете Горохова, - произнес Александр. - Я сейчас захвачу свои бумаги и можно идти.
Они вошли в кабинет заместителя начальника Управления уголовного розыска и сели за большой овальный стол, стоявший у окна. Горохов, поправил узел своего красивого галстука, встал со своего рабочего места и пересел за их стол. Взглянув на Миронова, он извинился перед ним за своего начальника, который из-за совещания у начальника УВД не мог присутствовать на этом совещании и посмотрел на Серова, предлагая тому начать свой отчет.
Серов в своем докладе дошел до момента своего выезда в Чебоксары.
- Погоди, Серов, - остановил его Горохов. – Тебя никто не направлял в этот город. Насколько я помню, я тебе задание на командировку не подписывал?
- Все правильно. Я выехал туда по собственной инициативе, на собственной машине. В официальной командировке мне было отказано.
Горохов посмотрел на Собина. Тот покраснел и отвел свои глаза в сторону.
- И что вам удалось почерпнуть в Чебоксарах? – спросил Серова Миронов.
- Там я столкнулся с попыткой фальсификации вещественных доказательств. В частности, мне были представлена фотография якобы предполагаемого убийцы, которого зафиксировала видеокамера. Как оказалось, это была фотография неизвестного человека годовой давности.
- И, что дальше? – поинтересовался у него Антон Леонидович.
- А, дальше то, что я обнаружил в представленной мне справке по биллингу телефонный номер, который был зафиксирован при убийстве гражданки Бурмистровой Валентины Яковлевны, которое было зарегистрировано у нас в городе.
Серов замолчал и посмотрел сначала на Горохова, а затем на других участников совещания, но их лица не выражали никакого  интереса.
«Для кого я все это докладываю? – подумал он. – Горохову, похоже, это не нужно. Собин мечтает лишь об одном, как бы поправить свое пошатнувшее с вечера здоровье. Миронов что-то рисует на листе».
- Вы нашли человека, которому принадлежит этот телефон?
- Да, это некто Тихомиров, хронический алкоголик, который продал свой телефон неизвестному мужчине.
- Понятно, - произнес Миронов. – Вы сделайте мне экземпляр вашей справки.
Горохов поднялся из-за стола, давая всем понять, что заслушивание закончилось.

***
Вечером все поехали провожать Миронова. Он был слегка пьян и поэтому «трещал» словно пулемет. Говорил он много, перебивал других, не давая им высказаться.
- Есть преступления раскрываемые и не раскрываемые. Эти убийства бабушек, похоже, из разряда «глухарей». Где я только не был, мне так и не удалось услышать что-то новое. Все топчутся на одном месте, изображая активную деятельность, - схватив Александра за руку, утверждал Миронов. – Вот и у вас  - «полный голяк». Никого ты и никогда не поймаешь. Ты это хорошо усвой, Серов. Только не делай обиженного лица.
- Антон Леонидович, а что вы не помогли им? – ответил на его реплику Александр. - Подсказали бы, как раскрывать, посоветовали бы оперативникам, может, быть общими усилиями и нашли бы этого убийцу, - ответил ему Александр.
Миронов замолчал и посмотрел на Серова. В глазах его снова вспыхнул огонек недовольства.
- А, ты не умничай, Серов. Ты - не лучше их. Мне вот тут рассказали умные люди, что ты из себя представляешь.  Я бы на твоем месте молчал и слушал, а не петушился.
Александр посмотрел на Собина, который словно не слышал эти слова, продолжая смотреть в окно автомобиля.
- И, что я из себя, представляю? – тихо спросил оперативник москвича. – Просветите…
Собин хотел перевести тему разговора в другое русло, но у него ничего не вышло. Москвич, явно, был обижен замечанием  и решил загнать Серова обратно в «стойло».
- Тебе не кажется, Серов, что ты сейчас в «неформате». То, что ты раньше раскрывал, нужно уже давно было позабыть. Да и что вы раньше раскрывали? Кражу нижнего белья с чердаков домов.
- А, что вы раскрыли, Антон Леонидович? - в ответ произнес Александр. – Вы и этого, похоже, сделать не сможете.
Лучше бы он этого не произносил. Миронов покраснел и начал говорить. Это было, наверное, единственное, что он умел хорошо делать.
- Как ты работал раньше, Серов! Ты,  для того чтобы раскрыть кражу тряпок, незаконно задерживал десятки ни в чем не повинных людей, закрывал их в камеры. Разве это правильно и законно? Да за подобные вещи вас самих нужно было всех сажать! Ты понял это, Серов? Да, о чем я тебе говорю, вы люди совершенно другой общественной формации, все, чему вы тогда научились, вы почерпнули из запасников опричников Советской власти – НКВД. Ты ничем не лучше этих костоломов, ты понял?
- А вы чему учились и у кого учились?
- Ты меня не понял, Серов. Вот сейчас ты не можешь «закрыть» человека на трое суток, поработать с ним по «полной программе» и, как следствие, не можешь раскрыть это преступление.
- А, ты можешь? – бросил ему в лицо Александр, переходя на «ты». – Ты вот приехал сюда, послушал, о чем я тебе рассказал, попил водку с бабами в сауне и домой с чистой совестью, с чувством честно выполненного долга.
Миронов схватил водителя за плечо.
- Тормози, командир, - приказал он шоферу. Кому говорю, тормози!
Водитель резко затормозил, прижавшись к бровке дороги.
- Пусть он выйдет! – обратился Антон Леонидович к Собину. – Я не хочу ехать вместе с ним в одной машине. Он мне неприятен и отвратителен.
Евгений Иванович посмотрел на Серова, осоловевшими от алкоголя глазами, соображая, как ему поступить.
- Выйди, Серов, не напрягай, нашего гостя. Тебе служить еще два месяца, а мне еще десять лет. Мне не нужны проблемы с Москвой.
Александр молча вышел из машины и, хлопнув дверью, направился в противоположную сторону. Машина с гостем рванула с места и  помчалась по улице.

***
Серов остановил свою машину и, увидев стоявшего около магазина Тихомирова, махнул ему рукой.
- Михаил! Подойди ко мне! Ты, что там «замерз» что ли?
Тот повернулся к нему лицом и, сделав вид, что это обращаются не к нему, продолжал свой разговор с какими-то мужчинами.
- Михаил! Ты что не понял! – снова окликнул его Александр и направился к нему.
Тихомиров что-то сказал своим приятелям и заторопился навстречу  Серову.
- Ты что, «хроник», русского языка не понимаешь? – спросил его оперативник. – Ты лучше не буди во мне зверя, а то прибью.
- Что вы, Александр Константинович, я просто не узнал вас, богатым будете.
- Это ты к чему, Миша? Что, выпить не на что?
- А вы, как настоящий опер, хорошо разбираетесь в чаяньях простого народа. Если приехали, значит, я вам понадобился. А, если это так, то на сто грамм заработать всегда можно. Правильно я рассуждаю?
- Правильно, правильно, - произнес Александр и невольно усмехнулся над логической цепочкой Тихомирова. - Если ты меньше бухал Тихомиров, то из тебя мог бы выйти неплохой философ. Покажи продавщицу, с которой тогда разговаривал тот парень, которому ты продал свой телефон. Помнишь, ты мне рассказывал об этом.
- Вы что делаете, Александр Константинович? Да со мной после этого никто здороваться здесь не будет. Нет, даже не просите об этом.
- Я что-то не совсем тебя понял. Скажи, а кто здесь кроме тебя знает, что я работаю в милиции? Если сам языком «трещать» не будешь, так и будешь ходить здесь в авторитете у местных «алкашей». Кого тебе пугаться, ты же - не вор, Тихомиров. А, сейчас, кончай базар, пошли в магазин.
Александр вошел в магазин и посмотрел на Тихомирова. Тот явно был не в «своей тарелке» и делал вид, что не знаком с Серовым.
- Михаил, ты куда уставился? Хватит ловить ворон. Покажи продавщицу, с которой разговаривал тот парень.
Тихомиров непонятно почему -то вдруг вздрогнул от голоса Серова.
- Вон та, - произнес он и рукой указал на молодую женщину лет тридцати. – Он с ней тогда болтал. Она точно должна его знать.
Александр взглянул на женщину, стоявшую около овощного отдела. Женщине было лет около тридцати- тридцати пяти. У нее были жидкие светлые волосы, которые были собраны в пучок на затылке. Маленькие глаза, глубоко сидевшие на ее круглом лице,   были сильно подкрашены и резко выделялись на ее бледноватом лице. Не обращая внимания на Тихомирова, который дергал его за рукав куртки, Серов направился к ней.
- Здравствуйте, девушка, я - из уголовного розыска, - произнес Александр и протянул ей свое удостоверение. – Мне нужно с вами поговорить.
- Это о чем? – произнесла, испугано продавщица. – У вас какие-то ко мне претензии?
- Да, что вы? Мне просто с вами нужно поговорить и не более.
- Ирина! Мне нужно отойти на минутку с товарищем, пусть Галка посмотрит за моим отделом.
Они прошли в комнату отдыха и сели за стол.
- Как вас зовут, - поинтересовался он у продавщицы.
- Наташа.
- Вот, что Наташа, меня интересует один человек, которого вы должны знать. Ему не больше двадцати пяти лет, он - русский, светловолосый, у него -  спортивная фигура. Вы с ним разговаривали чуть больше двух недель назад в вашем магазине.
- Это вы про Виктора, что ли, спрашиваете?
- Может и про него, я его в глаза сам никогда не видел. Откуда вы его знаете, когда и при каких обстоятельствах познакомились?
- Я даже не знаю, что сказать. Первый раз я его увидела в том году, это было летом. Месяц точно, я не помню. Тогда они привезли к нам в магазин товар. Ну, он и подвалил ко мне. Говорит, решил посмотреть город, попросил меня найти квартиру дня на два.
- Почему вы назвали его Виктором? Вы видели его паспорт?
- Нет. Он так представился мне.
- Скажите, он водитель?
- Нет. Похоже, он знакомый водителю или друг. Но приехали они вместе на одной машине.
- Вы нашли ему квартиру?
- Нет, но он, похоже, нашел ее сам, без моей помощи.
- Наташа! Ты куда пропала? Работать нужно, а не болтать, - произнесла вошедшая в комнату отдыха директриса. – Иди, работай. А вы, молодой человек, не отвлекайте продавца от работы.
Она виновато посмотрела на Александра.
-Ничего. Идите работать. Мы поговорим о нем вечером у меня в кабинете.
Серов написал на листочке свой телефон и, попрощавшись с Наташей, вышел из комнаты отдыха.

***
За окном кабинета стемнело и Серов, поднявшись из-за стола, включил свет. В открытое окно залетал легкий ветерок, шелестя листами бумаги, что лежали на столе у Александра.  Он сидел напротив Наташи и слушал ее рассказ об Викторе. На столе перед ними стояли чашки с уже остывшим чаем.
- Я не знаю, кем он работает или работал в компании «Магнит», но мне кажется, что он просто имеет много знакомых среди водителей и просто разъезжает вместе с ними по России. А что - довольно удобно. Сегодня ты в Башкирии, через неделю в Краснодаре. Водители, они  и есть водители.
Женщина загасила окурок сигареты в пепельнице и посмотрела на Серова.
- А, с кем он приезжал, Наташа? Подумай, может, вспомнишь с каким водителем?
- У нас чуть ли не каждый день кто-то приезжает, привозят товар, откуда я могу вспомнить. Да и не я товар принимаю, а администратор. Поднимите товарно-транспортные накладные, посмотрите, может, и найдите тех водителей, которые приезжали к нам в эти дни. Главный офис компании у нас находится в Краснодаре, а по территории России разбросаны региональные логистические центры. Откуда были эти машины, я вам сказать точно не могу.
- Спасибо, Наташа, за помощь, - произнес Серов.
- Да, что вы, Александр Константинович. Чем могла, тем и помогла.
Женщина набросила на плечи  плащ и направилась к двери. Серов проводил ее и снова поднялся к себе в кабинет. Сев за стол, он невольно задумался. Теперь Александр знал, он служил на 201 базе Министерства обороны РФ в Таджикистане. В одной из стычек с афганцами получил черепно-мозговую травму, после чего был уволен. Со слов Наташи, Виктор был очень аккуратным, обаятельным молодым человеком, легко входил в доверие к людям, особенно к престарелым женщинам, иногда представлялся им народным целителем. Серов был несколько удивлен, когда узнал, что Полищук обладает  экстрасенсорными способностями и может легко вводить человека в транс.
- Вы знаете, Александр Константинович, я почему-то очень боялась его. У него такой взгляд, не знаю даже как это сказать, но когда он смотрит на тебя, становится очень страшно. У него явно что-то с головой, - вспомнил он рассказ Наташи.
 « И так, что мы имеем на сегодня. Рост его около 180 сантиметров, хорошо развит, ранее занимался спортивной гимнастикой, имеет спортивный разряд  по самбо. Не курит, не пьет. Особая примета – родимое пятно за правым ухом, поэтому носит длинные волосы».
Александр закурил и посмотрел в окно. На улице уже зажглись фонари, а он все сидел в кабинете, размышляя и анализируя полученную от Наташи информацию.
« И где мне искать его? – подумал Серов. – В какой точке необъятной России он может сейчас находиться? Одному мне его явно не найти. Следовательно, нужно подключать к этому делу Главное управление уголовного розыска МВД РФ. Сейчас подготовлю ориентировку и отправлю в Москву».
Сев за компьютер, он начал быстро набивать текст. Он не услышал, как в кабинет вошел начальник отдела и сел на стул.
- Стучишь? Давай стучи, лучше сейчас настучать, чем потом перестукиваться, – произнес Собин и громко рассмеялся над своей же шуткой. – Куда строчишь, Серов?
- В Москву, в Главное управление уголовного розыска, - произнес Александр. – Я сегодня нашел человека, который хорошо знает убийцу в лицо. Вот здесь я составил его словесный портрет, хочу проинформировать Главк.
- А, ты уверен, что эта баба не ввела тебе в заблуждение? Может, она тебе рассказала о своем любовнике, а не об убийце? Кто может еще подтвердить ее слова? Не знаю, как ты, но я подписывать подобную бумагу не буду. Да и Горохов, вряд ли ее подпишет.
- Евгений Иванович! Это - наш единственный шанс попытаться остановить этого человека!
- Не нужно драматизировать ситуацию, Серов. Время у нас есть, не нужно спешить в этом деле. Иди, отдыхай, Серов. У меня и так «головняки» от тебя. Зачем ты так с Мироновым? Что он тебе сделал?
- Ничего не сделал. Просто мне стало неприятно, когда этот маменькин сынок стал учить меня жизни. Мне просто стало обидно за моих товарищей, которые всю жизнь ловили преступников, а теперь, выходит, мы вдруг неожиданно для многих стали костоломами.
- Поэтому Серов, рассчитывать на его помощь не стоит. Он палец о палец не ударит, чтобы тебе помочь в чем-то.
- Мне помогать не нужно. Я как-нибудь обойдусь без «сопливых». Мне за дело обидно.
- Ладно, пора по домам.
Собин встал со стула и, не спеша, вышел из кабинета.

***
Серов медленно ехал в центр города. С приходом весны людей на улицах города стало намного больше. То здесь, то там  можно было видеть гуляющие пары, которые  целовались прямо на пешеходных тротуарах, не обращая внимания на проходящих мимо них людей. Ему невольно вспомнились его годы молодости, когда все ребята и девчонки из ближайших домов собирались в сквере около его дома. В голове Александра снова зазвучали переборы гитары.
- Саша, сыграй что-нибудь из репертуара Юрия Антонова. У него есть хорошая песня «У берез и сосен»,  - попросила его Татьяна, симпатичная девушка, из соседнего дома. 
Вспомнив это, он невольно улыбнулся от нахлынувших на него воспоминаний. Все ребята из его дома пытались ухаживать за ней, но у них ничего не получалось. Девушка отвергала все эти ухаживания и была словно «Снежная королева», оставаясь гордой и холодной. Татьяна была стройной, с красивой копной рыжих, словно медь, волос. Особенно прекрасны были ее глаза, два бездонных колодца, наполненные голубой и бездонной водой.
- Если поцелуешь, сыграю, - полушутя, произнес он, не рассчитывая на успех своего предложения.
Татьяна на глазах у всех дворовых обняла его и крепко поцеловала в губы. Поцелуй ее был таким горячим, что у него тогда перехватило дыхание. Ребята с завистью посмотрели на него, завидуя его успеху.
            У берез и сосен тихо бродит осень,
            Облака плывут большие,
            Ничего не скажешь, ничего не спросишь,
            Словно мы, словно мы, словно мы с тобой чужие
 А за нами где-то, середина лета,
             В полевых цветах земля,
             У берез и сосен тихо бродит осень …
Стало тихо, каждый из сидевших и стоявших вокруг скамейки ребят думал о чем-то своем, пропуская через себя слова этой, не совсем веселой песни.  Закончив петь, Серов посмотрел на Татьяну.
- Саша! Проводи меня домой, - обратилась она к нему. – У нас во дворе неспокойно. Николай Казаков на днях освободился из колонии, пьет каждый день, никому не дает покоя.
Серов отдал товарищу гитару и направился вслед за Татьяной. На небе светила луна, было тепло и тихо. Где-то в кустах пел соловей. Трели этой маленькой серой птички, то утихали, то снова нарастали, достигая своего апогея. Татьяна взяла руку Серова и крепко сжала ее в своей,  не большой, но горячей ладони.
- Что ты собираешься делать после окончания школы? – тихо спросила она его. – Я хочу поступить в университет, буду юристом. Может быть, когда-нибудь стану судьей и буду судить таких людей, как этот Казаков.
- А я собираюсь поступать в медицинский институт, хочу выучиться на хирурга. Буду лечить людей.
Они свернули за угол дома, где лицом к лицу столкнулись  с Казаковым, который шел с двумя своими друзьями.
- А, Танюша! - произнес он, сверкнув в свете уличного фонаря фиксой.  – Я смотрю, ты стала настоящей невестой. А это кто с тобой, я его что-то не помню.
- Это Саша Серов. Он живет вон в том доме.
- Серов, скажи мне, ты знаешь, что такое настоящая баба? – спросил его Казаков и подмигнул девушке. – Таня! Зачем он тебе? Я же лучше его, знаю больше в части любви. Чего молчишь? Вот что, пацан, вали отсюда, пока мы тебя не оседлали и не «опустили ниже канализации».
- Это вы валите отсюда, - зло произнес Александр. – Это тебе - не зона, чтобы качать здесь права. Ты это понял, Казак?
- Это ты кому говоришь, пацан, мне что ли?
Казаков протянул руку и попытался схватить его за воротник пиджака. Серов ловким движением руки ушел от захвата и толкнул обидчика в грудь. Казаков взмахнул руками и повалился через штакетник.
- Саша! Нож! – успела крикнуть Татьяна и закрыла своим телом спину Серова.
Следующий удар пришелся Александру в живот. Резкая боль словно прострелила его тело навылет. Он моментально почувствовал, как горячая кровь заструилась по его ногам. Уличные фонари закрутились у него перед глазами, и он медленно осел на землю. Пришел он в себя после операции. Хирург, делавший ему операцию сообщил, что спасти Татьяну не удалось. Она умерла в карете «Скорой помощи». Эта новость просто потрясла его. Именно в тот памятный для него день он решил, что после окончания школы поступит в  школу милиции и посвятит всю свою жизнь борьбе с преступностью.
Машина Серова свернула с дороги и въехала во двор дома. Он вышел из машины и  направился в свой подъезд.

***
Прошло три недели. За этот небольшой период времени, преступник совершил еще три убийства – два в городе Уфе и одно в Самаре. Александр попытался выехать в эти города, но Горохов не подписал ему командировку.
- Серов, тебе до «дембеля» остался месяц, куда ты рвешься. Я  на твоем месте, уже бы собрал чемодан с вещами, - назидательно произнес Сергей Иванович. – Ладно, год проболтался, делая вид, что работаешь, на большее,  можешь не рассчитывать.
- Значит, нет?
- Выходит, нет. Иди, Серов, дорабатывай свой месяц, а там рапорт на стол, торжественные проводы и вечный выходной.
- Саша! – остановила его Лариса. – Получи конверт из Москвы.
Серов расписался в журнале и, улыбнувшись девушке, вышел из приемной. В кабинете он вскрыл конверт. Первые строчки буквально вогнали его тело в кресло.
«Уважаемый Александр Константинович!
Направленные вами следы неизвестного преступника совпадают с указательным пальцем рядового 201 базы МО в Таджикистане Виктора Ивановича Полищука. Дополнительно направляю вам выписку из медицинского заключения о состоянии здоровья Полищука В.И. на момент его увольнения из армии».
Серов развернул лист.
«Рядовой разведывательной роты 201 Базы МО Полищук В.И. обратился в медицинскую часть подразделения с жалобами на сильные головные боли, вызванные черепно-мозговой травмой, полученной в период прохождения службы. Помимо жалоб на боли в голове, он сообщил, что в последнее время его стали преследовать как слуховые, так и зрительные галлюцинации. Из докладной записки командира разведывательной роты капитана Жилина Г.Т. . Довожу до вашего сведения, что у рядового Полищука В.И.  появилась навязчивая идея убить свою родную бабушку, которая проживала в деревне Широкое Поле Ивановской области…..
На основании изложенного, личный состав подразделения озабочен здоровьем своего товарища и просит командование 201 Базы вывести последнего из состава вверенного мне подразделения».
Серов потряс конверт. На стол упала фотография Виктора Полищука.
«Вот ты, оказывается, какой», - подумал Александр, рассматривая фотографию. На него смотрел молодой человек лет двадцати пяти, светловолосый, с обворожительной улыбкой красивом лице. Теперь Серов знал, кого ему искать.


Рецензии
Отлично Написано!!!!!!!!

Григорий Аванесов   23.09.2019 19:15     Заявить о нарушении
Спасибо, читайте....

Александр Аввакумов   23.09.2019 20:22   Заявить о нарушении
На это произведение написано 17 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.