Погоня за призраком. часть третья. гл. 4

 

 
- Слушай, Серов. Я сейчас разговаривал с Москвой. Миронов считает, что ты нас просто дуришь с этим Полищуком или ты где-то здорово ошибся, - заметив на лице Александра удивление, Собин продолжил:
– Мы не исключаем то, что тебя могли ввести в заблуждение. Ну, ты сам подумай, бумаги ушли по территории, и ничего нет, просто, так не бывает, согласись?
- Может, не стоит делать столь скоропалительные выводы, Евгений Иванович. Вы же сами все хорошо понимаете, что милиция может работать по ориентировке три дня, а затем поступает новая вводная.
- Может ты и прав, Серов, но Москва хочет прекратить розыск. У меня нет фактов, которыми я мог аргументировать продолжение этих мероприятий.
- Дело ваше. Я снимаю с себя ответственность за новые убийства.
- Ты говори яснее, что значит, я снимаю с себя ответственность…. Можно было подумать, что до этого момента на твоих плечах лежала подобная ответственность. Ты - кто? Ты - простой оперативник, а вся ответственность лежит на наших командирах. Так что, не нужно изображать из себя жертву.
- Зря вы так, Сергей Иванович.  Никто из себя никого не изображает.
- Все хватит, Серов. Мне все это уже набило оскомину. Иди, работай. Кстати, у тебя завтра юбилей?
- Какой юбилей?
- Ну, ты и даешь Серов. Завтра ты можешь свободно написать рапорт на увольнение. Сколько ты здесь отбарабанил?
- Много, Евгений Иванович, много. Я понял ваш намек.
Александр вышел из кабинета начальника отдела и посмотрел на Ларису, которая словно поняв его состояние, глядела на него с сочувствием.
- Александр Константинович, вам плохо? Что-то с сердцем?
- Не знаю, Лариса, наверное, с душой пока не разобрался.  Посмотрим, что будет дальше.
Серов вышел в коридор и понял, что ему совеем нехорошо. Стены коридора вдруг стали какими-то косыми, пол стал медленно уходить из-под его ног. Он пришел в себя и, открыв глаза, увидел перед собой мужское незнакомое лицо.
- Где я и что со мной, - прошептал Серов.
- Сейчас с вами уже ничего. У вас был гипертонический криз. Как вы сейчас себя чувствуете, - поинтересовался у него врач, «Скорой помощи». – Может, вас госпитализировать?
- Спасибо, доктор, не нужно. Со мной это бывает. Сейчас все пройдет…
В кабинет заглянула Лариса. Лицо у нее было бледным и встревоженным.
- Лариса, скажи им, что со мной это бывает.
Она промолчала. Фельдшер сложил препараты в свой саквояж и посмотрел на врача, спрашивая его глазами - можно ли возвращаться обратно в машину.
- Я вот здесь вам выписал лекарства, купите их. И еще, купируйте боли в сердце нитроглицерином. Вы меня поняли?
- Да, доктор, - ответил Серов и поднялся со стульев, на которых лежал. – Я все понял. Спасибо.
Врач вышел из кабинета, оставив после себя запах лекарств. Серов хотел встать со стула, но Лариса, положив ему руку на плечо, властно произнесла:
- Посиди немного. Сейчас я соберу свои вещи, и мы поедем домой.
- Куда, куда? – переспросил ее Александр.
- Домой. Я поеду к вам домой. Вы что так напугались, Александр Константинович?
Лариса вернулась минут через пятнадцать. Они вышли из здания Управления и медленно направились в сторону его машины, которая была припаркована недалеко от выхода.

***
Через два дня в адрес Серова поступила шифровка из МВД Таджикистана. За прошедший месяц в Душанбе было зарегистрировано два убийства пожилых одиноких женщин. Все они погибли в результате механической асфиксии.
«Все ясно, - подумал Александр. – Мы его искали здесь, а он был там».
Серов встал из-за стола и стал ходить по кабинету, чем вызвал раздражение у Шахова.
- Ты, что мотаешься из угла в угол? – спросил он Серова. – У меня от твоего хождения в глазах уже мелькает. Ты можешь успокоиться?
- Ты знаешь, Валентин, я его здесь в России ищу, а он в это время женщин душит в Душанбе.
- Кто душит? Кого душит?
- Ты, что не понял, о чем я говорю? Да, я об этом Полищуке, который у нас задушил около двух десятков старушек.
- Ты, Серов, совсем с ума сошел из-за этого человека. Я смотрю на тебя и не понимаю, что ты, так на нем зациклился. Тебе служить осталось  две недели, а ты все об этом человеке думаешь.
- Эх, Валентин, Валентин. Я смотрю - все вы такие теперь, жесткие, практичные, деловые. Вы лишний шаг не хотите сделать, если вам за него не заплатят. Да и работаете вы совсем по-другому, а не так как мы работали раньше, без выходных и проходных. Раньше мы надеялись на свое мастерство, на локоть друга, на общение и понимание людей. Сейчас вы все рассчитываете лишь на технику – биллинг, полиграф и тому подобное. Скоро совсем разучитесь с людьми разговаривать.
- И что в этом плохого? Разве плохо отдыхать по два дня в неделю, работать до шести часов вечера, два часа обедать. Вы раньше об этом и мечтать не могли, а сейчас это - факт.
- Ты все правильно говоришь, Валентин. Вы сейчас в отличие от нас друг друга даже не знаете. В-девяностых, когда каждый день стреляли и убивали, в убойном отделе работало всего десять человек, а, сколько сейчас в этом отделе, когда и количество преступлений по линии отдела в пять раз меньше. 
Они замолчали.  Серов подошел к окну и посмотрел на парк. Это вошло у него в привычку. Вид яркой молодой зелени не только успокаивал его, но и помогал сосредоточиться.
«Что он сейчас предпримет? - подумал он о Викторе. - Останется в Душанбе? Нет, это - маловероятно. Шансов, что он может сгореть в этой небольшой по размерам стране намного выше, чем в России. А это значит, он снова рванет сюда. Не исключено, что он уже где-то здесь и снова выбирает очередную жертву».
Он обернулся, услышав щелчок замка, закрываемой двери. Кабинет был пуст. Александр сел за стол и, взяв в руки телефон, набрал номер Наташи. Трубку долго не брали, но он с настойчивым упорством продолжал ждать ответа.
- Да, слушаю, - услышал он немного глуховатый голос Наташи.
- Это - Александр Серов. Здравствуй, Наташа.
- Здравствуйте, Александр Константинович.
- Наташа, ты случайно не видела в магазине Виктора?
- Нет, - испугано произнесла женщина, - а он что, приехал в город?
- Пока не знаю, но не исключаю этого. Я решил напомнить тебе об этом человеке, мало ли что. Если увидишь, звякни мне.
- Хорошо, Александр Константинович. Я все помню, что вы мне говорили.
Следующий звонок он сделал Маргарите. Там тоже было пусто, однако какое-то внутреннее предчувствие говорило ему, что Полищук должен появиться в городе в самые ближайшие дни.

***
Вечером у него снова состоялся довольно неприятный разговор с Собиным.
- Серов, ты помнишь, сколько тебе осталось до «дембеля»? – спросил его Евгений Иванович. – Мне, конечно, неприятно тебе об этом напоминать, но жизнь есть жизнь и от нее не уйдешь.
- Я все понял, товарищ начальник.
- Это хорошо, что ты все это понимаешь без истерик и соплей. Ты сам пойми, Серов, ты свое уже отработал, все, что можно за свою работу получил. Мне сейчас нужен молодой активный сотрудник. Пусть у него нет такого, как у тебя опыта, но это сейчас не столь и важно. Сейчас и медведей учат кататься на велосипеде, а не то, что человека. Да и здоровье у тебя -  не ахти какое. Короче, пиши рапорт, ложись в больницу, подтверждай свою группу инвалидности и, как говорится, вперед на выход.
- Спасибо за напутствие, Евгений Иванович. Вот вы здесь произнесли, что молодого сотрудника вы быстро обучите и через год он - уже специалист. Извините, но я сомневаюсь в этом. Кто его научит – вы или Горохов? Вы хоть сами вспомните, когда вы в последний раз раскрывали убийство или другое преступление. То-то и оно, что вряд ли вспомните. Зарылись вы в бумагах, отгородились от людей и сотрудников баррикадами из справок и бумаг.
Лицо Собина было абсолютно спокойным. Он, похоже, ожидал подобную реакцию от своего подчиненного и поэтому был готов к ней.
- Я думаю, что ты все это понял, Серов. Так что, я больше тебя не задерживаю. На «гражданке»,  работы – море. Думаю, что ты найдешь, чем  заняться.
Александр вышел от начальника отдела и молча направился к себе. Он открыл дверь и вошел к себе в кабинет. Сев за стол, он окинул взглядом эти родные до боли стены.
«Сколько они видели? - подумал он. - Сколько пережили взлетов и падений своих хозяев. Если бы они могли рассказать, то, что им известно. Вот теперь они пережили и меня, храня в своем молчании лучшие мои годы».
Неожиданно на его столе зазвенел городской телефон. Звонок был таким резким, что Серов вздрогнул. Рука машинально потянулась к телефонной трубке.
- Александр Константинович, это - Наташа, - услышал взволнованный женский голос. – Я сегодня видела этого Виктора.
- Где вы его видели?
- На рынке. Я сегодня во время обеда решила заскочить на рынок, вот там я его и увидела. Он разговаривал с мужчиной, который торгует урюком.
- Там много торговцев урюком, который именно?
- Вы сразу его найдете. У этого человека приплюснутый нос, как у утки.
- Все понял, Наташа. Спасибо.
Всю ночь он не мог сомкнуть глаз. Дождавшись утра, он привел себя в порядок и, сев в машину, поехал на рынок. Наташа была права, он сразу нашел этого торговца. Понаблюдав за ним с часок, он подошел к продавцу.
- Почем урюк, - поинтересовался он у мужчины. – Откуда товар?
Торговец сразу определил в нем сотрудника милиции и, вытерев вспотевший лоб, он молча стал накладывать в пакет урюк.
- Вот, возьмите, - произнес мужчина и протянул ему пакет с урюком. – Товар из Таджикистана.
- Это что? Урюк? Он мне не нужен. Я не за этим пришел сюда.
Мужчина растерялся, так как не совсем понял, почему этот милиционер отказывается от товара, ведь к нему всегда подходили именно за ним.
- Сколько вам нужно, я имею в виду, денег?
- Где сейчас этот человек? – спросил его Серов и протянул ему фотографию Виктора.
- Я не знаю, кто это, - ответил мужчина, отводя свои глаза в сторону. – Я этого человека никогда не видел.
«Лжет, - догадался Александр. – Просто не хочет выдавать своего знакомого».
- Значит, по-хорошему, не получится, – словно размышляя, произнес оперативник. – Сейчас я вызову представителей рынка и закрою твою точку, а послезавтра, я тебя просто депортирую из России.
- Я вспомнил. Его здесь нет. Он вчера уехал с другом в Волжск.
- Друг, это – водитель?
- Да, – еле слышно ответил мужчина. – Обещал зайти ко мне через три дня. 
- Я не буду тебя пугать, ты и сам все хорошо понимаешь, что с тобой будет, если предупредишь его. А, пока, торгуй.
Александр развернулся и вышел из павильона.

***
- Евгений Иванович, Полищук был в городе. Его видели мои люди, - стал докладывать Собину, Серов. – Возможно, он приедет сюда через два дня. Вот подпишите, это задание на проведение наружного наблюдения за торговцем с рынка. Как он мне сообщил, тот обязательно встретится с ним.
Начальник отдела пристально посмотрел на Александра, а затем перевел свой взгляд на документы, что положил Серов ему на стол. Ему не хотелось подписывать это задание, но и напрямую отказать своему сотруднику, он не хотел.
- Ты знаешь, Серов, мне нужно переговорить с Гороховым. Что он скажет об этом.
- Я все понимаю, Евгений Иванович. Вы постарайтесь убедить его в этой необходимости.
Собин усмехнулся.
- Ты знаешь, Александр Константинович, Горохов - не девочка, чтобы я его уговаривал. Он или подпишет, или нет. Сколько мы твоего Призрака ловим? То-то и оно. Вот прикинь, сколько будет стоить УВД очередной твой прокол. Прикинул?
- Вы мне не верите?
- Как тебе сказать, Серов. Вера - требует доказательств, если их нет, нет и веры. А сейчас иди. Я тебе позвоню.
Александр вышел из кабинета и направился к себе.
- Что такой расстроенный? Похоже, не смог убедить начальника?
- Пока не знаю, Шахов. Не верит мне Собин. Снова намекнул на то, чтобы я написал рапорт.
- Все ясно, Саша. Они, наверное, уже человека вместо тебя подобрали, вот и толкают тебя.
Серов промолчал. Он уже решил, что это будет последнее его дело. После задержания Виктора Полищука, он напишет рапорт и уйдет из органов. На столе у Серова зазвонил телефон. Он поднял трубку и, взглянув на Шахова, положил трубку.
- Кто? – спросил его сосед по кабинету.
- Собин. Просил зайти. Интересно, что он мне скажет.
Александр поднялся из-за стола и направился в кабинет начальника отдела. Собин с кем-то разговаривал по телефону и не обращал никакого внимания на стоявшего в дверях Серова. Наконец он закончил говорить.
- Чего стоишь, словно сирота. Присаживайся.
Оперативник сел. Сейчас он думал лишь об одном, подписал Горохов задание или нет. Собин словно прочитал его мысли и протянул подписанное руководством управления документ.
- Вот, возьми. Два дня и не более. Если Полищук не появится, значит, это было твое последние задание.
- Спасибо, Евгений Иванович.
- Иди, работай, Серов.
Александр пулей выскочил из кабинета и стрелой полетел по коридору.

***
Таджик вот уже второй день находился под наружным наблюдением. Все эти дни мужчина не проявлял особого волнения, но сегодня он вел себя совершенно иначе. Продавец то и дело оставлял свое торговое место, передавая его своему соседу, и выходил из павильона. Даже невооруженным взглядом было видно, что он волнуется, ожидая,  по всей видимости, своего приятеля.
Прошло около часа, стрелка часов неумолимо двигалась по циферблату часов, отсчитывая минуты и часы. Продавец снова снял с себя белый фартук и, сказав что-то соседу, вышел на улицу. Минут через пять, около него остановилась «девятка».
- Внимание, контакт – услышал Серов, голос сотрудника наружного наблюдения.
- Шестой, проводите машину. Установите адрес…
- Понял, - неслось из динамика радиостанции.
- Сколько в машине людей? – не выдержав напряжения, вклинился в разговор сотрудников наружного наблюдения Александр.
- Двое, заказчик, двое, - услышал он ответ на свой вопрос.
- Держите машину – раздалось в эфире. – Не потеряйте.
Чтобы как-то снять напряжение, Серов подошел к киоску и, достав сигарету, закурил.
- Машина остановилась на улице Зеленая, – услышал он голос из динамика. – Из машины вышли двое мужчин и проследовали в подъезд. Один из них вернулся к машине и из багажника забрал две спортивные сумки. Судя по всему, сумки тяжелые.
- Шестой, - снова вклинился в разговор Серов. –  Как наш груз?
- Не похож. Возможно, груз находится на базе.
- Будьте на месте. Будем крепить груз.
- Все понял.
Серов достал из кобуры пистолет и проверил обойму. Убедившись в наличии боеприпасов, он сунул его обратно в оперативную кобуру. Вскоре группа захвата оказалась у нужного им дома.
- Что будем делать? У вас санкция на обыск есть?
- Нет, - коротко ответил Александр. – Давай, будем входить, если, что всю ответственность я возьму на себя, скажу, что соврал тебе в отношении санкции.
- Берем, - коротко скомандовал командир, и из автобуса вышло несколько человек, и направившись в подъезд дома.
Нужная Серову квартира находилась на втором этаже. Александр постучал в дверь и стал ждать, когда ему откроют дверь.
- Кто там? – донеслось из-за двери.
- Это - ваш сосед с первого этажа. Вы нас заливаете, откройте дверь, я посмотрю, что у вас случилось.
- У нас сухо, - ответил мужской голос.
- Открой, я только взгляну и уйду.
За дверью стало тихо. Похоже, мужчины совещались, открывать дверь или нет. Наконец замок щелкнул, и в щели показалось мужское лицо.  То, что произошло потом, трудно описать. В квартиру ворвалась группа спецназа и моментально уложила на пол трех мужчин.  Нужного Серову человека,  среди них не было. На диване стояла большая спортивная сумка.
- Чья сумка? – спросил он одного из мужчин.
Мужчина промолчал.
- Выходит - ничья, - произнес Серов. – Тогда мы посмотрим, что в ней.
Он осторожно расстегнул замок и вывалил содержимое сумки на диван. В ней оказалось несколько плиток коричневого цвета, на обертке одной из них была нанесена какая-то надпись на арабском языке. Ему неоднократно приходилось видеть подобные упаковки, это были наркотики.

***
Весь остаток дня Серов оправдывался перед руководством Управления  за незаконное проникновение в чужую квартиру. Прокуратуру и Следственный комитет  мало волновало то, что в квартире  были обнаружены наркотики, похоже, их больше интересовал сам факт нарушения законности.
Настроение Александра окончательно испортилось, когда Горохов заявил ему, чтобы он писал рапорт об увольнении из органов. В какой-то миг он поймал себя на мысли, что подобное решение будет лучшим выходом из создавшегося положения. Он взял лист чистой бумаги и положил его перед собой.
 Начальнику Управления внутренних дел генерал-майору милиции Кузнецову Г. В. от подполковника милиции Серова П.К.
                Рапорт
Прошу вас уволить меня из органов внутренних дел в связи с выслугой лет и состоянием здоровья.

Он подписал рапорт и поставил число.  Откинувшись на спинку стула, он почувствовал, как ему стало намного легче, словно он сбросил с плеч какой-то громадный и невидимый глазу груз. Он не испытывал какого-то злорадства в отношении Горохова и Собина, просто эти люди моментально исчезли из его мыслей, словно их никогда и не было. Александр, не торопясь, вышел из кабинета и тяжело шагая, направился к своей автомашине.
- Серов, что с тобой? – спросил его попавший ему навстречу Шахов. – Чему ты улыбаешься?
- Солнцу, Валентин, наступившему лету. Я впервые в своей жизни вдруг понял, что могу вот так просто идти по улице и улыбаться людям, солнцу. Ты не поверишь, но мир оказывается настолько разнообразным и красивым, что я невольно удивляюсь своему открытию. Там, - произнес он и указал рукой на здание управления, - я видел только два цвета – белое и черное, делил людей на своих и жуликов,  сейчас я словно прозрел.
- Странный ты какой-то сегодня, Саша. Ты случайно головой не стукнулся?
- Нет, Валентин, у меня все хорошо. Сейчас поеду домой, поставлю машину, и буду пить водку.
Шахов удивленно посмотрел на него.
- Ну, ты и даешь, Серов.
Александр хлопнул его по плечу и последовал дальше. Открыв машину, он оглянулся назад. Шахов по-прежнему стоял посреди стоянки и смотрел на него. Через полчаса Серов припарковал машину около своего дома и направился в ближайший супермаркет. Купив бутылку водки, закуску, он почему-то посмотрел на молодого мужчину, который стоял около кассы. Он невольно вздрогнул, так как он был очень похож на Виктора Полищука. Спортивная фигура, мужественное лицо, холодный взгляд серых глаз.
«Неужели это он? – подумал Александр. – Или мне это уже кажется?»
Парень поймал на себе взгляд Серова, быстро расплатился и исчез среди людей.

***
Серов сидел на кухне и пил водку, закусывая ее маринованными огурчиками. Несмотря на то, что он выпил уже достаточно много, хмель не брал его.  Налив еще рюмку, он поднес ее к губам, когда в зале зазвонил оставленный им на столе сотовый телефон. Он поставил рюмку на стол и долго размышлял, брать трубку или нет. Наконец, он не выдержал этой непрерывной трели и, встав из-за стола, направился в зал.
- Серов, - коротко представился он, - слушаю.
- Это - Маргарита, вы помните меня?
- Конечно, что-то случилось?
- Сегодня ко мне подходил Виктор, - произнесла она на одном дыхании. –  Александр Константинович, что мне делать, я боюсь его?
- Успокойтесь, Маргарита, все будет хорошо. Что он вам говорил?
- Он сказал, что его ищет милиция, но за что, он не знает. Попросил меня связаться с моим знакомым и поинтересоваться, за что его разыскивают. Обещал зайти завтра в районе обеда.
В трубке послышались рыдания.
- Маргарита, не волнуйтесь, я не дам вас в обиду. Завтра к открытию магазина я подойду, и все время буду недалеко от вас. Договорились?
- Да, я буду ждать вас.
Александр нажал кнопку отбоя и положил телефон на стол. Он сел в кресло и задумался. Сейчас он испытывал какое-то раздвоение личности, одна его половина  готова была исполнять свой милицейский долг, другая противилась этому решению, убеждая его в том, что с написанием своего рапорта об увольнении из органов внутренних дел он автоматически стал самым настоящим обывателем. Однако, все это продолжалось недолго, он прошел на кухню и сунул недопитую бутылку с водкой в холодильник.
«Водка, разноцветный мир, летнее солнце – все это потом, - подумал он. – Нужно его взять, пока он не убил еще много ни в чем неповинных людей. Этот человек  - из породы зверей и пока его не остановишь, он будет продолжать убивать людей».
Утром он побрился, надел чистое белье и вышел на улицу. Ласковое солнце, словно добрая мать, приняла его в свои объятия. Он не стал брать машину и направился пешком. Он шел и почему-то улыбался попадающим ему навстречу прохожим, которые тоже отвечали в ответ ему своими улыбками. Он не заметил, как дошел до магазина. Маргарита стояла у входа в магазин со связкой ключей в руках.
- Привет, Маргарита, - поздоровался он с ней, - прекрасное утро.
Женщина молча открыла дверь магазина и вопросительно посмотрела на него.
- У вас есть лишний комплект рабочей одежды? – обратился он к ней. – Хочу переодеться.
- Найду халат, пойдет?
- Я пойду, и он пойдет, - полушутя произнес Серов.
Однако, судя по выражению лица Маргариты, ей было не до шуток.
- Чего ты волнуешься, я  - рядом с тобой и еще, его мало интересуют молодые красивые женщины, – стараясь успокоить ее, произнес Александр. – Сделай лицо попроще, и все будет нормально.
Серов переоделся и, чтобы не привлекать к себе внимание покупателей и продавцов, стал подтаскивать продукты, на которые указывала Маргарита. Он иногда бросал свой взгляд на часы и невольно отмечал про себя, что время, словно издеваясь над ним, слишком медленно вращало  минутную стрелку часов.
- Александр Константинович, можно вас спросить, а зачем вы пошли работать в милицию? Вы же - умный человек и могли бы стать большим начальником в этой жизни?
- Все не так просто, Маргарита. А почему я пошел работать в милицию, я расскажу тебе в следующий раз. Договорились, – произнес он и посмотрел на нее.
Он моментально все понял по ее лицу. К ней, улыбаясь, направлялся молодой парень, на голове которого была одета тюбетейка.

***
- Привет! Как живешь? – продолжая улыбаться, спросил парень у Маргариты.
- Хорошо. А, где Виктор? Почему он сам не пришел?
- Не хочет лишний раз светиться, просил меня сходить к тебе. Ты узнала?
Женщина бросила взгляд на Александра и громко произнесла:
- Чего встал, развесил уши, тащи вон тот ящик сюда! Что, не понял?
- Понял. Только кричать не нужно – ответил Серов и направился за ящиком.
- Плохи дела у Виктора, – в полголоса произнесла Маргарита. – Ищет его уголовный розыск. Говорят, что его подозревают в краже денег из магазина.
- Он - не вор, я его хорошо знаю. Зачем ему деньги? У него много денег. Ты знаешь, что у его родителей своя фабрика?
- Откуда я знаю, да и зачем мне это. Он попросил меня узнать, вот я и узнала.
Парень взял из открытой коробки пачку сигарет и бросил на блюдечко для мелочи смятую сотенную купюру.
- Сдачу возьми, - произнесла Маргарита и протянула ему мелочь.
Молодой человек, словно не услышал ее и, повернувшись, направился к выходу. Александр на ходу сбросил с себя рабочий халат и устремился за парнем. Тот спокойно шел по улице, не обращая никакого внимания на пешеходов. Остановившись около витрины магазина, парень сделал вид, что заинтересовался разложенным за стеклом товаром.
«Вот тебе и на, - подумал Серов, - проверяется. Неужели почувствовал, что я иду за ним?»
Парень достал из кармана сигареты и закурил. Оглянувшись по сторонам, он быстро скрылся в арке дома. Серов, успел заметить в какой подъезд зашел молодой человек и, увидев во дворе группу мужчин, игравших в домино, направился в их сторону.
- Привет! – поздоровался он с ними. – Как жизнь, мужики?
- Ты бы лучше поправил наше здоровье, а не спрашивал о жизни – произнес заросшей щетиной мужчина. Руки мужчины были разрисованы татуировками и поэтому казались какими - то не естественными.
- Кто побежит? – спросил его Серов.
- Антон, сгоняй в магазин, пока угощают.
К Александру подошел молодой человек со следами прошедшей бурной ночи и протянул руку. Взяв деньги, он быстро исчез в кустах, которые окружали столик.
- Ты, чей будешь? Я что-то тебя впервые вижу во дворе?
- А, я сам по себе. Короче, бродяга по жизни, – ответил Серов. – Живу, как могу.
- Понятно, – многозначно произнес один из мужчин. – А, что не гулять, если есть «капуста».
Раздвигая кусты руками, к столу подошел Антон. Он молча поставил на стол бутылку с водкой. Сняв с сучка пустой пластиковый стакан, Антон открыл бутылку и налил в стакан грамм сто водки.
- Пей первым, - предложил Серову мужчина с татуировками.
- Пейте, я не хочу, я с утра не употребляю эту гадость - ответил Александр и отошел в сторону, так как у него в кармане зазвонил сотовый телефон.
- Слушаю, Серов – произнес он.
- Тебя, почему нет на работе, - услышал он голос начальника отдела. – Ты не слишком много себе позволяешь?
- Все нормально, Евгений Иванович. Что вам от меня еще нужно? Нужен был мой рапорт, я его написал, что еще?
Собин замолчал. Александр моментально представил его лицо, красное от негодования.
- Не буди во мне зверя, Серов. Смотри, вылетишь с работы с волчьим билетом. Ты, почему не сдал в оружейку пистолет!
- Не пугайте зверя сифилисом, - в ответ произнес оперативник.
- Что ты сказал? Ты случайно не сошел с ума, Серов?
Александр отключил телефон. Из подъезда вышли два парня, на голове одного из которых была тюбетейка.


Рецензии
У руководства один интерес угодить высокому начальству!

Григорий Аванесов   11.10.2019 13:29     Заявить о нарушении
Вы правы, у всех свои интересы... хотя все работают в одном ведомстве. Теплого октября.

Александр Аввакумов   11.10.2019 18:09   Заявить о нарушении
На это произведение написано 20 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.